Skip to content
 

К Дню Военно-морского флота России. Продолжение-3

Предыдущая

Начало

«Минин»

Броненосное океанское кораблестроение началось у нас, как и у всех мало-мальски самостоятельных судостроителей, с поиска оптимального типа «основного боевого корабля». Это был один из самых интересных периодов за всю историю судостроения. Строящиеся пароходы порой выглядели, мягко говоря, неожиданно и самым решительным образом отличались друг от друга. Каких только не было вариантов! Борт – от очень высокого до совсем никакого, типа метра над водой; прямой вертикальный или сильнейшим образом заваленный внутрь. Бронирование – пояса по ватерлинии полные, неполные и совсем короткие; казематы; брустверы; цитадели; башни. Артиллерия – от трёх десятков среднекалиберных пушек до двух неподъёмных монстров, а посередине – всевозможные сочетаниями тех и других с варьирование калибров. Паруса – ну, тут такое… один из английских броненосцев стал самым большим бригом всех времён и народов. Бриг – это парусник с двумя мачтами, если их больше, это уже не бриг. Представляете, что это были за мачты, что это были за реи и паруса, если две штуки тащили под ветром махину тысяч в десять тонн!

Приведу несколько фотографий – уж больно всё это живописно.

«Океан», Франция

«Океан», 1868 г., Франция. Комбинированная установка артиллерии: длинная центральная батарея, а по углам – четыре барбета с тяжёлыми орудиями
align=»center»>

«Девастейшн»

Британский «Девастейшн», 1873 г., брустверный броненосец, тот же тип, что наш «Пётр Великий». Видите, в середине – там бруствер – высота борта всего-то в человеческий рост, а в оконечностях и ещё меньше. И это при водоизмещении больше 9 тыс. тонн!

«Кустоца»

«Кустоца», Автро-Венгрия, 1875 г. Двухъярусный каземат для обеспечения сильного огня прямо по курсу. Естественное следствие таранной тактики…

«Редутабль»

Франция же, но уже 1878 г. «Редутабль». Разнообразие великое. Тяжёлые пушки установлены: 1) в компактном каземате в середине корпуса; в полубарбетах по углам каземата; 3) открыто на верхней палубе. И ещё одна в носу, под палубой полубака (нос у него справа). Обратите также внимание на заваленный борт

«Чин Юань»

Китайский броненосец «Чин Юань», 1882 г., немецкая постройка. Уже 1880-е, но всё ещё так причудливо… Две вращающиеся башни, установленные диагонально над броневой цитаделью между носовой и кормовой надстройками

Хочется ставить ещё и ещё, но удержусь. Будут ещё случаи, я думаю.

Ну, тут «пострадал» больше тот, у кого было больше денег: он их больше и истратил. А у наших адмиралов особо много не было, поэтому мы обошлись сравнительно небольшим количеством построенных пароходов к тому моменту, когда весь мир более или менее определился с оптимальным обликом главной боевой силы сильного флота: типом, который у нас назывался до 1907 года: эскадренный броненосец.

Первая наша парочка, «Минин» и «Князь Пожарский», проектировалась под туманным наименованием «железных броненосных судов большого ранга». Потом их тип конкретизировали: стали называть броненосными корветами – мне непонятно, почему. Ведь установка орудий у них с самого начала предполагалась в закрытой палубе, а это уж как минимум 200 лет называлось фрегатом. Потом здравый смысл восторжествовал, и они стали классифицироваться как броненосные фрегаты.

«Пожарский», Франция
«Князь Пожарский»

Заложили их в 1864-м; я считаю, что для нашего русского адмиралитета это довольно оперативная реакция на новые веяния. «Пожарского», опять же, по русским меркам, сделали довольно быстро: в 1869-м он уже вошёл в строй. А в 1880-м, насколько я помню, он стал первым бронированным кораблём России, отправившимся… да, именно: на Дальний Восток.

«Минина» всё перепроектировали, перестраивали, увлекаясь то одной, то другой идеей. В результате в строй он вошёл – не падайте! – в 1878 году!!

«Минин»
«Минин». Первое фото, в самом начале статьи, – тоже он

Эти корабли имели среднее количество среднего (203 мм и 152-мм) калибра орудий, установленных побортно в закрытом каземате. А на Западе тем временем шла борьба между поборниками высокобортных кораблей с бортовым расположением артиллерии и сторонниками низкобортных широких пароходов с башнями – некое воплощение идеи мореходного монитора.

