Skip to content
 

Как мы два раза становились вторыми. (ВМФ-15)

Начало

Предыдущая

Эскадренный броненосец «Наварин»
Наш герой — эскадренный броненосец «Наварин»

Просто полное безобразие, как давно я не уделяю внимания моему военно-морскому сериалу! Но, понимаете, для человека, каждый день ходящего на работу, я, в общем, пишу для блога немало. Особенно если учесть, что мне не даётся бОрзопись – в хорошем смысле, в смысле быстроты писания. Точнее, даётся, но лишь в отдельных случаях, и причину таких удач я пока понять не могу.

В общем, 15-я серия.

В предыдущей у нас был «Двенадцать апостолов» – черноморский броненосец, по времени постройки пятый, а по логике – четвёртый. И дальше, по логике, мы наконец идём на Балтику.

Обстановка – inside

Кораблестроение – дело не быстрое. Один корабль достраивается, второй на стапеле, третий готовится к закладке, облик четвёртого активно обсуждается в инстанциях. В те дни, о которых идёт речь – а это 1888 год, – «Екатерина II» уже рассекала древние воды Понта Эвксинского, а её систершипы «Чесма» и «Синоп», будучи давно на плаву, готовились к вступлению в строй. Четвёртый в серии, «Георгий Победоносец», вызревал в планах флотского руководства – его начали строить в середине следующего года; его опередил «Двенадцать апостолов», который в это время уже был начат строительством.

На Балтике был почти готов первый после «Петра Великого» броненосец «Император Александр II», который, в отличие от «Петра», позиционировался как «корабль театра военных действий», а проще – как боевая единица для противостояния флотам балтийских держав, в первую очередь Германии. Таким же был «Император Николай I», для которого 1888-й был годом самого разгара строительства, включая внесение многочисленных изменений в конструкцию по ходу дела. Третий, «Гангут», в 1888-м заложили, и он был ещё меньше, чем «Александр» с «Николаем».

И вот – раздумья о четвёртом балтийском броненосце.

Обстановка – outside

Они происходили на фоне раздумий более широкого плана. Общая стратегия продолжала пока делить российский флот на оборонительный и наступательный. Точнее, не российский, а Балтийский – с Чёрноморским ясности не было, задача обороны (а там, глядишь, и захвата) Проливов была для него безусловна, а вот дальше… Дальше строить конкретные планы смысла не имело. В конце концов, надо было сначала захватить, а потом смотреть, что на это скажут великие державы – от их отношения в средиземноморском регионе зависело ну очень много. Если же не захватывать, а только оборонять, то тем более не о чем говорить. Восьми кораблей достаточно

Так что, если иметь в виду, так сказать, действия «на широкой международной арене», то имело смысл говорить только о Балтийском флоте. Вот его и делили на оборонительный и наступательный. Первую функцию возлагали на малые броненосцы, вторая должна была выполняться большими крейсерами. О таких установках я поминал неоднократно, а про крейсера можно вспомнить вот здесь.

Однако эта стратегия, зародившаяся ещё в 1860-х годах, начинала устаревать. Россия хотела, даже обязана была участвовать в мировой политике, а большие пароходы с большими пушками в те времена были традиционным и часто применявшимся инструментом этой политики – как, впрочем, и сейчас. Недаром маленький «балтийский» «Александр» бОльшую часть активной жизни провёл среди архипелагов Средиземья…

Кроме того, появился новый фактор на Дальнем Востоке. До сих пор там считалось достаточным присутствие крейсерских сил – вспомним концепцию четырёх отрядов, – потому что возможным противником полагались подобные же «дальние экспедиции» морских держав. Но теперь стало известно о планах Японии по созданию сильного военного флота, что вызвало в наших военно-морских кругах немалую озабоченность. Она оказалась абсолютно оправданной – уже через шесть лет японцы убедительно доказали, что это не шутки, напрочь разгромив китайский флот в сражении при Ялу.

А тут ещё из Германии пришли сведения о планируемых кораблях типа «Вёрт» с шестью 280-мм пушками каждый. Вот фото и боковая проекция:

Броненосец «Вёрт», Германия
Броненосец «Вёрт», Германия

Нужно было начинать строить на Балтике полноценные корабли первой линии – и для Балтики, и для выхода на мировые просторы.

