Skip to content
 

Николина гора

Николина гора, церковь Спаса нерукотворного образа

Воспоминание юности.

У моего друга Баранцева была дача на Николиной горе – папа был генерал. И было это в конце 1970-х, когда Рублёвка не была тем, чем стала сейчас. Когда нас по ней возили на автобусе коллективно погудеть в пионерлагерь нашей фирмы, где-то в Горках номер какой-то.

Но всё равно место было не самое простое. Ехали до Перхушково, а Перхушково, как-никак, это Ракетные войска стратегического назначения… И вообще, это окраина звенигородских лесов, а звенигородские леса, я слышал, самые старые, самые лучшие в Московской области. Ну, или в ближнем Подмосковье.

Баранцев хвастался: там у меня Москва-река, дипломатический пляж, на него дипломаты ходят и артисты – известнейшие!

Конечно, мы захотели. И поехали на выходные нашей обычной компанией того времени.

Компания тогда была постоянная. Точнее, было постоянное ядро – оно сформировалась в 1978-м, когда я пришёл из армии, – к которому временами примыкали те или иные люди. Со временем примыкания стали всё реже и лет через пятнадцать прекратились совсем.

А ядро осталось – за исключением неизбежных потерь…

Но не будем отвлекаться. Про компанию я немного рассказал здесь, и, конечно, ещё буду рассказывать. Но как-нибудь потом; а пока…

А пока Баранцев сказал, что нам надо ехать на автобусе до остановки – тут он возвысил голос – до остановки «Посранис». И клялся, что это правда.

Как же нам было смешно! На самом деле на остановке было написано: «пос. РАНИС», что означает: посёлок работников науки и искусства.

Эту часть, воспоминательную, мне иллюстрировать нечем, тогда не было цифровых аппаратов, а возиться с плёнкой… нам было не до этого. Да и жизнь впереди казалась бесконечной, успеем нафотографироваться… Могу сказать, что Баранцев у меня присутствует здесь, запечатлённый в день празднования его 60-летия. Ну а третьего, Володю Черенкевича, придётся дать специально, а то вдруг обидится?

Господин Черенкевич. А когда-то был - товарищ Че...

Это полтора года назад. Видали, каков молодец? А ведь лет ему практически столько же, сколько нам с Олегом.

Если кто не поленился сходить по первой ссылке, тот знает, что в ядре нас было четверо. Но четвёртого, Женьку Константинова, уже никто не сфотографирует…

Ладно, хватит печали. Я же хотел всего-навсего сказать, что фотографий из 1970-х у меня нет, поэтому придётся немножко почитать сухой текст, пока не подойдёт очередь сегодняшних фото с Николиной горы, каковые и составляют причину появления этого поста. Вы обратили внимание, какой получился длинный пост про «Пусси райот»? Я его писал три вечера, из них один – вечер воскресенья, то есть длинный вечер, примерно с 19 до 24 часов.

Имею право отдохнуть. Делаю опять фотопост; но в этот раз не страшитесь, фотографий немного.

***

…Мы тогда сходили на дипломатический пляж. Дипломатов в голом виде я в то время отличать не умел, да и сейчас не очень умею. Но зато видел Абдулова! Вот как вас, в двух метрах от себя. Тогда уже прошёл фильм «Обыкновенное чудо», так что видеть рядом Абдулова в трусах – это было неслабо.

Вообще, было отлично. Приехали в субботу, сходили за лисичками – тогда как раз был сезон. Посёлок был небольшим, вокруг – леса, местами низменные. Набрали много, устроили пир… Наутро пошли на пляж; как оказалось, глазеть на Абдулова.

Но там из этого заоблачного мира был не только Абдулов.

В общем-то дикий пляжик на берегу неширокой в том месте, быстротекущей Москвы-реки. Немножко песочку, немножко вытоптанной травы с пролысинами… ничего особенного, обычный дикий пляжик. Но над ним, на невысоком откосе было то, чего на пляжах тогда вообще не было: большой, широкий ларёк с пивом и едой!

ЛАРЁК С ПИВОМ НА ПЛЯЖЕ! На обычном, небольшом, бесплатном пляже!

