Skip to content
 

А нужна ли она, броня-то?

Я вам так скажу, граждане: совсем у вас нет совести.

Человек в отпуске. Плохая погода закончилась, наступила хорошая. Мне до пляжа – минут 12 на машине, там ставишь в тенёчек, прошёл 50 метров – и расстилай подстилку. Народу в будни не то что мало – вовсе нет, сегодня убедился в очередной раз. Даже вода прозрачная – это в Москве-реке!

Казалось бы – отдыхай, дорогой! Так нет.

«Экзосет»...

Начальство устроило в последние месяцы такую пургу, что пришлось на несчастные две недели отпуска брать домой три статьи, из них две весьма непростые. Одну скинул, две висят… Так мало того! Тут ещё на блоге, на родном блоге задают такой вопрос, что невозможно побороть желание ответить. А потом ещё пишут, что, мол, понравилось, – напрочь отсекают возможность откосить…

А ведь я по-умному сделал, заготовил три приличных поста, ещё два простеньких, нетрудоёмких задумал – надеялся, что обеспечил себе две-то недели. Ещё один написал на злобу дня. Ещё один сделал к дате. Ещё одним Админ пособил, спасибо… Ну просто до чёрта постов, особенно по летнему времени.

Два из тех трёх, приличных, так и висят в загашнике, ждут очереди.

Так нет же! Друг, с которым сегодня на пляж ездил, небось, уже спит, а я вот только за компьютер сел.

Сел, однако. Потому что самому интересно. Потому что приятно писать тексты на любимую тему, про которые знаешь, что их точно кто-то прочитает. Даже не кто-то, а именно твоя целевая аудитория.

Так что сейчас попытаюсь написать третий член моей трёхчастной серии про броню. По тем мыслям, которые в голове, он не должен получиться длинным. Потому и накручиваю вступление :)

Простите, напомню, и заодно ссылки поставлю.

В первой части разобрались, что даже не слишком толстая броня, типа крейсерской, вполне способна уберечь защищаемый объём от поражения дозвуковой противокорабельной ракетой – каковых ракет сейчас в мире подавляющее большинство. Если не считать наших…

Вторая часть – о том, что броню не пускает на корабли то самое ракетное оружие, от которого она могла бы помочь, и связанная с ним электроника. С уточнением, что электроника связана не только с оружием, но и вообще с функционированием корабля как плавсредства и как боевой единицы.

Последний аспект – нужна ли она, броня, сегодняшнему кораблю.

Основа рассмотрения – а что, собственно, броня защищает?

Броня защищает плавающую по воде боевую единицу. Утонувшая в той воде единица никому не нужна. Единица, не утонувшая, но переставшая быть боевой, тоже никому не нужна.

Ну, то есть, может быть, потом и пригодится – починить, там, или на металл разобрать. Но конструктор, когда разрабатывает корабль и вешает на него броню, хочет сохранить не только и не столько живучесть, а – боевую живучесть.

И вот смотрите. Пример – на любимом материале, на Цусиме.

Головной японский «Микаса» получил более 40 попаданий, из низ 10 – главным, 12-дюймовым калибром и 22 – вспомогательным, 6-дюймовым.

Главный пояс пробит не был – правда, о том, были ли в него попадания, я не знаю. Воды броненосец принял немало, но всё это количество поступило в пробоины верхнего, 6-дюймового пояса. Как бы то ни было, с непробитым главным поясом «Микаса» остался плавающей единицей.

Броня менее толстая на нём пробивалась неоднократно, но вся эта немалая куча снарядов смогла вывести из строя лишь одно 6-дюймовое орудие. То есть «Микаса» сохранился и как боевая единица. Там был разрыв одного 12-дюймового орудия от своего же снаряда, взорвавшегося в стволе, но мы это не считаем.

