Skip to content
 

Морской музей в Хайфе – 3

Морской музей в Хайфе: 1, 2

Похоже, это будет последняя «ностальгическая» серия. Ностальгия у меня потому, что в этих сериях шла речь о кораблях если не легендарных, то знаменитых. О небольших, неярких корабликах с умеренными характеристиками, но – строившихся в больших количествах и вынесших всю очень тяжёлую тяжесть войны на морских коммуникациях, преимущественно в Атлантике.

Вспомним их. В первом посте у нас был «Хагана» К-20 – представитель корветов типа «Флауэр». Во втором был «Мизнак» К-32 – фрегат типа «Ривер». А здесь будет сразу два, и тоже родом из Британии, и даже не корветы, не фрегаты, а – эсминцы! Один – эскортный, второй – обыкновенный.

Эта палубная щитовая установка – с первого из них.

Английская спаренная 102-мм корабельная зенитная установка в музее ВМС Израиля, Хайфа

Имя его в израильском флоте – фрегат «Хайфа» К-38. А «девичья фамилия» – эскортный миноносец типа «Хант».

Вот он – не «Хант», а «Хайфа»:

Фрегат «Хайфа» К-38 - бывший английский эскортный эсминец типа «Хант»

Это я написал потому, что «Хайфа» не совсем соответствует исходному типу «Хант», в основном по составу вооружения.

Проект «Ханта» появился потому, что англичане были малость недовольны строившимися эскортными кораблями. В межвоенные годы они строили для этих целей шлюпы – пароходики на основе чертежей траулера, водоизмещением меньше 1000 тонн – вроде «Флауэра». Но главное – тихоходные, узлов по 18–20.

Конечно, при «эскадренной» скорости конвоя узлов 12, а то и меньше, этого в принципе хватало. Но большой конвой растягивается на много миль – в каком месте вынырнет перископ? Откуда налетят «Штуки»? («Штука» – это пикирующий бомбардировщик Юнкерс-87, гроза судоходства, принёсший англичанам массу неприятностей, например, на Средиземном море). Где бы ни вынырнул, откуда бы не прилетели – там должны быстренько оказаться корабли охранения.

Вот и решили сделать корабль примерно с таким же вооружением, как те шлюпы, но со скоростью 31 узел. Правда, не удержались и захотели поставить ещё торпедный аппарат – аж четырёхтрубный! – чтобы было чем встретить надводного рейдера – артиллерия-то была 102-миллиметровая, это мало. И втиснуть всё это в 800 т водоизмещения.

Не получилось. Водоизмещение достигло 1050 тонн – это стандартное; а полное – аж 1610 тонн. И скорость «догнали» лишь до 27 узлов, и остойчивость была столь недостаточна… Столь недостаточна, что тяжеленный торпедный аппарат сняли ещё в проекте, заменив третьей 102-мм спаркой. Но и её пришлось снимать ещё в процессе достройки головного корабля.

И вот уже после этого пошла первая серия, числом 23 корабля. Один из них и стал в последствии «Хантом».

Итак, серийный корабль имел две спарки 102-мм, один счетверённый 40-мм автомат, три 20-мм автомата, два бомбосбрасывателя и два бомбомёта. Потом был улучшенный проект с увеличенным водоизмещением и возвратом третьей двухорудийной установки – серия из 33 единиц. Потом ещё 30 штук, ещё увеличенных и всё-таки с трёхтрубным торпедным аппаратом вместо одной из 102-мм спарок.

Какой из этих вариантов стал «Хайфой», я, с вашего позволения, выяснять не буду. Мне кажется, первый; а там бог его знает.

…В старшие школьные годы я досконально, наизусть изучил все модели боевых кораблей в музее Советской армии – или я вам уже об этом говорил? Я страшно любил разглядывать все детали, мечтая, что и я буду делать такие же. Для «делать» я оказался слишком ленив, но любовь к судомоделям сохранилась. Поэтому глядите: «Хайфа» К-38, вид с носа:

Фрегат «Хайфа» К-38 - бывший английский эскортный эсминец типа «Хант»

Вот мы видим эту самую двухорудийную установку Mk. XVI с двумя 102-мм зенитными пушками с длиной ствола 45 калибров. Она, как вы помните, представлена на первом снимке статьи; и я дам ещё одну её фотографию:

Английская спаренная 102-мм корабельная зенитная установка в музее ВМС Израиля, Хайфа

Вес установки 14 тонн, углы возвышения от –1 до +80°, дальность стрельбы почти 10 миль, досягаемость по высоте больше 14,5 км. Наведение ручное, скорострельность 12 выстр./мин; а кое-где пишут даже 15–20. Думаю, это зависело от тренированности расчёта – от чего ещё может зависеть скорострельность при ручном патронном заряжании? Ну, наверное ещё от угла возвышения – небось, толкать вверх патрон, то есть снаряд и гильзу вместе взятые, труднее, чем подавать его в горизонтальной плоскости.

Далее мы видим носовую надстройку с мостиком. Что интересно, что мостик «Хайфы» стоит во дворе музея! Вот:

Мостик фрегата «Хайфа» К-38

Я, конечно, не обошёлся одним только видом. Вот он изнутри:

Мостик фрегата «Хайфа» К-38

Открытый мостик – представьте себе шторм в Северной Атлантике: мгла, ветер, брызги, захлёстывающие волны… А на мостике полдюжины геройских моряков… нелегка их служба.

Молодцы израильцы, что сохранили мостик; но всё-таки не совсем молодцы: зачем приборы шаровой краской закрасили? Головотяпство, однако… или недостаток финансирования? :)

Если приглядеться к соответствующим ракурсам модели – они ещё будут, – то выяснится, что мостики модельный и натурный не совсем совпадают, особенно по «внутренностям». Но, знаете, это не криминал: представляете, сколько раз этот мостик переделывался, дорабатывался?

