Skip to content
 

ПРО «Сейфгард». Часть 6: система — великолепная и ненужная…

Начало статьи

Предыдущая часть

Вот мы и дошли, наконец, до системы «Сейфгард» («safeguard», англ. «охрана»).

Решение о её поэтапном развертывании было принято 14 марта 1969 года. По составу технических средств она была аналогична «Сентинел», только вместо РЛС наведения антиракет типа MAR в её состав должны были войти более современные станции типа MSR – эту станцию вы видите на фотографии.

РЛС MSR

Кроме того, были модернизированы вычислительные средства центра управления.

Как уже говорилось, РЛС PAR осуществляет обнаружение целей и расчёт их траекторий, дальность её действия – до 3000 км. После ввода в строй этой РЛС на первой из планировавшихся позиций комплекса «Сейфгард» специалисты отмечали у неё два серьёзных недостатка. Малая прочность антенной системы, которая, как считалось, не способна выдержать избыточное давление на уровне 1,5–2 кг/см², делала станцию уязвимой для ударной волны даже не совсем близкого ядерного взрыва. Кроме того, из-за относительно низкой рабочей частоты этой РЛС ядерный взрыв мог её «ослепить». Правда, ещё до официального принятия системы «Сейфгард» на вооружение проводились довольно успешные работы по устранению последнего недостатка.

РЛС PAR
РЛС PAR

РЛС MSR захватывает атакующие ГЧ на расстоянии 600 км и выполняет целый ряд операций: селекция ложных целей, решение уравнений перехвата, взведение взрывателей боевых частей противоракет, производство пуска, наведение и, наконец, подрыв БЧ в зоне эффективного воздействия на цель. Станция, разработанная позже PAR и, видимо, с по уточнённым требованиям, имеет антенну, способную выдержать избыточное давление во фронте ударной волны, равное 3,5 кг/см².

Обе РЛС имеют и важные тактические достоинства: у них высокая скорость обработки данных, возможность менять частоты для исключения или уменьшения влияния искусственных или естественных помех. Хотя основным режимом их работы является совместный, они могут функционировать и независимо друг от друга.

(Не знаю, почему, мне как-то легче говорить о характеристиках элементов «Сейфгарда» в настоящем времени. Может, потому, что допускаю, что какие-нибудь из РЛС существуют до сих пор. А может, потому, что функционирование устройства как-то естественно излагать в настоящем времени – будь то Тойота «Приус» или паровоз Стефенсона. А когда текст касается организационных аспектов – например, кто что должен был оборонять – приходится говорить в прошедшем времени, т.к. далеко не всё из задуманного вначале было практически реализовано).

Как и в предшествовавших проектах, ракеты «Спартан» в составе «Сейфгарда» предназначались для обороны территорий, а «Спринт» – для объектовой обороны на ближнем рубеже. Для тех, кто не читал предыдущую статью цикла, приведу их важнейшие характеристики: «Спартан»: дальность до 640 км, высота перехвата 160 км, боевая часть мощностью 1 Мт; «Спринт»: дальность 50 км, высота перехвата 15–30 км, боевая часть 1 кт. Обе ракеты твёрдотопливные, базируются в защищённых шахтных пусковых установках. «Спартан» взлетает при включении двигателя стартовой ступени, а «Спринт» предварительно выбрасывается из шахты специальной системой со скоростью 460 м/сек.

«Спринт»
«Спринт» загружают в шахту

Можно ещё добавить, что в ценах начала 1970-х годов противоракета «Спартан» стоила 1,5 млн долларов, а в комплексе с шахтной ПУ – 3 млн; «Спринт» – соответственно 1,1 млн и 2 млн.

В целом система «Сейфгард» функционирует следующим образом.

Разведывательные спутники (в первой половине 1970-х это были аппараты системы IMEWS) и загоризонтные РЛС системы раннего обнаружения и оповещения командования НОРАД засекают старты МБР противника и выдают информацию для РЛС PAR. Она обнаруживает цели, когда они появляются над горизонтом, рассчитывает их траектории и выдаёт данные на станцию MSR. Последняя захватывает цели, получает данные о них от ЭВМ центра управления, пускает противоракеты «Спартан», выводит их на траекторию перехвата, наводит на цель и подрывает их боевую часть.

Если атакующие ГЧ прошли дальнюю зону, прикрываемую ракетами «Спартан», MSR их снова захватывает по данным ЭВМ, а затем наводит на них ближние антиракеты «Спринт». Напряжённость процесса хорошо иллюстрируется следующей цифрой: «Спринты» перехватывают головные части всего за 6–12 секунд до их падения на цель!

