Skip to content
 

Плач №21

Вот вам пароход. Интересно, я сейчас посмотрел – если к «Плачам» ставлю не фото кого-то из «героев репортажа», то это чаще всего бывают пароходы. Чистый Фрейд, да? Но дело, конечно, не во Фрейде. И, естественно, не в этом пароходе. И не в том, что это именно пароход.

Дело не в том, что это пароход, а в том, что у него есть паруса. Это английский броненосец «Инфлексибл», машина, сконструированная ещё в середине 1870-х годов. Жуткая, надо сказать, машина. Максимальная толщина брони – вдумайтесь! – 610 мм! Это ведь не кусок, это плиты, длина и высота которых измеряется метрами! Из них набираются пояса, длина которых измеряется десятками метров!! И всё это потом плавает… не тонет…

Не буду продолжать. Я ведь уже писал про «Инфлексибл», и неоднократно. Вот здесь можете посмотреть его схему и почитать подробности, а здесь – фотография, получше этой. Наверное, ещё где-то есть, корабль-то знаменитый. Но, как я уже сказал, дело не в нём.

И не в том, что он английский. Мне для моей нынешней цели всё равно, чей корабль. Вот, например, и русский подходит:

Это винтовой корвет «Боярин», построенный ещё на 20 лет раньше «Инфлексибла». О нём можно прочитать здесь. Винтовой – значит, тоже пароход. Только этот – деревянный. В середине 1850-х броню на кораблях ещё не придумали. По крайней мере, на мореходных кораблях. На плавучих батареях уже придумали, да. Впрочем, уже в конце тех самых 1850-х появилась она и на мореходных кораблях, точнее, на единственном. И был он французским. И написано у меня о нём…

Ну, хватит. А то сейчас получится у меня краткий пересказ несчастной моей серии «Как мы два раза становились вторыми», в которой мне ещё ох как далеко и до первого-то раза.

Я написал, что дело в парусах. Ну так посмотрите уже, наконец, на них! На паруса – посмотрите! Что видите? Что они убраны. Ну и куда они убраны? Они подтянуты к реям. Нижние кромки парусов подтянуты к реям.

То есть УБРАННЫЕ паруса находятся СВЕРХУ.

Так какого же чёрта этот клич: поднять паруса!

«В флибустьерском дальнем синем море

Бригантина поднимает паруса».

«Поднять паруса» – этот знаменитый романтический клич означает: поехали! Начать движение! Но, чёрт, ведь очевидно же, что для начала движения надо ОПУСТИТЬ паруса!!

Вот он, великий и могучий. Когда надо опустить, кричат – поднять! Причём только в случае с парусами. Заплачешь тут, если ты иностранец и не родился в этой среде…

Но это, конечно, шутка. Есть у меня соображения, почему кричат именно так, вполне рациональные соображения. Но я же хочу пригласить вас на «Плач», причём так, чтобы нескучно было. Вы по серии-то этой, «Как мы два раза…», полазьте, там интересно. А потом (или перед тем) зайдите всё-таки на 21-ю серию «Плача»: http://vremena.takie.org/news/plach_po_kulture_i_kompetentnosti_21/2014-09-22-328

2 комментариев

  1. Андрей:

    Ну и что же? Просто один из специфических терминов, коих немало в разных профессиях. А пришла такая команда (мне кажется) с яхт и им подобных кораблей, где парус реально ПОДНИМАЕТСЯ.

    • master:

      Так я ж и говорю: у меня есть по этому поводу нормальное рациональное объяснение. Во-первых, на менее совершенных судах — либо постарше возрастом, либо поменьше размером — парус-таки поднимался — вместе с реем. Хоть на древнегреческих триерах, хоть на запорожских «чайках». Во-вторых, и на бригах-фрегатах XIX века реи тоже опускались на палубу — естественно, вместе с парусом.

      Но в последнем случае поднятие рея — это скорее операция подготовки судна к плаванию, а не один из моментов отплытия из состояния готовности к оному. А команда «поднять паруса» подаётся именно в ряду процедур отплытия — к этому я и придрался :)

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*