Skip to content
 

Как мы два раза становились вторыми (ВМФ-22)

Броненосец «Виктория»

Жуткую историю о том, как один английский броненосец, «Виктория», был протаранен другим английским броненосцем, «Кэмпердауном», слышали, вероятно, даже те, кто интересуется историей флота меньше, чем я. Хотя определённый интерес, конечно, должен присутствовать, иначе можно услышать, но через пять минут забыть. «Виктория» затонула вместе с адмиралом Трайоном, командовавшим эскадрой и приказавшим выполнить тот манёвр, который и привёл к трагедии. Похоже, до сих пор не существует объяснения этому приказу, которое стало бы более или менее общепризнанным – Трайон был отнюдь не кабинетным адмиралом, а как раз опытным, «корабельным», да ещё и из лучших. Правда, был он жёстким и самоуверенным, и на опасливые предупреждения окружающих офицеров реагировал непреклонно до грубости.

Печальный сарказм происшествия в том, что «Викторию» принято считать чуть ли не высшим воплощением идеи броненосного тарана – корабля, главным оружием которого в бою против аналогичной единицы вражеского флота должен быть таранный удар, а пушки играют роль полезного дополнения.

А пишу я этот пост потому, что выяснил: конструкторы «Виктории» и однотипного с ней «Санс-Парейля» вовсе и не собирались построить броненосные тараны! Этой идеи вообще не было в их головах!

Начало серии

Предыдущая статья

Удивились? Сколько я уже не писал эту серию? Да просто жуть: почти пять лет! Честно говоря, сам ужаснулся: если по внутреннему чувству, я бы сказал – года два, два с половиной. Наверное, потому и не пишу, что время очень быстро летит…

Впрочем, этот опус выбивается из правильного ряда серии. Потому что в нём я не буду писать о русских кораблях – а серия, по идее, о них, а всё остальное – аранжировка, экспозиция, обзор окружающей действительности. Кроме того, эта статья будет значительно короче – вы посмотрите, на какие объёмы я вышел в последних выпусках серии! (Ну, вот, например http://bwana.ru/?p=6516).

Дело в том, что я прочитал маленькую, но очень качественно написанную книжку: А.С. Александров, «Броненосцы «Виктория» и «Санс Парейль», часть I» из серии «Морская коллекция» журнала «Моделист-конструктор», №4/2014. Очень качественно написанная книжка, автору – большое спасибо. И там рассказано, почему и каким путём конструкторы и лорды Адмиралтейства пришли к такой схеме.

И я прямо завёлся. Надо же! Вроде бы так всё понятно – две большущих пушки в носу, ещё одна, куда меньшая, в корме, остальное – так, мелюзга, средний и мелкий калибр… Вот, смотрите, как я разливался про «Викторию» в статье про наши броненосцы http://bwana.ru/?p=2714 похожего вида – «Император Александр II» и «Император Николай I»:

Надо отметить, что в генезисе «Александра», кроме «Гельголанда», серьёзную роль сыграл ещё один корабль – британский броненосный таран «Виктория». <…> Вы видите на фото – даже по виду корабля кажется, что он так и хочет вломить кому-то своим носом. Вот он, длинный и, конечно, крепкий нос, на большом протяжении почти ничем не занятый. Весь «остальной корабль» – где-то там, сзади. Это «сзади» начинается с башни, и пушки в ней, можно сказать, величественные: калибром 413 мм.

И ведь надо иметь в виду, что идея таранного удара, во-первых, ярко проявила себя в буквально самом первом эскадренном бою эпохи броненосцев – сражении при Лиссе между итальянским и австро-венгерским флотами; а во-вторых – просуществовала добрых полвека, заставляя проектировщиков оснащать крупные корабли таранным форштевнем вплоть до начала Первой мировой войны. И в максимальном своём выражении подразумевала она сосредоточение всей ударной мощи корабля в носовом секторе; там был таран, и туда же надлежало ставить все главные орудия.

Вот, кстати, ссылка на серию, где я обсуждаю эти дела: и сражение при Лиссе, и логику компоновки кораблей-таранов: http://bwana.ru/?p=948

И вот «Виктория» с «Санс-Парейлем»: проект обсуждался в первой половине 1880-х годов – казалось бы, вполне подходящее время для броненосных таранов, тем более что схема броненосца, ставшая потом классической до самых дредноутов, ещё не устоялась. И, повторяю – эти два корабля общепринято считать броненосными таранами.

Другое дело, что у англичан уже были схожие корабли – с обеими двумя главными пушками в носу, – но мнения, что и они являются кораблями-таранами, вроде бы не высказывалось, а такая их схема объяснялась другими причинами… можно было бы и задуматься… Но, как говорится, если бы я был таким умным до, как моя жена после…

Короче, эта статья появилась потому, что я, как только узнал, что ошибся с «Викторией», так сразу захотел исправить эту ошибку. Итак: причины, по которым два броненосца, последовавших за нормальными (по две больших пушки в носу и корме) броненосцами типа «Адмирал», были спроектированы с одной лишь носовой башней главного калибра.

