Skip to content
 

«Фобос-грунт»: и всё-таки это программная ошибка!

Мини-серия про «Фобос-грунт»: 1, 2, 3, 4

Ну вот, Межведомственная комиссия, наконец, признала, что причиной аварии «Ф-Г» была программная ошибка. Ошибка, не выявленная на испытаниях из-за их недостаточного объёма:

«…в результате допущенных проектных ошибок и недостаточного уровня наземной отработки БКУ».

Именно это я и говорил: ошибка плюс слабая отработка на стендах.

Типа, я прав.

Другое дело, что я недавно подумал о другой возможности.

Много говорят о перезагрузке БЦВМ «Фобоса». Вот и наш друг DGN приводит в комментарии то же утверждение.

В другом месте разработчики утверждают, что провели проводились испытания, которые версию перезагрузки не подтверждают.

Но тут есть закавыка. Ребята говорят: вот, предполагалось, что проблема была с межмашинным обменом. Мы проверили многократно – не могут оба полукомплекта из-за этого перезагрузиться!

Интересно, что они проверяли? Возможность «вынужденной» перезагрузки из-за проблем с межмашинным обменом? Если так, то они неубедительны. Перезагрузка может произойти по разным причинам.

Может из-за программной ошибки, если, скажем, в какой-то момент программа выходит на несуществующий код инструкции (машинной команды), а в ловушке прерывания по этой причине в качестве действия, выводящего из тупика, зашита перезагрузка – ресет. Не знаю, как в той системе, которая на борту, но в системе команд PDP-11, которую я хорошо знал, такую последовательность реализовать легко.

Такой вариант обработки прерывания по несуществующей инструкции кому-то может быть вполне по вкусу поставить на этапе отработки программ. А потом могли и не вспомнить. А потом не было достаточно массированных и хорошо продуманных стендовых испытаний, в которых эта забывчивость проявилась бы.

Но есть более простая причина перезагрузки.

До сих пор помню, что БВК-2 – этакая микро-ЭВМ – аналог LSI-11 фирмы DEC – по включению питания загружала в счётчик адресов адрес ячейки 173000. Вот в этой ячейке памяти и должна лежать первая команда, с которой начинается программа.

Так же включаются бортовые ЭВМ: получила питание – вышла на единственный, раз и навсегда установленный адрес.

Если питание «проваливается» и потом восстанавливается, то БЦВМ воспринимает восстановление как включение и, понятно, переходит на всё тот же адрес.

Теперь представьте: аппарат летит, идёт процесс управления, программа контролирует для ориентацию, считает навигацию, вырабатывает сигналы на движки… Например, аппарат вращается вокруг продольной оси со скоростью 1 град. в сек, надо вращение остановить, когда аппарат повернётся на 20 град. Программа рассчитывает, когда какой движок включить, когда выключить…

И вдруг – просело напряжение и восстановилось. И БЦВМ опять выходит на стартовый адрес. А там знаете что? Там – тест БЦВМ! Первое, что делает БЦВМ при включении – тестирует себя! Тест встроенного контроля. Потом, поняв, что все каналы работают, начинает в заранее заданной последовательности включать смежные системы и тестировать их.

Вот и получите: корабль вращается, а БЦВМ гоняет тест. И в процессе теста стирает всю свою оперативную память, потому что память тестируется сплошной записью различных комбинаций. Всё это нормально в момент пуска. Циклограмма именно этого и требует; но сейчас-то в памяти БЦВМ лежит информация об ориентации, о включённых двигателях, о параметрах орбиты… обо всём. И вот эта информация стёрта начисто…

А потом, протестировав себя, БЦВМ начинает включать уже включённые системы. А потом тестировать системы, которые уже наработали своих данных. Гироскопы уже не в нулях, в радиосистеме лежат массивы данных прерванных передач…

Жуть!

И это реальнейшая ситуация!

У нас на стенде «Бриза» в Хруничеве она была.