Сначала его совершенствовали англичане – корабль просто не мог проплавать всю войну без изменений. Потом, в 1949-м, они отдали его в Египет. Египтяне вряд ли что дополнили, может быть, он проплавал бы в неизменном виде до конца карьеры. Но в октябре 1956 года «Мохаммед Али эль Кебир» был захвачен израильтянами и стал «Хайфой». И служил до 1970-го, и наверняка по мелочам модернизировался.

Что сказалось не только на оборудовании мостика, но и на вооружении. «Хантовский» состав я привёл выше. На табличке под моделью написано: две двухорудийных 102-мм установки, спаренный 40-мм автомат, три 20-мм автомата, два бомбомёта. А на самой модели и ещё по-другому… Например, на фото «вид с носа» на правом крыле мостика видно то, что должно быть истолковано как 20-мм автомат. Второй, естественно, на левом крыле; а вот третьего я не нашёл. Может, вы найдёте?

Есть и ещё несоответствия. Вот, например, глубинный бомбомёт с «Хайфы»:

Противолодочный бомбомёт времён Второй мировой войны в музее ВМС Израиля, Хайфа

Бомба похожа на бочку, каковой, в сущности, и является. Это бочка с тротилом и взрывателем, который срабатывает от давления на заданной глубине – её устанавливают на взрывателе перед выстрелом. Бочку цепляют на конец длинного цилиндрического штока, который вставляют в ствол бомбомёта и потом выстреливают. Бомба летит на несколько десятков метров, порой за сотню.

Смысла стрелять дальше особо нету, так как основная тактика применения глубинных бомб во времена Второй мировой войны состояла в том. что корабль должен был пройти по возможности прямо над субмариной, сбрасывая бомбы прямо за собой с кормового бомбосбрасывателя и стреляя на оба борта из бомбомётов. Зоны поражения сбрасываемых и выстреливаемых бомб слегка перекрываются, и таким образом получают полосу метров до 150–200 шириной, которая в случае удачи компенсирует неточность выхода в точку нахождения подлодки.

Таким образом, бомбомётов должно быть два; и в табличке под моделью написано, что два; но на модели виден только один:

Фрегат «Хайфа» К-38, кормовая часть

Это такое чёрненькое, близко к корме у правого борта. А у левого такого нет… С другой стороны, бомбосбрасывателей должно быть два – так написано на табличке, – а на модели один… Думаю, это надо списать на легкомыслие изготовителей модели, а может быть, на долгие годы эксплуатации: переносили куда-нибудь, бомбомётик отвалился – где его искать?

Наконец, на кормовой рубке мы видим одноствольный 40-мм автомат вместо двухствольного по описанию.

Ну и ничего. Чем перемывать кости зарубежным судомоделистам, лучше перейдём к следующему пароходу.

Точнее, турбоходу. Ибо это у нас «Эйлат» К-40, в девичестве английский эсминец типа Z с двумя паровыми турбинами общей мощностью 40 000 лс.

Эскадренный миноносец «Эйлат» К-40, бывший английский типа Z

Что сказать про эсминец? Британская классика. Не очень быстрый – 36 узлов, не очень страшно вооружённый, – четыре универсальных пушки, два четырёхтрубных ТА; средних для своего класса размеров и с приличной дальностью. Да, типично английское сочетание свойств.

У эсминцев типа Z (по-западному – класса Z) нет какой-то особой истории, с какими-то интересными поворотами – хотя бы как у «хантов». Наоборот, тип Z – плод неторопливого эволюционного развития класса эскадренных миноносцев в британском исполнении. В английском эсминцестроении я не вижу такой отчётливой «вехи», какой был у нас «Новик» – первый турбинный эсминец, корабль, превысивший непосредственного предшественника по водоизмещению сразу на 50%, почти на столько же по скорости, а по весу артиллерийского залпа – в четыре раза, и во столько же раз по числу торпедных труб.

Z’ы спокойно развивались от 1000-тонных S’ов конца Первой мировой с их тремя 102-мм орудиями и двумя двухтрубными аппаратами. Потом пушек стало четыре, а торпедные аппараты стали трёхтрубными. Потом пушки стали 120-миллиметровыми. Потом, уже в начале 1930-х, четырёхтрубными стали аппараты; водоизмещение к этому времени зашло за полторы тысячи тонн. Перед Второй мировой появились большие корабли, больше 2000 т, на которых были уже двухорудийные 120-мм установки, у кого три, у кого даже четыре; у таких торпедные аппараты были уже пятитрубными, и некоторые несли их не по одному, а по два.

К этому времени в Адмиралтействе решили, что не обязательно все эсминцы нужно строить такими здоровенными, появился тип поменьше, опять с четырьмя 120-мм пушками и четырёхтрубными аппаратами. Такие корабли строили уже в ходе войны, строили большими сериями. А после первых боёв Второй мировой проект был изменён: стало ясно, что ключом к выживанию на море является в первую очередь ПВО. И «простые» 120-мм орудия заменили на универсальные 114-мм – 4,5-дюймовые.

Это и был тип Z.

Два таких корабля были переданы в 1956 году Израилю, один из них стал называться «Эйлат» – вы думаете, по имени курорта на Красном море? Нет, по имени одной из трёх военно-морских баз Израиля.

Что, впрочем, суть две ипостаси одного города, известного ещё со времён царя Соломона.

Не буду я вам перечислять вооружение по исходному проекту, по источнику из интернета и по табличке под моделью. Давайте лучше по ней, по модели, пройдёмся.

Вид на полубак и носовую надстройку:

Эскадренный миноносец «Эйлат» К-40. Полубак и носовая надстройка

Доминируют эта самая надстройка и две пушки в щитовых установках. О пушках потом, а вот эйлатовский мостик опять-таки установлен во дворе музея:

Мостик эскадренного миноносца «Эйлат» в музее ВМС Израиля, Хайфа

Этот понавороченнее, чем мостик «Хайфы», да? Что ж, и корабль покруче… Но всё равно, та же сплошная шаровая краска и то же несоответствие тому, что можно разглядеть на модели. Последнее ворчание относится скорее к моделистам, да и они могу быть ни при чём: модернизации… Да и на модели фиг что толком разглядишь, если глядишь не на неё, а на фото…

Проехали. Будем обращать внимание на достоинства.

