Skip to content
 

Военное счастье майора Зелинского. Окончание

Читатель! Заклинаю!! Прочти сначала предыдущий пост! Кликай прямо сейчас, потому что это – его окончание.

*  *  *

Верю, что прочёл. И теперь знаешь, что такое «старый капитан».

А были ещё старые майоры.

Ну, не совсем так. Была такая должность в дивизионе – она обеспечивала спокойную старость в майорском чине. Майоры ведь бывают разные. Например, начальник штаба, или зам. по вооружению, или, тем более, командир группы. Это должности хлопотные, энергоёмкие. Но – перспективные. В том смысле, что с них есть естественная дорога вверх, не очень широкая, но есть.

А вот должность заместителя по боевому управлению – это спокойная старость. Но – без перспективы роста.

Если не случится что-то, из ряда вон выходящее.

На зама по БУ с капитанов не ставили. Это для тех, кто уже смог выйти в майоры. После 15–20 лет беспокойной службы, с раздолбаями-бойцами и старыми капитанами-пофигистами, со стареющей техникой, к которой уже не выпускают запчастей, с регламентными работами и парко-хозяйственными днями, после всего этого человеку выпадало счастье.

Основное жизненное назначение зама по БУ – ходить на боевое дежурство в качестве главного в дежурной смене. В ведении – ни личного состава, ни техники – ничего. Замов в дивизионе было три, один из них у нас вёл политзанятия у бойцов, другой – у офицеров (довольно-таки редко); третий был начальником по физподготовке, и уж он-то вообще никому никогда не докучал. Замов по БУ все любили, именно потому, что им не надо было никого напрягать. И они были соответствующими – демократичные, некрикливые, снисходительные, где-то даже мудрые. Это не были врождённые свойства; такое действие оказывала на человека должность, нехлопотная и неконфликтная.

А на боевом дежурстве, если вам не надо возиться с расчётом из шести оглоедов (это я про себя), из которых три «старичка», нагловатых и лукавых, и три молодых, неуклюжих, ни черта ещё не знающих; если за вами не закреплена никакая техника – это просто рай, санаторий. Тишина, спокойствие, трёхразовое питание по лётной норме, полсуток сидишь на КП, полсуток балдеешь в казарме – всю бы службу так…. Сменился с дежурства, пришёл в жилзону, пообедал – и в дивизионную гостиницу, ждать в «замовском» нумере «отъезда офицеров в город Махачкала». А другие в это время идут в казарму, что-то там суетятся, выясняют, у кого завтра выходной, а кому на службу – хотя выходной теоретически положен всем, но – некомплект… У зама по БУ после дежурства всегда выходной, по определению.

Майор Зелинский заслужил спокойную старость – надеюсь, я смог это показать в первой части. Это с одной стороны. А с другой… Зелинский ведь избежал стадии старокапитанского пофигизма, он был умелым служакой и, как таковой, наверняка думал, что, мол, чем он хуже командира дивизиона? И получалось у него боренье чувств.

Потому что ему предложили идти на зама по БУ, в нашем же дивизионе. На его группу прислали капитана Диму (фамилию забыл), а Зелинский, помучившись между майором-командиром, с мешком забот, суеты и неприятностей, и майором – заместителем командира, без такого мешка, перешёл на БУ.
Не знаю, стал бы Зелинский таким же умиротворённым и благостным, как прочие замы по БУ. И никто не знает, потому что он прослужил в этой роли буквально пару месяцев.

*  *  *

В это время в полку началась ревизия. Это так называлось, а на самом деле было капитальным ремонтом с целью продлить на энный срок эксплуатацию стартовых позиций. Я бы сказал, капитальнейшим ремонтом. Это было большое невезение – чтобы на твои два года попала ревизия.

Объект буквально перебирали по винтикам. Снимали не только то, что снимается, но и то, что для демонтажа надо резать сваркой, например, трубопроводы окислителя – толстостенные алюминиевые трубы внутренним диаметром 25 см. Они идут вниз в шахту, и их резали и по кускам из шахты вытягивали.

