Skip to content
 

Будет война или будет тихо?

А вы как думаете – вероятна прямая война Запада с нами, или сегодняшняя геополитическая ситуация разрешится тихо? Так или иначе, но тихо? То ли им удастся нас задушить и положить под себя, то ли пупок у них всё-таки развяжется, и станут они искать режим взаимодействия, учитывающий и наши интересы.

В данном случае мне неважно, как именно будет «тихо». А важно, будет тихо или будет война. Как считаете?

А почему, собственно, может быть война? Что изменилось с тех пор, когда считалось, что война между Западом и Россией невозможна?

Мнением о невозможности войны было преобладающим, фактически, с начала 1970-х годов, когда был признан ядерный паритет между СССР и США. А если говорить об экспертном мнении, то оно пришло к этому выводу ещё раньше. В начале 1970-х было решено не продолжать дальше количественную гонку в области оружия массового поражения (ОМП); но такое решение само по себе было уже следствием экспертного осознания паритета, точнее, невозможности победить в войне с применением ОМП.

Так что же изменилось? А вот что. Люди Запада забыли страх войны, слишком давно закончилась последняя – я об этом уже писал. Но это – часть проблемы, и не самая главная. А главная – политикум. То, что говорят о западных политиках, в первую очередь об американских – что среди них не осталось серьёзных людей, понимающих реальность, способных взвешивать плюсы и минусы, предвидеть последствия и т.п. – это ведь правда. А те, кто сейчас на месте киссинджеров и вилли брандтов, это либо актёры избирательного цикла, либо идеологические догматики, жертвы собственной пропаганды. Ну и добавим ещё такое соображение: государственный деятель – это тот, кто знает, куда хочет вести свою страну; а политик нынешней генерации – это тот, кто знает, что нужно делать, чтобы его избирательная касса или касса его партии наполнялась как можно лучше.

Позвольте, а разве после 1945-го было не так?

Тогда, конечно, на первых ролях был идеологический догматизм. Оно и понятно: основным оппонентом Запада был блок, скрепляемый неприемлемой, с его точки зрения, идеологией. Но следствия-то были примерно такими же!

Все эти «Чариотеры» и «Дропшоты» (планы атомной войны против СССР 1940-50-х годов) –откуда они взялись? Из того же нежелания терпеть Россия (тогда – СССР) на одном шарике с собой. И почему не выполнились? Ведь накал антисоветских страстей был не меньшим, чем сегодня. Правда, оттенок был другой. Тогда главным «моральным», а точнее, пропагандистским обоснованием «легитимности» военной конфронтации в сознании народных масс был массированно нагнетавшийся страх перед военным нападением СССР; страх рождал ненависть. А сейчас ненависть взращивают преимущественно на почве возмущения деяниями (извращённо истолкованными) и намерениями (выдуманными) «империи зла».

Как бы то ни было, планы военного «усмирения» СССР были, то есть политики тех лет, вроде бы, тоже не проявляли особой осторожности. Как сегодняшние.

Но войны так и не случилось. Сначала хотели поднакопить побольше бомб. Ведь если окажется, что не хватило, то вот она, Советская Армия, недавно дошедшая до Берлина. Пока они копили, атомная бомба появилась у нас, а затем и водородная. А потом появились ракеты, достающие до Штатов, и стало окончательно ясно, что воевать нельзя.

И – что? В 1970-м мы отказались от коммунизма? Нет, не отказались, но разрядка всё-таки наступила. Глупые были тогда политики или умные – сами по себе, вне связи с военным противостоянием? Да чёрт их знает. Если были глупыми, то поумнели. Больше того – только сейчас мысль пришла, а ведь такая простая, – они же и поумнели на этом самом «материале», на обыгрывании вариантов военного столкновения.

А что имеем сейчас?

В военном отношении они значительно сильнее – но только при условии неучёта СЯС – стратегических ядерных сил. А с чего бы их не учитывать? Тешить себя картинами неядерной войны против России, когда на одну нашу страну летят десять тысяч крылатых ракет и пять тысяч самолётов, а на все их страны, вместе взятые, наших летит только тысяча ракет и тысяча самолётов – это, конечно, хорошо. Для самочувствия, для попыток давления – хорошо. Но эти картины только на то и годятся. Почему мы в ответ на десять тысяч неядерных ракет не выпустим сто ядерных?

Я одно время страдал: вот, не пересилить нам их в обычных вооружениях, а чуть подумаешь о ядерном – объявят изгоем, сатаной, готовым сжечь мир в ядерном огне. Ох, нельзя, нехорошо…

Ага, для информационной войны нехорошо – подставляться, давать ещё одну тему для нападок. Ну так можно и не подставляться! Не кричать «мы нанесём вам, если будет надо, ответный термоядерный удар». Написали в военной доктрине: «если превышает оборонительные возможности и угрожает существованию РФ, как государства» – и достаточно. Кому надо, те предупреждены.

Они это помнят, не сомневайтесь! И те немногие, кто действительно «в теме», понимают, что никакие GBI, никакие «Иджисы» морского и наземного базирования не защитят даже от полусотни наших стратегических ракет – а их у нас значительно больше.