Строительство комплексов системы ПРО «Сейфгард» началось в апреле 1970 года на базе межконтинентальных ракет «Минитмен» в Гранд Форкс, штат Северная Дакота, и в мае того же года на ракетной базе Мальстром, Монтана. Всего по первоначальным планам министерства обороны США предполагалось построить четыре комплекса, все они должны были прикрывать ракетные базы, кроме четвёртого, который, по одному из предложенных вариантов, мог быть развёрнут в районе Вашингтона.

РЛС MSR
Строительство РЛС MSR

Четыре комплекса «первой волны» должны были вступить в эксплуатацию в 1974–77 годах. Максимальный вариант развёртывания предусматривал строительство 12 комплексов к началу 1980-х годов. По заявлениям администрации президента Никсона, создаваемая система должна была решать две стратегические задачи. Первая из них состояла в прикрытии стратегических ядерных сил наземного базирования от первого удара «предполагаемого противника», для сохранения потенциала ответного удара. Вторая заключалась в защите населения от нападения второстепенной ядерной державы (в качестве таковой тогда рассматривался Китай через 10 лет) и от случайно запущенных ракет.

К 1 января 1971 года на работы по «Сейфгард» (видимо, с учётом стоимости предыдущих проектов ПРО, наработки по которым использовались в новой системе) было уже израсходовано 3730 млн долларов. На 1971/72 финансовый год расходы были запланированы в объёме 1381 млн долларов, а на 1972/73 – 1483 млн. К 25 августа 1972 года на атолле Кваджалейн было проведено 32 испытания систем обнаружения, слежения и наведения, включая испытания с реальным перехватом головных частей МБР «Титан», а затем и «Минитмен». 27 испытаний были квалифицированы как успешные, 2 – как частично успешные и 3 – как неудачные.

Уточнённые калькуляции показывали, что ввод в строй первых двух комплексов из 12 запланированных обойдётся в 8,5 млрд долларов (что, по подсчётам одного американского сенатора, превысило прогнозную сумму для всех четырёх комплексов первой очереди). Руководитель разработки генерал-лейтенант Лебер оценивал достижения исследовательских и опытно-конструкторских работ по проекту как выдающиеся. Но…

Но 26 мая 1972 года между СССР и США был заключён Договор об ограничении систем противоракетной обороны. По этому Договору стороны получали право создать лишь по две позиций ПРО, включающих 100 противоракет каждая – одну для защиты какой-либо базы своих МБР, а другую – для прикрытия столицы. Ограничивались также количество и мощность обслуживающих систему радиолокационных станций. В связи с этим американские военные расходы снижались более чем на 1 млрд долларов, а облик системы ПРО стал мало похож на ту разветвлённую сеть РЛС и стартовых позиций, какой она виделась три года назад.

В августе 1972 года совместное заседание Сената и Палаты представителей отказалось дать деньги на столичный комплекс в бюджете на 1972/73, и по подписанному в июле 1974 года Протоколу к Договору ПРО-72 число позиций антиракет у каждой из стран уменьшилось до одной. Ассигнования на «Сейфгард» резко уменьшились, в 1972/73 финансовом году они составили 681 млн долларов (вместо планировавшихся 1483 млн.!), в 1973/74 – уже 479 млн.

Как известно, американцы выбрали для дислокации комплекса базу МБР в Гранд Форкс, и этот комплекс с 30 ракетами «Спартан» и 68 «Спринтами» был завершён и поставлен на боевое дежурство.

«Сейфгард» - реализация
Вот он, единственный позиционный район ограниченной стратегической противоракетной системы «Сейфгард»

И, как это часто бывает, оказалось, что сделанное в общем-то и не нужно. Построенная позиция прикрывала 150 межконтинентальных ракет «Минитмен» 3 с тремя боеголовками каждая, что составляло на тот момент всего около 5% боевых зарядов Стратегических ядерных сил США. Защита МБР, как уже говорилось, имеет смысл как средство сохранения сил для ответного удара; а к середине 70-х годов основную часть этих сил – более 5 тысяч боевых частей на 656 ракетах «Посейдон» и «Поларис» – уже несли атомные подводные ракетоносцы американских ВМС.

Критиковали систему и специалисты, говоря, что она слишком сложна для тогдашнего уровня техники и может работать только в рафинированных, лабораторных условиях. Высказывалось и такое простое соображение: перехватчики Гранд Форкса собьют 98 боеголовок агрессора, а 99-я уничтожит базу…

К тому же уже появились многозарядные ракеты, и это означало, что 98 боеголовок – не значит 98 атакующих ракет. И уже более 10 лет развивались средства прорыва ПРО, и это означало, что даже поразившие что-то в небе 98 противоракет не означали 98 поражённых боеголовок…

Комплекс ПРО системы «Сейфгард» в Северной Дакоте был принят на вооружение в 1975 году, и всего через несколько месяцев, в том же году, был снят с вооружения.

***

Имеет прямое отношение:

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

Близко к теме:

Наши ракеты против ихних противоракет

Ещё о третьем позиционном районе

Тема «Разоружение»: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*