Skip to content
 

Болезнь Паркинсона, Стюарта

В обеспечение давно затронутой в комментариях темы, о том, откуда должно браться финансирование науки, копался это я в Сети. По этому вопросу, как это ни странно тем, кому «всё ясно», могут существовать разные мнения. Одно из них – что наука должна финансироваться государством. Другое – что наука должна финансироваться из частных источников. Первое распространено настолько, что является общепринятой истиной. Второе, поскольку оно противоречит первому, т.е. истине, считается утопией. В худшем случае – извращением.

Всё началось со статьи некого Стюарта Паркинсона, после прочтения которой я час ходил, натыкаясь на стены. Стюарт Паркинсон состоит в обществе «Учёные за глобальную ответственность». Один из сооснователей общества, на секундочку, – Стивен Хокинг.

Стюарт Паркинсон в ужасе: наука в опасности!

Почему наука в опасности, спросим мы Стюарта Паркинсона? Стюарт Паркинсон ответит нам, что она в опасности потому, что «учёные в Великобритании и по всему миру вынуждены всё больше и больше полагаться на финансирование со стороны частных инвесторов». А у частных инвесторов, сокрушается Паркинсон Стюарт, «узкие коммерческие интересы». А удовлетворение наукой узких коммерческих интересов может подорвать «социальную справедливость и сохранение окружающей среды».

Что же предлагает милейший Стюарт Паркинсон? Догадайтесь с одного раза. Правильно, придушить налогами сунувшийся в науку коммерческий интерес. Деньги, отобранные через налоги, естественно, пустить на «цели, более важные для общества».

Хорошо быть Стюартом Паркинсоном! Если человек чувствует себя достаточно уверенным, чтобы решать, что для общества более важно, то о связности мысли ему можно точно не беспокоиться, бумага всё стерпит, а Интернет – тем более.

С этим Паркинсоном можно было бы спеть обычный для этих споров дуэт:

– Кто будет решать, что для общества более важно?

– Представительный совет, собранный из видных деятелей науки, политики, и т.п. (так в статье).

– Простите, в вашей же статье указанно, что 22% гос. финансирования британской науки и так идёт через семь независимых советов, и вы не считаете это правильным, т.к. советы эти кишат лоббистами, т.е. они не такие уж независимые. Чем новый совет будет лучше?

Я не смог найти ответа на этот вопрос в статье, не смог я и сам придумать адекватный ответ на него. Замнём для ясности.

– Далее, на тему этих же советов: вы лишаете предпринимателя возможности вести научные разработки, обложив его налогами; предприниматель начинает искать политические пути решения, в результате чего советы по финансированию науки кишат лоббистами. Вы не слишком непоследовательны для человека науки?

Читатель может подумать остроумный ответ сам. Стюарт Паркинсон не слишком озабочен причинно-следственными связями. Можно было бы списать старика Стью в дурачки-доброхоты, если бы он не был выразителем целого пласта мнений:

Государство, лишённое пагубного стремления к прибыли, объединяя передовых людей для выработки решения, способно не только определить направления, но и содержать науку.

Бизнес же, преследуя узкие интересы, не способен содержать науку, особенно «чистую», теоретическую, фундаментальную. Во-первых, это ему не выгодно, т.к. нет гарантий прибыли. Во-вторых, результатами открытий могут воспользоваться конкуренты и въехать в рай на закорках заплатившего.

Со вторым ясно сразу, это аргумент не «против», а «за». Исследование 10 крупнейших фармакологических компаний Японии показало: каждая из них в среднем имеет 19% отдачи от собственных научных изысканий и 33% – от изысканий конкурентов! То есть каждый живёт за счёт каждого. Это и понятно, сложность современных исследований такова, что в одиночку не потянуть даже монстрам.

С первым ясно не сразу, хотя этот вопрос напрямую смыкается с вопросом «кто будет решать, какие цели важнее для общества». Прибыль возникает от удовлетворения спроса. Спрос есть общественная надобность, выраженная через рынок. Стремление заставить науку приносить прибыль есть стремление при помощи науки удовлетворить общественную надобность. Чего не так-то?

Обычно в этом месте выскакивает «фундаменталист», и, тряся томиком Стругацких, начинает голосить о деляческом подходе к науке, о красоте чистого знания и о том, что никто не знает, где что выстрелит и что понадобится завтра. Правильно. Завтра – никто не знает. Зато знает сегодня, проблем, что ли, мало? Почему же абстрактное «завтра», а не конкретное «сегодня»? И при чём тут государство?

Говорят, разделение на завтра-сегодня надумано. Мол, можно, чтоб и то, и другое. Но доступ к ресурсам у человечества ограничен множеством факторов, и концентрация в одном месте означает оскудение в другом. Так почему коллайдер, а не лекарство от рака?

