Skip to content
 

Большие Вязёмы – Дом Пиковой дамы

Ладно, не нравится вам зоопарк. Или вообще надоело смотреть картинки, которые ничего не стоит увидеть вживую. Или, может быть, город надоел?

Хорошо, давайте за город.

Вокруг Москвы, как известно, полно усадеб. Полез я смотреть во всякие интернетные сайты. На удивление, совокупно усадеб много, а поехать, посмотреть – гораздо меньше, Где санаторий квартирует, где – сумасшедший дом (шутка юмора). А без шуток – большое число усадеб, так сказать, выведены из туристского оборота (по аналогии с сельскохозяйственным).

Выбирал я, выбирал, и выбрал Большие Вязёмы.

И оказался процентов на… ну, не знаю… процентов на 70 прав.

Потому что усадьба есть, функционирует как памятник, а не как дурдом (хотя некоторые элементы дурдома есть, но это уж как обычно). И история у неё, прямо скажем, нерядовая.

Первое, что бросается глаза, как поставишь машину – деревянный дом с крутой лестницей на второй этаж – обозначен на плане буквами «Эм» и «Жо»… то есть цифрой 13 на схеме, я её сейчас дам.

Дом явно старинный, простолюдинный. Лестница очень крута, невольно думаешь, как по ней старые бабки взбирались в XIX веке. Потому что на схеме написано, что это «Хозяйственные постройки, XVIII-XIX вв.». Крутость лестницы видна даже на схеме:

Кто собирается разобраться – кликайте.

Сначала усадьба и не видна, а видна болшьшааааая церковь. А на заднем плане – некое кирпичное строение.

Строение состоит в таком виде, что я подумал – реставрируют. Кирпичное, с двухэтажной серединой и одноэтажными крыльями. Если соотнестись со схемой, получается, что это Конный двор; но тётенька, смотрительница туалета, мне почему-то сказала, что это дом Годунова! Дескать, он был полностью утрачен, а теперь восстанавливается в точности по чертежам и изображениям. А не реставрируется, как я подумал.

Вот интересно, что же это, всё-таки? Зачем тётеньке, смотрительнице туалета, лгать случайному посетителю? Десять-то рублей за посещение я всё равно отдал…

А может быть, это был сначала дом Годунова, а потом стал Конный двор? История – штука суровая, она и не такое вытворяла.

Ладно, главное – историческая постройка. А то был момент, когда меня «осенило»: это ж какой-нибудь богатей строится! Не убереглись, подумал, от соблазна местные власти, продали кусок заповедной земли… Может быть, с благой целью – чтобы на восстановление и содержание всего остального хватило.

А они вот не продали, и это хорошо. Пусть восстановят Конный двор.

Почему я его не сфотографировал – загадка. Небось, берёг кадры на собственно усадьбу – я ведь не знал тогда, что это строение тоже к ней относится. И ещё не знал, что в усадьбе-то особо фотографировать нечего… но об этом ниже.

Далее, перед входом в собственно усадебный ансамбль, расположена эта самая большааааая церковь. Спасо-преображенская церковь:

И вот тут мы уже непосредственно сталкиваемся с царём Борисом. Потому что:

Церковь, действительно, красивая, мощная. Её размеры и архитектура, думаю, вполне подошли бы для собора, если бы в ней была чья-нибудь кафедра. Да только какая кафедра в сельской церкви…

Ладно, пойдём в усадьбу, в церковь на минутку зайдём на обратном пути.

Поместье Большие Вязёмы принято связывать с именем Пушкина. Действительно, Александр Сергеевич здесь бывал, хотя постоянная база его в этих местах была в усадьбе Захарово – имении его бабушки. В Захарово церкви не было, вот Пушкины и ездили в Вязёмы.

Но дело не только в церкви.

После Годунова Вязёмами попользовался Лжедмитрий, здесь и Мария Мнишек останавливалась. Потом село отошло в ведение казны, а потом Пётр I подарил его Борису Голицыну, одному из первых своих искренних соратников, ценному ещё более потому, что Голицын был из знатнейшего, могучего княжеского рода. Его брат Василий, если кто помнит, был любовником царевны Софьи, старшей сестры Петра, правительнице во время малолетствия его и брата его Ивана. Отношения Петра и Бориса Голицына, особенно их завязка, прекрасно описаны у Алексея Толстого в романе «Пётр I». Любимая моя книга, одна из немногих, которые я перечитываю всю жизнь. Очень рекомендую.

Так вот, подарил ещё в 1694 году, с формулировкой – за спасение от стрелецкого бунта. Круто, да? Сам Пётр здесь бывал в 1701-м и 1705 годах.

Так Вязёмы и оставались за Голицыными до самой революции.

Но вернёмся к Пушкину.

Случилось так, что именно здесь, на балу у Голицыных, Пушкин познакомился с Натальей Гончаровой, своею женою. Мало того, считается, что Большие Вязёмы стали прототипом имения Онегина в одноимённом романе, а мать того Голицына, который в то время ими владел, – прототипом Пиковой дамы.