Выбор непрост…

Вообще-то думать над четвёртым балтийским броненосцем начали даже раньше, чем заложили «Гангут», – в самом начале 1888 года. Первоначально это опять был «эконом-класс», даже хуже прежних: в проекте имел 6431 т водоизмещения. Но тут как раз пришли сведения из Германии, и генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович пересмотрел своё же решение: корабль должен были иметь от 8 до 9 тыс. тонн, артиллерию без всяких изысков – 12-дюймовую, – «с бронёй и скоростью хода возможно большими» и запасом угля для дальних плаваний. Последнее отчётливо сформулировал в мае 1888-го управляющий Морским министерством И.А. Шестаков: «проектируемые суда суть морские, способные появиться во всех европейских морях и даже по углевместимости своей дойти на Дальний Восток».

…В те годы броненосцы самостоятельно строили многие государства. Но… Иные обходились небольшими кораблями для локальных задач: скандинавы, австро-венгры, греки, а в то время ещё и немцы. Когда-то мощнейшая морская держава, Испания в последние десятилетия XIX века надеялась обойтись броненосными крейсерами, пусть и очень большими. За всю эпоху «эскадренного броненосцестроения» испанцы сподвиглись построить всего лишь один корабль этого типа – даже дредноутов у них было больше. Вот и прогнали их американцы и из Атлантического океана, и из Тихого…

Французы строили достойные корабли, но уж очень они были своеобразными… Например, долго была в фаворе ромбическая схема расположения орудий главного калибра – по одному в носу и корме и ещё по одному побортно, примерно в середине корабля; причём бортовые орудия часто имели меньший калибр, чем те, которые стояли в оконечностях. Кстати, таким же был одинокий испанский «Пелайо». Или ещё у французов был тип с Т-образным расположением главных пушек: по одной в отдельных барбетах побортно в носовой части и ещё два однопушечных барбета в диаметральной плоскости, друг за дружкой, в кормовой половине корабля.

Итальянцы подсели на цитадельную схему с диагональным расположением башен в середине корабля. Они любили очень крупные (очень медленно стреляющие) калибры, а однажды дошли вообще до броненосцев… без бортовой брони! Зато на два узла быстроходнее зарубежных «одноклассников» и с пушками в 431 мм.

У всех свои заморочки – с кого брать пример? Да с англичан, конечно же. С «владычицы морей».

Англичане тоже наэкспериментировались вволю. Были у них и двухэтажные казематы, и мониторы с полным парусным вооружением, и малые броненосцы второго класса, и цитадельные корабли с башнями по диагонали, и страшенные броненосные тараны с 413-мм пушками. Всё было; зато они строили много. У них было достаточно материала, чтобы делать выводы. И к тому времени, о котором идёт речь, англичане решили, что нет ничего лучше для главного корабля флота, чем по паре больших пушек в башнях в оконечностях.

И построили англичане два броненосца доселе невиданного у них водоизмещения – почти 12 тыс. т. Дали им сильнейшую бортовую броню и пушки вполне вменяемого калибра 343 мм. И назвали их «Трафальгар» и «Нил».

Броненосец «Трафальгар», Британия

На момент определения облика четвёртого балтийского броненосца это были новейшие корабли Королевского флота. На них и стали ориентироваться наши флотские начальники, решив сделать для Балтики полноценный океанский броненосец.

Это был возврат к уравновешенным, гармоничным идеям Рида и Попова, реализованным в брустверных броненосцах «Девастейшн» и «Пётр Великий» соответственно. Но, конечно, возврат с учётом опыта, развития производства и самых последних представлений о тактико-технических элементах боевого корабля «главного класса».

…Как это всё-таки странно: ещё не вошёл в строй даже ПЕРВЫЙ малый броненосец, его родственники – один на стапеле, другой только собрались закладывать, – а вся эта концепция уже признана устаревшей. И в ближайшие годы флот будет получать корабли, которые уже воспринимаются почти как ненужные, ну, или «неправильные».

Ладно, оставим лирику. Так что же соорудили британцы? Что такого гармоничного было в «Трафальгаре»?

А вот посмотрите.

Вершина британской кораблестроительной мысли

Предпоследним перед ним типом были знаменитые броненосцы типа (или, по-ихнему, класса) «Адмирал». Я показывал один из «адмиралов» здесь, но теперь хочу показать его схему:

Броненосец «Коллингвуд», Британия

Расположение артиллерии классическое; но вы посмотрите на бронирование!

Открытые барбеты – это ладно. Но пояс всего-то процентов 40 от длины ватерлинии, и не шибко широкий. И совершенно «пустой» остальной надводный борт, и каземат вспомогательной артиллерии тоже не защищён! Только подачные трубы барбетов да ещё эти трогательные горбики – гласисы над верхними частями котлов, не поместившимися под броневую палубу.