Кликните по фото носовой части. В передней части надстройки, справа от мостика и ниже его, установлено что-то малокалиберное. Если сопоставлять с написанными данными, то это 12,7-мм пулемёт.

Ниже пулемёта, дальше к корме, на крыле надстройки стоит что-то более крупное. Это английский одноствольный 40-мм автомат, насколько я знаю, уже послевоенная модель. Я помню такие, например, на больших торпедных катерах типа «Брэйв» в конце 50-х – начале 60-х годов.

И он тоже есть во дворе:

40-мм зенитный «бофорс» с эсминца «Эйлат»

Сдаётся мне, что это лицензионный «Бофорс» – вроде бы англичане покупали лицензию у этой шведской фирмы, десятилетиями снабжавшей полмира именно своими 40-мм автоматическими пушками.

Переходим к средней части:

Средняя часть эсминца «Эйлат». Здесь под палубой - котлы и турбины

Здесь ещё два 40-мм автомата и два четырёхтрубных торпедных аппарата классического калибра 21 дюйм – 533 мм.

И вот он во дворе:

Черырёхтрубный 533-мм торпедный аппарат в музее ВМС Израиля, Хайфа

Бог мой, неужели они собирались ставить такую дуру на маленькие «хантики»?!

Корабль подходит к концу, и к нему же подходят мои силы. Давайте покажем первое, пока не наступило второе:

Эсминец «Эйлат», корма

Вот здесь бомбомётов столько, сколько надо: по паре на борт. У них бомбы раскрашены красно-белым. Видите? И бомбосбрасывателей два – бомбы скидывали с них поочерёдно, чтобы получить достаточную «густоту» следа на больших ходах.

И вторые две пушки главного калибра. О них я скажу несколько дополнительных слов.

Вот пушка во дворе:

Английская щитовая 114-мм корабельная универсальная установка в музее ВМС Израиля, Хайфа

Я выше написал, что для усиления ПВО было решено установить 114-мм пушки вместо 120-мм. Казалось бы, вооружение ослаблено; ан нет!

У новой 114-мм пушки снаряд был тяжелее, чем у прежней 120-мм – 24,9 кг против 22,7. Кстати, ровно столько же – 24,9 кг – весил снаряд американской 5-дюймовой (127 мм) пушки того же времени.

Дальность стрельбы у 114-мм пушки была много меньше, чем у стодвадцатки, но зато она обладала высокими скоростями горизонтальной и вертикальной наводки – по 20°/с и досягаемостью по высоте 12,5 км. А скорострельность была практически такая же, как у 102-мм пушек «хантов» – 12–15 выстр./мин; это при том, что один только 114-мм снаряд весил почти столько же, сколько 102-мм весь патрон – снаряд и гильза с зарядом.

Такая скорострельность требовала каких-то приспособлений. Наверное, это они:

Как-то оно не совсем обычно выглядит...

А может, и нет. Просто увидел какую-то хитрую конструкцию в тыльной части орудия и щита, и захотелось сфотографировать.

Напоследок даю ещё одно изображение. Это всё равно, как если бы вы летели на Юнкерсе-87 на высоте метров 40–50 над кораблём:

Как бы я топмачтовик и только что сбросил бомбу... :)

Видите, какой он узенький… А ведь его ломает в океане огромными волнами…

Пора нам кончать с «Эйлатом». Впрочем, это сделали задолго до нас.

…Всё же нам удалось утопить боевыми средствами боевой англо-американский корабль Второй мировой войны. Правда, и корабль был уже не англо-американским, и боевые средства формально были не наши.

В 1960-х годах мы передали нашему другу Гамалю Абделю Насеру шесть ракетных катеров проекта 183Р, на каждом из которых было по две ПУ противокорабельных ракет П-15. 21 октября 1967 года такой катер (или такие катера) утопили «Эйлат» – это был первый в мире случай реального боевого применения противокорабельных ракет с корабля (с самолёта нечто подобное – управляемую бомбу с ракетным ускорителем – применяли ещё немцы во Вторую мировую).

Вот ракета П-15 во дворе хайфинского музея:

Противокорабельная ракета П-15

Сколько можно хихикать над пальчиками! Спешил я, за мной должны были приехать, а когда точно, не знал ни я, ни она.

Так вот. Катер или катера – потому что версии потопления разные. Египтяне говорят, что хватило двух ракет – тогда это мог быть один катер. Израильтяне говорят, что две ракеты привели только к оверкилю, но корабль оставался на плаву. Подождав час, злые египтяне выпустили ещё две ракеты, потопив корабль и поубивав многих мирных военных моряков, плававших вокруг.

Дистанцию боя называют: Египтяне – 16 км, израильтяне – 22 км.

Вот как об этом сказали сами пострадавшие:

Все остальные, мол, промахнулись... Но первые-то попали!

Мы вообще были пионерами в противокорабельном ракетостроении. Кроме нас, в 1950-х, насколько я помню, чухались одни только шведы. А третьим, в конце 1960-х, сделал свою ПКР Израиль. Она, конечно, тоже есть в музее и непременно попадёт в один из

следующих выпусков.

17 комментариев

  1. Роман-75:

    Вот нравится мне этот прикол — четырёхдюймовые пушки с углом возвышения аж в 80град, но, при этом, скорострельностью 12выстр/мин. Да ещё, небось, снаряды без радиовзрывателей? И дальномеры на постах управления огнём исключительно оптические, надо думать?
    Так какова же была эффективность огня этих орудий по энергично маневрирующим самолётам?… Или из них мочили исключительно на дальнюю дистанцию, ставя завесу?

    • master:

      Эх, разве это прикол? Именно так… А как стреляли зенитки, скажем, в Ленинграде? Да и в Ковентри… На суше у англов РЛС были, но только обзорные, стрельбовые, думаю, в массе так до конца войны и не появились. На кораблях — да, за войну на линкорах, крейсерах появились. Но, во-первых, в начале войны я не уверен, что были стрельбовые зенитные локаторы. А во-вторых, я уверен, что на столь небольших кораблях их не было до самого конца войны. А в начале войны на таких пароходиках и обзорных станций не было.