Поэтому ныне Вязёмы, наряду с Захарово, входят в Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина. И вот тому свидетельство, стоит при входе:

Я не любитель поэзии в настоящем смысле этого слова, но я кое-что понимаю и в русском языке, и в технологии стихосложения. Я самым искренним образом считаю Пушкина величайшим гением. Но, при всём уважении, должен заметить: кроме своего «пушкинского смысла», Большие Вязёмы ещё много чем «отметились» в русской истории.

Про Бориса Годунова, про Лжедмитрия и Бориса Голицына я уже сказал. Но усадьба, кроме этого, стала значительным фрагментом в мозаике событий войны 1812 года.

Именно сюда с Бородинского поля был доставлен раненый Багратион, здесь ему оказали первую помощь. Но если бы только это!

Отъезжая к Москве после Бородинского сражения, в Вязёмах останавливался Кутузов. А через несколько часов после его отбытия – Наполеон!

В память о таком стечении обстоятельств в усадьбе установлен большой камень с надписью, повествующей о том, что камень сей есть памятный знак в честь остановки здесь двух армий, русской и французской.

Камень установлен недавно, видимо, в порыве острого осознания общечеловеческих ценностей и всякого гуманизма. Но это я так, из вредности; на самом деле я ничего против такого знака не имею.

Почему я его не сфотографировал – ещё одна загадка. Точнее, ещё один пункт той же загадки.

Естественно, такие важные дела не могли не отразиться в экспозиции музея. Что я думаю о её сегодняшнем состоянии, я позже скажу, а пока покажу, как отразились.

Отразились они небольших размеров диарамным пятиптихом в одной из немногих доступных для посещения комнат одного из двух флигелей – того, в который пускают посетителей. Другой, как я понял, занят службами музея.

Я приведу весь пятиптих.

Сюжет первый, абсолютно традиционный: совет в Филях:

Извините за ракурс и вообще за качество – выбор места съёмки там очень ограниченный. И вообще условия съёмки неблагоприятные.

Сюжет второй. По-моему, он называется просто «Момент боя»:

Это, по-моему, батарея Раевского:

Или, может быть, Шевардинский редут, если слева – Шевардино.

Извините за провалы в склерозе. Но, право же, записывать не было никакого настроения. Да и зачем?

Ещё один классический сюжет, получившийся у меня особенно плохо. Но я всё равно поставлю. Ибо я не фотограф-художник, а просто, типа, информатор.

Партизанская война:

Вот тут не удержусь от критики.

Что, по-вашему, несёт на плече идущий впереди мужик? Автор полотна явно имел в виду рогатину – как он её себе представляет.

Он её себе неправильно представляет. Рогатина – это тяжёлое копьё с широким лезвием. Это было оружие и боевое, и охотничье – для добычи крупного зверя. Недаром же рогатина автоматически ассоциируется с поединком охотника с медведем. У основания лезвия имеется перекладина, каковая и называется рогами. Назначение, я думаю, – не дать копью уйти слишком глубоко. Ведь при той же охоте на медведя копьё не вонзают в бок зверя; приём состоит в том, чтобы поднять медведя на дыбы и заставить как бы самого налезть на копьё, упёртое в землю. Та же техника, думается, эффективна при борьбе с налетающим конником; во всяком случае, именно так использовались знаменитые стрелецкие бердыши, это я читал у авторитетного историка.

А ещё пишут, что медведь сам за ту перекладину хватается…

В общем, лопухнулся художник. Или это я лопухнулся: зря думаю, что он хотел изобразить рогатину. Может, это какие-то специальные вилы для каких-то особых работ.

Ну ведь не рожон же, каким горшки из печи вытаскивают!

В общем, вот последний сюжет, тоже предельно классический:

С войной покончили мы счёты. Переходим к сегодняшнему дню.

А сегодняшний день как раз вовсе не блистателен. Настало время сказать, почему я был прав с выбором маршрута процентов на 70, а не на все 100.

Дело было в начале июня. 200 лет Бородинскому сражению, как известно, будет в конце августа. Усадьбу хотели подготовить к дате. Развернули масштабные реставрационные работы. На сегодняшний день, я так скажу, – конь не валялся. Почти.

Например. Есть в усадьбе несколько объектов, обозначенных на табличках как «затея XVIII века». Один из них – грот. Такой холмик высотой в рост человека и диаметром при основании метров, наверное, восемь. Отсутствие фотографии — всё та же загадка.

На табличке у холмика: «Грот. Затея XVIII века». На другой табличке, не дословно, но в смысле: «На реставрации. Окончание работ – 2011 год». Но в июне 2012-го – закрыто, не пускают, и никаких работ не видно вообще.

Ладно; может быть, как раз всё отреставрировано, просто не пускают пока, откроют ближе к дате.

Ну а дом, главный дом усадьбы? который называют «Домом Пиковой дамы»? Дворец Голицыных, построенный в 1784 году?

А вот он:

Вид сзади, потому что на виде спереди ещё хуже. Но и сзади, опять же, видно, – конь не валялся. Ну, то есть валялся, но и сейчас валяется, и ещё долго будет валяться.