То есть защита пусть толстая, но на очень малой площади: барбеты и подачные трубы для главных пушек, короткий узкий пояс и траверзы (поперечные броневые стенки, чтобы снаряд, пущенный вдоль корабля, не прошил его насквозь по всей длине). Всё остальное – на ответственность броневой палубы: снаряд пробивает борт, но должен от неё рикошетировать и таким образом не проникать в жизненно важные машинные и котельные отделения.

Запуская «адмиралы», англичане, наконец, решили строить большую серию. Решили, но не до конца: на кораблях была приличная свистопляска с главным калибром. На первый, «Коллингвуд», поставили четыре 12-дюймовых пушки. На четырёх следующих кораблях были уже 13,5-дюймовые. А на шестой, «Бенбоу», поставили две, зато 16,25-дюймовые (413 мм)!

То есть видим, что определиться с оптимальным типом англы всё никак не могли.

Что подтверждается следующим типом – непосредственным предшественником «Трафальгара».

Это броненосные тараны «Виктория» и «Санс-Парейль». Если кто хочет вспомнить картинку, я выше уже дал ссылку. А здесь помещу опять схему:

Броненосец «Санс-Парейль», Британия

Что видим? Видим, что опять – броненосный таран. Опять – потому что англичане строили уже в достатке корабли такой схемы в прошлом десятилетии – в 1870-х годах. Потом построили «адмиралы» – корабли более спокойной концепции. И вот опять захотелось таранов, да каких! С пушками 413 мм, это те же 16,25 дюйма, что на «Бенбоу».

Кто их знает, может, именно появление этих пушек-монстров в последний раз соблазнило англичан построить тараны?

Короче: главный калибр только в носу, бронирование лишь ненамного обширнее, чем на «адмиралах» и, главное, сама концепция самоходного тарана. И вот после этого идут «Трафальгар» с «Нилом»: пушки, чинно-благородно, попарно в носу и корме, калибр – 13,5 дюйма (343 мм). Бронирование – просто загляденье, если помнить, с чем сравниваем:

Броненосец «Трафальгар», Британия

Не обижайтесь на качество и разнобой схем: какие есть, такие ставлю, отрисовывать и сканировать не буду, пока не уйду в профессионалы.

Так вот, бронирование.

На «Трафальгаре» ставили компаундную броню – для того времени лучшую, но объективно не так чтобы очень прочную. Учитывая аномальные калибры некоторых тогдашних баттлшипов, ватерлинию пришлось забронировать плитами максимальной толщиной в средней части, в районе котлов и машин, 508 мм (20 дюймов) – такой брони на борту не было даже у «Ямато» и «Мусаси» – самых больших линкоров всех времён и народов! От средней части к носу и корме толщина уменьшалась до 406 (16 д), а затем до 356 мм (14 д). Впереди носовой и позади кормовой башен пояс замыкался траверзами толщиной соответственно 406 и 356 мм, и он прикрывал солидную часть корпуса – порядка 67% длины ватерлинии.

Выше главного пояса шло то, что у англичан называлось верхним поясом, а у нас в то время – нижним казематом. Этот имел бортовые стенки в 406 мм и траверзы аж в 457 мм (18 д), к тому же скошенные к бортам для пущей снарядостойкости.

Два этих пояса, перекрытые 76-миллиметровой бронепалубой, полностью прикрывали подбашенное пространство, так что нужды в специальных «стаканах» под башнями не было. Сами же башни были забронированы 457-мм плитами (вот тут «Ямато» переплюнул «Трафальгара»), а боевая рубка – 356-мм.

То, что на схемке можно разглядеть как штриховку – 4-дюймовая (102 мм) броня вспомогательной батареи. Батарея, как видите, в надстройке – в корпусе пушки оказались бы в недопустимой близости от воды.

Главный калибр мы уже назвали – 343 мм; вспомогательный составляли шесть 120-мм орудий и ещё было 17 штук всякой мелочи. Пароходы развивали скорость 15,1 узла при естественном дутье и 16,75 – при форсированном.

Замечательные корабли! Если не придираться, недостаток только один: оси пушек главного калибра возвышались над водой всего на 4,3 м, что делало проблематичной стрельбу в свежую погоду.

А куда денешься? Это тот самый недостаток, который мы записали за башнями, когда сравнивали их с барбетами. Кстати, сравнивали-то как раз на примере «Трафальгара».

И, опять же, кстати. В то время, когда определяли облик будущего «Наварина», главным строителем британского флота уже стал сэр Уильям Уайт, который уже думал над высокобортным барбетным кораблём – будущим «Роял Совереном», основой и гордостью флота Её Величества, образцом для всего мира на всю оставшуюся эпоху эскадренных броненосцев, вплоть до появления «Дредноута».