Мы поставляли комплект: БЦВК – трёхканальная ЭВМ плюс три блока, первый из которых управлял электроклапанами ЖРД и электродвигателями приводов, второй – пиропатронами и пироклапанами, а третий раздавал бортовое питание на наши блоки и на все другие системы: гироплатформу, телеметрическую систему, приёмопередатчики, навигационную аппаратуру…

У нас в КБ был свой отличный стенд. Мы на нём собирали свои комплекты, обвешивали их имитаторами смежных систем, используя для этого штатные бортовые кабели, всё это связывали с наземным проверочно-пусковым комплексом, который тоже мы разработали и изготавливали, причём связывали опять штатными кабелями штатной длины. А там есть комплект, между аппаратурой подстольного помещения и пультами выносного КП, длиной 1,5 км… Ничего, поставили стеллажи и разложили эти километры. Истина дороже…

И на этом стенде мы гоняли всевозможные режимы, вплоть до имитации в реальном времени 24-часового полёта. Немало я ночей просидел на этих имитациях…

А на Хруничеве, который делал весь разгонник, устанавливая на него нашу систему управления, был свой электрический стенд. И эта фигня была уже совсем космический аппарат. На настоящей раме стояли настоящие клапаны движков, настоящие приборы – всё, кроме пиросредств. Вместо них стояли имитаторы: при каждом испытании взрывать пироболты – накладно и небезопасно. Это делалось один раз на каждом комплекте, пироустройства собирались в толстенные железный ящик…

Так вот, мы у себя всё тысячу, десять тысяч раз включали, проверяли, гоняли в разных режимах, прежде чем привезти на электрический стенд Хруничева. Напомню, это была разработка, у нас был свой комплект, который мы могли хоть убить у себя на стендах, и был комплект для стенда Хруничева, который позволялось убить там – это не лётные комплекты, ресурс экономить ни к чему.

И вот привезли, поставили, стали монтировать прочие системы и по очереди проводить стыковочные испытания. И в какой-то момент наш БЦВК стал дурить! Разобрались – перезапуск! Ещё разобрались…

В момент включения одной из смежных систем напряжение в бортовой сети падало со штатных 28 вольт до восьми! ВОСЬМИ!

Падало на мгновение, но ведь это не электромеханика. а электроника: БЦВК перезапускался…

Конечно, этот вопрос решили. Сейчас дело не в том, как. А дело в том, что выявилась эта хрень только на этапе стыковочных электрических испытаний в составе полного стенда изделия.

Понятно? Все этапы испытаний должны быть пройдены обязательно. Все эти этапы – плод многодесятилетнего опыта, это как лётные инструкции, которые, говорят, написаны кровью.

Вчера прочёл большую и, по-моему, правдивую статью в «Московском комсомольце». Там человек из числе разработчиков говорит, что у них НЕ БЫЛО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО СТЕНДА! Что испытания проводились – сначала автономно, а потом – сразу в составе изделия!

А в составе изделия многого проверить просто нельзя. А иные проверки проводить опасно, не попробовав на стенде: сожжёшь аппаратуры на мильёны рублей. Не удивлюсь, если такие проверки от греха исключались.

И на том же изделии, без комплексного стенда, программисты отрабатывали свои программы. Отрабатывали в рамках и под давлением бешеных ограничений, налагаемых тем, что дело происходит на «боевом» изделии.

Да, это не должно было полететь…

Там много ещё чего, в этой статье. Например, сказано, что программы корректировались даже уже на космодроме, в испытательном корпусе: прибегали, подключались, что-то записывали-переписывали… Чёрт, что они записывали, если у них не было электрического стенда?!!! Они перезаписывали куски, не прошедшие испытаний в полном контуре системы управления, потому что у них не было электрического стенда!

Нам тоже приходилось кое-что менять, особенно на первом «Бризе». Но дискеты приходили после проверки в полноценных комплексных испытаниях на нашем стенде и на электрическом стенде Хруничева. С печатями ОТК и заказчика.