      Тоже, кстати, хорошая тема. Я читал более или менее системную инфу в этом направлении по амерским линкорам да крейсерам, а об остальном — случайно и совсем отрывочно.

      Короче, так в основном и стреляла зенитная артиллерия всю войну. И радиовзрывателей, думаю, для этих снарядов тогда не было. Да что там, мой отец служил в ленинградской ПВО в первой половине 1950-х, на 100-мм пушках. Так у них локатор — построенный на базе как раз английского! — давал азимут и угол места, а углы для орудий рассчитывал прибор управления огнём и он же… выставлял дистанционные взрыватели на снарядах! Не радио-, а дистанционные: трубка пятнадцать прицел сто двадцать…

      Так именно и стреляли. Замечу только, что самолёт на боевом курсе не маневрирует, иначе хрен он куда попадёт.

    • master:

      Да, забыл сказать про скорострельность.

      Не помню, были ли в войну 57-мм автоматы; по-моему, не было. Были 20-мм эрликоны, 25-мм японские, 28-мм американские, 37-мм наши и немецкие, 40-мм шведские и английские. А всё остальное, от 76 мм и выше, было неавтоматическим, а иногда и с раздельным заряжанием. У всех: у нас, у англов, у американов, у японов, у германов… Разумеется, я имею в виду лишь пушки зенитные и универсальные. Причём, конечно, массовые.

      У нас даже вовсю применялись 45-мм полуавтоматы, пока не наделали достаточно 37-мм автоматов.

      Знаю, что к концу войны американы, наконец, смогли разработать спаренную 76-мм автоматическую установку Mk.33. Но на войну она не успела; а скорострельность у неё была «промежуточная» – 45–50 выстр./мин, потому что её сделали путём пристройки автомата заряжания к старому полуавтомату Mk.22.

      А радиовзрыватель они к снаряду этой пушки сумели приделать уже тогда.

      Я не удивлюсь, если выяснится, что где-то до сих пор плавают пароходы с Mk.33…

  2. Роман-75:

    «Тоже, кстати, хорошая тема. Я читал более или менее системную инфу в этом направлении по амерским линкорам да крейсерам, а об остальном — случайно и совсем отрывочно.»

    Да, собссно, у кого, кроме амеров, реально были на вооружении такие системы? У немцев? Так они явно полуэкспериментальные — на «Шпее», к примеру, радар имел ограниченный обзор, в корму градусов тридцать ни черта не видел. А на «Шеере» ломался столь часто, что его всерьёз почти не воспринимали.

    «Короче, так в основном и стреляла зенитная артиллерия всю войну. И радиовзрывателей, думаю, для этих снарядов тогда не было.»

    Наверное…
    Во всяком случае, у тех же амеров радиовзрыватели были только на калибрах от 5″, и они это считали большим достижением.
    Но тогда тем более всё плохо! При скорострельности порядка одного выстрела в 5-6 секунд, какова ж была вероятность попадания с таким-то наведением?!

    «Замечу только, что самолёт на боевом курсе не маневрирует, иначе хрен он куда попадёт.»

    Разве?
    Рудель вроде как писал (знаю, знаю, что он за Мюнхаузен, то тем не менее!), что если просто шпарить по прямой, завалят во втором же вылете. В чём и фишка была — маневрировать, одновременно осуществляя прицеливание. Разве нет?

    • master:

      Может, Рудель так и умел, да только руделей — по пальцам одной руки сосчитать. Во всяком случае, и наших, и англичан читаешь — там всё время: боевой курс, штурман выдерживает командира на боевом курсе. Да хоть «Торпедоносцев» посмотрите.

      Честно говоря, меня удивляет Ваше удивление. Да, так и было, именно так. В среднем на один сбитый самолёт приходилось несколько тысяч зенитных снарядов. Где-то встречается число 3000, а вспоминается что-то типа 6 с лишним тыс…

      В том и дело! Иначе всё легко было бы! Иначе никто никогда не засадил бы торпеду в борт линкора, у которого два десятка крупнокалиберных зенитных стволов и до полутора сотен всякой автоматической мелкоты, включая штук 40 40-мм, а это не такая уж и мелкота.

      А локаторы, по крайней мере обзорные, были даже на наших крейсерах — на «Молотове», «Ворошилове»…

      Сейчас посмотрел. У англов локаторы обнаружения были даже для 40-мм автоматов; собственно наведение осуществлялось оптикой. Так что не надо думать, что эта техника была только у американцев. Хотите, сходите, куда я сейчас сходил. Про локаторы — примерно в середине статьи. Уж извините за примитивный источник… :)

  3. Роман-75:

    Мастер, так,собссно, мой посыл в том и выражается — нафига городить универсальную артиллерию, когда нужно нажать на зенитную?[url=http://smiles2k.net/angry_smiles/index.html][img]http://i.smiles2k.net/angry_smiles/nono.gif[/img][/url]

    И локаторы тут, получается, не особые помощники — в той Педии чётко сказано:
    «Первым радиолокатором, установленным на линкоры типа «Кинг Джордж V» в начале 1941 года, стал радар тип 279[70], представлявший собой усовершенствованную версию радара 79Z. От своего прародителя он отличался встроенным устройством управления заградительным зенитным огнём и мог обнаруживать воздушные цели на расстоянии до 60 миль. Далее он заменялся на тип 281, с увеличенной дальностью обнаружения и возможностью управления огнём, как по воздушным, так и по морским целям, а затем на тип 285. Все эти станции работали в метровом диапазоне.
    Задачу поиска надводных целей решал радар типа 271 и его усовершенствованные версии — типы 272 и 273. Ближе к концу войны британцы начал оснащать свои линкоры ещё более совершенными станциями поиска типа 293 и 277, причём они работали в дециметровом диапазоне. Благодаря этому они могли обнаруживать даже малоразмерные цели. Ещё одним важнейшим преимуществом стала возможность определять высоту полёта целей, недоступная прежним радарам. Огнём главного калибра управляли РЛС типа 284, а затем типа 277. Следует заметить, что по прямому назначению эти устройства применялись редко. Британские моряки предпочитали применять их лишь для поиска целей, а для точного наведения орудий использовать оптические дальномеры. Так было и в бою «Дюк оф Йорк» с «Шарнхорстом», проходившем в условиях полярной ночи.»
    Надо было, на мой взгляд, совершенствовать системы управления огнём, а не наращивать количество стволов…

    • master:

      А Вы по какому принципу отличаете зенитную от универсальной?