Но этого ещё никто не знал, не знали и в России. А, если не знать про «Соверен» или не верить в его преимущества, то – что надо брать в качестве и потенциального противника, и прообраза для своей разработки? Правильно, «Трафальгар».

Его и взяли как концептуальный прототип для «Наварина».

Первый русский классический броненосец

«Наварин» проектировался как «броненосец в 9200 тонн». Помните это, когда будете сравнивать цифры толщины бронирования; и ещё учитывайте, что реальное водоизмещение «Трафальгаров» превысило 12,5 тыс. тонн.

Вот как выглядел его первоначальный проект:

Эскадренный броненосец «Наварин», проект

Подразумевалось иметь четыре 305-мм пушки длиной 30 калибров, четыре вспомогательных 152/35-мм (напоминаю: через дробь – длина ствола в калибрах) и 30 мелких противоминных. Расположение – соврешенно как у «Трафальгара», то есть, как ни крути, – оптимальное.

Начали строить, и началось обычное – внесение изменений. Главные пушки решили-таки поставить 35-калиберные; число вспомогательных 6-дюймовок увеличили до восьми, решили кое-где поставить более толстую броню. Да что там, даже с мачтами позанимались: по проекту была одна, как у прототипа, потом потребовали ставить две, потом вернулись к одной.

Водоизмещение возросло до 10 200 т, и в результате получился уменьшенный «Трафальгар». Вот посмотрите схему бронирования:

Эскадренный броненосец «Наварин»

Практически то же расположение, что у «Трафальгара». Длина главного пояса – те же 67% длины ватерлинии. Но толщина – 406 мм, то есть на 4 дюйма меньше. То же и с траверзами – 305 мм (12 д). Нижний каземат (аналог верхнего пояса) – 305 мм, его носового и кормового траверзов, тоже скошенных – соответственно 305 и 254 мм (10 д). (На схеме нижний каземат – это то, на чём нет выноски). Башни ГК имели броню 305 мм, боевая рубка – 254 мм. Наконец, верхний каземат, где стояла артиллерия вспомогательного калибры (кстати, более многочисленная, чем у «Трафальгара») бронировался и на бортах, и на траверзах 5-дюймовыми плитами (127 мм, опять же, потолще прототипа).

Вот как выглядел «Наварин»:

Эскадренный броненосец «Наварин»

Не обращайте внимания на как бы мощную фок мачту: во-первых, она за время службы претерпевала изменения, была то поменьше, то побольше. Во-вторых, и это главное, она просто не очень удачно изображена. Во все времена на «Наварине» грот-мачта была толстой, мощной, а фок-мачта – лёгкой, обычно почти без рангоута – только для сигналопроизводства.

Постройка корабля началась 1 июля 1889 года, закладка состоялась почти через год – в мае 1890-го, до спуска на воду – 8 октября 1991 года. А дальше пошли традиционные затяжки, и до ходовых испытаний дело дошло только в ноябре 1895 года (!). На них корабль показал среднюю скорость 15,85 узла, а в одном из пробегов – 16,4 узла. Это можно было считать выполнением контракта – 16 узлов.

Самым «системным», неустранимым недостатком корабля была его низкобортность – повторю ещё раз, неизбежная плата за толстый пояс плюс башенную артиллерию ГК при водоизмещении 10 тыс. тонн. Я не нашёл цифры расстояния от воды до осей орудий главного калибра, но по моим замерам получается почти точно 5 м. Сравните: у «барбетной» черноморской «Екатерины» со столь же толстым поясом и водоизмещением, ненамного большим, этот параметр составлял 6,9 м – на целую палубу выше. А ведь на «Екатерине» было не четыре 12-дюймовки, а шесть – это я про загрузку. Да что там, даже у маленького «Гангута» между ватерлинией и верхней палубой было два с половиной межпалубных пространства, а у «Наварина» – полтора…

Были, конечно, ещё недостатки, даже довольно много. Но это всё были скорее конструктивные недоработки; а низкий борт – дефект концепции.

Я, конечно, помню: если бы я был таким умным до, как моя жена – после…

Вот классическое фото корабля, с которого даже была сделана открытка знаменитого «Издания Н. Апостоли».