У нас было, на чём проверить, и мы могли это себе позволить.

А они не могли, но позволяли. Потому что выбора не было. И поэтому это изделие не должно было полететь.

Прочитав статью, я понял, что у них вполне могла быть просадка питания с перезагрузкой БЦВМ, поскольку у них не было настоящих электрических испытаний с предельными режимами, c имитацией нештатных ситуаций и пр.

А также понял, что просадка совсем не обязательна: при такой постановке отработки программно-алгоритмического обеспечения естественно наличие не одной, а множественных программных ошибок. Ибо, ещё раз: написать программы – почти ничего; полноценно их проверить – вот тогда они сделаны.

То есть я опять считаю приоритетной версию ошибки в программном обеспечении.

***

Ещё несколько интересных слов сказал начальник Роскосмоса Поповкин. И эти слова – не о программах.

Поповкин сказал, что на «Фобосе» значительная часть элементной базы была импортная, с характерным размером элемента 90 нм.

Это двойная засада!

Когда говорили «за БЦВМ», я, в ответ на коммент DGN’а, писал о том, что опасно применять «лучшую» элементную базу, в которой бОльшая скорость достигнута за счёт более «тонкой» топографии чипа. Потому что в ней токи меньше, значит, помеха той же величины влияет сильнее.

Мало того, что база импортная; само по себе это, могло быть даже хорошо. Но дело в том, что это элементы коммерческого исполнения! Где бы они могли купить «военную» импортную элементную базу? Кто бы им её продал?

Вот, говорит начальник Межведомственной комиссии Коптев: комиссия выяснила, что 62% из 95 тыс. микросхем «Фобоса» были импортными КЛАССА INDUSTRY, то есть промышленного, а не авиакосмического применения. К Industry требования по радиационной стойкости не предъявляются совсем, или они в разы более мягкие, чем нужно для космоса. Там всяких неприятностей много, частиц, излучений.

Так что, если это правда, если элементная база – импортная, Industry, 90 нм – то можно допустить и версию внешнего воздействия. Только не злонамеренного людского или аномального природного, а самого обычного, повседневного геофизического фона.

Может, Поповкин таким образом хочет всё-таки переложить вину на внешнее воздействие? В расчёте на победу в битве со страховой компанией, как сказал Scaner?

Вряд ли удастся. Маршевая ДУ «Фобоса» сделана на основе разгонного блока «Фрегат». А на «Фрегате», говорит Поповкин, стояли 200-нанометровые чипы, то есть куда более стойкие к воздействиям. А у «Фрегата» (это уже я говорю) продолжительность полёта – часы, а у «Фобоса» – годы…

Того, кто допустил эти элементы на борт, того не штрафовать, а судить надо.

Есть у меня одно соображение… У ребят менялись большие начальники, большие перетряхивали маленьких… Переносились сроки полёта, скудно и прерывисто шло финансирование… Делали, что могли. Думали: поставим пока импортные, отработаем идею, схемы, программы, а там переведём на отечественные… Я уже где-то говорил, так делается, даже заказчик не возражает – при условии, что на всём, что выходит на какие-то официальные испытания и тем более в полёт, всё было чин чином. У нас так и бывало, а «импортные» образцы мы потом на своих частных, маленьких стендиках использовали. Нам удавалось успевать.

А вот на «Лавочке» не успели. Пустили в космос без малого комнатную персоналку…

Ясное дело, такое не могло полететь! И программной ошибки не надо. Если б смогло улететь от Земли, в первый месяц, за пределами магнитосферы, точно бы всё загнулось.

Но оно не улетело от Земли. Оно загнулось в пределах тёплого, заботливого магнитного поля матушки-Земли, не сумев даже построить солнечную ориентацию. И поэтому я опять говорю: скорее всего, это ошибка программная, то есть ошибочный алгоритм, негодность коего не была выявлена испытаниями по причине их недостаточности и непродуманности.

