Skip to content
 

К 22 июня

Недавно прочитал книгу Марка Солонина «22 июня. Анатомия катастрофы».

Я люблю свою страну, она дорога мне во всех своих ипостасях, от Московской Руси до сегодня. Я преклоняюсь перед подвигом нашего народа в Великой Отечественной войне. Я понимаю, что победить такого врага, как Германия, могло только очень, очень сильное государство с самоотверженным, мужественным, умелым и хорошо оснащённым народом.

И я думаю, что нет ничего непатриотичного в том, чтобы останавливать внимание не только на победах своей страны, но и на её поражениях. А с тем, что в 1941-м мы потерпели целую серию поражений стратегического масштаба, по-моему, спорить не приходится – иначе немцы не подошли бы к Москве на расстояние, лишь ненамного превышавшее дальность выстрела из тяжёлой полевой пушки.

Поэтому я читал книжку внимательно и, насколько способен, непредвзято.

Я стал читать Солонина потому, что меня уже не удовлетворяет короткое каноническое объяснение наших поражений начала войны, состоящее из трёх пунктов:

– мы не хотели войны, наше руководство стремилось не допустить втягивания страны в войну;

– «история отпустила нам мало времени», у нас было мало всего – от самолётов до винтовок и гранат;

– Сталин верил Гитлеру, он не разрешил привести войска в состояние готовности, хотя разведка доносила ему о немецких планах.

Когда-то эти объяснения выглядели для меня не только достоверными, но и достаточными.

Первый и третий пункты, как я думаю, в той или иной мере правда. Сталин действительно не хотел втягиваться в войну. В 1939-м он предлагал Польше совместную оборону от Гитлера, но тогда, летом 1941-го, воевать уже не хотел. И то, что высшая готовность была объявлена войскам лишь за считанные часы до рассвета 22-го, тоже документально доказано. Правда, конкретная степень боевой готовности подразделения (постоянная, повышенная, полная…) и общая готовность страны и армии к войне – это совершенно разные вещи, но, ладно, согласимся.

Но вот второй пункт… Теперь известно, что и самолётов, и танков у нас было в несколько раз больше, чем у трёх немецких групп армий, напавших на нас! Причём бОльшая часть всего этого была сосредоточена в округах вдоль западной границы, то есть там, где и была нужна.

Да что там теперь! Ещё в глубоко советские времена я читал воспоминания Ванникова, в предвоенные годы наркома оборонной промышленности, в военные – наркома боеприпасов. Они, как я понимаю, были изданы не очень большим тиражом… Ванников горько удивлялся: как так? почему говорят, что всего было мало? всего было достаточно! – и приводил цифры. Подробные цифры, да не только по танкам и самолётам, которые мы все более или менее знаем, а по пушкам, миномётам, пулемётам, патронам, снарядам… Очень большая горечь читалась между строк: ещё бы, нарком оборонпрома… Во-первых, он всё это знает профессионально; во-вторых, те, кто говорит: всего не хватало! – фактически, кидают обвинение лично ему, наркому.

Теперь эта информация стала доступнее. Подтверждается, что – да, всего было достаточно, не меньше, а значительно больше, чем у немецкой группировки.

Не может не интересовать вопрос: куда всё это делось? Если мы были достаточно хорошо вооружены, если в приграничных войсках было достаточно личного состава – как всё это погибло?

Общие слова перестали удовлетворять. Хочется подробностей. Хочется самому посмотреть.

Ну, вот я и стал читать Солонина.

Что сразу расположило – Солонин спорит со знаменитой трилогией Суворова, из которой я внимательно прочитал только первую книгу, «Ледокол». Основная мысль, вывод, который Суворов доказывает этой книгой: Сталин готовил нападение на Германию, на Европу, а Гитлер, вынужденный начать превентивную войну во избежание неминуемого разгрома, опередил его чуть ли не всего на несколько дней. И немцы сокрушили огромную мощь Красной армии, вся деятельность которой в эти дни была направлена на развёртывание перед гигантским наступлением. Сокрушили на спящих аэродромах, в безлюдных танковых парках, в эшелонах на путях следования и на станциях разгрузки.

Красная армия оказалась беспомощной перед вермахтом потому, что в это время сама готовила наступление, совершенно не думая об обороне, совершенно не готовая к ней.

Солонин громит Суворова…

И предлагает собственную версию. Собственную версию первых недель войны.

Три четверти его книги посвящены этой версии. Она рассматривает события самых первых недель войны – того, что в советской классике называется «неудачным приграничным сражением». Именно то, что больше всего хочется понять, что больше всего «болит» в истории Великой Отечественной.

Главное отличие версии Солонина от версии Суворова: Сталин не готовил нападение на Европу. Во всяком случае, не в ближайшие дни лета 1941-го. Соответственно, армия была разгромлена не в небоеспособном, неразвёрнутом или просто спящем состоянии.