«Микаса» после Цусимы
Вот «Микаса» с дыркой в броне каземата

Русские корабли переворачивались и тонули – например, «Ослябя», «Бородино». Но – опять же не от пробития главного пояса. «Ослябю» подвело слабое крепление броневых плит в носовой части: при попаданиях они не пробивались, но вдавливались в борт, разрушая конструкция, и при повторных попаданиях туда же срывались, и тут уж образовывалась дыра так дыра…

«Бородино» получил роковое попадание – в погреб 6-дюймовой башни – очевидно, через палубу, потому что погреб находится ниже ватерлинии. Погреб взорвался, корабль быстро затонул.

Важное обстоятельство, объясняющее, почему наши броненосцы тонули с непробитым поясом: они были очень сильно перегружены, сначала ещё при строительстве, а потому уже в результате принятия сверхнормативных запасов угля для дальнего перехода. Поэтому у них верхняя кромка главного пояса находилась непозволительно близко к поверхности воды, каковая охотно поступала в отсеки через пробоины, пришедшиеся поверх пояса.

Мне скажут: а вот «Князь Суворов» к концу своего жизненного пути потерял практически всю артиллерию, оставаясь при этом на плаву. Но по «Суворову» стреляли четыре японских броненосца! Количество попаданий 12- и 6-дюймовых снарядов оценивается числом порядка 100! Знаете, граждане, если долбить и долбить, то и бетонную стенку можно ложкой продырявить, вспомните графа Монтекристо. Да и пострадал «Суворов» больше всего от пожаров в небронированных надстройках, которые распространялись и вызывали разные внутренние взрывы.

Кстати, это будет подтверждением того, что я собираюсь сказать ниже.

Ну, ладно, хватит отвлекаться. Я хотел сказать, на примере «Микасы», что адекватное бронирование способно было сохранить корабль классической артиллерийской эпохи и как плавающую единицу, и как боевую.

Вот ещё важный аспект – управление огнём. Даже важнейший, в рассуждении того, что я хочу обосновать.

К Цусиме на кораблях уже были большие дальномеры и технические средства для централизованного управления стрельбой. Но, в общем-то, появились они сравнительно недавно. А стрелять корабли с пушками умели давно; как целились? Понятно как: индивидуально.

И эта возможность индивидуального прицеливания артиллерийских установок сохранялась всегда, и в Цусиме, и далее, вплоть до сегодняшнего дня.

Вот, например, посмотрите разрез башни броненосного крейсера «Баян»:

Носовая башня броненосного крейсера «Баян»

Видите трубочку сверху ствола, глядящую в амбразуру? Это прицел, причём у больших пушек системы Канэ – а это 203-мм пушка системы Канэ – прицелов было два, справа и слева от осевой плоскости пушки.

Тот же несчастный «Суворов», на котором буквально через 10 минут после начала стрельбы были перебиты и переговорные трубы, и сигнальные фалы, да и стрельбовые приборы в боевой рубке, так что у командования просто не осталось возможности управлять стрельбой; «Суворов», тем не менее, стрелял до самого своего трагического конца.

Частное резюме №1.

Броня на кораблях артиллерийской эпохи оправдала себя как средство сохранения ПЛАВУЧЕСТИ И БОЕСПОСОБНОСТИ корабля. Потому от неё и не отказывались до самого конца этой эпохи.

***

«Хэзлвуд» после попадания камикадзе

Понимаете, о чём я хочу сказать?

Да что говорить, вы посмотрите. Вот что сделал камикадзе с американским эсминцем «Хэзлвуд».

Ни шиша не осталось целого на палубе. Хотя корабль, как видите, на плаву. И, может быть, впереди что-то и осталось. «Хэззлвуд» – это тип «Флетчер» (о нём упоминалось в предыдущем посте этой темы), у него на носу две одноорудийные палубно-башенные 127-мм установки. Может быть, эти установки даже сохранили боеспособность.

