Skip to content
 

МАКС-2011, сообщение 9. «Орион» против подводных лодок

МАКС-2011. Анонс, сообщения: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Кто победил в великолепных подводников Деница, ходивших в океан на великолепных лодках, которых к тому же было беспрецедентно много – за время войны 1165 подводных лодок (включая трофейные), 859 из них непосредственно участвовало в боевых действиях? Кто их победил, какой род противолодочных сил?

Подводные лодки, которые сейчас считаются самым эффективным оружием противолодочной обороны (ПЛО)? Нет, в те времена столкновения между лодками, тем более погруженными, носили случайный характер.

Надводные корабли? Они сделали много – где-то я потерял прекрасную книжонку про английских надводных ПЛОшников, в которой прочитал про командира, сменившего за время войны всего два корабля и потопившего на них семь лодок. Это, если кто не чувствует, выдающийся результат: наш «Гремящий» на Северном флоте потопил одну и получил звание гвардейского; правда, он ещё сбил семь самолётов. Но, отвечая на вопрос, скажу: нет, не надводники, несмотря на безусловную весомость их вклада.

С победоносностью немецких «волчьих стай» покончила авиация, базовая и авианосная противолодочная авиация.

Локхид Р-3С «Орион»

Локхид Р-3С «Орион», прилетевший на МАКС-2011, – основная и практически единственная на сегодня боевая машина базовой патрульной авиации ВМС США.

Скоро, чуть не в следующем году, «Орионы» начнут замещаться самолётом нового поколения Р-8 «Посейдон», создаваемым сейчас на базе пассажирского Бонига 373-800. Сейчас машина вовсю проходит лётные испытания, но пока…

Пока, по обыкновению, начнём с «дедушки» «Ориона». Я имею в виду не то, что «Орион» по возрасту дедушка, хотя это и справедливо – первый полёт экспериментального прототипа состоялся ещё в конце 1959 года. Я имею в виду, что собираюсь показать, высокопарно изъясняясь, генезис «Ориона».

А оный генезис имеет две линии: духовную, то есть линию предшественников машины в плане функционального назначения; и физическую, техническую, то есть ту базовую машину, на основе которой делался «Орион».

Духовным дедушкой четырёхмоторного турбовинтового базового патрульного самолёта Локхид Р-3 во всех его модификациях следует считать двухмоторный, поршневой, но тоже локхидовский патрульный самолёт PV-1 «Вентура» и его сильно переработанный вариант PV-2 «Гарпун». На фото – именно «Гарпун»:

Локхид РV-2 «Гарпун»

Закопёрщиками оказались англичане. Им глянулся локхидовский двухмоторный коммерческий самолёт совсем новый, 1939 года, и они в 1940-м попросили фирму сделать для них на его базе патрульный бомбардировщик. Они сильно любили этот класс авиации, что неудивительно, если учесть а) островную суть Альбиона и связанное с этим упование на мощь ВМС и б) проблемное положение с этой мощью, переставшей быть самой мощной морской мощью в мире где-то с середины Первой мировой войны. (Тем удивительнее, что у них не было морской авиации как рода сил флота; всё, что летало, относилось к Королевским ВВС. Как у Геринга, ей-богу… впрочем, они, наверное, знали, что делали).

А когда американцы вступили во Вторую мировую войну, оказалось, что эти самолёты пригодятся и им.

Береговые бомбардировщики рассматривались тогда в первую очередь как средство борьбы с надводным неприятелем, в том числе, конечно, с непогруженными ПЛ. Поэтому они несли бомбы и солидное стрелковое вооружение в носовой части. Конечно, глубинные бомбы они тоже несли, но никаких средств обнаружения подлодки под водой не было. В результате «Вентуры» (которых было выпущено значительно больше) и «Гарпуны» потопили за войну множество надводных кораблей и только семь подводных лодок.

Но скольким сотням ПЛ они испортили обедню, заставив погрузиться и рвать когти, вместо того чтобы пускать торпеды по транспортам!