Наоборот, говорит Солонин, армия делал как раз то, что предписывали ей планы начального периода войны. А планы предписывали противопоставлять вражескому наступлению не пассивную, позиционно-стационарную оборону, а могучие, оперативно-стратегического масштаба контрудары.

И это, по мнению автора, и погубило армию.

Точнее, не сами планы, а 1) неверное вскрытие намерений противника в течение первых часов и дней войны и, главное, 2) совершенно неумелое, преступно-неумелое руководство войсками в этих контрударах. Причём, за немногими исключениями, неумелость эта была свойственна всем уровням руководства, от батальона до фронта.

Как светлые пятна на очень мрачном общем фоне повествования, автор описывает грамотные, спокойные действия некоторых войсковых частей, изредка – соединений. Но таких описаний немного. А в основном первые три четверти книги – удивляющая, подавляющая, поднимающая дыбом волосы круговерть неосмысленных, или «слепых», или отчаянных приказов, в результате которых мощнейшие танковые колонны крутятся по лесам и болотам, теряя машины не в боях, а в основном из-за поломок или из-за отсутствия горючего – хотя в двух десятках километров находится какой-нибудь склад, о котором никто не знает.

И потеря управления, и неспособность организовать разведку, и неправильная оценка тех данных, которые получены, и неправильное употребление имеющихся сил, и неправильная оценка результатов их действий… Напряжение, героизм, паника, самопожертвование, удаль, отчаяние, некомпетентность…

Понимаете, если захотеть, то, гоняя танковую дивизию по размокшим просёлкам и сплошным лесам, без остановки, без обслуживания, её и сейчас можно загубить в ноль без всякого столкновения с противником.

Так, по автору, в первые недели войны и погибла, рассеялась, перестала существовать значительная, а то и бОльшая часть военной силы, сосредоточенной в западных приграничных округах. И, читая книгу – веришь…

***

В общем, я всё равно не перескажу вам здесь немаленькую книгу, буквально забитую цифрами, географическими названиями, фамилиями, цитатами из приказов. Автор подчёркивает: он не использовал при написании НИ ОДНОГО НОВОГО, ранее не опубликованного документа. Он просто сопоставляет даты и часы, названия наспунктов и расстояния, фамилии командиров и рапорты с двух сторон фронта. Сопоставляет, чтО разные воинские начальники доносили об одном и том же событии, как они в одно и то же время представляли себе обстановку в одном и том же месте, какие находили решения, какие отдавали приказы… Сопоставляет наличные силы, наши и немецкие, на различных участках фронта в тот или иной момент, технические характеристики танков, самолётов, орудий, снарядов… Всё буквально, всё по документам.

Дальше, в последней четверти, Солонин предпринимает, типа, социальное исследование по нескольким, так сказать, векторам. Это мне было читать очень уж трудно. Глупо вспоминать теперь слово «антисоветчик», но всё-таки я жизнь прожил в тех условиях, на тех ценностях… И потом, больно уж видно там, как он зол. Ты злись, но не показывай этого так явно…

Попробуйте, может, вам нормально прочтётся, а мне было тяжело. Я не говорю, что он врёт. Может, и не врёт, и выводы делает неабсурдные; а только я здесь это воспроизводить не буду.

***

Да я, собственно, и не собирался. Я хотел вам показать главную идею автора: Красная армия была разгромлена в ходе ряда крупномасштабных контрударов, ею предпринятых. Контрударов, предусмотренных планами, неплохо (иногда даже сверх нормы) обеспеченных всем необходимым. Но – неправильно конкретизированных по направлениям и рубежам, не отвечавших сложившейся ситуации, нескоординированных. И, что хуже всего, – безобразно плохо управлявшихся.

Тем, кто интересуется этими вещами не меньше меня, советую прочитать эту книжку: Марк Солонин, «22 июня. Анатомия катастрофы». Издание второе, переработанное и исправленное. М., «Яуза», «ЭКСМО», 2008.

А мне будет интересно узнать ваше мнение.

6 комментариев

  1. Сергей:

    Конечно, Солонин «не использует новых документов»;) Он не использует даже документы известные, давным-давно опубликованные! Если они не соответствуют его версии. А версия его — народы Советского Союза не хотели воевать за советскую власть. Вот именно так.
    Но это НЕ ТАК.
    А вот то, что часть советского военного (в первую очередь, но не только) руководства, действительно, НЕ ХОТЕЛА воевать за советскую власть. Часть РУКОВОДСТВА, ЭЛИТЫ, но НЕ народа!
    Иначе НИКАК невозможно объяснить изложенное хотя бы вот здесь: http://zhurnal.lib.ru/c/chunihin_w_m/indexdate.shtml
    Иначе невозможно объяснить тот факт, что НА САМОМ ДЕЛЕ директива Генштаба о приведении войск в боевую готовность была направлена в округа 19-20(!!!) июня 1941 г. — но получил её почему-то ТОЛЬКО будущий маршал, тогда — генерал-майор, начальник штаба Одесского ВО М. Захаров (см. его книгу «Генеральный штаб в предвоенные годы»). Остальные не получили? Или проигнорировали? Или?.. Генерала Кирпоноса (Киевский ОВО — Юго-Западный фронт) уже никто никогда не спросит, а вот генерала Павлова (Белорусский ОВО — Западный фронт), видимо, спросили… Но Западному фронту это уже не помогло.