Может быть, это был один из тех «кусков», который записали уже в МИКе космодрома… Может быть, желая что-то улучшить, им заменили нормально функционировавший, достаточно полно проверенный кусок…

А вот и более сильное доказательство именно программной ошибки.

В такой сценарий – «чувствительная» элементная база плюс высокоэнергетичные частицы в открытом космосе равно сбой компьютера – в такой сценарий плохо укладывается ОДНОВРЕМЕННАЯ перезагрузка обоих каналов. Частицы поражают микросхемы беспорядочно. Вот они в каком-то канале испортили команду в ячейке, так испортили, что за этим следует перезапуск. А с чего другой канал перезапустится?

Случайное воздействие вызывает случайный, неупорядоченный эффект. А одновременный перезапуск – это очень упорядоченный эффект.

Упорядоченный эффект может происходить только от упорядоченного воздействия. Ошибка в программе, зашитой в оба канала БЦВМ – очень упорядоченное воздействие.

А если у них один-единственный аппаратный сбой в ОДНОМ ИЗ каналов мог привести к перезапуску ОБОИХ каналов – значит, логика системы диагностики и управления резервами была построена ошибочно. То есть опять – программная ошибка. Извините за упёртость, напомню: точнее, не программная, а алгоритмическая. Но уж будем продолжать называть её программной.

Констатирую: – вывод тот же. Это программная ошибка, то есть ошибка не при выполнении программы на «сбоеспособной» аппаратуре, а при её написании.

***

Отдельной строкой.

Как я понял, бортовая ЭВМ «Фобоса» состоит из двух полукомплектов. То есть она просто дублированная.

Если это так, если каждый комплект сам по себе, скажем, не троирован, то это очень мало. Моё мнение – просто дублированную машину пускать в трёхлетний полёт нельзя. Наш «Бриз», рассчитывавшийся максимум на сутки, имеет троированную БЦВМ. Наши спутниковые БЦВМы – четырёхканальные. Впрочем, об этом я уже писал.

***

А ещё скажу вам: вы заметили, что по той части выводов комиссии, которые цитирует в комменте DGN (я дал ссылку в начале статьи), о первопричине судить всё равно невозможно? «Программный сбой, вызвавший перезапуск»… Отчего сбой-то? От элементной базы? От проблем с взаимовлиянием систем, не выявленным по причине недостаточности испытаний? Или от ошибки алгоритмиста, также не выявленной по той же причине?

Три варианта – три «стрелочника»…

Думаю, выяснять до конца не будут. Scaner прав: по-настоящему интересно разбирательство до такой глубины, которая позволит решить: платить страховку или не платить. Или платить, а потом вчинить регрессивный иск виноватому.

Это же решит вопрос политической важности: кто из достойных мужей лишится должности.

А недостойных мужей, всякую мелочь, можно наказать всех подряд, чего тут разбираться?

***

Ваше мнение, господа: это финал разбирательства? Дальше уже оргвыводы, или ещё будут версии, варианты, опровержения?

***

Пост в ответ на нижеследующий комментарий DGN’а

10 комментариев

  1. DGN:

    как мне видится, вы несколько утрируете. разумеется, при просадке питания контроллер ДОЛЖЕН выдать сигнал POWER_FAIL, по которому БЦВМ обязана перегрузится. И стирание памяти — правильная процедура, так как там уже МОГУТ находится неверные данные и код. Собственно контроллер питания долго и упорно отлаживают таким образом, чтобы он срабатывал на такие проблемы которые МОГУТ привести к сбою компьютера и его памяти, и не срабатывал на такие которые НЕ МОГУТ.

    Ошибочно думать что после самотестирования все начинается с нуля. Безусловно, текущее состояние скидывается куда-то на энергонезависимую память, откуда после прохождения тестов «достается». И даже в случае непрохождения тестов, БЦВМ грузит условно говоря «консоль восстановления» на которую выводит ошибки и позволяет загрузить с земли новую программу, обходящую эти ошибки. Подобное делали америкосы со своим марсоходом.

