Skip to content
 

Это не регби и не шахматы. Это КВН (Разоружение – 3)

Предыдущая из серии:

Начинаем играть в СНВ (Разоружение 2)

Смотрю сегодня новости по ТВ. Приехал Обама в Чехию и говорит перед честнЫм чешским народом: «Радар на вашей территории – это мы обязаны, это ведь не только для Штатов, это ж и для Европы. Иран, бяка непослушная, никак не хочет отказаться ни от ядерной, ни от ракетной программ. Вот если б отказался, то мы б, скорее всего, не стали бы ставить ни радар у вас, ни ракеты в Польше».

Экий он хитрый, этот Обама!

Названием этой заметки я хотел сказать, что битва за добывание для себя максимально комфортных – или, точнее, минимально некомфортных – условий «мирного сосуществования» – это не моноигра типа бриджа или баскетбола. Это конкурс вроде КВН, где участникам предлагаются разоноплановые задания, а результаты коллективного творчества команд зачастую демонстрируются капитанами, к коим и приковано внимание зрителей. В таком раскладе роль капитанов велика, и не только представительская, но и, так сказать, непосредственно-функциональная.

Очень много говорили: чего ждать от Обамы? Кто нам лучше, Буш, Обама или Маккейн с его Сарою? Назвали Обаму «президентом перемен», а кто-то даже «президентом надежды». Мол, всё будет хорошо, мол, перезагрузка. Правда, те из наших, кто поспокойней, (да и из «ихних» тоже) объясняли, что у президента США манёвру-то совсем немного, что никаких заметных перемен линии не будет. Ну, может, будет что-то в манерах, самое большое, в тактическом плане.

И вот Обама показывает, что одним смягчением речевой стилистики не обойдётся. Он, похоже, грамотный тактик. И это довольно опасно.

Вот он предлагает 1000 боеголовок, чем, как я уже говорил, создаёт положение, из которого у нас нет красивого выхода. Мы, конечно, вертимся, но в белом фраке нам из этого не выбраться.

А Обама идёт дальше. 1 апреля, в том же разговоре, где была предъявлена Медведеву эта тысяча, он ещё присовокупил, что может снять вопрос о ПРО в Восточной Европе, если Россия поспособствует закрытию атомной программы Ирана.

Опять мы в этой самой… ну, вы понимаете. Наш вариант недопущения ПРО – угроза «Искандерами», то есть мышцами играем, напряжённость нагнетаем, усиливаем накал противостояния. А миротворец Обама одним выстрелом двух зайцев: очко в пользу нераспространения (Иран) и – даже не учёт позиции несоюзной страны, а прямая жертва своими интересами в пользу её интересов (ПРО). И ведь нераспространение – оно тоже в интересах этой несоюзной страны!

У нас в ответ на предложение по Ирану понедоумевали немного: это как же мы можем на него повлиять? Они без всего мира обходились, и без нас уж как-нибудь… Понедоумевали и затихли, этот вопрос в СМИ широко не муссировался, прошёл мимолётом, вроде как не придали значения.

Да, в общем, и что обсуждать-то? Ясно, нету у нас рычагов давления на Нежада, да если б и были, надо было бы десять раз подумать, прежде чем на них нажимать. А так вот, с американского полуслова… Хватит, мы это ещё в восьмидесятых проходили.

И вот Обама делает следующий ход, тактически, я думаю, исключительно грамотный. Он повторяет завязку Иран-ПРО в Чехии, перед народом, две трети которого против размещения радара.

И теперь этот народ, а с ним и все прочие, кто услышал, будут понимать: Америка ради мира во всём мире на всё готовая, а всё зло от России, которая потворствует иранской бомбе. И с ПРО, небось, лицемерит, не нужна ей отмена размещения, а нужен повод для выдвижения своих ужасных ракет поближе к сердцу мирной и беззащитной Европы.

Вот такой вот он умелый игрок, президент Обама. Отлично понимает силу демагогии в мире, где даже войны идут в прямом эфире. Ну кто будет разбираться по делу, что может Россия и чего не может? И, плюс к тому, кто будет вспоминать, сколько раз Штаты уже нас, и не только нас, обманывали? «Народы мира» видят одно: добрый Обама сыплет простыми, как гвоздь, мирными инициативами, а твердолобая Россия, мечтающая о возрождении имперского величия, кочевряжится, приводя неубедительные, заумные отмазки.