Не знаю, кто как, а я в те годы такого ожидать не мог. Может, кто-то знает, где в 70-е годы были пляжи с пивом и закуской; а я таких не видел.

А у того ларька… Это была уже совсем картина-аналог фильмов 1950-х годов, как известно, показывавших быт советских людей в сильно приукрашенном виде.

У ларька стоял серебристый, по-моему, автомобиль с формами спортивной машины 1930-х годов: открытый, с развитыми округлыми крыльями, с большой «лимузинной» решёткой радиатора, с плавно сходящим на нет багажником… И на нём везде – в кабине, на крыльях, на капоте – сидели мальчики и девочки, как мне запомнилось, тинейджеры.

Мне казалось, что именно это и есть счастье. Прошу правильно меня понять. Я им не завидовал – поздно было, в мои-то годы (после армии); да и бессмысленно. А может, и завидовал, чёрт его знает… Но дело не в этом.

Это была одна из картинок, символизирующих счастье. Не знаю, смогу ли объяснить… Есть такие картинки, образы, которые вызывают ощущение счастья – не моего лично, а вообще. Во всяком случае, у меня такие есть. Так было, когда я увидел фойе дома отдыха в Подмосковье, куда приехал на полдня навестить сестру: высокое помещение с большими окнами, красивый пол, красивые диваны, панно на стене; парочка играет в пинг-понг, другие сидят вокруг, беседуют…

Ещё аналогичную реакцию у меня вызывают – до сих пор! – виды какой-нибудь Алушты или Ялты – с синим морем, зелёными кипарисами, белоснежными монументальными беседками на набережной…

И просто черноморский пляж с загорающими, на который накатываются тёплые волны…

Смейтесь, смейтесь. Только не забывайте, какие фильмы я смотрел в детстве – именно такие, 50-х годов… А детские впечатления, они… сами знаете.

В общем, отлично мы съездили. Потом я ещё раз был на Олеговой даче, уже в начале 90-х. Это было по-другому: мы были вдвоём, дней, наверное, десять. Тоже было классно: ходили по «окраине звенигородских лесов», собирали последние белые грибы – в этот раз дело было осенью. Тихо, народу почти никого, и, главное, всё тот же небольшой посёлок посреди почти дикой природы.

Вот этот посёлок, этот «Посранис» я и хотел найти; за этим мы и отправились на Николину гору этим летом.

***

Не нашли!

Ехать по Рублёво-Успенскому, как нас везли той осенью в 90-х, я боялся: это ж Рублёвка, в субботу на ней несколько часов потерять придётся. Мне Ира, жена Олега, сказала: лучше по Новой Риге, там поворот на Нахабино…

Дальше я слушать не стал, и совершенно зря. Потому что поворот-то на Нахабино, но ехать надо было как раз в противоположную от Нахабина сторону.

Заехал не туда, почти нашёл остановку – она напоминала ту, что смутно вставала в моей памяти. Но название другое – невезуха! Тогда позвонил Олегову сыну Антону, он меня и вразумил, что мне надо ехать ровно назад. Рассказал несколько перекрёстков и контрольных пейзажей. Некоторое время был уверен, что выполняю его указания, потом уверенность угасла…

Короче, отыскать цель оказалось исключительно трудно. Никто слова такого не знал – «РАНИС» . Пришлось переключиться на пароль «Николина гора». Я-то понимал, что Николина гора и «РАНИС» не одно и то же, что второе – подмножество первого. Но дело пошло не в пример шустрее. И до Николиной горы мы доехали буквально «в два спроса» – после двух консультаций с местным населением.

И, как и в Больших Вязёмах, оставили машину у церкви:

Николина гора, церковь Спаса нерукотворного образа

Там на столбе увидели объявление: какой-то дядька что-то продавал. В объявлении фигурировал посёлок «Николина гора» и, в скобках, «РАНИС»!

Нашли!

***

Как бы не так! Спросили одних прохожих, спросили других… Кто-то говорит, что Николина гора – это вся здешняя местность; кто-то – что есть такой наспункт, но где он – кто ж ведает?

И мы решили, что пора уже отдыхать. И пошли вниз, к реке – благо вот это оказалось совсем несложно.

И тут стало нам хорошо.