      Давайте по порядку.

      На момент появления в военном небе аэропланов у больших кораблей было два артиллерии: главный калибр и противоминная. Стали ставить зенитки: по паре, по три на корабль.
      Потом стало ясно, что у малых калибров недостаточно поражающее действие снаряда: чем самолёт быстрее, тем он крепче, и сантиметровым осколком лонжерон ему уже не перебьёшь. И летать стали быстрее, попасть стало проблематичнее. 20-мм снарядом надо попасть прямо в самолёт; 40-мм имеет зону сколько-нибудь надёжного поражения метра два. Самолёт проходит такую зону за две сотых секунды. А ведь у пушки есть неизбежное рассеяние; ты можешь прицелиться абсолютно точно, но рассеяние всё равно уведёт снаряд. Так что два метра поражения – это почти случайность.

      И калибр зениток стал расти. Насколько я помню, дошло до того, что у американских линкоров противоминные пушки имели один калибр – пять дюймов. Только у противоминных ствол был подлиннее, снаряд потяжелее… Зона уверенного поражения 127-мм снаряда – метров 20, при батарейной стрельбе появляется надежда с приличной вероятностью сбивать цель несколькими залпами.

      И тогда подумали: а на фига же это? На фига два вида артиллерии при одном калибре? Не придать ли ПРОТИВОМИННЫМ пушкам способность ЗЕНИТНОЙ стрельбы?

      Так появилась универсальная артиллерия.

      Причём американам на Тихом океане даже пяти дюймов мало оказалось. Чтобы сбивать японцев на большой высоте, они разработали даже 6-дюймовые универсальные пушки, изрядно скорострельные, и даже построили два крейсера с ними! Если правильно помню, разработали даже 8-дюймовую универсалку, но тут закончилась война, и строить не стали.

      Так что говорить «нажать на зенитную», по-моему, бессмысленно. Потому что универсальная пушка в бою с авиацией – это ни что иное, как зенитка крупного калибра.

      Насчёт совершенствования системы управления – конечно! Их совершенствовали. Так совершенствовали, что на каждую пару счетверённых, а то и спаренных 40-мм автоматов у американов к концу войны появилось по директору (а может даже и по локатору, неохота проверять). Именно поэтому в первую очередь башни-надстройки и башни-мачты на поздних линкорах, крейсерах так отличаются от приземистых, лаконичных силуэтов линкоров Первой мировой. Количество же стволов обусловливалось в немалой степени естественным, неизбежным, неустранимым рассеянием – я уже говорил, из-за него, как хорошо ни прицелься, попадание всё же процесс вероятностный. Вот и наращивали вероятность.

  4. Роман-75:

    Мастер, это всё понятно и известно. И применительно к тяжёлым, крупным, единицам работало нормально, надо думать.
    Но, ИМХО, увлечение универсальными калибрами именно на малых кораблях (а тип Z никак к большим не отнесёшь)не очень оправдано. Ну с какой дальности атаковали в те времена самолёты? Наверняка ведь бомбы швыряли (в такую маленькую цель) с минимальной дистанции, верно? Так нафига стараться поразить самолёт на больших дальностях?
    Это, конечно же, сугубо моё, чисто дилетантское мнение, но уж лучше бы кораблестроители установили на Z’ах всего три 114-мм орудия, но впихнули побольше «Бофорсов-Хейзмайеров».

    • master:

      Роман, ну что ж Вы меня так подставляете – провоцируете кукарекать про то, что понятно и известно!

      Я не буду Вас опровергать в том смысле, что, наверное, всё-таки не все поголовно тогдашние моряки, военные тактики и кораблестроители были глупее нас с Вами. Американцы не по глупости, а на основании опыта ну очень серьёзных сражений на Тихом океане пришли к выводу о практически полной бесполезности не только 20-мм, но и 40-мм автоматов.

      И не буду приводить в качестве аргумента то легко наблюдаемое обстоятельство, что сегодня последняя артиллерия, которая осталась на эсминцах, фрегатах (они меньше) и корветах (они ещё меньше, извините за подчёркивание известных вещей), последние серьёзные стволы, оставшиеся на этих кораблях – УНИВЕРСАЛЬНЫЕ. Универсальные пушки от 76 до 127 мм. Даже до 130 мм, если не забывать о наших. Многие современные корветы меньше эсминцев типа Z, но и на них стоят 76-мм ОТО Мелары.

      Вот, оттуда же, из двора хайфинского музея:

      Это 76-мм универсальная установка, она стоит на нескольких типах израильских малых ракетных кораблей. Вы это, наверное, и сами знаете.

      А вот малый артиллерийский корабль «Астрахань»:

      На нём, как видите, тоже есть пушка, она так и называется: 100-мм артустановка А-190 «Универсал». А знаете, зачем она может стрелять по самолётам? На «Астрахани» есть ЗРК, называется «Гибка», так у него дальность стрельбы 5,2 км, а досягаемость по высоте 3,5 км. А у этой 100-мм пушки – дальность 21 км, а досягаемость 15 км.

      Видите, до сих пор универсальные пушки считают необходимыми. Правда, теперь они автоматические, у А-190 – 80 выстр./мин. Ну так потому и надо было ставить четыре по 15 выстр./мин! Потому что автоматических ещё не было.

      Но бог с ним, с сегодняшним днём, вернёмся к Второй мировой. Я хочу обратить Ваше внимание, что я говорил не только о ДАЛЬНОСТИ, но и о ЗОНЕ ПОРАЖЕНИЯ снаряда, которую самолёт проходит за сотые доли секунды. Вы прочитали про рассеяние, вероятность? Я Вас не убедил?