Их три. Первая – быстрое развитие артиллерии. Пушки становились всё крупнее калибром и при том всё совершеннее конструктивно. И их бронепробиваемость росла просто пугающими темпами. В результате приходилось утолщать броню, а как это можно сделать, сохраняя разумные размеры кораблей и, соответственно, их стоимость? Ослаблять артиллерию нельзя – кому нужен корабль, который трудно потопить, но который и сам никого потопить не может? Ставить менее мощные машины, уменьшая скорость? Опять нельзя: скорость – одно из важнейших тактических качеств: тот, кто имеет преимущество, выбирает позицию для боя, а может и вообще в него не вступать. Дальность плавания? Кто-то и мог бы на это пойти, и шли неоднократно, – но только не англичане. Владычица морей – её корабли должны плавать по всему морям, из любого «пункта А» в любой «пункт Б».

Остаётся одно: увеличивать толщину брони за счёт её площади. Знаете, к чему это привело? Первый французский броненосец «Ла Глуар» http://bwana.ru/?p=859 – точнее, вообще первый в мире мореходный броненосец, вошедший в строй в 1859 году – имел полностью закрытый бронёй борт: нижний пояс 120 мм, верхний, вдоль батареи, – 110 мм. И стрельбы, проведённые в 1860 году, показали, что этот борт на могли пробить ни французские, ни английские 68-фунтовые пушки – самые эффективные на то время корабельные орудия.

А английский броненосец «Инфлексибл» http://bwana.ru/?p=2079, вошедший в строй в 1881 году, прикрывала броня чудовищной толщины – 610 мм на самых толстых участках, – но процентов 70 площади борта, а то и больше, были вообще без брони!

Вот и стояла перед проектировщиками «Виктории» задача: постараться как-то исхитриться, чтобы достаточно толстой бронёй – по сути, очень толстой, – закрыть не то чтобы весь борт, это было совершенно невозможно. Но максимально хорошо прикрыть все части корабля, имеющие значение для его непотопляемости, подвижности и наступательной мощи.

Чувствуете – здесь уже есть намёк на сокращение числа орудий?

Далее. В то время как раз вышли на арену мореходные миноносцы. Мореходные – значит, способные не только прикрывать базы флота, как минные катера и миноноски, но и действовать на приличном удалении от береговой черты. Американская гражданская война, а также действия катеров Макарова в Русско-турецкую войну, показали, что с торпедой шутки плохи. А скорострельной артиллерии приличных калибров ещё не было, и на учениях группа миноносцев обычно выходила победителем из «боёв» с большими кораблями.

Многие военно-морские спецы, в том числе и в Англии, вообще считали, что эра капитальных кораблей закончилась. Их мнение не возобладало, но миноносная опасность стала ещё одним аргументом, весьма весомым, для того чтобы не строить очень уж больших кораблей, которые, как думалось, можно легко потопить торпедой с маленькой деревянной скорлупки.

В результате водоизмещение будущих кораблей назначили – 10 200 «длинных» тонн, или порядка 10 460 метрических. И пошли проекты…

Первый предусматривал установку трёх 343-мм пушек – это был на тот момент основной калибр главных пушек английских броненосцев. Одна в носовой башне, ещё по одной в двух башнях побортно в середине корабля. Но водоизмещение получилось 11 684 т. Слишком много – не прошло.

Второй имел четыре таких пушки – в носовой башне их было две. А две остальные – как на предыдущем – побортно. Почему не две по две в оконечностях, как обычно? Потому что пояс по ватерлинии должен прикрывать зарядные отделения всех установок главного калибра, и он получился бы слишком длинным, слишком тяжёлым. Второй проект требовал водоизмещения 11 176 т – это при четырёх пушках вместо трёх! Но в нём пошли на уменьшение скорости, запаса угля и прочности корпусных конструкций. Не прошло.

В третий проект попытались поставить четыре пушки, но бронирование выходило слабоватым. Главный конструктор – Барнаби – предложил усилить броню, а для получения нужного веса поставить не 343-мм, а предыдущую модель – 305-мм. Этот проект господа лорды даже не рассматривали.

Вписаться в заданное водоизмещение удалось четвёртому проекту, который тоже имел две башни в оконечностях. Но вписаться удалось за счёт, как сейчас говорят, драматического уменьшения числа орудий среднего калибра (152 мм) – до 12 штук, при том, что в более ранних вариантах их число доходило до 22. Что касается скорости, дальности плавания и прочности корпуса – они оставались уменьшенными, как во втором проекте.

Кстати, что хочу сказать. Вот мероприятие: уменьшение числа пушек среднего калибра. Много ли на них сэкономишь? Конкретно эти 6-дюймовые пушки англичанами назывались 4-тонными. Но 4 т – это вес ствола. Вся установка, я думаю, весила тонн 10. Тоже не бог весть сколько: сняли 10 орудий – сэкономили 100 тонн.

