Skip to content
 

Как мы два раза становились вторыми. (ВМФ-16)

Начало

Предыдущая

«Три святителя»

1889 год. В апреле на Балтике заключён контракт на постройку «Наварина» – «броненосного корабля водоизмещением 9200 тонн», которое, водоизмещение, в конце концов выросло до 10210 тонн. А на Чёрном море вовсю идёт проработка элементов шестого броненосца из восьми, предусмотренных программой 1881 года. Для него главный командир флота и портов Чёрного и Каспийского морей вице-адмирал Чихачёв поставил одно интересное условие.

Вице-адмирала тревожила слишком большая – 8,5 м – осадка имеющихся броненосцев. Ведь «корабли штурмуют бастионы» – это про Ушакова, про Черноморский флот; и Чихачёв хотел, чтобы новый корабль углублялся более чем на 7,5 м – из соображений возможности подойти поближе к этим самым бастионам. А что, если иметь в виду прорыв через Босфор, то я бы не назвал это пожелание бессмысленным.

В сентябре 1889-го эскизный проект корабля, впоследствии названного «Три святителя», был готов.

Кроме 7,5 метровой осадки, к кораблю было предъявлено требование иметь такую же главную артиллерию, как у его предшественника «Двенадцать апостолов» (4×305 мм), но побольше стволов вспомогательного калибра. Разработка проекта была поручена К.К. Ратнику, который в это время строил «Апостолов».

Корабль Ратника имел четыре 305-мм 30-калиберных орудия в барбетных установках – напомню, у «Наварина» были не барбеты, а башни, и пушки имели длину 35 калибров. 6-дюймовок Ратник поставил 10 против восьми на «Наварине» и четырёх на «Апостолах». Кроме того, Ратник запроектировал установку 10 76-мм пушек, которых, впрочем, тогда в русском флоте ещё не было.

Я, честно говоря, этого и не знал раньше. Мог бы, конечно, знать, ведь читал же про вооружение буквально всех кораблей, к тому времени существовавших; но вот не обратил внимания. Даже странно, что трёхдюймовок тогда не применяли, ведь потом они стали, наверное, самой массовой пушкой, устанавливаясь на всё, от броненосцев до миноносцев, транспортов и береговых батарей.

Наверное, барбеты и малая длина 12-дюймовок появились в проекте ради обеспечения заданной осадки – она была маловата, недаром же у других серьёзных кораблей она была на метр больше. Водоизмещение у Ратника получилось – 9250 тонн.

Проект Ксаверия Ксаверьевича не понравился Морскому техническому комитету. МТК начертил шестой черноморский броненосец сам, и это был изрядно другой корабль.

«Три святителя»
Это для тех, кто любит рассматривать внутреннее устройство

Водоизмещение разом увеличили до 12 480 тонн, и мы не можем это не приветствовать: уже в проекте новый черноморский баттлшип по этому показателю сравнялся с могучими британскими «трафальгарами». Барбеты отменили, поставили башни, а в них – 40-калиберные пушки.

Всё, граждане, эволюционный рост калибров 305-мм корабельных орудий – 20 калибров на «Петре Великом» (совсем уж старые, первые после дульнозарядных «дальгренов»), 30 калибров на «Екатерине» и «Синопе», на балтийских «малышах» и «Апостолах», 35 калибров на «Чесме», «Георгии» и «Наварине» – эта эволюция завершилась принятием 40-калиберной 12-дюймовки.

Самые новые броненосцы из тех, что бились в Жёлтом море и у Цусимы, имели пушки этого типа. Послевоенные (после Русско-японской) «преддредноуты» «Андрей Первозванный» и «Император Павел I» на Балтике, «Евстафий» и «Иоанн Златоуст» на Чёрном море – все они тоже несли 40-калиберные пушки. Скачок совершился только при создании первых русских дредноутов, и скачок немалый – длину спроектированных для них 12-дюймовок увеличили разом до 52 калибров.

Это были самые мощные 12-дюймовки нашего флота. И, насколько я знаю, последние…

Однако возвратимся к «Святителям».