      Впрочем, и дальность тоже. Фрегаты, корветы – корабли охраны конвоев. Эсминцы – корабли охраны боевых корабельных соединений, да и конвоев тоже. Все они несут ответственность НЕ ТОЛЬКО ЗА СЕБЯ. Они отвечают за охраняемый ордер. А он может иметь в длину много миль и пару-тройку миль в ширину. А кораблей охранения – не сотни. А два десятка или меньше. Ну и представьте себе: звено Хейнкелей вывалилось из облаков. На дистанции стрельбы из 40-мм автомата хорошо если случайно окажется один конвойный корабль. Остальные полтора десятка растянуты на полтора десятка миль периметра конвоя…

      Вроде я высказал все аргументы. Впрочем, всё зависит от Ваших новых возражений… :)

  5. Роман-75:

    Ээээ… sorry?
    Мастер, простите, но не понял Вашего возражения насчёт низкой эффективности орудий малого калибра.
    А как же, к примеру, South Dakota, завалившая то ли 23, то ли даже 26 японских самолётов в бою у Санта-Крус (вроде как абсолютный рекорд всех времён и народов)? А вообще вся эта серия, на кораблях которой 40-мм «Бофорсы» увеличились в количестве от 24-х в 1942-м году до 56/68-и (офигительные цифры!)в 1945-м? Ведь это делали именно те самые американские кораблестроители, которые, как Вы совершенно верно заметили, «не все поголовно были глупее нас с Вами»…
    С другой же стороны, давайте поглядим на монстров типа «Ямато». Сильно помогло флагману наличие аж 24-х 127-мм универсалок?
    Думаю, можно (с определённой долей допущения) говорить о чём-то подобном и в отношении эсминцев/фрегатов. Только, надо думать, разместить на таких малых платформах серьёзные системы управления огнём было ещё сложнее… Что же касаемо конвойной службы, прикрывающей транспортники с воздуха — так где это было актуально? В акватории Британских островов и у нас на северах? Но там вроде как справлялись малым калибром… А как почитаешь мемуары германских лётчиков, так создаётся впечатление, что самыми страшными для них были именно такие орудия.

    В отношении же современности могу привести как пример (чёрт, не могу фотки вставить, Хромовый Гугл почему-то в Вашем блоге категорически не дружит с расширенным функционалом) амеровские литторальные кораблики Freedom и Independence (схожи по размерениям с нашенским даже не «Астраханью», но «Стерегущим»), которые имеют на вооружении 57-мм хлопушки Мк 110.

    • master:

      Знаете, Роман, в конце концов, ведь неизвестно, на какой именно калибр приходится большая часть сбитых «Дакотой» самолётов. А на «Ямато», кроме 24 пятидюймовок, было ещё 52 трёхствольных 25-мм автомата, так ведь? И они ему не помогли ровно так же, как и 127-мм универсалки. А на последних кораблях этого типа, из коих «Синано» был заложен в мае 1940-го, предполагалось добавить по двадцать 100-мм зенитных стволов. Так что японцы, может быть, даже раньше других осознали, что к чему.

      И я думаю, что это не удалось бы сделать только за счёт снятия вспомогательных 155-мм башен. Для десяти двухствольных установок, кроме веса, нужно ещё место – так что, пожалуй, 25-мм «трёшкам» пришлось бы потесниться.

      Что же касается конвоев, то есть охраны других в отличие от обороны самого себя. Во-первых, было ещё, скажем, Средиземное море – это мы его как-то забываем, а для союзников это был очень важный театр. Там малому числу английских авианосцев противостояла немецкая и итальянская авиация наземного базирования, так что они были в меньшинстве.

      Во-вторых, акватория Альбиона, Северной Атлантики (базы в Норвегии, однако), да и наши коммуникации – этого что, мало? И неизвестно, что писали бы немецкие лётчики, если бы английские стодвадцатки и наши сотки и стотридцатки были бы универсальными. Наконец, они целили преимущественно в транспорты, а что на них, на транспорты, поставишь, кроме малокалиберных автоматов? Хотя, конечно, это должно быть очень страшно – лететь навстречу двум десяткам трасс… Одинокого-то снаряда не видно, как его можно бояться?

      Наконец, в-третьих – Тихий океан. Американцам приходилось в основном не транспорты сопровождать, а авианосные и десантные соединения. И у японцев было поболее возможностей, чем у немцев, – и для авианосной, и для береговой авиации. Потому-то американцы раньше всех и всполошились – вплоть до 203-мм универсальных извращений.
      Кстати, если бы не изобрели ракеты, кто знает – может быть, это вовсе не было бы извращением.

      А литоральные… У меня нет уверенности, что это вообще хорошая идея. Кажется, их серийное строительство пока заморожено?

      В общем, подумал я, подумал, и решил написать уже не комментарий, а отдельный пост. О том, почему я упорствую в защите среднекалиберной зенитной/универсальной артиллерии в противовес малокалиберной. Надеюсь в близкие дни его вывесить.

  6. Роман-75:

    «…в конце концов, ведь неизвестно, на какой именно калибр приходится большая часть сбитых «Дакотой» самолётов. А на «Ямато», кроме 24 пятидюймовок, было ещё 52 трёхствольных 25-мм автомата, так ведь? И они ему не помогли ровно так же, как и 127-мм универсалки. А на последних кораблях этого типа, из коих «Синано» был заложен в мае 1940-го, предполагалось добавить по двадцать 100-мм зенитных стволов. Так что японцы, может быть, даже раньше других осознали, что к чему.
    И я думаю, что это не удалось бы сделать только за счёт снятия вспомогательных 155-мм башен. Для десяти двухствольных установок, кроме веса, нужно ещё место – так что, пожалуй, 25-мм «трёшкам» пришлось бы потесниться.»

    Ну, адмирал Фукудоме писал о том, что «атаки стали уподобляться бросанию яблок в каменную стену» после сражения за Тайвань 44-го года, когда амеровские корабли уже были утыканы страшным количеством зенитных орудий именно малого калибра…
    А у японцев, видать, дело было в низкой эффективности их 25-миллиметровок. Нужно было что-то в районе 37-40-мм устанавливать. И СУО человеческие разрабатывать.