    Тут я конечно уже не уверен, но на орбите есть запас времени довольно большой для маневра. Это не этап работы маршевого двигателя 3 ступени, когда каждая секунда его работы добавляет существенно скорости и высоты орбиты. Время на перезагрузку есть, в случае чего можно и на следующем витке это сделать. Это ведь не включения двигателей мягкой посадки, которые должны включится в конкретную миллисекунду иначе смысл в них теряется (как было с одним из первых марсов СССР — произвел жесткую посадку, сообщало ТАСС, на деле просто не отработал посадку и впилился на всей скорости).

    Это я к тому, что в случае перезагрузки БЦВМ, программа все равно отработала-бы…

    Да и просадка по питанию… Ведь никто там ничего лишнего не включит, ни утюга ни холодильника… Сразу после старта, то есть батарея свеженькая, заряженная… Если просадка имела место быть, это значит уже проблемы в каком-то исполнительном механизме, что-то там заело или коротнуло… Далее… даже у меня дома системный блок питается от отдельного ИБП, а монитор и вся остальная периферия — от другого. И в системе питания КА ОБЯЗАТЕЛЬНО должна быть «чистая» шина, для питания компа и прочей слаботочки и «грязная» — для питания всяких там редукторов, соленоидов и прочей силовой начинки. При этом проблемы на «грязной» никак не должны влиять на «чистую». Да и чистых должно быть как минимум две, так как потеря БЦВМ = конец миссии.

    Таким образом, и версия проблем с питанием кажется мне несостоятельной, хоть и объясняет одновременную перезагрузку обеих вычислительных блоков.

    Про микросхемы… во первых 90nm это отнюдь не передовой край, сейчас массово производятся чипы памяти на 15nm и процессоры на 22nm… 90nm это довольно «дубово», то есть в 4-5 раз более грубый техпроцесс… я не думаю что была совершена столь грубая ошибка, как выбор неподходящей элементной базы. Про исполнение. Имеется три класса (military) -55…125°С, (industrial) -25…85°С и (commercial) 0…70°С. при этом радиационная стойкость такова — коммерческие схемы держат во время работы 2 килорада, индастриал 20 килорад, а военные — 100 килорад. Во время хранения — 12/60/2000 соответственно. Источник — http://www.d-instruments.ru/2010/materials/Popov.pdf
    Насчет невозможности достать милитари исполнение. Это заблуждение, пусть в чипидипе их не купить, но по заявкам организаций они поставляются. Они дороже конечно, но в масштабах проекта экономия копеечная.

    Ну и поддерживаю вашу мысль, о том что сбой произошел по сути в магнитосфере, еще на теплом блоке и одновременно — короче микросхемы определенно невиновны!

    Версия про отсутствие стенда мне кажется довольно странной. Какой-то стенд все равно должен быть, иначе это все профанация. Быть может не было натурных испытаний на КА, но кабели на стеллажах определенно были, должны были быть! Иначе это уровень кружка «умелые руки», а не космическое приборостроение. Насколько согласовано работали разработчики электроники и периферии, сколько было макетов и как проходили госиспытания — мне неведомо. С интересом послушаю знающих людей. В заливку «обновления» прямо на космодроме мне не очень верится, скорее всего это были данные по миссии, то есть когда стало известно точное время пуска, в память БЦВМ надо было загрузить грубо говоря «расписание» и «карты». Уж как там эти данные получили и сколько раз перепроверили… По уму их должны готовить 2-3 автономные рабочие группы (причем без доступа к интернету ;-), потом производится сравнение — не совпало, устраиваем разбирательство.

    Мое мнение — все это могло быть причиной неудачи, а могло и не быть. Мало данных о том как все было на самом деле.