В этот раз особых разночтений по вариантам вооружения корабля не было. Колебались немного со вспомогательным калибром, но уже не так, как раньше – от 6 дюймов до 9. Дело в том, что в то время минимальным калибром, признаваемым в качестве вспомогательного на тяжёлых кораблях, был калибр 120 мм. Понятно, что при снаряде примерно вдвое менее тяжёлом, чем 6-дюймовый, да ещё при патронном заряжании, эти пушки давали значительно бОльшую скорострельность, чем тогдашние шестидюймовки. А с учётом той работы, для которой предназначался вспомогательный калибр – в основном разрушение небронированной части бортов и сокрушение всяких надстроек, труб и палубных механизмов – скорострельность имела очень большое значение, конечно, в рамках минимально необходимого действия снаряда по цели.

Многие кораблестроители в те годы сочетали на своих творениях калибры 152 и 120 мм – посмотрите хотя бы вооружение японских крейсеров «цусимского периода». Вот и наши решили не занудствовать и поставили на «Святители» и те, и другие: восемь 152-мм/45 клб и четыре 120-мм той же относительной длины.

«Три святителя»
А это для тех, кому достаточно лаконичной схемы. Обратите внимание на открыто установленные стодвадцатки. А вообще – красивый корабль, уравновешенный, убедительный

За неимением милых сердцу Ратника трёхдюймовок решили поставить 10 47-мм «гочкисов», что было вполне нормально, и 40 (!) 37-мм совсем уж слабеньких пушечек – вот это меня удивляет. Я не помню такого количества этой, простите, чепухи, ни на каких других кораблях того времени, ни на наших, ни на зарубежных. Десятками орудия примерно такого калибра ставились – но позже, уже в виде зенитных автоматов; а это уже совсем другая песня.

По-моему, их то ли так и не поставили в таком жутком количестве, то ли быстро и радикально сократили. Надо ж понимать, что из них надо кому-то стрелять! Так увеличивать экипаж корабля ради таких пустяков?!..

Размеры броненосца оценивались как оптимальные для того времени – наибольшая длина 115,2 м, ширина 22,7, осадка (как ни крути) 8,3 м. Броню применили новую – гарвеированную, то есть обработанную по способу Гарвея. Она была, ясное дело, лучше сталежелезной, установленной на том же «Наварине». Но, что особенно приятно, уменьшать толщИны бронирования не стали, а даже увеличили!

А что, даром, что ли, позволили себе столь приличное водоизмещение?

Главный пояс в средней части сделали толщиной 18 дюймов, то есть 457 мм – величина небывалая в русском флоте! Да и в оконечностях он был хорош: 406 мм (16 дюймов). Пояс перекрывался 70-мм броневой палубой, и это тоже было больше обычных 50–63 мм. Траверзы главного пояса состояли из 406-мм плит. Такой же была толщина основного бронирования башен главного калибра и боевой рубки.

Нижний каземат, в котором стояли 6-дюймовки, тоже был очень серьёзно забронирован – 406 мм. Броня его крыши была 53-миллиметровой.

По-моему, отлично защищённый пароход. Я имею в виду, от артиллерии; о противоминной защите тогда ещё как следует не думали.

Верхний каземат не бронировался, в нём стояли шесть 47-мм пушек (ещё четыре расположили в небронированных оконечностях корпуса). В углах верхнего каземата поставили 120-миллиметровки, а мильён 37-миллиметровок расставили по крыше каземата и боевым марсам.

Что ещё? Корабль имел два надводных и четыре подводных аппарата для 15-дюймовых (381 мм) торпед. На 12-часовом испытании он показал среднюю скорость 16,5 узла при проектных 16-ти – прекрасный результат.

Строительство «Трёх святителей» началось, похоже, в самом конце 1890 года, а официальная закладка состоялась 2 августа 1891-го.

И вот тут начальство, наконец, не выдержало. Новый командир флота и портов Чёрного и Каспийского морей, вице-адмирал Копытов, выступил с инициативой «усовершенствования» строящегося корабля.

Да какого усовершенствования!

Самым крутым предложением было, ни много, ни мало, сделать из башенного корабля барбетный.

В общем-то мысль Копытова понятна. Его сильно заботила высота надводного борта, что, как мы помним, является залогом удобства действия артиллерии в свежую погоду. Борт «Святителей» был и вправду низковат – 3,6 м по расчёту. Плюс примерно 1,7 метра превышения осей орудий над верхней палубой, минус сантиметров 40 переуглубления из-за столь привычной строительной перегрузки – получаем, что оси орудий располагались на высоте 4,9 метра над ватерлинией.

