Skip to content
 

Апология большой зенитки :)

Тут у нас с Романом (Роман-75) в комментариях к третьему выпуску музея военного флота в Хайфе разгорелась дискуссия: на кой чёрт нужны (точнее, были нужны в середине ХХ века) неавтоматические зенитные и универсальные установки? Упорная оказалась дискуссия. На данный момент она не закончена; я очень стараюсь показать свою правоту, пишу длинно, вон даже картинки стал вставлять в комменты… Но Роман не сдаётся, такое впечатление, что он даже малость недоумевает: почему я так упёрся?

И я сам подумал: а почему, действительно, я так упёрся?

И понял: моя защита неавтоматической универсальной артиллерии основывается, во-первых, на уже перечисленных аргументах:

– большая дальность стрельбы, необходимая для защиты не столько корабля, сколько соединения, которое он охраняет;

– многократно увеличенные, по сравнению с малым калибром автоматических установок, радиус поражения и могущество действия снаряда по цели – это уже имеет первостепенное значения для защиты самого корабля-носителя;

– возможность, уже достигнутая во Вторую мировую войну, установки на среднекалиберный снаряд радиолокационного взрывателя, что в разы повышает его способность выполнять как первую (охрана ордера), так и вторую (самозащита) задачи.

А во вторую очередь «адвокатство» в пользу 76–127-мм неавтоматических зениток опирается на укоренившееся у меня с давних пор убеждение, что к концу войны роль малокалиберной зенитной артиллерии на кораблях капитально снизилась. Поскольку убеждение это давно перешло на бессознательный уровень, его сила особенно велика :)

И вот я решил написать маленький пост, чтобы попытаться показать, откуда это убеждение у меня взялось.

Извините, картинок ставить не буду. Они красивые, я их сам очень люблю, но – времени жалко! Извините.

Сначала примечание. Дальность стрельбы играет немалую роль и для самозащиты. В конце концов, в момент налёта главное не сбить побольше вражьих самолётов, а не допустить попадания их боеприпасов в свой корабль. И в этом смысле рассеять строй, сорвать замысел налёта – вещь очень полезная. А это дело надо начинать как можно раньше, для чего надо стрелять как можно дальше.

А убеждение появилось у меня на основе прочитанного

– о последних кораблях, строившихся во время войны и сразу после неё с учётом её опыта и

– о модернизациях кораблей военных проектов, проведённых в первые 15 лет после войны.

Ну вот, например, последний американский военный проект тяжёлого крейсера – «Де Мойн» (планировалось 12, построили три). Предполагалось ставить на него 12 × 4 – 40-мм и 20 – 20-мм автоматов. Но потом счетверённые 40-мм установки были заменены 76-мм спаренными – ещё не автоматическими! На «Де Мойне» 20-мм стволы поставили, но, впрочем очень скоро сняли; а на «Сейлем» и «Ньюпорт Ньюс» из и вовсе не ставили.

Данные из книги «Американские крейсера Второй мировой войны», ЗЕРКАЛО, Екатеринбург, 1999. Для меня довольно убедительно.

Или вот сведения о планах модернизации и достройки линкоров после окончания войны. Например, на всех четырёх «Айовах» планировалось все 4-ствольные 40-мм «бофорсы» заменить на спаренные 76-мм установки. А когда в 1955-м решили было недостроенный «Кентукки» достроить как ракетный линкор, его «ключи от неба» должны были состоять не только из двух спаренных ЗРК «Терьер» (средней дальности) или «Тэйлос» (большой дальности), но и из шести спарок универсальных 127-мм и 10 спаренных же 76-мм установок.

Можно возразить, что эти данные менее убедительны, чем сведения о крейсерах, ведь здесь-то уже речь о 76-мм установках Mk 33, а они были автоматическими. Но, знаете ли, если приглядеться, то они неплохо «работают на меня».

Судите сами. При скорострельности 45–50 выстрелов в минуту 14 стволов дадут максимум 700 снарядов. Я взял 14 стволов, исходя из самого выгодного расположения установок на корабле: две в оконечностях, по четыре – побортно. Вряд ли на линкорах Второй мировой можно было бы расположить их удачнее. Более того, раз на них были и 127-мм башни, то они и занимали лучшую позицию в оконечностях, а все зенитки стояли побортно. Тогда на борт, откуда летят торпедоносцы, получим 500 выстрелов в минуту.

А шесть счетверённых 40-мм «бофорсов» (см. выше про «Айову») дадут 2880 снарядов на борт – скорострельность «бофрсов» L/60 120 выстр./мин.