Погода установилась ровно с той минуты, как мы завернули машину на стоянку. До этого было противно: постоянный мелкий дождь, пасмурно, прохладно. Мне на шоссе машину равномерно заляпало мелкими грязными брызгами – когда вернулся в город, было удивительно: все чистые, а я грязный, как поросёнок. И где, думаю, они были, когда меня на Новой Риге слякотью обливали? И где те, которых обливали вместе со мной? Их же огого сколько было, местами на второй передаче ехать приходилось.

Так насчёт погоды. Даже когда я выходил на последний опрос населения, не более чем за 10 минут до цели, был всё тот же дождик из тех же тучек. А как вылезли из машины – солнце, жарко, я вскоре не то что куртку – футболку снял.

Спустились мы вдоль церковного двора, перед глазами луг шириной метров 150–200, ограниченный на дальнем конце полосой деревьев – это русло Москвы-реки. Гора, действительно, являет собой возвышенность, между нею и рекой – пруды:

Николина гора, Шереметьевские пруды

На последней остановке говорил я с небольшим мужиком – интеллигентным, с хорошей осанкой, но лицом, несколько потрёпанным жизнью; он мне напомнил актёра Проскурина, того капитана, за которого надо выйти замуж. Мужик тот сказал, что это Шереметьевские пруды.

Не проверял – но почему бы не поверить? Мужик был абсолютно приличный, хоть и в шортах в дождь; как раз он и рассказал дорогу, наконец, так, что больше не пришлось никого спрашивать.

Правда, там уже и оставалось немного.

Я насчитал три пруда, каждый следующий был более запущенным. Вот последний:

Николина гора, Шереметьевские пруды

Но всё равно живописно, да?

Прошли мы те пруды и повернули через луг к реке, и пошли вдоль неё направо – я так думаю, на запад с лёгким уклоном к северу.

Вот, поглядите, какой шикарный луг, шикарная гора за ним и шикарная церковь:

Николина гора, луга вдоль Москвы-реки

Деревья по ту сторону луга – вокруг прудов, основная группа – вокруг второго.

Пошли мы искать место, где спуститься к реке. Это непросто, берег на нашей стороне довольно высокий и весьма крутой. На той стороне – куда более пологий. Вот она, Москва-река в районе Николиной горы:

Николина гора, Москва-река

Долго ли, коротко ли – притомились мы, ходимши. То есть не то чтобы устали, а просто как-то потеряли перспективу. Всё ближе придвигался какой-то не то мост, не то акведук с трубами; справа луг сужался, подступала «частная собственность», обнесённая тонкой, но недвусмысленной сеткой; и даже обнаружилось что-то типа площадки с трансформаторами.

А места, где искупаться, всё нет и нет. Я-то поначалу думал, что дойду до того пляжика из юности; кстати, направление было выбрано верное. Но стало понятно, что мои представления о расстоянии ошибочны. А сказать правду, и не было у меня никаких представлений, шёл себе и шёл.

В общем, повернули мы назад от той «частной собственности». Посидели, отдохнули, пожалели, что не взяли с собой еды. Тихо, только пару раз какой-то мотоциклист проехал вдоль берега да трое пешком прошли – это часа за полтора. Правда, голоса над рекой доносились…

Пошли дальше, рассчитывая пройти дальше того места, где вышли к берегу. Коровьи лепёшки мы и раньше видели, а тут между прудов и стадо показалось:

Николина гора, луга вдоль Москвы-реки

Видите? Почти в самом центре «композиции». Большое стадо, надо сказать, настоящее. Костромские, кологривские…

А у самого обреза виден забор частной собственности, если кликните, то сможете разглядеть.

Нет, всё-таки не верите вы мне, что это коровы. Вот я вам сейчас крупно вырежу:

Николина гора, коровы

Всё, кончились у меня фоты, скоро и сказке конец.

***

Но не прямо сейчас.

Потому что, во-первых, продолжив двигаться дальше в обратном направлении – на восток с лёгким уклоном к югу… Продолжив, мы сразу же нашли сколько хочешь мест для купания. Такие немалые полянки, на них народ и с палатками располагался, и с машинами. Нам уже, типа, не до того было; но теперь знаем, куда ехать.

Если найти, где съезжать на просёлок, что идёт вдоль берега, то – дело в шляпе.