О ревизии надо писать отдельную сагу, и ведь хочется написать. Но это потом.

Начинается этот трёхмесячный сумасшедший дом с того, что из шахт вынимают ракеты и увозят от греха подальше. Ревизия шла последовательно по дивизионам, чтоб не наносить лишнего ущерба боеготовности ракетного меча Родины. Началась она со 2-го дивизиона; я и Зелинский служили на 1-м. (У нас так говорили – «на 1-м дивизионе», а не «в 1-м дивизионе». Не знаю почему так, но у меня до сих пор не вызывает протеста, при всём моём буквоедстве).

Ну вот, стали там, на 2-м, снимать ракеты и грузить их на транспортные тележки.

Была середина ненастной, холодной осени. Выгрузка ракет – это такая пожароподобная операция. Установщик один, кран один – вытаскивают последовательно. На всё существуют нормативы, то есть сроки, то есть гонка. Как писал Алексей Толстой, «шум, суета, маханье руками…». Положено, чтоб все участники были в защитных костюмах – это резина с ног до головы, они для защиты при обливе компонентами; совершенно непонятно, зачем это при «сухих» ракетах, но – положено.

Мне рассказывал обо всём этом мой друг Миша, мы с ним снимали в городе комнату на двоих, а служил он на «двойке», как и я, заправщиком.

Пока дошли до третьей шахты, наступил поздний вечер. В резинке на ветру холодно, за день все устали, всем вся это свистопляска осточертела. Третья ракета болтается на траверсе под краном, подгоняют тележку, опускают.

Не ложится! Хвост лёг на ложемент, а носовая часть не ложится, по какой-то – чёрт её разберёт! – причине между ней и ложементом остаётся щель.

Поднимаю, опять опускают – не ложится! Настроение взвинченное, скоро истерика. Мат над позицией, люди начинают злиться друг на друга – непонятно ведь, в чём косяк, кто накосячил. Ночь на дворе, домой пора, блин!!!

Поднимают третий раз, опускают – легла!

Но что-то там так пакостно хрустнуло.

Через всю усталость и злость стали разбираться. Нашли…

У тележки спереди есть опора, такая стойка, на которую она опирается в отсутствии тягача. В присутствии оного её, понятно, поднимают, чтобы ехать. Поворотом вперёд-вверх. И вот оказалось, что эту стойку можно поднять чересчур. Так, что её конец будет торчать между лонжеронами и укосинами ажурной конструкции тележки. Выпирая выше того уровня, который занимает нижний обвод корпуса ракеты при правильной укладке на ложементы.

Ну кто его заметит, этот кончик, под опускающейся ракетой, огромной и толстой, в темноте осенней ночи и озлоблении двенадцатого часа непрерывной работы!

Проткнули боевую ракету!

Думаю, понятно, что это – ЧП крупного калибра. Позвонили командиру полка, который как раз к этому времени доехал до городской квартиры, это километрах в пятидесяти. Он приехал, вылез из УАЗика, подошёл к ракете, прислонился лбом, постоял, что-то сказал и уехал.

А что ещё сделаешь? Кирдык, он и есть кирдык. И командиру полка кирдык.

Первым делом, ещё по телефону из дивизии, отстранили командира дивизиона. Но без командира нельзя – кого поставить ВРИО? Нужен майор, всех перспективных капитанов к тому времени уже расставили. С группы нельзя, точнее, можно, но лучше не надо. Давай из замов командиров дивизионов. 1-й дивизион считался лучшим в полку, давай из 1-го. Да и не особо важно, ведь ВРИО, только до того дня, как приедет разбираться армейское начальство. (То есть из управления армии. Иерархия была: дивизион-полк-дивизия-армия. Снять командира дивизиона – на это и в дивизии власти хватало. А вот дальше разбираться, комплексные оргвыводы делать – тут нужен армейский уровень).