А чего вы хотели от корабля с таким мощным бронированием и машинами, позволяющими развить при 16,5 узла? С длинным главным калибром и вспомогательным, состоящим суммарно из 12 стволов? Только так и могло получиться. Вон, «Наварин», он, правда, поменьше, но: и пушки покороче, причём и главные, и вспомогательные, и вспомогательных меньше на 4 штуки; и броня повсеместно потоньше, и не на пустяшную величину; и ход поскромнее; и, в результате, та же высота главных пушек над водой.

Чудес не бывает…

Да, может быть, и не так уж всё страшно? Вон, «Трафальгар» с «Нилом» считались в своё время сильнейшими кораблями Британской империи, имея от осей каналов стволов ГК до поверхности воды ещё меньше – 4,3 метра…

Так насчёт Копытова. Он ещё предлагал поставить четыре барбета с 229-мм пушками.

Опять эти 9-дюймовки! На черноморские броненосцы их так никогда и не ставили, на балтийских от них отказались – «Наварин» строился без них, проект следующего тамошнего броненосца, который к этому времени был уже давно одобрен МТК, тоже как-то обошёлся без «второго главного калибра». Но вот адмирал Копытов его всё ещё любил.

Ну, пусть его. Но на что он рассчитывал?

Допустим, барбеты ГК вместо башен облегчили бы корабль; но четыре новых барбета с тяжёлыми 9-дюймовками, да боезапас к ним, – это же какой дополнительный вес! А чем его компенсировать? Ведь в предложении было специально оговорено, что всё это делается в рамках проектного водоизмещения.

А вот чем, объясняет Копытов.

Главный пояс надо «похудеть» на 4 дюйма (102 мм), а нижний каземат вообще сделать вместо 16-дюймового – 5-дюймовым! А ещё сделать корпус «кувшинообразным», как любят французы, и тем уменьшить площадь броневых палуб и, соответственно, облегчить корабль. «Кувшинообразный» – значит, с бортами, заваленными внутрь, то есть с совершенно другими шпангоутами. И это при том, что в корпус «Святителей» уже установлены тысячи тонн металлоконструкций, и в первую очередь шпангоуты без всякого развала!

Ничего себе доработочка!

МТК на это дело не повёлся, его председатель вице-адмирал Пилкин дал лапидарную телеграмму: «Изменений в постройке корабля «Три святителя» не будет». Было и разъяснение, суть которого в том, что нельзя облегчать бронирование корабля, которому придётся биться с береговыми батареями; неумно ставить на него барбеты, прикрытые какими-нибудь символическими 50 миллиметрами стали. Турки, они ж не дураки, когда возможно, ставят батареи на возвышенных местах… как, прочем, и все остальные народы мира. (Телеграмма – это цитата, а разъяснение я изложил своими словами. И даже домыслил).

Корабль и так строили долго – как всегда у нас. А что было бы, если бы его взялись переделывать по-копытински?

«Три святителя»

…Как говорится, долго ли, коротко ли, а 31 октября 1896 года корабль вышел на те самые 12-часовые испытания, на которых он показал 16,5 узла. В начале 1897-го эскадренный броненосец «Три святителя» приняли в казну, и началась его служба.

Что можно о ней сказать? Это был достаточно сильный для своего времени корабль, на момент ввода в строй – сильнейший в русском флоте. Очень хороши оказались его главные механизмы (они делались в Англии по ТЗ, выданному Ратником): в 1911-м он мог держать эскадренный ход 15-16 узлов. То есть, фактически, сдаточную скорость, что не особенно типично ни для нашего флота, ни для зарубежных.

В 1907-м корабль, в числе трёх других «черноморцев», новее его, решили модернизировать. Предлагалось многое, не буду перечислять; реализовалось далеко не всё, но вполне полезное.

Заменили стволы ГК на такие же, но новые, и, главное, увеличили их максимальный угол возвышения до 25°, что позволило им стрелять на 80 кабельтовых – почти 15 км. Сняли стодвадцатки, все 37-миллиметровки и почти все 47-миллиметровки, оставив две для салютов. Сняли все торпедные аппараты.

Зато 6-дюймовок стало аж 14, причём новых, с дальностью 62 каб (11,5 км) и скорострельностью 5 выстр./мин. Десять из них разместили в бронированном нижнем каземате, а ещё четыре – по углам его крыши, прикрыв башенноподобными бронещитами. Установили четыре «максима».