Интересно, неужели у нас совсем нету тем, на которых мы могли бы сыграть подобным образом? Умели же раньше огрызаться, типа «а у вас негров линчуют». Неужто нельзя сейчас найти что-то подобное, только позамысловатее, поизящнее?

Надо подумать. Глядишь, и посоветуем что-нибудь нашему капитану.

* * *

А насчёт тысячи боеголовок я вот что недавно подумал. Может, нам как раз выгоднее быстренько согласиться. В том случае, если мы по жизни всё равно не сможем в близкие годы держать уровень стратегических боезарядов более высоким.

А что, старые МБРы стареют, и так уже за два десятка лет служат, это ж становится попросту для себя опасным. Делать их, я имею в виду старые типы, всякие «Сатаны», негде, кооперацию не восстановишь. Остались одни «Тополя», коих выпускаем штук по шесть в год, хотя намеревались по десять, чего, впрочем, тоже совершенно недостаточно. «Булаву» всё никак не можем окончательно довести, да и делают её там же, где «Тополя». И как эти ребята будут делать серию «Булавы», если с «тополиной» программой не справляются? Да и лодки к «Булаве» нужны, это уже совсем дикие миллиарды и годы.

А эти СНВ, они же все довольно краткосрочные. Договориться про тысячу лет на пять, а за это время всё подтянуть. Расширить производство в Миассе. Довести «Булаву» до кондиции, построить под неё пару лодок, ещё три заложить. Может быть, снять мораторий на ядерные испытания – тут предлог очевиден, американы ведь договор до сих пор не ратифицировали. Хотя, к слову, что-то слышно из президентских кругов, что, мол, надо бы ратифицировать; скорее всего, опять пустые слова, но на всякий случай надо нам бы решить по-быстрому. Тем более, что никогда не поздно снова в этот мораторий впасть.
Короче, если этот ход мысли правилен, то предвидится следующее.

Проект документа, конечно, к июлю будет готов, это по-всякому ясно. В процессе его согласования нам надо как можно громче говорить о том, что нас не устраивает. Зудеть так, чтоб всякий услышал. А потом согласиться, подписать, совсем уж во всё горло крича о гигантских уступках, на которые мы пошли во имя торжества дела мира. И даже не особо придираться, видя, как американы не уничтожают свои ракеты и боеголовки, а заворачивают их в вату и штабелюют где-нибудь в здоровом сухом климате.

А только следить, чтоб на носителях действительно осталось не больше тысячи. И, при соблюдении этого условия, вынимать старые МБРы из шахт, пилить, раз бессмысленно везти на склады. Пиля, показывать это по всем каналам, пропаганды ради. И в это время… впрочем, я уже сказал, что – в это время. Плюс к тому, что сказал: если найдутся деньги, то хорошо бы ещё вести исследования, разрабатывать такие носители и такие боеголовки, чтоб и одной тысячи хватило для убедительного сдерживающего потенциала.

Ракеты, проходящие активный участок за единицы секунд, по которым не успеет прицелиться лазер воздушного базирования. Боевые части, в которых, кроме боеголовок, ещё десятки умных ложных целей. И которые достаточно защищены, чтобы их не мог сжечь космический лазер, хоть и с ядерной накачкой; и пусть ещё вращаются в полёте, чтоб нельзя было долго держать луч на одной точке. Сами боезаряды, малозаметные, маневрирующие, превосходящие возможности кинетических перехватчиков на сегодняшних и завтрашних модификациях противоракетного «Стандарта».

* * *

Развоевался я. Может, зря. А только временами охватывает мрачное чувство – я уже о нём говорил. Очень богата Россия, уникально богата. И очень велика вероятность, что кризис доведёт мир до крайности, как довёл уже семьдесят лет назад.

Волшебная фраза: но это уже другая тема.

* * *

Следующая в серии:

КВН продолжается. Домашнее задание команды США (Разоружение — 4)

Около темы:

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*