Мы помним, что согласились считать, что камикадзе с подвешенной 500-кг бомбой является неплохим аналогом (чтобы не сказать – прообразом; это как-то цинично…) дозвуковой противокорабельной ракеты.

Вот я ставлю одно под другим два замечательных (для целей данной статьи) фото. На верхнем – знаменитый английский эсминец «Шеффилд» со своей знаменитой дыркой в борту от знаменитой противокорабельной ракеты «Экзосет», полученной в знаменитой Фолклендской войне. А на нижнем – мало кому известный американский эсминец «Стеррет» (или «Штеррет»?) с мало кому известной дыркой в борту от никому не известного камикадзе, полученной в мне неизвестном бою.

«Шеффилд» с дыркой от ракеты
«Стеррет» с дыркой от камикадзе

Похоже, а?

Возвращаюсь к палубе несчастного «Хэзлвуда». Мы понимаем, что на современном корабле таким взрывом были бы уничтожены все или почти все антенные посты. И нечем было бы:

– управлять противокорабельными ракетами;

– управлять зенитными ракетами;

– давать целеуказание малокалиберным скорострельным зенитно-артиллерийскими комплексами типа, например, «Вулкан-Фаланкс», то есть тем, которые обороняют корабль от ракет противника. Да и сам этот ЗАК был бы снесён, потому что устанавливается высоко над палубой. Посмотрите фото «Карра» в конце поста в честь Дня ВМФ;

– давать целеуказание носовой артустановке, даже если бы она осталась целой.

И нечем было бы добывать информацию для своей боевой информационно-управляющей системы, и нечем было бы связываться с взаимодействующими силами… Короче, кораблю как боевой единице приходит конец.

И всё это с ним произойдёт, даже если его ватерлиния защищена бронёй, неуязвимой для ПКРов. А антенные посты защищать бронёй нельзя по определению – заэкранирует. Нельзя даже защищать ею конструкции, на которых эти посты устанавливаются – это будет такой «верхний вес», что корабль перевернётся ещё до спуска на воду.:)

Собственно, это уже частное резюме №2.

Если бы даже были резервы веса для установки брони на корпусе современных эсминцев, фрегатов и корветов, то это, давая шансы сохранения ПЛАВУЧЕСТИ, не обеспечило бы даже призрачной надежды на сохранение БОЕСПОСОБНОСТИ. Что, учитывая скоротечность современного электронно-ракетного боя, совершенно неприемлемо.

Такой хоккей нам не нужен…

***

И ещё одно замечание.

В тех комментариях, которые сподвигли меня на столь длинный ответ, содержится мнение, что именно введение ракетного оружия привело к отказу от брони на кораблях.

Я с этим не согласен.

Где была броня в середине ХХ века?

На эсминцах, водоизмещение которых уже подходило к цифре 3000 тонн, ей на было. На более мелких кораблях – тем более, если не считать специальных «малышей» типа бронекатеров. На морских кораблях установка брони начиналась с класса крейсеров, а крейсер середины ХХ века – эти минимум 8000 тонн водоизмещения.

Разумеется, броня была на линкорах. Причём новые и сравнительно новые линкоры – фактически, все те, которые были построены «с нуля» в межвоенный период, уже рассчитывались на противостояние не только снарядам, но и авиабомбам. То есть имели не сравнительно тонкие броневые палубы, долженствующие вызвать рикошет снаряда, пробившего тонко бронированный или небронированный борт, а палубы, достаточно толстые, чтобы выдержать попадание тяжёлой бомбы, сброшенной с большой высоты – я здесь об этом писал.

На последних американских линкорах – тип «Айова» – общая толщина палуб, а бронировались несколько палуб, достигала 216 мм.

«Айова»
BB-61 USS Iova

Как мы уже выяснили, такую броню дозвуковая крылатая ракета с наиболее распространёнными сейчас типами боевой части не пробьёт. Появись ПКРы в то время, когда «Айовы» вышли в океан, мгновенно выяснилось бы, что броня служит против них не хуже, чем против бомб и камикадзе.