Почти в шесть раз больше. Прибавьте десяток 20-мм «эрликонов» с их 450 выстр./мин – получите тот вал огня, тот «огнедышащий вулкан», который составляет базис для убеждённости Романа в преимуществе малого автоматического калибра.

Но американы не схотели после войны ставить на линкоры этот «вулкан»! Они предпочли почти в шесть раз меньше снарядов (20-мм фитюльки я и не считаю), но с хорошей точностью разрыва, большим радиусом поражения и тяжёлыми осколками. И это, заметьте, на линкоры, которые не предназначены для ПВО конвоев и ударных групп! Линкоры сами ходят под прикрытием! Так что их зенитные пушки – преимущественно для самообороны, и лишь в далёкую вторую очередь для всяких «коллективных надобностей». Значит, в данном случае важна не столько дальность сравнительно крупнокалиберных орудий, сколько мощь их снаряда.

Не помню, делал ли я в комментах одно уточнение, типа «обратите внимание». На всякий случай сделаю здесь.

Даже если вы абсолютно точно навели свои стволы в расчётную точку встречи снаряда с самолётом, вам ещё ничего не гарантировано. Потому что есть ещё ошибка установки взрывателя по дальности: чуть не так установлена дистанционная трубка, и снаряд взорвётся раньше или позже прохождения этой самой точки. А по дальности, по моим ощущениям, ошибка больше, чем по направлению – всё равно, наводите вы свои пушки оптическим визиром или несовершенной РЛС времён Второй мировой. Поэтому в рассуждении промаха по дальности большая зона поражения особенно важна.

Про радиолокационный взрыватель говорить не будем, с ним всё ясно.

Хочу ещё раз обратить внимание: осознав опыт войны, кораблестроители и тактики для самообороны уже не хотели иметь сотню трасс из маленьких снарядов. А хотели вместо них в разы меньше больших и мощных. Которые к тому же можно было применить и для разрушения строя бомбардировщиков на дальних подступах к своему кораблю, и для организации «зонтика» над соседом по ордеру.

И такое положение сохранялось до тех пор, пока для малых скорострелок не нашлось новых целей в виде маловысотных противокорабельных ракет, а сами скорострелки не стали многократно скорострельнее и точнее благодаря полностью автоматическим системам наведения.

Это прекрасно подтверждается примерами постройки и модернизации кораблей в 1950-60-х годах. Смотрите.

Лёгкие крейсера типа «Тайгер», Британия – последние английские крейсера, начатые постройкой как «классические», – должны были иметь две двухорудийные башни со 152-мм пушками и три – да, 76-мм спарки. Два из трёх вступили в строй уже как малопонятные артиллерийско-вертолётоносные корабли на рубеже 50-х и 60-х, и на них осталось по одной башне и одной 76-мм спаренной зенитке. Правда, прибавились вертолёты и очень своеобразные ЗУР «Си кэт», но это уже другая песня.

Некоторые «военные» американские крейсера, лёгкие и тяжёлые, перестраивались в зенитно-ракетные. Как справедливо пишет Роман, на них к концу войны была чёртова уйма «бофорсов» и «эрликонов». А после модернизации (главный калибр опускаю)?

Два типа «Бостон»: 5 × 2 – 127-мм и 4 × 2 –76-мм.

Три типа «Галвестон»: 3 × 2 – 127-мм и 12 стволов 76 мм.

Три типа «Провиденс»: только 3 × 2 – 127-мм.

И никаких 40- или 20-мм!

И это при том, что все они имели зенитные ракеты «Терьер» или «Тэйлос», которые в принципе предназначены для борьбы с воздушными целями на большой дальности! Значит, универсальные 127-мм и зенитные 76-мм – опять в основном для самообороны…

А не сто стволов «бофорсов»!

Французы на своей новопостроенной «Жанне д’Арк» ЗУР среднего радиуса «Мазурка» дополнили двумя универсальными сотками. Итальянцы на своём модернизированном довоенном «Джузеппе Гарибальди», не обойдясь «Терьером», поставили 2 × 2 – 135-мм универсальных и 8 × 1 – 76-мм зенитных. Кстати, 135-мм давали всего лишь 8 выстр./мин… И лишь голландцы на «Де Рейтере» применили 2 × 2 – 57-мм и 2 × 2 «бофорса».

Тут, правда, особняком стоят наши, снабдившие «Свердловы» 32 стволами калибра 37 мм. Но это, думаю, не «торможение» даже, а 1) желание (или необходимость?) иметь хоть сколько-то кораблей, похожих на те полчища «классики», которые после войны ещё долго бороздили моря в составе флотов бывших союзников по антигитлеровской коалиции и 2) просто неимение автоматических установок большего калибра.