Оставим на секундочку догму о том, что частное лицо не будет платить за чистое знание, хотя она не верна. Альфред Нобель – тому хрестоматийный пример. Оставим также догму, что частнику не потянуть стоимость современной науки. Дэвид Паккард, оставивший 6 млрд. долларов на научные исследования – ещё один пример. Это половина адронного коллайдера или два телескопа «Хаббл». Речь, таким образом, не идёт о пренебрежении фундаментальной наукой. Речь идёт о расстановке акцентов, о пропорциях, в которых распределяются усилия человечества. С какого перепугу кто-то решил, что государство способно решить этот вопрос? Откуда презумпция объективности государственных решений?

Государство – это не монолит с единым всевидящим разумом. Государство, даже во времена чьей-нибудь персональной диктатуры, это постоянное состязание за власть различных фракций, группировок и интересов. Распределение государственных ресурсов будет отражать (и всегда отражает!) не надобности человечества и уж точно не интересы чистого знания, а текущий расклад в этой борьбе.

В обмен на финансирование от учёных требуется конформизм. Проект, под который получают деньги, должен приносить политическую выгоду. В областях знания, где невозможна верификация научных теорий – в гуманитарных, – это уже привело к настоящей катастрофе. Вспомним историю, которая продажная девка кого угодно. То же самое – социология, экономика, психология.

В областях знания, где верификация возможна, предпочтение будет отдаваться, в первую очередь, наиболее дорогим проектам. Огромный размер оборачиваемых сумм всегда выгоден распределяющему, даже без учёта коррупции. Об эффективности трат можно только всплакнуть. Во вторую очередь – проектам, где верификация затруднена, и которые в силу своей природы открывают гигантские возможности для вмешательства во что угодно. Климатология и антропогенная теория глобального потепления – наглядный пример.

Я очень хотел избежать хлёстких примеров из истории, ограничившись самыми общими соображениями. На хлёстких примерах нельзя строить доказательств, иначе в споре победит не тот, кто ближе к истине, а тот, чей пример хлёстче. Но хлёстким примером можно иллюстрировать свою точку зрения, что я, пожалуй, и сделаю.

Пока я писал статью, очень кстати вышел очередной «Русский Репортёр», в котором есть статья «Двенадцать самых дорогих проектов современной науки». С десятикратным (!) отрывом первое место занимает Международная космическая станция. При этом

«Рекордов на счету МКС сколько угодно. С научными задачами хуже. Да, тут выращивают кристаллы и время от времени что-нибудь проделывают с пауками и ящерицами. Но прорывов в физике и биологии, которые хоть как-нибудь сказались бы на земной науке, здесь не сделали — или просто не готовы о них рассказать. Поэтому-то скептики вроде футуриста и патриарха теоретической физики Фримана Дайсона и заявляли, что станция – дело полезное, если только смотреть на неё как на общечеловеческую игрушку».

Это мнение – не только Дайсона или авторов статьи. О пилотируемой космонавтике подобное мнение я видел у Феоктистова (главный конструктор первого в мире космического корабля «Восток» и космонавт, уникальное сочетание); это и моё собственное мнение, благо некоторое отношение к космосу я имею. Финансирование проекта – полностью государственное, хоть и международное.

Следующий по стоимости проект – Международный экспериментальный термоядерный реактор – стоит в 10 раз меньше, при несомненной а) будущей полезности для человечества б) прямого отношения к фундаментальной физике. Откуда такой разрыв? Я ничего не могу с собой поделать, в уме всплывают слова не «интересы науки» и «чистое знание», а «лоббирование» и «отраслевые интересы».

В заключение – благая весть:

Выяснение того факта, что утки любят дождь, обошлось британским налогоплательщикам в 300 тысяч фунтов стерлингов. Именно такую сумму потратило министерство по окружающей среде, продовольствию и сельскому хозяйству (The Department for Environment, Food and Rural Affairs, DEFRA) на исследования, которые продолжались около трёх лет, сообщает The Daily Mail.

Наука спасена, человечество – тоже.

9 комментариев

  1. master:

    Со многим здесь согласен, кое-что обсудил бы, кое с чем поспорил. Пока же скажу буквально два слова в защиту МКС.
    Ребята, она же проектировалась на постоянное пребывание как минимум 6 человек, а потом и больше. У неё же всё пошло наперекосяк после катастрофы «Колумбии», то есть шесть лет уже бедняга еле дышит, у двух-то ребят сил хватает на необходимое плюс ещё на самую малость, а те, кто два раза в год на неделю прилетают — много ль они могут сделать?
    И сроки вывода модулей, в основном как раз лабораторных, из-за моратория на полёты шаттлов насколько отложены были… А хоть и не лабораторных, энергия и всякое жизнеобеспечение тоже совершенно необходимы, без них не поисследуешь, не попроизводишь.
    Программа тормознула по причинам, не зависящим от собственно МКС и собственно планов работы на ней. Вот только сейчас начинают там находиться вшестером на постоянной основе. Давайте подождём ещё немного, может, начнёт что-то такое появляться, что успокоит хотя бы часть критиков МКС.