***

Ощутив в базовых патрульных самолётах довольно-таки золотую жилу, Локхид уже в начале 1942 года начала проработки по специальной патрульной машине, уже в серьёзной степени именно противолодочной. Флот обрадовался, морально поддержал, но первые деньги на строительство прототипов и предсерийных машин дал только в конце 1944-го.

Это я уже начал про духовного папу нашего «Ориона».

Чего же хотели от P2V, названного именем языческого морского божества Нептуна?

Хотели, скажем так, незаурядной дальности – 8000 км с нагрузкой 3,6 тонны и ещё тонной электроники на борту. «Гарпун» тоже неплохой самолёт, мог только 3200 км с 1,8 т бомб, а с электроникой у него было вообще бедновато. И к тому же от «Нептуна» требовали весьма немалой для машины такого типа скорости – 490 км/ч. Но это, конечно, максимальная, крейсерская составила 280 км/ч.

Долго ли, коротко ли… Скорее всё-таки долго. В войска даже предсерийные машины попали лишь в 1947 году.

Локхид Р2V «Нептун»

Вы видите, что машина летит над подводной лодкой современного вида, скорее всего атомной. Оно и неудивительно, так как «Нептун» оказался исключительно хорош. Он находился в боевой эксплуатации в США до 1984 года, состоял на вооружении ещё в Канаде, Австралии, Аргентине, а Япония строила его по лицензии, заменив при этом поршневые двигатели на турбовинтовые и выпустив последний самолёт аж в 1979 году.

В последней американской модификации, а именно её, насколько я понимаю, мы видим на фото, «Нептун» имел движки мощностью 4000 л.с., максимальный взлётный вес более 36 тонн при запасе горючего около 18 тыс. литров. Кроме того, на последней модификации уже при строительстве устанавливались два ТРД по полторы тонны тягой, это его вы видите на пилоне под серединой консоли. Я написал «уже при строительстве», потому что машины других модификаций дооборудовались ТРД в ходе эксплуатации.

Что-то, знаете, не очень мне нравится, как виден «Нептун». Оно, конечно, красиво – с морем, с лодкой; но поставлю-ка я ещё одно фото, попроще, но покрупнее:

Локхид Р2V «Нептун»

А ещё в 1946 году первый предсерийный образец, специально для того подготовленный, отнял мировой рекорд дальности полёта у знаменитого В-29 (12 740 км). Лётчики морской авиации, назвав машину «Свирепая черепаха», полетели через Тихий океан и беспосадочно пролетели 18 082 км за 55 часов и 17 минут! И ещё на 240 км оставалось горючего в баках.

В 1949 году один из «Нептунов» взлетел с палубы авианосца «Коралл Си» – на тот момент это был самой тяжёлый в мире самолёт, когда-либо взлетавший с палубы авианосца. Имея на борту имитатор атомной бомбы весом 4,5 т, машина пролетела 3200 км, сбросила имитатор и, пролетев ещё 3000 км, села – не на авианосец, конечно, об этом не могло быть и речи.

Наконец, в 1950 году «Нептун», взлетев с авианосца «Франклин Д. Рузвельт», пролетел 8298 км – самой дальний полёт с авианосца.

Вот такой вот духовный папаша был у «Ориона». Очень крутой, на мой взгляд.

Нет, прикиньте: 55 часов без посадки в 1946 году! И это при том, что всю дорогу над океаном стояла паршивая погода!

***

Теперь о техническом предке.

Им для Р-3 стал пассажирский лайнер L-188 «Электра», разумеется, тоже локхидовский:

Локхид L-188 «Электра»

Похож на Ил-18, да?

Немудрено. По двум причинам.

Во-первых, всё это поколение четырёхмоторных турбовинтовых пассажирских самолётов 1950-х годов было на одно лицо, будь то английская «Британия», американская «Электра» или наш Ил-18. Все низкопланы, у всех двигатели выдвинуты далеко перед передней кромкой, у всех они над крылом, а не под ним.