Фрегаты – американское изобретение, тогда обозначавшее эскортные корабли меньше крейсера, но больше эсминца. Потом американцы осознали свою ошибку, назвали фрегатами сравнительно крупные сторожевые корабли (меньше эсминца), а эти, первые, переклассифицировали – кого в эсминцы, а кого и в крейсера. До середины 1960- построили их семь типов, из них шесть ракетных, коих общее число получилось 34, в том числе два атомных. Ракетные фрегаты имели одну или две ПУ ЗУР средней (по понятиям того времени) дальности (тип «Митчер» – малой). И вот эти фрегаты 127-мм универсальные установки имели не все, а 76-мм – все! А 40-мм и меньше – ни один!

Англичане на своём новостройном типе «Каунти» обошлись 114-мм универсалками (всё те же 12 выстр./мин!) итальянцы (типы «Андреа Дориа» и «Витторио Венетто», середина-конец 60-х) – 76-мм зенитками, и лишь французы на тоже новых «Сюффренах» поставили по паре одноствольных 30-мм автоматов. Но французы в это время уже задумывали свою, одну из первых в капиталистическом мире, противокорабельную ракету «Экзосет» и потому могли иметь продвинутое представление о характере угроз, ожидающих их пароходы в близком будущем.

Это я говорил о ракетных кораблях. Но вот эсминцы типа «Форрест Шерман» – последние торпедно-артиллерийские корабли этого класса, построенные в Штатах. Вся артиллерия – три одноствольных 127-мм башни и четыре одноствольных же 76-мм зенитки. Правда, на упомянутых выше «Митчерах», пока они предполагались безракетными, зенитная батарея должна была включать не только 4 × 2 – 76-мм, но и 4 × 2 – 20-мм.

При модернизации своих эсминцев по противолодочной программе FRAM-1 американцы меняли малокалиберную артиллерию на 76-мм спарки. Часто они делали то же самое, полностью или частично, при подготовке «Флетчеров», «Самнеров» и «Гирингов» к продаже и передаче в другие страны. Итальянцы на своих ракетных эсминцах тех лет типа «Импавидо» ставили 127-мм и 76-мм, японцы на «Амацукадзе» – только 76-мм.

Правда, французы на новых ракетных эсминцах ставили 57-мм, 30-мм и даже 20-мм, голландцы на ракетных «Халландах» – 57-мм и 40-мм, а у итальянцев два классических торпедно-артиллерийских корабля типа «Импетуозо», вошедших в строй аж в 1958 году, несли по 16 40-мм стволов. Но итальянцы тогда не были на острие военно-морского прогресса – как, впрочем, и голландцы. Ну, и мы тоже, опережая весь мир по части ракетного противокорабельного оружия, в массовой серии в это время строили «ностальгические» эсминцы с четырёхствольными 45-мм автоматами.

Несколько ослабляют мою доказательную базу английские «Бэттлы» и «Дэринги» – первые были разработаны в военное время, а вторые – после войны. Все они несли 114-мм универсальные пушки и 40-мм автоматы, а более старые «Бэттлы» – даже и 20-мм. Думаю, здесь дело в том, что 114 мм – это уже довольно близко к 76 мм, надо хорошо подумать, стоит ли ставить на корабль два столь близких калибра. Кроме того, я думаю, что в 76-мм калибре у англичан тогда было лишь всё то же так называемое 12-фунтовое орудие, первая модель которого была разработана ещё перед Первой мировой войной. Вряд ли можно было тащить такое на корабли, разрабатывавшиеся в начале и тем более в конце 1940-х годов.

***

Всё, хватит. Цифр и названий, я думаю, достаточно. Вы не забыли, зачем я вас этим грузил? Напомню: я пытался показать, что до появления компактных зенитных ракетных комплексов для ближней обороны в передовых странах эту нишу занимала сравнительно медленнострельная, но мощноснарядная артиллерия калибра от 76 мм. А многочисленные малокалиберные батареи отошли в прошлое. И это было результатом осознания опыта Второй мировой войны.

Продлись она – не дай бог! – ещё пару-тройку лет, и мы увидели бы, как все, кто может, снимали бы «бофорсы» – скорее всего, не все, но большую часть, – и ставили вместо них даже полуавтоматические зенитные трёхдюймовки. С радиолокационным наведением, с радиовзрывателями…

Я так думаю.