    Теперь про резервирование. Как я себе представляю, должно быть 3-4-5 вычислительных блока и некий блок сравнения выходных сигналов. С логикой работы — если хотя-бы два сигнала совпали во времени — пропускать их к исполнительному устройству. Если все время совпадают только два — отключить неисправный вычислитель. Если не совпал ни один — включить резервный блок или дать сигнал на ПЕРЕЗАГРУЗКУ всех блоков. Вот собственно говоря и причина, что именно могло вызвать перезагрузку… По идее все эти 3-4-5 блоков должны быть на разной элементной базе, программа для них должна писаться разными группами программистов… как раз с той целью, чтобы ни ошибка в железе, ни ошибка в коде не могла привести к утрате КА. Благо сейчас не 70ыегоды, электроника легкая и дешевая… Если-же было простое дублирование… значит это ошибка проектировщика. быть может, на момент разработки, система надежного резервирования не влезала в вес. это ведь не буран, который летел пустой и там хоть на 20 тонн резервируй…

  2. Самое смешное, что по зрелом размышлении официальная версия может быть и не совсем смешна… Дело в следующем.
    Все ДО СИХ ПОР созданные в НПО им. Лавочкина АМСы имели герметичный приборный отсек со служебным «бортом». Как и все наши автоматические КА в то время, в силу специфики развития отечественного космического приборостроения. к 80-м годам герметичный приборный отсек уже откровенно мешал развитию беспилотных КА, и начались работы по негерметичному размещению приборов. В первых рядах ТОГДА шло НПО Лавочкина, в частности потому, что они имели определённые контакты с зарубежными разработчиками и эарубежными комплектующими — да, собственно, целевую аппаратуру они уже и ставили негерметично…
    Но с тех пор прошло 25 лет. На открытии 36-х Королёвских чтений Хартов рассказал, что «Ф-Г» делали молодые талантливые инженеры, которым нет 40 лет. Это прекрасно, но… Это значит, что им НЕГДЕ и НЕ НА ЧЕМ было учиться. И значит, те, кто делал 25 лет назад первые негерметичные приборные отсеки, уже НЕ МОГУТ передать молодым свой опыт! А ведь негерметичное расположение приборов — это не только тепловой режим! Это ещё и влияние собственной атмосферы, в частности. И я не сильно удивлюсь, если на третьем витке по низкой орбите в негерметичном приборном отсеке что-то могло «коротнуть»…

    • master:

      Спасибо, очень интересно. Могло коротнуть. Знаем мы эту собственную атмосферу… Мне мужики рассказывали, что было у них такое с астродатчиками на спутниках серии «Целина». Точнее, не у них… Астродатчики, сделанные опытным производством КБ, работали нормально, прошли испытания. Передали их на серийный завод, и пошли отказы. Два-три дня работает, а потом кирдык…

      Оказалось: рационализация. На заводе решили поменять покрытие, которое наносилось на внутреннюю поверхность… чёрт его знает, как оно правильно называется… защитные тубусы? Из аппарата торчат металлические цилиндры, на дне которых находится объектив астродатчика. Просто железная труба с чёрным покрытием внутри, чтобы другие звёзды не мешали датчику видеть «целевую» звезду. Вот заводские ребята то покрытие и поменяли, зачем — не помню, что-то там рационализировали. А это покрытие в космосе начинало выделять что-то, это что-то садилось на объектив, ухудшало прозрачность, искажало изображение… система переставала работать.

      Вот это оно и есть — внутренняя атмосфера. Правда, не очень понимаю: одновременно коротнуть должно было в двух местах, чтобы перезагрузились оба процессора.

      Или прямо на выходных клеммах первичного источника? А что, может, и так. Напряжения там, правда, невеликие, чтобы пробить какой-нибудь газовый промежуток; но, с другой стороны, мы ж не знаем, что там навыделялось, наконденсировалось… Может, и так.