Поэтому я считаю – нет, войны не будет. «Большой войны», прямого столкновения НАТО и РФ – не будет. Не будет даже случайно – чем отличается «случайно» 1950 или 1960 года от «случайно» сегодня? Ничем; а в 1950-м не было, и в 1960-м не было. Не будет не только атомной, но и «обычной», почему – я тоже писал.

Так что давайте сосредоточимся на реальной угрозе. Точнее, на действиях, направленных на реальные цели.

Во-первых, на достижения разумной самообеспеченности в экономике. Полной в современном мире быть не может, но вот корма для кур-поросят у нас должны быть свои. И микросхемы тоже, пусть и не удастся самим делать весь спектр необходимого для их производства оборудования.

Во-вторых, на взвешенной внешней политике. Никакой декларируемой конфронтации – в отличие от несчастных американов, которым без этого нельзя, поскольку другого «холма» у их «сияющего града» уже не осталось. Минимально возможное давление на союзников и «попутчиков» – спешка, пережим в таких делах может здорово отбросить назад.

Но и никакой сдачи интересов, по крайней мере, без адекватного и фактического – а не обещанного! – вознаграждения. Обязательно – верность обещаниям. Америка – могучий союзник, но ненадёжный; мы должны брать именно надёжностью. Кстати, как обратная сторона – аккуратнее с обещаниями. Опять же, поспешные обещания могут дать большой эффект – но кратковременный; а выполнение обещаний, пусть даже не особо больших, даёт долговременный эффект. Возьмите интеграл по времени, и он окажется больше ))

***

Последний мой текст во «Временах» я задумал как предисловие к копипасту статьи. А получилось вполне самостоятельное «эссе», короткое, но злое. Да и статья, которую скопировал, тоже оставляет впечатление. Вот здесь: http://vremena.takie.org/news/khochu_uvidet_obratnyj_makh_majatnika/2016-08-25-439

4 комментариев

  1. Сергей:

    Всё не так. Всё гораздо хуже.
    Во-первых, как ТОГДА так и СЕЙЧАС политики, занимающие те или иные руководящие посты наших потенциальных противников, НЕ БЫЛИ самостоятельными. Ну, т.е. кто-то был более самостоятелен, кто-то — менее, но ПОЛНОСТЬЮ — никогда. И ЛЮБЫЕ их решения имели и имеют ограниченное значение. Вопросы войны и мира решали и решают не они. Соответственно, явную деградацию ныне действующих политиков по сравнению с ситуацией 40-летней, а тем более — 60-70-летней давности не следует переоценивать: это деградация штукатурки, состояние каменных стен она отражает, но в очень небольшой степени.
    У НАС ситуация несколько иная. Хотя в чём-то похожая — настоящие хозяева положения тоже не «светятся». Но у нас они «хозяева» в гораздо меньшей степени. Возможно, кстати, что это плохо.
    Во-вторых, не трудно убедиться, причём не выходя из интернета, что фраза «В начале 1970-х было решено не продолжать дальше количественную гонку в области оружия массового поражения (ОМП)» не имеет никакого отношения ни к какой реальности. На самом деле именно в начале 70-х наблюдался взрывной рост количества ЯБЧ, причём ОСОБЕННО — в СССР.
    В третьих, война между НАТО (точнее, всё-таки — США и примкнувшими к ним) и Россией УЖЕ ИДЁТ. Она ОБЪЯВЛЕНА где-то около 2005 г. В 2008-м была первая проба сил. А уж в 2014-м началась откровенно горячая фаза. И то, что в этой войне применяются не все виды оружия, которыми располагают стороны, не отменяет факта её наличия.
    Ну и ещё… Люди, действительно, изменились. И те, что на витрине, и те, что за кулисами. И фантазии Моисеева-Сагана (а это, несмотря на громоздкие численные эксперименты, всё-таки фантазии) их уже не пугают. А как именно сократится население с располагаемых миллиардов до вожделимых некоторыми из низ двухсот тысяч… Почему не так?
    Так что МОЖЕТ БЫТЬ войны — БОЛЬШОЙ войны и не будет… Но это отнюдь не гарантировано.

  2. master:

    Я неточно сказал про остановку количественной гонки в начале 70-х. Неточность существенная, согласен. В 70-х прекратили наращивать количество носителей и общий суммарный мегатоннаж. А начали увеличивать количество боеголовок — при уменьшении мощности в десятки раз — и их точность, а также гибкость, скрытность и защищённость во всех звеньях, где можно.

    А остальное… Те, кого ты обозначил метафорой «стена», они ведь тоже политики. То есть они и есть политики — в смысле решения судеб мира. Хотя, если согласиться, что их цель — двести тысяч, то эти оговорки не имеют значения. И тогда, действительно, война уже идёт.

    Но не могу поверить в эту цель. Может быть, когда-нибудь… А сейчас я не вижу даже способа, как можно мне доказать, что такая цель существует. Слово против слова?