Кстати, обратили внимание? Я старался избегать упоминаний о радиолокации, во всяком случае, явно их минимизировал. Старался основываться на показателях, свойственных всем системам, начиная от 20-мм. Не из этакого джентльменства — типа, запрещённый приём; а потому, что разговор наш с Романом начался с того времени, когда РЛС даже на Западе были экспериментальной диковиной. И я старался оставаться в этих рамках.

7 комментариев

  1. Роман-75:

    Мастер, ещё раз Вам спасибо! Даже вот так — СПАСИБО!

    Но таки опять я с Вами несколько не соглашусь:-)
    Большинство описанных Вами проектов были разработаны (ну, или реализованы) уже после Второй мировой. Или даже в 50-х годах прошлого века. То есть тогда, когда изменились и собственно самолёты, и применяемое ими оружие — в дело вступила реактивная авиация, более скоростная, оснащённая относительно эффективными системами прицеливания, широко использующая модифицированные авиабомбы (например, что-то вроде нашей М-54 ФАБ-9000, которая теоретически могла сбрасываться с высоты порядка 12 500м) и даже, иногда, ракеты. Вот тут, без сомнения, возникла явная необходимость отнесения зоны досягаемости огня ПВО на бОльшую дальность. К тому же, неплохо прогрессировала техническая база этой самой ПВО — резко совершенствовались радары, СУО, механизмы боепитания орудий, приводы и т.д., что позволяло существенно увеличить эффективность огня.
    Но ведь наш-то разговор начался со старых, спроектированных ещё до начала войны, кораблей… По которым работали столь же простые (в техническом отношении) самолёты… Думаю, чтоб попасть в кораблик типа «Хант» с расстояния уже в тысячу метров, пилоту/штурману/бомбардиру какого-нить Не-111, Не-115, Ju-87 или Do-200 надо было бы очень-очень постараться. Слишком уж мелкая цель, поразить которую можно только с небольшой дистанции. А прицелы на самолётах — отнюдь не РЛС с синтезированной апертурой… И вот в таких-то условиях, полагаю, именно малокалиберки и были наиболее эффективны.

    • master:

      Ну вот, получается, что на это я ответил в комменте. Не нужен эскортный корабль, который отлично защищает себя. Он других защищать должен.

      А во всём, что сказано выше возврата к теме военных-довоенных кораблей, Вы правы. Можно ещё добавить, что на американцев сильнейшее впечатление произвели не просто японские торпедоносцы и бомбардировщики, а камикадзе. Действительно, камикадзе бесполезно повреждать. Отломи у него крыло на расстоянии 500 м, он всё равно, глядишь, к тебе на палубу упадёт. Камикадзе надо превращать в мелкий металлолом, то есть встречать могучим взрывом – неважно, в пяти километрах или в непосредственной близости от собственного борта

      То есть в сухом остатке я считаю, что главное оправдание больших зенитных калибров – необходимость прикрывать не себя, а других. Кстати, американские крейсера с универсальными шестидюймовками это лишь подтверждают: на Тихом океане их главное «морское» назначение было – не рейдер, не защитник своих коммуникаций, не разведчик при эскадре и прочая, а – сопровождение авианосных и десантных соединений. Опять сопровождение…

  2. Роман-75:

    Ну, на Тихом океане, в довольно специфических условиях тамошнего театра, под конец войны, это, наверное, было оправдано.
    Однако, в Европе-то воевали несколько не так… Там и камикадзе не было, и роль кораблей вроде крейсера была немного не такой.

    • master:

      Да, всё правильно. Я в этом смысле и написал. Типа, оправдываюсь :)

    • master:

      Добавлю ещё против собственной позиции. Впрочем, зачем так говорить — против? Скажем: в развитие :)

      То, что в европейских водах больше нужны были скорострельные автоматы, доказывается ещё и тем, что их довольно часто ставили на место «однозарядных» зениток, которые для этого демонтировались. По крайней мере, так было в первой половине войны и немного за середину. Чаще, конечно, снимали торпедные аппараты и ставили зенитки — разные, и среднекалиберные, и малокалиберные автоматические. Снимали даже башни главного калибра на крейсерах, а на их место зачастую ставили не средний калибр, а многоствольные автоматы.

      Но, да, было и так, что снимали «медленный» средний калибр и ставили скорострельный малый.

      И всё же никогда даже совсем маленькие корабли, даже тральщики, не оставляли без хотя бы 76-мм пушки. Правда, это можно объяснить незенитными нуждами… но пушки эти были универсальными!

      В общем, небось, хватит этой дискуссии, а? Вроде достаточно полно обменялись соображениями, в чём-то сблизили позиции… Я не настаиваю, я предлагаю :)

  3. Роман-75:

    Согласен.
    Вы меня убедили.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*