    «Во-первых, было ещё, скажем, Средиземное море – это мы его как-то забываем, а для союзников это был очень важный театр. Там малому числу английских авианосцев противостояла немецкая и итальянская авиация наземного базирования, так что они были в меньшинстве.»

    Блин!
    И верно, совершенно упустил его из виду!
    Однако же, и там, судя по всему малокалиберная зенитная была реально рулез. Вон, к примеру, «Бархэм» и «Уорспайт» в 41-м неслабо получили по морде именно из-за недостаточности ЗА ближнего радиуса, хотя среднекалиберная артиллерия у них была вполне приличная. Да и французов, с их прекрасным, в других отношениях, «Ришелье» можно припомнить. Что толку, что у них была хорошая зенитная артиллерия среднего калибра, если, например, в бою у Касабланки штатовские «Донтлессы» атаковали «Жан Бар» с довольно близких дистанций?

    В общем, Мастер, с нетерпением ждём Вашего поста о зенитной артиллерии!

    Строительство литторальных кораблей действительно пока заморожено, однако причины там, судя по объяснениям штатников, в основном экономические и, во вторую очередь, технологические, но не тактические.

    • master:

      >Ну, адмирал Фукудоме писал о том, что «атаки стали уподобляться бросанию яблок в каменную стену»

      Знаете, я, наверное, так увлёкся спором, что невольно принизил роль малокалиберной артиллерии. Она просто незаменима, когда атакующие самолёты уже прорвались на очень малую дистанцию. Особенно при условии малой скорострельности солидных пушек.

      Но увлёкся-то я потому, что Вы осудили увлечение универсальными пушками, сказав, что надо было нажать на зенитные. Я сделал вывод, что Вы недооцениваете достоинства приличных калибров и взялся их реабилитировать. Кстати, я забыл тогда добавить «один умный вещь»: ведь универсалки-то не только против самолётов предназначены! Они же ещё по кораблям, по сухопутью стреляют – разве это не нужно? И, если дуэли линкоров во Вторую мировую случались нечасто (но кто мог это знать заранее?), то пушкам «рабочих лошадок» приходилось вступать в дело достаточно часто – я имею в виду, против кораблей, транспортов, берега. Так что средние калибры всё равно были нужны, и тут уж точно лучше сделать их универсальными. Они, кстати, до сих пор присутствуют на кораблях, только уменьшились числом – но не за ненадобностью, а за счёт увеличения скорострельности.

      >Однако же, и там (на Средиземном), судя по всему малокалиберная зенитная была реально рулез.

      Да, должен признать, наблюдается у меня перекос. Я смотрю в основном на Тихий океан. Что естественно, если учесть, что для тамошней морской войны характерны крупномасштабные действия корабельных ударных и авианосных соединений – в отличие от приевропейских театров. Оно понятно, моя ж душа любит именно большииииииие надводные корабли… :)

      А европцы, надо сказать, столь резкого презрения к малокалиберным зениткам из войны не вынесли – значит, опыт был несколько другой. Что, в свою очередь, значит, что американо-тихоокеанский опыт не универсален. Интересно, что эта разница будет видна из моего же «зенитного» поста, он уже совсем скоро выйдет.

      А по поводу литоральных кораблей… Не знаю, пока мне эта затея кажется странноватой. Что же касается 57-мм одностволки, то я думаю, что она вообще «не по этому делу». Он же литоральный… пушка у него – стрелять по лодкам сомалийских пиратов, должно быть. Американы народ богатый, им не жалко на корабль нагрузить штук 200 зенитных ракет дальностью километров по 5–7, благо они теперь такие маленькие стали, одна ракета вместо трёх трёхдюймовых снарядов.

      Но, чёрт возьми, пушка всё равно универсальная! Должно быть, по вертолётам шмалять… :)

  7. Роман-75:

    Мастер, жду Ваш «зенитный» пост со всё более возрастающим нетерпением (вообще, читаю Ваши флотские темы с огромным интересом)!

    Что ж касаемо меня, то, уверяю, и не думаю принижать роль универсалок!
    Просто, на мой взгляд, всему своё место и время. На здоровых кораблях они великолепны в количествах «чем больше — тем лучше», а вот явный перекос в их пользу на столь малых штуковинах, какими, в сущности, были «Ханты», вызывает лёгкое недоумение… Чего они (кораблестроители) там думали делать четырьмя (или даже шестью) четырёхдюймовками?! По лодкам шмалять хватило бы и двух, полагаю, а от кого-то серьёзного, типа эсминца — лидера — лёгкого крейсера, в любом случае таким калибром не отмахнёшся… Да и по берегу работать — жидковато как-то, на мой взгляд… А площадей и объёмов под это дело заняли порядочно.
    Вот это, собссно, и вызвало удивление.

    • master:

      Опять спасибо на добром слове. И далее.

      1. По лодкам надо шмалять приличными пушками. Кажется, в книге про крейсер «Очаков» я читал. На «Очакове» было 12*152-мм и 12*75-мм Они ходили к турецкому берегу, на эту знаменитую угольную коммуникацию. И командир жалуется, что 75-миллиметровками они никак не могли топить турецкие шаланды – приходилось вводить шестидюймовки, иначе до морковкиного заговенья стрелять пришлось. А шаланда – это, типа, сухогруз в несколько сот тонн водоизмещением. И вот могущества трёхдюймового снаряда на неё катастрофически не хватало.

      Подлодку надо топить первыми двумя-тремя снарядами: если уж заметил между волнами, не зевай – погрузится. Снаряд должен пробить прочный корпус, что толку дырявить наружную цистерну. Да не пробить, а разворотить. Так что, я думаю, 4 дюйма – это как раз минимум, более или менее надёжно решающий задачу.