Авианосцы тоже бронировались. Последние корабли этого класса, успевшие сойти на воду в самом конце войны – тип «Мидуэй», – имели три бронированных палубы, общая толщина которых доходила до 187 мм. Кстати, чтобы иметь представление: броня только верхней, полётной палубы (87 мм) весила… 3650 тонн!

У них даже пояс был, и покруче, чем у тяжёлых крейсеров: 193 мм.

То есть на тяжёлых кораблях броня процветала, и её не стали бы снимать, и её и не снимали – ни при переоборудовании артиллерийских крейсеров в ракетные (с ЗУР), ни при выводе из консервации американских линкоров в 1980-х годах. Впрочем, об этом я уже писал.

Тем не менее, на вновь строящихся кораблях, за редким и малоэффектным исключением, броня не ставилась. Под малоэффектным исключением я имею в виду, например, английские крейсера типа «Тайгер», первый из коих вошёл в строй в 1959 году. Они имели броню максимальной толщиной 89 мм (3,5 дюйма); но они были заложены ещё в 1942 году! В 1946-м строительство заморозили, потом разморозили – захотели сделать из них ракетные, да не смогли сделать ракет. И вступили они в строй как чисто артиллерийские корабли, но это было тогда уже странно, и вскоре их переделали в крейсера-вертолётоносцы, и всё равно их век оказался недолог.

Также к исключениям я отношу нашу немаленькую серию отечественных послевоенных артиллерийских крейсеров; но мы, как уже говорилось, – особая статья… Да и их, кстати, перестали строить в середине 1950-х, сделав чуть больше половины запланированного количества.

Так вот, на более чем подавляющем числе вновь строившихся в 1950-х годах кораблей броня не ставилась.

Но не потому, что испугались противокорабельных ракет, о которых в то время на Западе слышало только небольшое число профильных специалистов.

Вот чего испугались:

У атолла Бикини...

Вот чего:

У атолла Бикини...

Я могу ошибаться, но мне кажется, что на этом снимке, у правого среза столба, – японский линкор. Только у них были столь своеобразные башенноподобные надстройки – помните, я вам их показывал?

(Для тех, кто посмотрел: «Жан Бар» здесь ни при чём, он благополучно доздравствовал до конца 1960-х).

В общем, понятно. Линкор, будь он хоть японский, хоть какой – это порядка 200 метров длины…

После накопления некоторого количества атомных бомб на планете установилось господство стратегии массированного возмездия, которая не предполагала никакой другой войны между основными противниками, кроме всеобщей ядерной. Сменившая её в начале 1960-х стратегия гибкого реагирования в разрезе атомного оружия отличалась лишь тем, что допускался разный «уровень» атомной войны.

В том, что война «между главными» будет атомной, никто не сомневался.

Как и в том, что атомным станет и противокорабельное оружие. И оно стало, и у нас, и у них. Чего стоит глубинная бомба «Лулу» (США) с эквивалентом 11 килотонн – ненамного меньше, чем Хиросима… А ведь ею снаряжались противокорабельные ракеты комплекса АСРОК с дальностью полёта всего-то 14 км!

Впрочем, та же боеголовка использовалась и в торпеде «Астор», и в авиабомбе Mk-105 «Хотпойнт»… Ну, а уж нашим-то, при нашей относительной слабости на морях, вообще сам бог велел. Вылететь в составе звена каких-нибудь Ту-16К-16, долететь через все препоны хотя бы одним самолётом до авианосного соединения и потом пускать пару ракет с обычной боеголовкой?! Ну, это вряд ли…

Все были уверены: война на море тоже будет атомной. И поэтому решили – время крупных кораблей прошло. Об этом я уже тоже написал в этой серии. Боевой потенциал надо рассредоточивать на возможно большем числе носителей возможно меньшего водоизмещения – чтобы ограничить разовый ущерб от ядерного удара противника.