Мы поглядели на эту красоту и подумали, что вся экспозиция, которая нам доступна, ограничена теми тремя-четырьмя комнатами, в которые нас допустили во флигеле. Где пятиптих. Там ещё лестница красивая есть, а одна из комнат отдана под собрание очень своеобразных, не очень реалистических скульптур местного, видимо, автора.

Ну вот, совсем уж собрались уходить, но всё же решили подойти вплотную. Шли с опаской – непонятно, можно ли ходить по музейно-заповедниковому газону.

И были удивлены! Нашлась дверь, в которую можно было войти! И даже сени, в которых надо было надеть бахилы!

У двери – объявление того же содержания: мол, будет отреставрировано в 2011 году. Куда там… На первом этаже готовы только две комнаты: парадная опочивальня и кабинет хозяина. Во флигеге разрешили хотя бы пятиптих сфотографировать. А тут — вообще нельзя.

Однако должен сказать, что, что готово, производит очень хорошее впечатление. Жаль, такими темпами они году этак к 2015-му закончат. Если вообще закончат – буду ли давать деньги после августа, когда событие отпразднуют?

Во флигеге разрешили хотя бы пятиптих сфотографировать. А тут — вообюще нельзя.

А перед тем, как идти в дом, мы погуляли по парку. Вот ещё одна достопримечательность. На табличке – «Солнечные часы. Затея XVIII века».

Двадцать четыре дерева, посаженные по границе большого круга. Если приглядеться, их более или менее можно выделить среди прочей заросли. И посажены они, насколько я помню соответствующие надписи, не позднее первой половины XVIII века.

Если отвлечься от вечного нашего неустройства, неуспевания и всего такого, то там очень мило, в этой усадьбе, в этом парке. Вот, например, вид на флигелёк со стороны дворца:

Зелено, аккуратно, солнечно, благостно…

А вот вообще чудесно:

Это берег пруда, он – за задним фасадом, метрах в 100, не больше. И тут, по правде, не совсем чудесно. Вот закончат ремонты-реставрации, положат здесь нормальный грунт, засеют травкой, – вот тогда будет действительно хорошо.

Но всё-таки чудесный вид наличествует:

Пруд образован при помощи плотины на реке, именем Вяземка, а плотина та – страшно подумать! – насыпана по приказу Годунова. За прудом видно Можайское шоссе, которое, говорят, в этом месте идёт по трассе знаменитой Старой Смоленской дороге, погубившей Великую армию в процессе исход из России. Рядом с плотиной, вплотную – каменный мост, построенный в 1820-х годах – по нему переезжаешь от шоссе на территорию усадьбы.

Кстати, насчёт «переезжаешь от шоссе».

Вроде бы выяснил я из карты, что на Можайское шоссе будет мне удобно попасть через Рублёвское, оно как раз там переходит в Аминьевское. Попал, не пропустил, хотя как раз там была очень нудная пробка. А вот момент, когда Можайское шоссе стало Минским – пропустил. Равно как и момент, когда эти две магистрали разошлись – ну нет там знаков, или я не увидел. Может быть, поздно искать начал, может быть, послеМКАДовская пробка помешала.

В общем, потом искал, как вернуться на Можайское шоссе с Минского. Там вариантов много, мне выпало ехать очень извилистой дорогой через какой-то изрядно изолированный городок, должно быть, бывший военный. Да и сам момент поворота с Можайки к усадьбе тоже неочевиден. Так что будьте внимательны.

На выходе опять зашли в церковный двор:

Всё-таки мощное сооружение. Очень солидно.

Тут я сфотографировал звонницу:

Своеобразное сооружение, да? Пишут, что конец XVI века… Конечно, она стоит вертикально; наклон, как я понимаю, из-за скромных возможностей оптики моего аппарата.

Вот напоследок снимок церкви, как мы говорили в детстве, сблизи:

Ну точно, собор. По-моему, некоторые «настоящие» соборы во Владимире и Суздале меньше этой церкви.

Зашли во дворе в лавку, которая приглашала попить чаю с выпечкой. Но блины кончились – я хотел блинов, – а булочка с изюмом оказалась тяжёлой и прочной. Может, потому, что холодная. Зато правильная – изюм не распределён по объёму, а сосредоточен в середине в качестве начинки.

То есть я люблю, когда по объёму; но говорят, что старинная классика – именно так.

Короче, подкрепиться нам не удалось. Мы это сделали в другом месте, которое, по моей неразвитой эрудиции, показалось мне очень своеобразным. Я думаю, его стоит показать – я и адрес запомнил, – может кому-то пригодиться. Я и его покажу, но – в другой раз.

2 комментариев

  1. Здорово! Оказывается, в Вяземах интересно, а мы были всего раз, хоть и живем относительно недалеко, да и то музей закрыт был. Надо будет повторить :)

    • master:

      Во! Если схОдите, может, не сочтёте за труд написать, что там открыто. Чтоб можно было сравнить с тем, что видел я в начале июня, и понять, как они справляются с подготовкой к празднику.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*