Skip to content
 

К Дню Военно-морского флота России

Адмирал Кузнецов

Опять я опоздал.

Я люблю и авиацию, и космос всякий, особенно пилотируемый, и вообще военную технику  — но флот! На мой взгляд, боевой корабль — самое красивое, что есть  в этой, правда, не очень гуманитарной области, — ВиВТ (вооружения и военная техника).

И вот опоздал к такому празднику! Прямо система какая-то, не пролетаю только мимо Дня космонавтики (потому что много работал на космос), Дня ракетных войск (потому что служил), да ещё, более или менее, Дня Победы.

Не буду писать много, попробую суперкоротко, на одну страничку, очертить «волнообразную» историю морского могущества России. Никуда смотреть не буду, как помнится, так и напишу.

Отечественной звездой 4-го Международного военно-морского салона в Петербурге стал сторожевой корабль «Ярослав Мудрый».

Ярослав Мудрый

Хороший корабль «Ярослав Мудрый». Однако даже название его выдаёт бедственное положение нашего флота. Раньше, век с лишним назад, такого уровня названия присваивались самым мощным пароходам флота – эскадренным броненосцам или, на худой конец, броненосным крейсерам. «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах» – это полуброненосные фрегаты постройки 1880-х годов, то, что позже по типу называлось броненосными крейсерами, а в русском флоте классифицировалось как крейсера 1-го ранга.

Атомный ракетный крейсер Броненосец
Два «Петра Великих»

Тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий» – это да, это пропорционально. Его предшественником был эскадренный броненосец постройки, как помнится, 1878 г., про который англичане писали, что «он может войти в любой английский порт…» – в смысле, и ничего ему за это не будет, английские броненосцы, они послабее. Некоторое преувеличение, конечно: в классической Британии тоже было флотское лобби, надо было кому-то и покричать о русской угрозе, чтобы господа парламент не скряжничали… Однако ж приятно, да и по делу ясно, что на пустом месте такие крики разводить не будут.

АПЛ Полуброненосный фрегат
Два «Дмитрия Донских»

Атомный подводный ракетноносец последнего поколения «Дмитрий Донской» – тоже вполне соответствует. А вот пышно радоваться сторожевому кораблю, пусть даже и дальней морской зоны… (заметьте, не океанской). Корабль, повторяю, отличный; о нём можно будет почитать статью Алексея Царькова в сентябрьском номере журнала «Техника – молодёжи». А любителям тактико-технических подробностей – статью того же автора в журнале «Оружие», выпускаемом, если вы не знаете, тем же издательским домом «Техника – молодёжи». Выйдет номер, появится это дело на сайте – дам ссылку здесь.

Однако вернёмся к флоту российскому.

Как известно, полноценный, современного мирового уровня флот впервые создал в России Пётр Первый. Но это петровский флот не входил в число сильнейших в мире. Пётр делал флот, «проблемно ориентированный».

«Гото Предестинация» - корабль, построенный по чертежам самого Петра

Надо было ему турок потеснить, причём преимущественно в прибрежной зоне – ему не господство в Чёрном море нужно было, он Крым хотел отвоевать и за собой укрепить. Вот он строил на Юге малое число кораблей и фрегатов, для демонстрации в основном. У турок забот-то было много, у них же Чёрное море само по себе – так, периферия, им на Средиземном силы были нужны. Поэтому у Петра – фрегатов мало, зато большое число бомбардирских судов, по берегу палить, крепости рушить; довольно много галер и совсем уж много разной мелкой гребной мелочи – потому что половина боевых действий проходила вообще на реках, а остальное – по преимуществу в лиманах и на всяком другом мелководье.

А вот на Балтике ему нужно было именно господство – иначе шведов не уконтропупишь, а надо, ибо там любимое детище, северная Пальмира… Поэтому на Балтике Пётр настроил действительно много больших двух- и трёхдечных кораблей на около ста пушек и более, и фрегатов, вплоть до 64-пушечных. А с другой стороны – те же галеры и скампавеи (они поменьше), потому что – шхеры, там под парусом не развернёшься, хочешь маневрировать – греби, родимый…

На Белом море, в Архангельске, какие-то силы были, но основным направлением «окна в Европу» была, бесспорно, Балтика. Так что вопрос о Северном флоте в то время был неактуален. Дальний Восток вообще был почти что не на этой планете, причём для всех европейских «мировых держав».

У Петра получилось, что нужно. Мировым военно-морским лидером Россия не стала, но всех действительно нужных целей достигла. Очень, скажу я вам, полезный опыт для сегодняшнего дня: при ограниченных возможностях надо сперва думать, а потом строить. И в этом смысле я как раз «Ярослава Мудрого» приветствую, рановато нам думать про авианосцы.

При Елизавете было туда-сюда, при Анне Иоанновне наступило полное запустение.

Зато при Екатерине, разумеется, II-й, в эпоху Потёмкина-Орловых-Ушакова, Черноморский флот стал воистину велик. И опять не просто ради престижа, а по рациональным соображениям: в это время нас интересовало уже не одно лишь Чёрное море, а весь Средиземноморский театр: пора было контропупить турок. А на севере как раз делать было уже особо нечего, поэтому очень уж мощного флота и очень уж славных побед мы там не видим. Разумная достаточность.

Потом наступило время англо-французского морского соперничества, первый раунд которого закончился Трафальгаром. Некоторое время Англия повладычествовала над морями без конкурентов, но Наполеон III сумел вытащить Францию из бедственности, в которую она впала после Ватерлоо. И к середине XIX века французский флот опять стал становиться головной болью англичан – начался второй раунд. Каковой не смогла прервать даже проигранная на суше франко-прусская война.

«Наполеон»
Французский 90-пушечный парусно-паровой линкор «Наполеон» считался едва ли не лучшим боевым кораблём того времени. Вошедший в строй в 1850 году, он имел машину более мощную, чем любой другой парусно-паровой корабль. И он развивал 13 узлов! Подавляющее большинство его английских оппонентов и близко не стояло…

Россия в конце XVIII века стала отставать технически и экономически, и, при всей немалой мощи Черноморского флота, потеряла его в Крымской войне в середине века XIX-го. Но и до этой войны весь совокупный флот наш не мог претендовать на сколь-нибудь успешное сравнение с флотами двух тогдашних главных претендентов на военно-морское первенство. На Балтике в это время было как-то тихо, там сформировалась, при всём уважении, многочисленная мелочь: Швеция утихла, кто ещё? Дания, Пруссия… До 70-х годов XIX века на Балтике противостояния гигантов не предвиделось.

А вот в 1870-х началось. Возникла единая Германия и стала быстро-быстро наращивать морское могущество. Все расчёты – что строить и сколько – для Балтийского флота делались на основе данных прежде всего о германских силах. Так было до тех пор, пока Балтика не приобрела новое, ранее неведомое значение: стала базой тихоокеанской экспансии России.

Граждане, извините, надо закругляться. Как всегда, совсем уж коротко не получилось. Завтра постараюсь закончить или хоть продолжить.

***

Продолжение

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*