  2. master:

    Вот я про эту часть, где он рассуждает, «когда началась Отечественная война», про эту часть я и говорю: мне её читать трудно. То есть неприятно. Я то время с такой точки зрения не знаю, он вот что-тот цитирует, анализирует и делает выводы. Впрямую спорить не могу — а чем я буду аргументировать? фильмами про войну? Внутреннее моё убеждение: не может быть так, врёт, подтасовывает, то есть собирает в кучку то, что подтверждает его мнение. А мнение его — я тоже сказал: уж очень он злой. Вот точно по эмоциональному содержанию подходит слово «антисоветчик». Потому что «противник советской власти» — это одно, а «антисоветчик» — другое.
    В конце концов, остаётся: верить или не верить. Я и говорю: внутреннее убеждение — не верю. В этой части не верю.
    А вот то, что он пишет про боевые действия в первые 2 недели войны, мне кажется по крайней мере заслуживающим внимания. По крайней мере, получше Суворова. Мне больше нравится, что не «Сталин готовил агрессию», а штаб готовил контрудары.

  3. Владимир:

    Владимир Евсеевич, мне, право, неловко… И заранее извиняюсь за возможную резкость. Видно, что вы очень далеки от блогосферы (в первую очередь ЖЖ) и современных военно-исторических исследований. Работы Солонина имеют даже не нулевую, а отрицательную ценность. А споры о каких-то утверждениях Суворова-Резуна остались где-то там, далеко в 90-х, сейчас его имя вообще не достойно какого-либо упоминания. Вам ведь наверняка знакомы работы Алексея исаева, хоть краем уха слышали об его книгах?
    http://goo.gl/uVTwG
    http://dr-guillotin.livejournal.com/97578.html

    В ЖЖ и на серьезных форумах типа ВИФа работы Солонина, Бешанова, Бориса Соколова и др. уже давно иначе как мифоложство не оцениваются. Всерьез их разбирать не имеет смысла, они того не стоят. Он пещерный антисоветчик, который использует только аргументы, укладывающиеся в его «теории» и сознательно игнорирующий уже доступные сейчас исследователям документы. Вот навскидку несколько примеров (не только сами посты, но и комментарии к ним):
    http://dr-guillotin.livejournal.com/81224.html
    http://dr-guillotin.livejournal.com/78708.html
    http://sirjones.livejournal.com/1467507.html?thread=24747379

    И еще, чтобы далеко не ходить. Несколько месяцев назад Солонин на своем сайте разродился списком из 33 вопросов, адресованных его критикам. Правда сейчас сайт почему-то недоступен. Вот ответы на большинство из них, хорошо иллюстрирующие уровень его исследований (снизу вверх):
    http://goo.gl/4hX7S

    В общем, вердикт однозначный: в топку! И обратите свой взор на книги Исаева, который добросовестно работает с документами.

    • master:

      Да что Вы, Владимир, какая тут резкость… Это лишь констатация фактического факта: систематически я этим вопросом не интересовался, читал только то, что как-то само попадало в руки. Сам я, признаться, покупаю книжки только про корабли и самолёты. Ну, почти только. Да и совокупно читаю значительно меньше, чем раньше, в годы инженерства.

      Я посмотрю то, что Вы мне предлагаете. А то я остановился, знаете, на чём? Когда вышел «Ледокол», пошли возмущённые отклики и вопросы: почему Резуну не отвечают? И, типа, ответ: он, гад, написал такую чушь и гадство, что серьёзные историки брезгуют опровергать. Как в своё время про Фомина и Носенко.

      А вопрос-то, о начале войны, вопрос будоражащий и для меня лично важный. Обязательно почитаю по Вашим ссылкам.

      И – немножко самооправдания. Я же не называю себя историком, и этот пост, он типа дневниковой записи: прочёл и сообщаю. В блоге допустимо… И тон поста, по-моему, ничуть не мироучительный. Лопухнулся, да: раскричался про Америку, не только давно открытую, но уже и тридцать раз опровергнутую… В общем, не осуждайте меня слишком уж сильно.

      А ваще, что хотел, то получил: просил высказывать мнение, получил не только мнение, но и полезную рекомендацию. Спасибо.

      …Всё-таки хорошие у меня читатели. На других ресурсах уже такими бы словами обложили…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*