Во-вторых, морские патрульные самолёты с довоенных времён ну просто очень часто делаются на базе гражданских машин – как мы уже видели на примере «Вентуры»/«Гарпуна». Наш Ил-38 на базе Ил-18, английский «Нимрод» на базе «Комет-4», канадский «Аргус» на основе той же «Британии», перспективный американский «Посейдон» на базе Боинга-737; я уж не говорю о более мелких «коаст гардах» больших и маленьких морских держав. «Нептун» и нынешний европейский «Атлантик» выглядят скорее исключением, чем правилом.

Ну вот, пора нам вплотную заняться «Орионом» на МАКСе-2011.

***

Вот он в классическом профильном виде:

Локхид Р-3С «Орион»

Р-3С – противолодочный самолёт, но может нести и противокорабельное оружие, в частности, ПКР «Гарпун». А также мины, от 11 до 16, в зависимости от типа (и, соответственно, веса), свободнопадающие бомбы в 500 и 1000 фунтов – до 8 штук и блоки неуправляемых ракет калибром 70 либо 127 мм.

Для подвески вооружения на «Орионе», как пишут, по пять точек под каждым крылом, хотя на первый взгляд кажется, что их лишь две:

Локхид Р-3С «Орион»

Честно скажу, не знаю, почему так. Скорее всего, пилонов-то два, но точек подвески на них суммарно пять. Но, может быть, как-то это связано с вариантами-модификациями, и к нам прилетел действительно «четырёхточечный» самолёт.

Но бог с ним, с крылом. У машины есть бомбоотсек для внутренней подвески, и вот там она может нести аж три атомных глубинных бомбы или восемь малогабаритных противолодочных торпед. Мины, «Гарпуны» и фугаски «Орион» также носит в оружейном отсеке.

Максимальный взлётный вес 64,5 т, нормальный немного меньше; боевая нагрузка 20 000 фунтов, то есть чуть больше 9 тонн. 28,4 т топлива во внутренних баках дают радиус действия 2370 км с четырьмя торпедами и четырьмя «Гарпунами», перегоночная дальность 8375 км. Максимальная скорость – 746 км/ч крейсерская при полёте в район патрулирования – 648 км/ч, а на самом патрулировании самолёт может долго и безопасно лететь со скоростью 300–320 км/ч.

Давайте сразу сравню с аналогом.

Ил-38 сделан на базе Ил-18, каковой здесь приводить не буду, хто ж его не знает.

Максимальная взлётная масса Ил-38 – 68 тонн – чуть больше. Топлива во внутренних баках 26,6 тонн – чуть меньше (а где-то пишут – 30 т…). Боевой радиус 2200 км – чуть меньше (а где-то пишут 2500…), перегоночная дальность 9500 км – чуть больше. Вес боевой нагрузки 8,4 т – поменьше, и она почти вся размещается в отсеке оружия; подкрыльевых точек долгое время не было вообще.

Ил-38

На фото – машина, принадлежащая индийским ВВС. Где снял её Максим, не знаю.

Наш самолёт «сконцентрирован» на противолодочной задаче (у нас есть другие «убийцы авианосцев»), поэтому о его возможностях нести противокорабельное оружие не пишут. А в части противолодочного номенклатура в основном та же – торпеды, глубинные бомбы. Пишут, что среди последних есть не просто свободно падающие, но и корректируемые; а про атомные не пишут, но это не значит, что их нет, мы же понимаем специфику… Небось, американцы тоже не летают повседневно с атомными боезарядами; с другой стороны, чтобы наши в 1960-х не сделали атомную глубинную бомбу… не верится.

***

Сделал я снимок с того ракурса, который мне очень нравится – сбоку сзади:

Локхид Р-3С «Орион»

Ракурс хорош именно для многомоторных самолётов. Люблю эти закопчённые выхлопные трубы, следы гари на крыле…

А потом мелькнула мысль, я отодвинулся назад и щёлкнул ещё раз:

Локхид С-130 «Геркулес» и Локхид Р-3С «Орион»

Отодвинулся я под крыло «Геркулеса», крыло «Ориона» с движками видно там, подальше, а над головой – движки «Геркулеса».

А мыслей было даже две.