Эскадренный броненосец «Наварин»

Конечно, самый выдающийся элемент внешнего облика корабля – четыре трубы, расположенные по углам воображаемого квадрата. Никогда, ни до, ни после, не было у нас военного корабля с таким расположением труб. Да и гражданского, по-моему, тоже…

Но не только этим я бы выделил броненосец «Наварин». Вот, посмотрите, какой лаконичный силуэт:

Эскадренный броненосец «Наварин»

Какая симметрия, как чётко корабль делится на три почти равные зоны – нос с башней, середина с казематом, корма с башней. Никакого мельтешения средней и малой артиллерии, всё в своих уровнях, никакого нагромождения деталей, даже одинокая мачта выглядит как-то по-особенному внушительно.

Сравнить силуэт «Наварина» по строгости и симметрии можно разве что с «Петром Великим»; более поздние русские броненосцы были, при всём уважении, какими-то более безалаберными, загромождёнными, «рассыпчатыми»… Это, конечно, лирика и вкусовщина.

Финал – столь же печальный, сколь и обычный…

Окончательно «Наварин» вступил в строй в июне 1896 года.

И уже в сентябре был на Средиземном море в составе сильной, по нашим тогдашним меркам, эскадры из трёх броненосцев. Надо сказать, что это было всё, что Россия могла собрать в тот момент: «Пётр» устарел, «Гангут» выпускать в океан опасались, черноморские броненосцы сидели за запертыми проливами… Так что эскадру составили «Наварин» и два «внутренних балтийца» – «Александр II» и «Николай I».

Вот так выглядел «Наварин» в составе Средиземноморской эскадры. Фото не очень хорошее, на самом деле он чистого белого цвета – так тогда красили русские корабли для зарубежных плаваний.

Эскадренный броненосец «Наварин»

В марте 1898-го «Наварин» уже был в Порт-Артуре:. Посмотрите эту шикарную панораму; нашего героя вы легко найдёте по трубам, хотя он и пытается прикрыться дымовой завесой:

«Наварин» в Порт-Артуре

Палуба закрыта тентом, чтобы команде было легче под жарким солнцем.

В 1900-м броненосец участвовал в действиях международных сил по подавлению «восстания боксёров», а в декабре 1901-го ушёл ремонтироваться на Балтику. С ним уходил «Сисой Великий», до которого мы скоро доберёмся, а остальные – все наши знакомцы: броненосец «Николай I», крейсера «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Корнилов». Впрочем, «Корнилова», кажется, ещё не было.

Ну, ничего, дойдёт время и до крейсеров.

А финал известен… Хотели корабль перевооружать, да не хватило ресурсов. Он так и ушёл в Цусиму в составе 2-й эскадры Тихого океана – с пушками, стреляющими дымным порохом.

Вот снимок перед уходом.

Перед уходом в Цусиму

Как печально смотреть на такие фотографии…

При всей своей низкобортности корабль благополучно прошёл три океана и шесть морей. В день Цусимского сражения, во второй половине, он получил несколько попаданий крупнокалиберными снарядами, в том числе и 12-дюймовыми. Основной пояс не был пробит, но пробоины в районе ватерлинии были. На ходу вода заливалась в них особенно охотно.

Потом наступила ночь, а с ней – атаки японских миноносцев. На корабле тем временем лопнул один из паропроводов, что вывело из строя сразу три котла. Ход корабля снизился…

Первая торпеда попала в корму, броненосец остановился и сильно осел. Две следующие торпеды завершили дело. Спаслось всего три человека, все они – нижние чины. Так что никто из тех, чьи лица мы можем разглядывать на предыдущем фото, Цусиму не пережил…

Я уверен: если бы у 2-й эскадры, у русского флота вообще было нормальное командование, «Наварин» показал бы себя не героической жертвой, а хорошим бойцом – даже со своими старыми пушками.

Давайте напоследок ещё пару фотографий.

Вот красавец-броненосец в 1904 году, во время императорского смотра перед уходом на Дальний восток:

«Наварин» в  Кронштадте перед Цусимой

А вот от за девять лет до этого, в самом начале своей не такой уж долгой жизни, во время ходовых испытаний:

«Наварин». Во время ходовых испытаний

Фото и нечёткое, и, в общем, неинформативное. Но есть в нём что-то настоящее, что-то, берущее за душу…

***

Думал я рассказать в этом выпуске о трёх кораблях, а удалось только об одном. И так – вон такой длинный постище получился. По объёму – шестиполосная статья в «Технику – молодёжи».

Видать, я тоже соскучился по любимым моим водоплавающим железным монстрам…

***

Когда вас спросят: а какой русский броненосец можно назвать первым настоящим классическим эскадренным броненосцем? – смело отвечайте: «Наварин»!

Следующая — «Три святителя»

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*