Всё, аргументирование завершено. Понятно, что от килотонн никакая броня не спасёт. Понятно, что нужно строить сравнительно небольшие корабли, у которых водоизмещению найдётся гораздо более практичное применение, чем расходование его на совершенно бесполезную броню. Понятно, что единственное, что можно сделать – попытаться уничтожить носитель атомного оружия, для чего нужно возможно более раннее обнаружение и достаточно дальнобойные управляемые ракеты. То есть мощная электроника.

После периода «разрядки международной напряжённости» середины 1970-х годов, несмотря на довольно-таки возвращение этой самой напряжённости, атомный надрыв стал спадать. Стало ясно, что столкновения с использованием «конвенционального» оружия возможны даже между крупными соперниками… но было поздно.

Было поздно возвращать броню. Электроника во всех её ипостасях стала абсолютно необходима для боевой, да и небоевой деятельности любого корабля. Она вытеснила броню по причине занятия тех весов, которые могли бы быть заняты бронёй. А стоимость «электронных» кораблей выросла настолько, что у ограничения водоизмещения появилось ещё и финансовое обоснование – крупными надо строить только те корабли, которые не могут быть некрупными.

Несчастный «Шеффилд»

Но это уже зацикливание. Об этом уже было.

***

Разве что ещё отвечу на комментарий Сергея.

Собственно, ответ прост. Я, конечно, знаю о современной, так сказать, механической защите некоторых узлов и систем – в частности, и из замечательных статей самого Сергея. Но, действительно, у меня речь не об этой защите. Я отвечал в том смысле, в котором понял заданный вопрос. А понял я его, что он про броню в классическом понимании.

На канонерках и десантных кораблях, выходящих на занятый гадами берег, броня нужна, кто б спорил… Но, опять же, я счёл, что вопрос задан не о них.

Как бы то ни было, комментарий очень полезен. Я бы сказал, что он хорошо дополнил пост, даже украсил. Спасибо.

5 комментариев

  1. Как я уже говорил именно ради таких техническо-исторических статей я и читаю этот блог :-)
    А ещё про космос очень люблю ;-)

    Спасибо Владимир!

    • master:

      Про космос в последнее время ничего не заводит… Вон, по ТВ показали космическую гостиницу имени РКА «Энергия»… нет, не заводит. На Хруничеве — у нас опубликовали статью про свою новую проработку: МРКС, многоразовая ракетно-космической система. Солидная проработка, дельная, по-моему, вещь. Ан вот на МАКСе не выставили, во всяком случае, я не видел. «Ангары» стоят — макеты, разумеется, — а МРКСа нету…
      Нам господин Сергей, может быть, пару слов скажет?..

  2. Kalambur:

    Забавно.
    Просто так постулируете: электроника будет снесена… Ага, сразу и вся, и никакие резервы не спасут. (И закрыть от близких разрывов нельзя… Я уже не говорю про пуск ракет с наведением другими кораблями, до которых не достучались. Сети и 21-1 век.)
    Атомное оружие и все дела. Тоже хорошо. Выходим с плакатами «Нет броне!» А потом вспоминаем о БРОНЕ на Берках. Да, кевлар, да противоосколочная. Но есть. А мало, так и кораблик крошечный по стандартам ВМВ.
    Корабли большие — кака, ядерной бомбой на дно. Но. Большой корабль может закрыть броней именно системы ракетного оружия. Кстати, УВП появились еще и как средство защиты ракет от подрыва БК.
    Большой корабль может быть ДЕШЕВЛЕ маленького. Зависит это от начинки. По эксплуатации так же будут нюансы, его чинить в походе проще, а на волнении ЛЮБОЙ малогабарит теряет ВСЮ боеспособность (и может получить значительные повреждения и отличный износ), ВСЮ скорость и его экипаж при 5-7 баллах можно выжимать, а не готовить к героической гибели. Кстати, во время разборок на Фолклендах штормило. Вообще никто не учитывает мореходность большого корабля в связи с работой этой самой электроники, хотя стоило бы.

