Skip to content
 

Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

Опять они пытаются тыкать нас носом: «Сенат США на заседании вечером во вторник единогласно утвердил резолюцию, в которой заявлено о том, что Россия должна признать незаконность советской оккупации Латвии, Литвы и Эстонии».

Надоело, ей-Богу! Чья бы корова мычала… Нашлись, вишь ли, принципиальные джентльмены, с чистой совестью и безупречной историей.

Давайте коротенько вспомним, как американцы создавали свою великую державу. Не будем трогать тривиальную тему несчастных индейцев – там за глаза хватало и внешней экспансии, причём чаще прямой военной, чем «дипломатически опосредованной». По своему обыкновению, даю небольшую выдержку из одной из своих «раньших» статей, входящих большой цикл, который я пока не закончил. Она – прямо по теме.

В 1973 году вышла книга американского теоретика в области военной политики и стратегии Джона Коллинза с сильным названием «Большая стратегия». В ней автор делит развитие геополитических интересов США и их глобальной военно-политической активности на четыре больших, качественно отличных периода.

Первый период простирается от 1793 года – года «Бостонского чаепития» и начала открытой антиколониальной борьбы с англичанами – до конца XIX века. Этот период описывается Коллинзом как время мирного роста США при равновесии сил в Европе и господстве британского флота. Однако назвать его мирным можно лишь с очень специфической точки зрения. Выиграв войну за независимость 1775–83 годов, американская республика выказала весьма яркий темперамент в области внешней политики, в особенности в части увеличения своей территории за счёт соседей. Чаще всего цель достигалась с помощью вооружённой силы.

В июне 1812 года американцы объявили войну Англии, пытались вторгнуться на территорию Канады. Королевские войска одержали ряд побед, в том числе в 1814 году заняли и частично сожгли Вашингтон, но в конечном счёте по Гентскому мирному договору США сохранили свои довоенные границы. Их независимость и международное положение укрепились.

Чем они и воспользовались в полной мере. В 1819 году американское правительство принудило Испанию продать Флориду, де-факто уже захваченную раньше. В 1823 году была провозглашена «доктрина Монро» (5-й президент Соединённых Штатов), декларировавшая лидирующую роль США – точнее, тогда САСШ, – в Западном полушарии. В 1836 году у Мексики отторгли Техас, который в 1845 присоединили к своим владениям – в одностороннем порядке. Поставив агрессию в южном направлении на широкую ногу, в результате войны 1846–48 годов захватили почти половину мексиканской территории. В 1854 и 1858 годах под давлением силы были заключены неравноправные договоры с Японией и Китаем…

Вот что американский стратег называет «периодом мирного роста». Хотя, действительно, уже самое начало второго (по Коллинзу) периода показало, что у патриотов звёздно-полосатого флага хватает пороху и на реализацию ещё более интересных военно-политических инициатив.

Второй период – с1898 по 1948 год – назван автором стратегией «интервенционизма специального назначения». Его содержание раскрывается следующим образом: установление американского господства на море и непосредственное участие США в делах всего мира. В это время политика Соединённых Штатов приобретает явный экспансионистский характер; в просторечии она получила название «политики большой дубинки».

Период начался с испано-американской войны 1898 года, в результате которой к Соединённым Штатам отошли заокеанские владения бывшей великой колониальной державы – Филиппины, Гуам, Пуэрто-Рико. Фактически было установлено господство над Кубой, которая в 1899–1902 годах находилась в американской оккупации. В 1903 году американцы организовали переворот в Панаме, приведший к её отделению от Колумбии и отдавший в руки США Зону Панамского канала, который был достроен в 1914 году. В начале ХХ века проблема исключительного американского влияния в Латинской Америке была решена положительно и окончательно.

Конец цитаты из самого себя.

Вы думаете, Коллинз критикует? Да нет, просто рассказывает, систематизирует. И оттенка покаяния в его манускрипте не чувствуется.

Так почему же им тогда было можно и не стыдно, а нам теперь должно быть – стыдно и нельзя? Потому, что тогда не существовало Лиги наций, членом которой являлась бы Мексика? Лиги не было, да Мексика-то была! Или не было мирного договора с Мексикой? А, ну тогда всё понятно, это, конечно, даёт моральное право порядочному государству, основоположнику и оплоту мировой демократии, оттяпывать, что хочется, у соседа, если он слабее или не такой наглый. Кстати, не знаю, может, договор и был.

Короче, США с самого начала вели себя по-свински, и в XIX веке, когда нравы были попроще, это свинство выражалось в прямом завоевании территорий.

Теперь оно значительно разнообразнее, но не об этом сейчас речь.

А речь вот о чём: а не желает ли уважаемый Сенат признать незаконным захват мексиканского Техаса? Или владение Гуамом, отобранным у Испании в результате войны, скорее всего, спровоцированной? (Таинственный взрыв броненосца «Мэн» на рейде Гаваны, послуживший поводом к войне, это тоже не наша сейчас тема).

Ещё одно соображение. Ведь какая-то часть населения стран Балтии действительно приветствовала присоединение к СССР, это фактический факт. А вот радовался ли хоть кто-то в Мексике или Испании? Навряд ли… Так что, будем извиняться, господа сенаторы?

Наши сенаторы, я надеюсь, не будут.

6 комментариев

  1. pippin:

    Тем более, наши сенаторы, ещё в виде советского парламента, уже осуждали пакт Рибентроппа-Молотова, если не ошибаюсь, в 1989 г.

  2. master:

    А коньюнктурка-с! Без этого никак-с! Любая революция хочет сначала всё «до основанья». «А затем» начинают думать, при этом до «затем» годы проходят, а не дни. Нынче какое уж поколение законодателей с 1989-го? То-то!
    Нынешние, при всех претензиях, в массе своей Западу задницу лизать не хочут. А хочут опять стать сверхдержавою и гегемонировать. Ну и пусть их, лишь бы не перестарались.
    А если понадобится, можно и вспомнить: мол, да отстаньте вы, мы уже осудили! И сослаться, например на комментарий (1).

  3. Аноним:

    Основным определяющим фактором во всех международных отношениях всегда была и остается сила. Сильные делают, что хотят, слабые кричат, что это незаконно. А словесный туман вокруг этого факта может быть какой угодно.

  4. master:

    на (3). Так-то оно так, только в разные времена по-разному. Когда было много сильных — это одно, это войны за испанское наследство, всякие франко-прусские и пр., и даже мировые. Когда два сильных было — в зоне обитания «золотого миллиарда» войны вообще не было. Ну так, разве что Венгрия, Чехословакия… Тогда, между прочим, про «незаконно» не только слабые кричали.
    Когда один сильный остался — пожалте Югославию, это большая война, это вам не чешские события 68-го.
    А теперь совсем интересно становится…

  5. Степан:

    Похоже что в Панаме готовится новый госпереворот htttp://www.vigiljournal.com/ru/panama-na-poroge-gosudarstvennogo-perevorota

  6. master:

    Прочитал, спасибо. Но, Степан, я обычно прошу активные ссылки в комментариях не ставить. Я их и в постах экономлю, не обратили внимания? Без обид, ладно?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*