Первая – сей вид, на мой вкус какой-то очень «авиационный», являет собой наглядную иллюстрацию к нехитрому умозаключению: на высокопланах движки, если они турбовинтовые, ставят под крылом, а на низкопланах – над. Крыло сверху – движки снизу; крыло снизу – движки сверху.

Не знаю, чего тут особо мудрого, но мне нравится. Потому, уже стоя в автобусе, идущем прочь с аэродрома, увидел на окраине Ил-18 с того же направления, и тоже сфотографировал:

Ил-18

Очень похоже на «Орион», не правда ли? Что, впрочем, в многочисленных подтверждениях не нуждается.

Почему-то я на этот Ил так запал, что сделал снимков шесть – практически одинаковых, расстояние-то было большое, так что угловое смещение от движения автобуса сказывалось мало. И из-за этого через буквально минуту не смог снять вещь действительно стОящую: батарейка моя села. Села именно на этих шести снимках!

Но это я вам расскажу в другой раз, а сейчас – вторая мысль.

Она состояла в том, что и «Орион», и «Геркулес» – машины Локхида. И между их появлением не так много лет. Зачем бы Локхиду брать другой движок для самолёта очень похожей массы, если тот, что выбран для «Геркулеса», зарекомендовал себя хорошо? Да и разнообразие турбовинтовых двигателей сравнительно большой мощности значительно меньше, чем турбореактивных. Значит, подумал я, у меня микросюжетик: две разные машины принесли на МАКС один и тот же артефакт далёкой старины: двигатель из середины прошлого века – во второе десятилетие нашего.

Я оказался прав – почти.

При разработке «Орион» и «Геркулес» получили двигатели одного типа, точнее, семейства – с учётом многочисленных модификаций: семейства Аллисон Т-56А. Р-3С так и летает на этом семействе, а С-130 – вот тут и почти. Большинство «Геркулесов» – что по количеству модификаций, что по числу выпущенных экземпляров – летает-таки на Т-56А. А только вот этот, к нам прилетевший, похоже, уже имеет «Роллс-Ройсы».

Ну и ладно. Всё равно снимок красивый.

***

В прошлой серии я не стал полноценно показывать весьма выразительный хвост В-52, сказав, что покажу его сейчас. Потому что хочу показать сразу два выразительных хвоста, я с такой задумкой их и снял. Вот они:

Локхид Р-3С «Орион» и Боинг В-52Н «Стратофортресс»

«Стратофортресс» на заднем плане, а на переднем, конечно же, «Орион».

Хвост В-52 не толь ко выразителен, но и своеобразен: такое завершение фюзеляжа нетипично для бомбардировщиков. А вот орионовский хвост для самолётов ПЛО как раз типичен. Мы видим подобный и у «Нептуна», и у Ил-38.

Придётся мне сделать пост ещё длиннее. Надо же объяснить, почему так.

Противолодочные самолёты имеют весьма развитое специальное оборудование. Из-за этого у них большой экипаж: и у Р-3С, и у Ил-18 он составляет 10 человек, половина из них – операторы специальной противолодочной электроники. Это, кстати, ещё один довод в пользу того, чтобы делать самолёты ПЛО на базе именно пассажирских машин, а не, скажем, грузовиков или бомберов. Потому что многочисленный экипаж нужно размещать в герметичной кондиционированной кабине; да и электронике это не повредит. Нужен большой кондиционированный объём, который у лайнера, конечно, уже есть.

Прежде чем применить оружие по подводной лодке, её надо найти. Этой цели и служит многообразная специальная электроника самолёта ПЛО.

Вот именно что многообразная.

Конечно, локатор, а часто и не один. Именно после того, как удалось сделать локатор с длиной волны 10 см, начался конец лафы адмирала Деница. Потому что такой локатор может засекать перископ подлодки.

Вы только представьте себе: низкие облака, штормит баллов на шесть, дождь, водяная пыль… Морячок скрючился где-то на мостике корветика, глядит воспалёнными глазами в бинокль с высоты метров 10, ну 15, над волнами. Что он там увидит?!

А увидеть надо – среди серых волн с грязно-белыми барашками – это если не ночь и нет тумана, – серый столбик диаметром в дециметр и высотою в метр, несущий за собой такой же белый барашек. И смотреть надо по всем румбам, или хотя бы в носовой их половине.