  3. DGN:

    вот тут недавно вышла еще одна статья на тему фобосгрунта

    http://habrahabr.ru/blogs/hardware/139819/#habracut

    вкратце, было две системных ошибки и одна конструкторская

    1 — микросхемы памяти двух компьютеров была расположены рядом, что привело к одновременному поражению их тяжелой частицей и перезагрузке обеих БЦВМ

    2 — вывод из режима перезагрузки был предусмотрен только на полетной траектории, а не на орбитальной

    3 — микросхема памяти которая использовалась в БЦВМ имела проблемы с радиацией, несмотря на то что имела «military» исполнение.

  4. master:

    Честно сказать, не верю. Частица. она хоть и тяжёлая, но лишь в атомных масштабах. Я не большой дока, но думаю, что ОДНА частица не могла навести такое поле, чтоб два чипа сразу поразить. И совсем уж не понимаю, что такое «имела проблемы с радиацией». Она или испытана на установленное воздействие, или не испытана. Если не испытана, то не милитери. Если воздействие оказалось выше предельного, то это не проблемы микросхемы, это форс-мажор. Если испытана, и воздействие в пределах допустимого, а она всё-таки сбойнула, то вопрос совсем другого плана: откуда эти умные люди заранее знали, что у неё проблемы? Или это они задним умом умные?

    • DGN:

      я вот если честно даже примерно не понимаю какова энергия частиц и сколько надо чтобы изменить содержимое ячейки памяти… кстати, а почему там память не с ECC??

      как раз была испытана и показала проблемы. был написан некий отчет. то есть с точки зрения продавца она милитари, а по факту — не очень. другое дело, что этот отчет никто в лавочкина не присылал, если они поленились гуглить сами эту тему, то происходящее явилось для них неожиданностью.

  5. master:

    А я, если честно, даже не знаю, что такое память ЕСС. И тем более не понимаю, почему возник вопрос про неё. Она, что, страсть какая радиационно устойчивая? Что это такое — память ЕСС?

    А в гугл отделы снабжения космических фирм не смотрят. Там что хошь может быть написано, хоть самая что ни на есть правда. А только к паспорту изделия распечатку из гугла не пришьёшь: мол, в гугле сказано, отличная весчь! Только документация по установленной форме. И, если кто думает, что это бюрократизм, тот мало что понимает в системе производственных взаимоотношений и ответственности.

    …Знаете, ребята, очень трудно объяснить тем, кто не пахал в цеху или КБ, что такое производственно-технологическая дисциплина, что такое ЕСКД, зачем нужен каждый документик, что будет, если его не будет. Ещё труднее рассказать это про программы — на них ведь тоже документация немаленькая составляется. Целую книгу писать надо. Особенно, как я сказал, если захочешь объяснить, почему без этой бумажки нельзя обойтись.

    Я эту школу лет 20 проходил… Причём в правильной последовательности: от единичного оборудования для «внутреннего использования» до серийной продукции, которую сам же и представлял генподрядчику.

    • DGN:

      память ЕСС, это когда выделяется избыточный бит и если какая злая частица изменила состояние одного бита в байте, микросхемка восстановит правильное значение. да факто стандарт на серверах, да и на рабочих станциях мощных тоже. говорят что раз в 3 месяца даже на земле злые частицы могут попортить память если ее стоит много, скажем 64 гига и более…

      ну скажем так, УЧИТЫВАТЬ мнение леммингов при выборе комплектующих вполне можно. особенно если вариантов много, и а паспорте у всех написано хорошо. а в сети отзывы на некоторые изделия очень неоднозначные… речь не идет о подмене техдокументации…

      • master:

        Ага, спасибо. Могу сказать, что избыточность используется, но не повсеместно. При всяких обменах между устройствами — обязательно. По крайней мере, на моей фирме с середины 1990-х. Про раньше сказать не могу…

        А по части консультации с гуглом — пожалуй, да. Если там пишут про устройства, которые вас интересуют — почему не посмотреть?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*