Но надо помнить про боезапас. Его величину определяли не на корабль, а на ствол. Исходя, как я понимаю, из представления о длительности боя и количестве боёв, которые корабль сможет провести между двумя заходами в базу. Для среднего калибра боезапас составлял 150–200 выстрелов на ствол. Выстрел для той 4-тонной пушки весил 45,4 кг (снаряд) + 21,77 кг (заряд) = 57 кг. Снимите боезапас для 10 орудий, да учтите уменьшение веса стеллажей и другого оборудования погребов, путей подачи – вот оно и получится.

Как бы то ни было, четвёртый вариант тоже не прошёл.

А прошёл пятый. И в нём уже было две 343-мм пушки в одной носовой башне, плюс 16 4-тонных. И вот тут самое интересное – по крайней мере, мне так показалось. Третья причина.

Обсуждаемые броненосцы предполагалось использовать в составе Средиземноморского флота. А одной из основных возможных задач этого флота было, цитирую по книге, форсирование черноморских проливов при противодействии русских, захвативших Босфор и Дарданеллы!

Во как! Лорды думали о русских кораблях в Босфоре! А там, в узкости, трудновато было бы маневрировать таким образом, чтобы можно было стрелять бортовыми залпами. Ну, и зачем тогда кормовая башня? К чёрту кормовые две пушки – зато броню удалось довести до 508 мм.

И вот что интересно. Кто давно читает этот блог, может помнить, что я писал о первой серии наших черноморских броненосцев – кораблях типа «Императрица Екатерина II». Так вот – кто хочет, посмотрите здесь http://bwana.ru/?p=3009, – эти корабли, скорее всего независимо от англичан, воплощали ту же идею! Только с численным превосходством: имели три барбета с двумя пушками в каждом – один в корме и два в носу, побортно. Пушки, правда, были «всего лишь» 12-дюймовыми (305 мм). А на два «англичанина»…

А на два «англичанина» в конце концов решили поставить не 343-мм пушки, а 413-мм!!

До последнего времени это подтверждало для меня «теорию броненосного тарана»: много пушек не надо, а вот чтобы самые мощные – это пригодится. Но и тут дело было вовсе не в этом.

343-мм пушки делал казённый Вуличский арсенал. Но он был загружен заказами выше крыши – в это время строились «адмиралы», а их было в серии, насколько я помню, шесть единиц. К первому из них, «Коллингвуду», 343-мм пушки не успели, и на него поставили прошлое поколение – 305-миллиметровые. Но всё равно было понятно, что программа выпуска «адмиральских» пушек займёт арсенал надолго – с учётом запасных надо было изготовить минимум 32 ствола.

И решили для «Виктории» и «Санс-Парейля» заказать главную артиллерию у частной фирмы – у Армстронга. Только у него не было освоенных 343-миллиметровых. Зато он поставил итальянцам пушки калибром аж 432 мм. И – надо же, как удачно! – ему уже была заказана разработка на базе этой «итальянки» 413-мм пушки для «Бенбоу», который был… последним из серии «адмиралов». Смутно припоминается, что это было требование какого-то из заслуженных старых адмиралов… Худа, что ли… Снизить надводный борт, и поставить 413-мм пушки, и не в барбетах, как у остальных «адмиралов», а в башнях… Типа, ради сравнения. Ладно, не уверен, не настаиваю :)

В общем, «Виктория» и «Санс-Парейль» получили 413-миллиметровый главный калибр, две пушки в одной башне на носу. Потом озаботились очень уж слабым огнём по корме – всего две шестидюймовки. Решили: поставить на корме 234-мм пушку в башнеподобном щите, сняв ради этого четыре шестидюймовки – но не те две, что стреляли в корму! А потом господин Армстронг предложил вместо неё поставить свою десятидюймовку, то есть 254 мм, что и было сделано.

Жила «Виктория» очень недолго. Вошла в строй в 1890-м, а в 1893-м уже погибла. Давайте, что ли, поставлю схему того манёвра.

Схема манёвра адмирала Трайона. Первый в левой колонне – «Кэмпердаун», во второй – «Виктория». Две колонны эскадры идут на расстоянии меньшем, чем удвоенный радиус циркуляции кораблей. И Трайон – он на «Виктории» – даёт приказ: лечь на обратный курс поворотом ВНУТРЬ строя! Я читал, что творилось на мостике «Виктории» во время манёвра… Там неопытных простаков не было…

Ну, в общем, всё. Опять написал немало – думал, одной страничкой обойдусь, а получилось больше трёх. Но ведь понятно – самая заводная для меня тема. Иметь бы ренту… только этим бы и занимался. А так – приходится работать пенсионеру, да ещё и приработок искать… Нашёл… как ещё и с этим справлюсь? Когда ещё смогу в своё удовольствие писать про машины тройного расширения, пушки, скреплённые проволокой, торпеды с двигателем на основе маховика…

…А интересно, что было бы, если бы один такой «англичанин» встретились в Босфоре с «Екатериной»? Да, пушки-то у них куда толще, но ведь наших больше было, и стреляли они, наверное, быстрее, за счёт более «компактного» калибра…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*