    Броня не должна защищать от прямого попадания. Прямое попадание? Пускай лучше она корабль насквозь пробьет, может не успеет подорваться. :) Но броня обязана быть и защищать корабль от близкого разрыва. А ПВО-ПРО-КАЗ должны это обеспечить. Броня должна защищать недублируемые элементы, и элементы экстренного набора, иначе при поражении корабль и правда ВСЕ, его даже спасать нечем будет. Иначе, корабль успешно отстрелит диполи, скроется в тумане и дыму, после чего потеряет боеспособность из-за разрыва за кормой. И даже не важно полностью, или частично. Перспективные ракеты найдут дыру в обороне и ПРО-защите и воткнут туда вторую боеголовку.

    Ядерный взрыв всегда опасен. Но на корабле с бронированием и современной устойчивой к ЭМИ электроникой, он наломает меньше дров. Корабль и экипаж будут иметь большие шансы на выживание. И больший корабль будет иметь большие шансы. Игры в стелс оставим для подростков и пусков с тысячекилометровой дальности. Никаких преимуществ иного толка малогабаритные корабли не дадут. Более того, у более крупных кораблей есть шансы быть более «незаметными». Современные атомные авианосцы легко уходят в отрыв от своего неатомного эскорта. А держава с полностью атомной эскадрой имеет гипотетические шансы всегда и везде быть первой (это забытая ныне американская доктрина). И большие корабли тут важнее, как я сказал, мореходность — вещь важнейшая, сочетать ее с большой скоростью можно только на больших кораблях.

    Теперь давайте зададимся вопросом: как воевали слабые державы против сильных? Ответ за всю историю один — за счет большей боевой скорости и скорости на переходах.(Просто во времена минувшие малые корабли были быстроходне, особенно в сравнении с перегруженными.) Т.е. если мы когда-то хотим хоть когда то иметь не флот «демонстрации флага в нейтральных водах в мирное время», а флот способный захватить море, то нам нужен быстроходный бронированный флот, который сможет бить врага по частям сохраняя боеспособность. Или придумываем фантастическое оружие, которое будет бить по баллистической траектории вместо КР. И наводиться по спутнику. Тогда не нужны больше ни броня, ни сами корабли — подлодки рулят. :)

    Может излишне резко.

    • master:

      Ох, трудно мне будет… Здесь на каждый абзац надо отвечать, на каждое предложение…

      Я вот что думаю. Надеюсь, уважаемый Kalambur не расстроится, если я сделаю из своей оппоненции пост, а не комментарий. Начал писать, написал полторы страницы, до середины не дошёл… Ей-богу, жаба душит!

      Прикиньте: полторы страницы 12-м кеглем, интервал одинарный… две журнальных полосы, если картинки поставить. Конечно, жаба!

      И потом, может быть, этот пост откроет новую линию дискуссии. Он выйдет по аргументации послабее, чем три статьи про броню. Во-первых, потому, что аргументы я как раз в тех трёх изложил, новых осталось не так много. Во-вторых, коммент Kalambur’а в основном опирается на оценочные вещи, а не на расчётные – что неудивительно, потому что тема такая, глобально-прогнозная. Ну, и у меня, соответственно, тоже такой же базис – чувственно-оценочный. Исключительно благоприятная почва для массовой дискуссии с ломанием табуреток.

      В общем, после очередного МАКСа я отвечу товарищу Kalambur’у. А МАКС нужно пропускать. Мне в кайф писать то, что я пишу по поводу Салона, но с ним надо уже покончить. Он держит морскую серию, а там же ещё Мальта не начиналась… да что там, даже по ПРОШЛОМУ лету должок имеется. Короче, МАКС должен быть покончен.

      А я пока попишу про броню.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*