    И, наконец, я говорил именно про большую войну, и не раз это подчёркивал. Если её не будет, не будет быстрого уничтожения, то тогда даже при наличии цели «200 000″ всё не так плохо. Если к ней будут идти медленно, то по пути может много чего случиться.

  3. Dimitr Max:

    «Обязательно – верность обещаниям. Америка – могучий союзник, но ненадёжный; мы должны брать именно надёжностью.»©

    Америка берёт тем, что она не боится, что союзник, даже бывший враг, станет сильным и самостоятельным. Особенно это касается экономической сферы. Примеры — Германия, Япония, Италия (это бывшие враги). А также — Франция (которая в нарушение союзного договора с Британией подписала сепаратный мир с нацистской Германией, став практически её союзником). Из тех, кто не был врагом, можно назвать Южную Корею, арабские страны Персидского Залива… Все они превратились в процветающие страны, живущие по своим обычаям и не подвергающиеся никакому идеологическому навязыванию «американского образа жизни».
    Как поступали русские со своими «союзниками», которым это «союзничество» было навязано? Например, с Венгрией, Чехословакией? «Дружественная помощь» советскими танковыми батальйонами? Которой та же Польша чудом избежала, сама себя «высекши» через введение военного положения?
    Америка берёт тем, что не ставит своей целью осуществлять территориальные захваты своих союзников и партнёров. Ни под каким предлогом. Они, например, не вынашивали и не вынашивают планов по аннексии англоговорящей Канады под предлогом «мы ж один народ». Россия же «прославилась» агрессивной политикой в отношении своих союзников по СНГ, православных государств: Молдовы, Грузии, Украины.
    Америка берёт тем, что она своих союзников не кидает. Даже если это и не государства: правительство гоминьдановской Китайской республики было союзником во Второй мировой, и Америка до сих пор гарантирует ему надёжную защиту, хоть теперь в Китае и правит КНР — один из самых влиятельных торговых партнёров США. Как Россия «слила» Сербию, Кубу, Палестину, Ливию — надо упоминать?
    Надёжность — это авторитет, который зарабатывается десятилетиями. И американские союзники в этом убедились. Российская Федерация умудрилась за каких-то два с половиной десятилетия своего существования полностью разбазарить даже авторитет бывшего Советского Союза. Вот пример: в самый разгар холодной войны Советский Союз даже не заикался о поставках газа, не то чтоб разигрывать эту стратегическую карту. Глупая и недалёкая российская политика дала понять европейцам — РФ это не СССР, эта страна ненадёжна как поставщик газа и даже не прочь использовать его в качестве орудия политического давления. Результат — поставки газа из России в Европу постоянно снижаются, европейские страны коллективно принимают меры по диверсификации рынка энергоносителей. Недалёк тот день, когда не Россия, а Европа будет диктовать цены на российский газ.
    Так кто чем «берёт»?
    Америка берёт своей привлекательностью в качестве экономического партнёра, который стремится «раскрутить» экономику своего визави (ведь с таким выгоднее торговать), а также надёжностью в качестве военного союзника.
    Россия пытается брать… на испуг. И стремится максимально ослабить экономически своих партнёров, чтобы сделать их более зависимыми и поэтому — более покладистыми. Никаких перспектив у российских партнёров нет, увы…
    Сравните Польшу и Беларусь — а ведь в конце восьмидесятых и начале девяностых последняя была более развита экономически. Сравните Азербайджан и Армению — во что превратился союзник России по сравнению с союзником Турции?
    Оно конечно, весьма приятно льстить себе методом приписывания своему государству существующих только в воображении качеств, но есть реалии. А реалии таковы — вы есть такие, какими смотритесь со стороны. Ибо именно со стороны решают — надёжные вы или пустобрехи, стоить иметь с вами дело — или дердаться подальше.

    • master:

      Знаю я эту аргументацию. Во многом она справедлива — в частности, там, где разговор о странах соцлагеря. И про Кубу с Сербией — верно. А вот про союзников США — не очень. (Не люблю называть США Америкой, много чести). Там много лукавства. Потому что США не только помогают партнёрам, но и берут над ними контроль. Один Канцлер Акт чего стоит. Ничего страшного, это нормально; только когда о контроле не упоминается, а отмечается только помощь, — получается лукавство.

      Заявление о том, что Россия пытается ослабить экономику своих партнёров, считаю безосновательным и тенденциозным. Ресурсы наши несравнимы с американскими — это да. Ну, ничего, ещё не вечер. Тем более, что сейчас США всё более отчётливо начинает и давить, и кидать. А мы осознали ту самую Кубу и Сербию и, надеюсь, больше таких ошибок делать не будем. По крайней мере, при этом президенте.

      Со стороны мы смотримся так, как нас описывают журналисты и аналитики. Откуда берутся эти опросы, когда половина молодых японцев считает, что это СССР сбросил на их страну атомные бомбы? Я должен считать это объективным портретом своей страны, раз так «смотрится со стороны»? Нет, я должен считать, что объективности нет и уже, может быть, никогда не будет. Хотя глупо не соглашаться, что наши журналисты и аналитики создают образ России более пушистый, чем оно есть на самом деле.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*