Да чёрта лысого он там увидит!

А тут – летит еропланчик, смотрит сверху, и никакой туман не страшен, и освещённость по фигу, и волны-барашки на локаторе не фиксируются.

Вот так он и начался, закат победоносности подводного флота Германии.

Так вот, локатор – хорошо, но мало.

Сегодня совсем мало. У атомной лодки даже шнорхеля нет. И любая лодка сегодня, хоть атомная, хоть дизельная, способна выйти на цель по данным одной лишь гидроакустики. Конечно, с перископом лучше, но и акустики вполне достаточно.

Поэтому придумываются допсредства.

У корабля и вертолёта есть гидролокационная станция – ГАС. У корабля – встроенная в корпус или буксируемая, у вертолёта – опускаемая на кабель-тросе. Самолёт так не может, поэтому были придуманы РГБ – радиогидроакустические буи.

Такой буй – маленькая ГАС с радиопередатчиком. Существуют пассивные системы, которые просто слушают шумы моря и передают их на самолёт. Есть другое: к буям добавляется взрывной источник акустических волн. Взрыв, пошла круговая волна, если есть лодка, она от неё отразится, и буи примут отражённый сигнал.

Кстати, обе эти системы появились ещё у «Нептуна». Пассивная технология у него была представлена системой «Джезебел», с источником – системой «Джули». А теперь есть и пассивно-активные буи – настоящая маленькая ГАС, которая сама может излучать зондирующий сигнал и, таким образом, не нуждается во взрывном источнике. Такой буй может включать зондирующий сигнал столько раз, сколько нужно.

У нас, разумеется, есть нечто аналогичное. Что же касается «Ориона», то с него можно применять и «Джезебел», и «Джули», и ещё несколько более современных систем. Всего же он может нести 90 РГБ.

Парни в самолёте прикидывают, где может быть ПЛ, или летят на точной навигации в то место, которое подсказано внешними источниками. Сбрасывают несколько буёв в определённом порядке, принимают от них сигналы и на борту самолёта обсчитывают. И понимают, где именно ползёт вражья лодка. И пущают по ней торпеду, да не простую, а самонаводящуюся…

Надо отметить, что процессор акустических сигналов – сложнейшая вещь как с точки зрения аппаратуры, так и по алгоритмическому обеспечению. Вручную это не посчитаешь, процессор необходим категорически. Достаточно сказать, что первая в СССР бортовая цифровая ЭВМ появилась именно на Ил-38 и, конечно, именно в составе электронного комплекса решения задачи обнаружения ПЛ.

Однако ж буи надо знать, где сбросить. И вообще, чем разнообразнее средства обнаружения, тем больше шансов ущучить субмарину.

Поэтому есть ещё газоанализатор, способный уловить очень маленькие доли выхлопных газов дизеля в воздухе. Понятно, что он в принципе не работает против исправной атомной ПЛ  :)

Но против неё очень даже работает магнитный обнаружитель; против атомной особенно хорошо, так как средняя атомная лодка куда больше средней дизельной. Вот этот обнаружитель и обнаруживает ПЛ под водой по тому искажению, которое вносят тысячи тонн её металла в безмятежную пастораль магнитного поля Земли.

Ещё раз показываю хвост «Ориона»:

Локхид Р-3С «Орион»

Потому что магнитный обнаружитель находится здесь. Длинный хвост нужен для того, чтобы отнести его подальше от движков, которые, понятное дело, состоят в основном из ферромагнитной стали.

Всё, господа. И дамы тоже – всё. Вот вам летящий «Орион».

Локхид Р-3С «Орион»

Это другой экземпляр. Снято в июле 2007 года в Одессе, у центрального входа на аэродром Школьный, во время учений НАТО «Си бриз-2007».

***

Вот и закончились мои американцы.

Не то чтобы я не знаю, о чём рассказать в следующий раз… но чёткого плана нету, это точно. Что ж, рано или поздно вы узнаете, что я надумал, если нажмёте здесь.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*