Пошли мы к машине, и там началось во-вторых.

Там возобладало желание найти всё-таки этот наспункт, как бы он ни назывался – «Посранис», «Николина гора» или ДСК РАНИС – кстати, ударение, оказывается, надо ставить на второй слог аббревиатуры, и получается вовсе не смешно.

Зашли перед отъездом во дворик церкви, красивый такой, ухоженный, немаленький. Мне хотелось посмотреть на табличку – что за храм. И опять оказалось, что храм неслабый: церковь Спаса Нерукотворного образа, постройки XVI–XVII веков. Почти как в Вязёмах

Николина гора, церковь Спаса нерукотворного образа

И тут, во дворике, я сделал последнюю попытку. Спросил у парня про РАНИС. Он – без понятия. Но с ним была девушка, и вот она была чрезвычайно в курсе. Даже показывала мне на смартфоне карту с излучиной реки и посёлками. Рассказала всё исключительно.

Да только это мне мало помогло.

Странное дело: ехал я правильно, но РАНИСа не нашёл, даже похожего ничего не увидел, даже намёка. Она говорила: поедешь дотуда, свернёшь налево, это будет Земляничная улица. По ней до Т-образного перекрёстка…

Вижу табличку: ул. Земляничная. Идёт себе улица, я успокаиваюсь, а улица опять становится дорогой: то дома, то заборы, а по большей части просто лес.

Опять я стал спрашивать – да, говорят, это Земляничная. – А где РАНИС? – Что?! что такое РАНИС?

Это ещё более странно. За всю поездку говорил со многими, и из них каждые двое слыхом не слыхивали про это дело, а каждый третий с уверенностью рассказывал, куда ехать.

Короче, доехал я до Т-образного – ничего даже отдалённо напоминающего ту мою остановку в туманной памяти. Повернул направо – один парень во дворе ресторана на этой бесконечной Земляничной сказал, что так я проеду через центр РАНИСа, мимо футбольного поля, кортов…

Ни черта этого я не видел. Точнее, центр, наверное, видел, но не понял. Зато ни поля, ни кортов… Ни, тем более, моей автобусной остановки. Там ещё площадочка такая была уютненькая, а за ней – лес…

А ведь говорила мне Ира: мы давно туда не ездим, там всё застроено, плохо там стало…

Вот уж точно, застроено. Где это мы лисички собирали? Даже подумать дико – всё сплошь филиал Рублёвки. Совсем уж бешеных дворцов нет, конечно, но тоже внушительно.

На выезде, где дома кончались и видно было большое шоссе, я спросил в последний раз, продавщицу в магазине. Не слышала! Знаю, говорит, что это место называется Успенка.

А ведь я ТОЛЬКО ЧТО проехал через именно то, что каждый третий называл мне РАНИСом…

Вот теперь точно сказке конец. Шоссе оказалось Рублёво-Успенским, и мы по нему без задержек доехали до дома. Хоть и был это ранний вечер субботы.

***

Вот же чёрт! Этот пост делал аж в четыре приёма, за четыре вечера! Другое дело, что получился-то вовсе не фотопост, а целый мемуар. И, честно говоря, времени-то мало оставалось в эти вечера.

И что в результате? Пять дней между постами и ни одного в запасе.

Из-за этой чёртовой работы делом заняться некогда! :)

…Что я скажу в заключение? Если вам не надо обязательно найти «Посранис», то эта самая Николина гора – отличное место для отдыха в выходные. Именно то место, где мы были – а это вовсе не пятачок, а несколько километров вдоль берега Москвы-реки. Там тихо, людей совсем мало – даже не скажешь, что близенько многолюдные посёлки с кварталами элитных коттеджей – эпигоны Рублёвки.

Отличное место, даст бог, ещё съездим туда.

Потому что – понравилось.

6 комментариев

  1. Владимир:

    Вот пос. РАНИС, сейчас официально называется ДПК — дачно-потребительский кооператив:
    http://maps.yandex.ru/-/CVeyYEpl
    http://www.poselok.ru/moscow/poselok/13456/
    http://ranis-poselok.ru/

    А вот это, похоже, искомый пляж:
    http://maps.yandex.ru/-/CVeyYYZs

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*