      Стрелять по эсминцу и крейсеру надо. Не потопишь, но побьёшь приборы управления огнём, мелкую артиллерию, борт пробьёшь, где захочешь – он ведь бронирован только узким поясом. Трубу пробьешь, и то хорошо: тяга упадёт, ход снизится. А повезёт – взорвёшь башню. Знаете, какая толщина брони, скажем, у башен «Белфаста»? 50 мм. У четырёхдюймовки есть шанс… А во Второй мировой воевали и крейсера и с 25-мм бронёй башен. А если считать, что «хант» английский, а крейсер немецкий – а почему бы нам так не считать? – то этих возможностей вполне достаточно. Немец – одинокий рейдер, ему нельзя сильно повреждаться. И чёрт с ним, что не потопишь, – ты конвой охраняешь, а не геройствуешь на дуэли.

      И тут мы уже перешли в

      2. Сдаётся мне, что Вы всё-таки забываете об этом, о назначении тех же «хантов». Что такое есть 40-мм автомат? После трёх километров его снаряд уже никуда не попадёт из-за одного только рассеяния. Да, поставь на «хант» три счетверённых «пом-пома», десяток 20-мм стволов, он лучше защитится от атаки, чем с шестью 4-дюймовками. Но не поможет транспорту, на который в трёх км налетает торпедоносец.

      А тогда – на хрен он нужен со своей защищённостью?! Что есть «хант» в конвое, что нет его… Дешевле вообще не строить – эффект практически тот же.

      Я, конечно, слегка утрирую, но в целом, по направлению рассуждения, оно, по-моему, именно так.

  8. Роман-75:

    1. Мастер, чего-то я не понял за крейсера.
    Даже и по броне — не понял.
    Ведь помимо относительно слабо бронированных «Белфастов» (хотя вот тут можно поспорить — у него пояс был до 114 мм), «Монтекукколи», откровенно уродских «Лейпцигов», были и очень даже нормальные корабли типа «Джузеппе Гарибальди», «Ла Глиссоньер», не говоря уж о солидных «Бруклинах».
    Однако, дело даже не в этом. Проблема, ИМХО, в огневой мощи.
    Совсем не ясно, как четырёхдюймовкой можно воевать с крейсером, если у того на вооружении что-нибудь калибром 150/152/155-мм (а то и все 180-мм!), имеющее нормальную систему управления огнём… Что в таких условиях светит «Ханту», кроме уничтожения?

    2. Ну, не знаю…
    Слава Богу, воевать не пришлось, а уж конвои водить — тем более. Судить могу исключительно в теоретическом плане.
    Однако же, когда читаешь мемуары моряков тех лет, которые участвовали в таких событиях, когда смотришь хронику, отснятую в те годы, складывается впечатление, что транспорты всё-таки старались прижиматься поближе к кораблям охранения, то есть на ту дистанцию, где огонь малокалиберок был вполне эффективен.

    • master:

      1. Вы называете цифру, и в цифре Вы правы. Это максимальная толщина бортовой брони. Но ведь для Вас же не тайна, да и я прямо написал: бронирование борта у крейсера – это узкая полоса, и, во времена Второй мировой, почти всегда не по всей длине.

      «Бруклин». Да, у него 5-дюймовый пояс – четырёхдюймовкой не прошибёшь. Но посмотрите на него, на пояс!

      Видите? Всё остальное – это миллиметров 20, ну 25 обшивки. И пояс не везде 5-дюймовый, к оконечностям утоньшается. И борта главных башен – 32 мм. А универсальные башни – 25–32 мм.

      И Вы опять берёте ситуацию дуэльного боя: кто кого. Ладно, если для Вас это так важно…. Давайте скажу прямым текстом: я убеждён, что один на один с крейсером у «ханта» шансов нет.

      Но, чёрт, «ханты» не для этого делались! Нельзя обеспечить конвои по крейсеру на два транспорта! «Ханты» делались как дешёвые корабли непосредственной охраны конвоя, каковых надо было как можно больше. А у конвоя есть ещё ближнее прикрытие, и вот там уже – пара крейсеров да полдюжины эсминцев; и дальнее прикрытие, где бывали и линкоры, и даже авианосцы. «Хант» не предназначался для охоты за крейсерами! Он, бедняга, мог попасть в такой переплёт, если дальнее и ближнее прикрытие пропустило рейдера. И вот тогда, я говорил и повторяю, стрелять из 102-мм пушек имело смысл. По крайней мере больший, чем не стрелять вообще. Напомню, я уже говорил: рейдер опасается даже невеликих повреждений! А тут ещё эсминцы ближнего охранения спешат на помощь…

      Не надо брать дуэль! Мы о конвоях говорим!

        ***

      2. Не думаю, что транспорты старались прижиматься к охранению и тем более – чтобы им это позволяли. У конвоя есть ордер, и его положено выдерживать – не хватало, чтобы суда терялись от столкновений или терялось время на восстановление строя после произвольных манёвров каких-то из судов.

      Хотя, может быть, и прижимались, когда туго-то становилось. Но, господи боже мой, разве вредно в этом случае, если к десятку «малышек» этого корвета, к которому они прижимаются, прибавится ещё пара десятков трёхдюймовок от тех, которые на других концах ордера?!

      Скажу ещё одну мысль – кажется, ещё не говорил.

      Лётчику страшно видеть трассы, которые все направлены в него. И не страшно одиночных крупных снарядов: до взрыва он их не видит, а если видит взрыв и ещё две секунды жив – значит, пронесло. А если горит, то поздно бояться.

      Оператор на палубе видит японца, который с воем летит над водой в полукилометре от борта. Или в 10 метрах. Все «бофорсы», «эрликоны» направлены в него, сплошные струи трасс… Попали, самолёт разваливается… прекрасный кадр! А что толку снимать точки на горизонте, по которым палят 5-дюймовки? Не поймёшь даже, куда они палят… Когда собьют, когда дымный след – тогда, да, можно и снять. Но всё равно – разве это тот эффект?..

      Вот мы и ходим под впечатлением от работы малокалиберных пушек. Нам и в игровом кино, и в документальном это и показывают. А если и показывают дым сверху вниз на горизонте, так мы даже не запоминаем…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*