Крупнокалиберные пушки в башнях давали понятное преимущество: их и не надо было много, потому что башни поворачивались, и из одной пушки можно было стрелять больше чем в половину горизонта. Зато пушки могли быть ну очень большими. Но вот весили эти броневые башни очень много, и с ними никак не удавалось, в рамках разумного водоизмещения, сделать высокий борт, чтоб шёл ты по океану, а волна не заливала постоянно твою палубу. Нельзя сказать, что эти низкобортные не могли ходить по океану… только вот на них всегда было мокро.

Да, так наша первая пара была, так сказать, кораблями первого типа. А вот опыты со вторым типом у нас несколько подзадержались. Основания были; подтверждением может служить одна очень неприятная история, случившаяся у англичан. Был у них такой кэптен Кольз, самый главный в Англии воитель за башенную артиллерию. Ну, он пробил постройку такого корабля, но только упёртые адмиралы навязали ему на его детище полный комплект парусов.

Кольз сопротивлялся, возражал. Не нужны они, паруса, современному броненосцу! Давайте, говорит, вместо нескольких сотен тонн всех этих мачт, реев, гафелей, гиков (рангоут); всех этих вант, штагов, шкотов, топенантов, гитовов (стоячий и бегучий такелаж); вместо гротов, марселей, брамселей, триселей, лиселей, топселей (паруса); и необходимых для них запасов и принадлежностей… Давайте, говорит, вместо них насыплем дополнительно несколько сотен тонн угля, и будет вам хорошая дальность!

«Кэптен» – чертёж и картина
«Кэптен»

«Кэптен»

Не послушали. Кольз был вынужден поставить на свой НИЗКОБОРТНЫЙ корабль эти самые сотни тонн веса, да не просто веса, а «верхнего» веса, который способствует снижению остойчивости, читай – повышению опасности опрокидывания. И кользов «Кэптен» таки опрокинулся во время не Бог весть какого шторма, утонув сам и утопив с собой весь экипаж, включая и Кольза.

А всё гады-адмиралы…

Однако примерно на год раньше наши созрели и решили «попробовать на вкус» большие пушки в тяжёлых башнях поверх низкого борта. Это и был «Пётр Великий», о котором, как уже упомянуто, сами англичане сказали, что он может войти в любой их порт.

Да не просто англичане! Я всё же посмотрел цитату. Это ни кто другой, как один из знаменитых главных строителей британского флота того знаменитого периода, сэр Эдвард Рид. И сказал он это не где-нибудь, а в «Таймс». Вот как это звучало:

«Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их «Пётр Великий» совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет судно более сильное, чем всякий из собственных наших броненосцев».

Во как!

Спешу успокоить: «Пётр Великий» не имел никакого парусного вооружения. Так что с переворачиванием у него всё было в порядке. А тактическая его схема, в самом основном своём элементе, выглядела так, как в последующем стал выглядеть классический эскадренный броненосец: он имел по две пушки главного калибра в двух башнях, по одной на носу и в корме (говорят: в оконечностях). Разве что вспомогательного (среднего) калибра на нём не было: тогда ещё он был неактуален.

«Пётр Великий». Внизу – схема бронирования. Нижняя заштрихованная полоса – пояс по ватерлинии, верхняя – бруствер, прикрывающий служебные отделения башен, а заодно и верха котельного и машинного отделений. Он позволял располагать орудия на низкобортном корабле всё же не так близко к воде, как на «классических» мониторах

Хорош, а?

Бронирование по брустверной схеме

«Пётр» вступил в строй в 1876 году. К этому времени уже была осознана необходимость строить разные броненосные корабли открытого моря – в зависимости от задач, которые для них планировались. Стали различать корабли для эскадренного боя с равным себе противником – те самые эскадренные броненосцы; и корабли для одиночного либо группового плавания отдельно от главных сил, с типовой задачей нарушения неприятельского торгового судоходства и защиты своего от таких же «охотников» противника.

Эти последние и стали со временем называться крейсерами. И следующая пара балтийских броненосцев относилась именно к этому классу…

Дополнение

Следующая и Дополнение к ней

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*