«Три святителя»
После перевооружения. Рисунок не ахти, но всё видно. В том числе – верхние шестидюймовки с их щитами. И отсутствие боевых марсов, и совсем другие мостики, и, наверное, усовершенствованные дальномеры…

Силовую установку не меняли, и всё равно, после столь немалых добавлений – что такое всякая снятая мелочь по сравнению с шестью новыми 6-дюймовками и их боезапасом! – всё равно на пробах в 1912 году корабль развил всё те же 16 узлов.

Говорю вам, хороший корабль, добротный.

За это его взяли в бригаду линкоров в Первую мировую войну. И бился он с «Гебеном» у мыса Сарыч, и прикрывал минные постановки у Босфора, и корсарствовал у Зонгулдака, угольного района, где Турция никак не могла обойтись без каботажного судоходства.

«Три святителя»
Это уже война. «Три святителя» в составе бригады линкоров. Давно хотел сказать. До 1892 года все подобные корабли назывались «броненосный корабль». С 1892-го введено название – эскадренный броненосец. А с 1907-го – линейный корабль

Потом в строй вошли дредноуты, просто бригада линкоров стала 2-й бригадой, и больше главные роли «Трём святителям» не доставались. Корабль конвоировал транспорты в ходе десантных операций, охранял Новороссийский порт…

А потом была революция. В марте 1918-го броненосцы 2-й бригады были исключены из списков флота, потом пережили германскую и англо-французскую оккупацию (в ходе последней на «Святителях» были взорваны цилиндры главных машин). В 1923-м корабль, и изувеченный, и совсем устаревший, назначили к разборке на металл…

***

«Три святителя» был вполне удачным кораблём. Это был совершенно нормальный, не «недоразмеренный», правильно бронированный и вооружённый эскадренный броненосец, к тому же хорошо зарекомендовавший себя в эксплуатации. Недаром он послужил прототипом при разработке «Князя Потёмкина-Таврического», а потом и «Иоанна Златоуста» с «Евстафием».

«Три святителя»
Я думаю, вы без труда найдёте здесь «Трёх святителей». Но всё же интересно… А вот – кто с ним рядом, скажете?

Но в следующий раз мы будем говорить не об этих последних. Мы вернёмся на Балтику и поглядим, кто там следующий за «Навариным».

6 комментариев

  1. Интересно, а такелаж и прочие лебёдки/шлюпки не мешали орудиям во время боя?
    На глаз кажется что главному калибру так точно мешал.

  2. master:

    Вспомогательному калибру точно ничто не мешало, он всегда побортно, хоть в казематах, хоть в башнях.
    Главному — да, мешало кое-что, наверное. Но немногое. Шлюпки наверняка убирались куда-нибудь на фиг со своих шлюпбалок, не так много штук надо было убрать, можно найти место. Да хотя бы просто опустить их там же на палубу. Шлюпбалки, может быть, вываливались за борт, в «спусковое» положение? Не знаю, но, думаю, не очень-то они мешали; корабль ведь широкий, если у пушки хотя бы градусов 10 возвышение, то она уже поверх них стреляет. А если близко стрелять — то, думаю, не очень их жалели.
    А такелажа там, в носовой и кормовой частях, у пароходов 1990-х уже не было. Флажные леера снимали, в этом я уверен. А чему там ещё быть? Ватерштагам стеньги?
    Да и тонкое оно всё, захочешь, не попадёшь.
    Но вообще-то факт в том, что не знаю. Если малость подумать, мы ж ни шиша себе не представляем. Водоизмещение, скорость (на испытаниях), калибр… Боеспособность зависит от тысячи факторов, а не от тех десяти строчек, которые пишут в справочниках для таких вот любознательных, как мы с вами. Порой читаешь свидетельства практиков — лётчиков, моряков; такое иногда прочитаешь — ни за что самому в голову бы не пришло. Типа, у ЛаГГ-3 было свойство — брызгать маслом в сторону кабины. Приваривали на фюзеляж козырёчек, стеночку такую — вот тебе километров 15-20 скорости тю-тю…
    А «Варяг», который на испытаниях показал 24 узла? Где-то я прочёл, что к началу войны он мог спокойно дать только 13 — из-за того, что команда не умела обращаться с котлами системы Никлосса, очень сложными и мало распространёнными в русском флоте, и котлы эти были в отвратительном состоянии.
    Ладно, это ж другая песня, да?

  3. Владимир:

    Рядом кто-то из наследников, судя по шлюпбалкам Пантелеймон, он же Кн.Потемкин-Таврический.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*