  2. Аноним:

    Как хорошо, что в древнем Египте финансирование науки было государственное. Иначе пирамиды никогда бы не были построены! Жалкие эгоистичые людишки так и пасли бы своих верблюдов, вместо того чтобы строить пирамиды.

  3. Аноним:

    На 1. Невозможность просчитать риски, приводящие к искажению первоначальных планов — фирменный знак госпланирования. Вспомните программу Shuttle — во сколько дороже она вышла, чем предполагалась в начале?

  4. master:

    На (3). Не довод. Если бы такую программу вёл частный инвестор, получилось бы более или менее то же самое. Сравнимую — по объёму работ прежде всего, по кооперации, по длительности и пр. Подскажите пример сравнимой программы, финансируемой из негосударственных источников.
    Кстати, думаю, что значительная доля неопределённости в прямой, скорой практической отдаче от МКС была очевидна тем, кто её затевал, иначе надо считать их просто идиотами.
    И, наконец, разве многодесятилетнее изучение стаи шимпанзе даёт практике больше, чем МКС? Однако ж изучают…
    Думаю, нет такой программы, и не было, по поводу которой её квалифицированные противники или просто любители поскандалить, оппозиционеры «против всего», не сказали бы чего-то в таком роде, что это, мол, дорогая игрушка. А нам нравится, мы любим, когда «они» в очередной раз оказываются дураками и/или сволочами. На этом «нравится» просто обязаны играть газетчики, бизнес у них такой. Думаю, приведённая в статье цитата — из этого второго «отряда».
    Впрочем, то уже, конечно, не в ответ на (3), а в целом по теме.
    Там приведены мнения тех, кто против пилотируемой космонавтики. Неужели вы думаете, что нет таких, которые «за»? При этом не менее квалифицированных и авторитетных? И наконец: кто сказал, что у автоматической космонавтики не может быть лобби? Это я не про Админа, конечно.
    А уж всяких патриархов, которые с апломбом несут жуткую чушь по поводу дел, к которым не имеют отношения и в которых не разбираются — таких море разливанное…

  5. Аноним:

    Аргумент, аргумент. Частник никогда бы не начал её, прежде всего. А те, «кто её затевал», скорее всего думали не об отдаче, а об освоении средств. «Если мы не возьмём, возьмёт «Роттен томэйтос аэронотикал», так что вперёд, и подороже»

  6. master:

    На (5). Не нужна эта дискуссия. Любые бюджетные программы затеваются, и всегда затевались, и будут затеваться только ради оттягивания госсредств в конкретные руки. Позиция несокрушимая и необсуждаемая, того, кто на ней стоит, поколебать невозможно. А я-то не знал, на что Королёв своё здоровье тратит… теперь вот знаю.

  7. Аноним:

    На (6). Не нужна, так не нужна. Хотя Королёв — он очень разный был. Баллистическая ракета была — очень нужна. Но вот только… я тут книжку читал, про Королёва, там автор без обиняков заявляет: он к звёздам хотел, а его оружие делать заставляли, сволочи, так он — вот хитрец! — на слабостях Хрущёва сыграл, и космическую империю построил! Пол-книжки про то, как на слабостях играл. Так я, блин, с теми сволочами, которые оружие делать заставляли! А у того, кто считает, что если «здоровье потрачено», то это закрывает любое обсуждение, «позиция несокрушимая и необсуждаемая», это да.

  8. master:

    На (7). Наверное, из блога понятно, что я тоже отнюдь не против оружия. И никогда я не называл тех, кто запускал программы систем вооружения, сволочами. Так что это не ко мне.
    А Королёв к звёздам хотел, факт; другое дело, что, думаю, он и против оружия ничего не имел. И Браун, он тоже хотел к звёздам.
    А вот последнее умозаключения я просто не понял. Я сформулировал, как мог, ядовито, позицию, которую я не разделяю: что те, кто пробивает бюджетные программы, что все они хотят только бюджетных денег, а результаты собственно программ им до лампочки. И далее сатирически отметил, что вот теперь, мол, я осознал, чего Королёв так напрягался: денег хотел у государства как можно больше заграбастать. Сатира это, если кто не понял. Могу сказать по-простому: думаю, что Королёв, Бабакин и прочие действительно хотели, чтобы человек осваивал космос. И именно на это тратили здоровье, а не на пиление бюджета. Это было их доминантой, целью; а деньги — средством достижения цели.

  9. Аноним:

    Мы обсуждаем в контексте статьи, да? У Королёва после смерти на книжке осталось 16 (шестнадцать) рублей денег. И никто про пилку бюджета и не думал. А думал я, цитируя статью, «в каких пропорциях распределять усилия». И платить за оружие лично я бы был согласен. А за Союз-Аполлон или покорённую Луну — уже нет. Хочешь Союз-Аполлон — вперёд, как Скэйлед композит и Вёрджин галактикс — за свои деньги.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*