Так, а кого брать с 1-го дивизиона? У нас тоже скоро ревизия, «активных» замов трогать не резон, у них как раз пахота по всесторонней подготовке. Значит, из замов по БУ. А там что? Два старых и один новый – Зелинский. Ещё не расслабился, не забыл командирские навыки. И они у него как раз такие, какие нужны для 2-го дивизиона. Он у нас самым раздолбайским считался, как раз Зося подойдёт, он кого хошь построит. (Я ещё не сказал, что прозвище у Зелинского было – Зося. Не поймёшь, то ли ласковое, то ли издевательское. Наверное, в этом и смысл. По настроению).

Да два старых зама, небось, и сами не хотели. Они уже на покое, зачем им этот фигов дивизион с его нелестным реноме? Да ещё в начале такой проклятущей работы, как ревизия? И старые они уже, Зелинский чисто по возрасту моложе.

И Зося быстренько проследовал на 2-й дивизион. Временно исполнять обязанности.

А дальше всё было, как в байках про Потёмкина или там Жукова. Прошло несколько дней, приехали из армии разбираться, во главе, кажется, с генерал-лейтенантом – немыслимая величина для провинции, дух захватывает. Ясен перец, сняли командира полка, ещё кого-то, кто имеет отношение к воспитанию личного состава и наращиванию боевой готовности. А потом генерал приехал в дивизион.

Зося встречает: Товарищ генерал-лейтенант! Дивизион… то-то и то-то. Временно исполняющий обязанности командира дивизиона майор Зелинский.

Генерал зыркает на командира дивизии: справляется?

Тот, может, и не знает, а что тут ответишь? Конечно, «справляется», иначе какой идиот его сюда поставил?!

Генерал: тогда почему временно?! Назначайте!

*  *  *

Вот так майор Зелинский, который чуть не стал старым капитаном, а потом совсем уж было попал в тихий отстойник, стал боевым командиром дивизиона.

Подполковником!

Вот что важно! Майоров в полку было, наверное, штук пятьдесят, если не больше. А подполковников – вряд ли восемь наберётся. Даже в городе, где стояло много разных воинских частей, подполковник был фигурой редкой и уважаемой.

Это была, без дураков, отличная карьера. Должность командирская, значит, ещё с перспективой. Я, правда, думаю, что дальше Зелинский не пошёл, тогда на дивизионы ставили тридцатилетних капитанов, вряд ли он выиграл бы конкуренцию с такими при дальнейшем продвижении. Хотя, вероятно, есть тихие отстойники и для подполковников, где-нибудь при управлении дивизии или армии – мог и туда попасть. Не знаю, я через несколько месяцев уволился и потом с ним не контачил.

Да всё равно, сами посудите: уйти в запас капитаном или уйти в запас подполковником? Это, братцы, не разница, это – пропасть…

Близко к теме, или не очень близко:

Загадка прапорщика Порошенко

Знать бы, зачем всё это на самом деле…

Реорганизация армии и угроза с Востока

Наши ракеты против ихних противоракет

Между застоем и стабильностью. Из истории одного КБ

1000 боеголовок у США и России. Война продолжается

7 комментариев

  1. Премьер-майор:

    Браво, master!
    С нетерпением ждал появления окончания публикации.
    Готов подписаться под каждым словом — именно таковой она и была на самом деле — наша армейская, РВСНовская днйствительность спокойных советских «застойных» времен. Читаю — и как елеем по сердцу…
    Однако с наступлением времен перестроечных, а затем и постсоветских, действительность эта существенно изменилась далеко не в лучшую сторону. Маразм в армии (а особенно — вокруг армии) год от года крепчал и дошел до абсурда. А посему сегодня мы имеем совсем другую армию и другую атмосферу взаимоотношений в ней.

  2. Владимир:

    >Ясен перец, сняли командира полка…

    Его фамилия была Васик? А нового Горохов?))

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*