Skip to content
 

ПРО «Сейфгард». Часть 5: внешнее информационное обеспечение

Начало статьи

Предыдущая часть

Вообще говоря, понятие «противоракетная оборона» шире, чем отдельно взятая система с конкретным назначением – сбивать баллистические ракеты противника, атакующие защищаемые объекты и районы. Этот вид боевой деятельности носит название активной ПРО. Но существуют и разнообразные, весьма масштабные системы и мероприятия, относимые к так называемой пассивной ПРО.

Для вооружённых сил это меры по противоатомной защите войск, техники и сооружений; повышение уровня защищённости (или скрытности) пусковых установок своих ракет, уменьшение шумности подводных лодок – носителей и увеличение дальности пуска их ракет; рассредоточение и уменьшение уязвимости стратегической авиации и.т.д.

Для гражданского населения – это, прежде всего все то, что ассоциируется с понятием гражданской обороны.

И для всех – это организация своевременного обнаружения ракетного нападения и оповещения о нём.

Вот эту составляющую, как имеющую непосредственное отношение к функционированию любой активной системы ПРО, мы рассмотрим подробно. И, в рамках заявленной темы, говорить будем о состоянии средств раннего обнаружения и оповещения, соответствующем времени начала развёртывания активной системы ПРО США «Сейфгард».

Основой организации всей системы стратегической обороны Северной Америки от воздушных средств нападения является Объединённое командование противовоздушной обороны (ПВО) североамериканского континента – НОРАД.

Соглашение между Соединёнными Штатами и Канадой о его создании было подписано 12 мая 1957 года. Командование решает задачи противосамолётной, противоракетной и противокосмической обороны. В 1975 году оно состояло из Специального командования воздушно-космической обороны США и Командования ПВО Канады.

Система ПРО «Сейфгард» рассматривалась и являлась, пока не была снята с дежурства, одним из главных активных средств НОРАД. В этом качестве она пользовалась всеми возможностями командования в части предупреждения о ракетно-ядерном ударе, оповещения, обнаружения и классификации средств воздушно-космического нападения, отслеживания космической обстановки и т.д.

Средства предупреждения о ракетно-ядерном ударе призваны обнаруживать наземные МБР и баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) на начальном и среднем участках их полёта.

Раньше всех начинают поступать данные от спутниковой системы SEWS со спутниками IMEWS и системы загоризонтных РЛС, которые засекают сам момент старта межконтинентальной ракеты.

Первый спутник системы IMEWS запущен 5 мая 1971 года, а в 1975 году в составе системы было три спутника на геостационарных орбитах. Один из них располагался над Индийским океаном и осуществлял наблюдение за обстановкой на Евразийском материке, два других «стояли» над Латинской Америкой и контролировали океанскую зону вокруг Северной Америки.

Инфракрасная аппаратура спутников позволяет обнаружить старт МБР по теплу её факела в течение 1,5 мин.; кроме того, на спутниках имеются телевизионные камеры, детекторы нейтронного и рентгеновского излучения. Данные от системы обрабатываются в двух центрах – в Австралии и в штате Колорадо.

Система загоризонтных РЛС прямого зондирования введена в строй в 1968 году. В ней используются разнесённые передающие и принимающие станции, пуск ракеты фиксируется по искажениям принимаемого сигнала во время прохождения её через плотные слои атмосферы. Это позволяет достаточно точно определить момент пуска и приближённо – его район. Основной недостаток – чувствительность к искусственным помехам и некоторым атмосферным явлениям. Всего в составе системы в 1975 году было четыре передающих центра в зоне Тихого океана и пять принимающих центров в Западной Европе.

(Прошу не забывать, что нас сейчас интересует состояние на 1970-е годы, когда система «Сейфгард» была доделана и принята на вооружение).

Основным средством предупреждения командования НОРАД является система обнаружения ракет на среднем участке траектории BMEWS, контролирующая подходы к североамериканскому континенту с северо-востока, севера и северо-запада. В её состав входят три поста, расположенные на Аляске, в Гренландии и Великобритании. Посты введены в строй в 1960–63 годах и представляют собой комплексы из мощных стационарных РЛС, из которых одна обнаруживает цели, а другая их распознает и сопровождает.

РЛС системы BNEWS в Туле
Часть радиолокационной станции системы BMEWS около Туле, Гренландия. Если кликнуть, увидите все антенны

Это очень серьёзные сооружения. РЛС обнаружения имеет антенну размерами 120×50 м и весом 900 т. Она формирует два широких по горизонту наклонных «барьерных» луча, один над другим; ракеты засекаются при прохождении через эти лучи, и данные передаются на РЛС сопровождения. Последняя имеют подвижную параболическую антенну под радиопрозрачным куполом, дальность её действия более 4500 км, она позволяет определить по траекториям район старта, количество летящих ракет и район падения их головных частей.

Развёрнутая в 1971 году система обнаружения пусков БРПЛ в 1975-м имела шесть радиолокационных постов, дислоцированных в прибрежных штатах на востоке, юге и западе США. Дальность действия их РЛС не превышала 1500 км, и уже тогда планировалось на рубеже 1970-х и 1980-х годов заменить их меньшим числом более современных и мощных станций.

Спутники системы IMEWS и загоризонтные РЛС обеспечивают оповещение заинтересованных инстанций за 30 минут до падения на цель головных частей межконтинентальных ракет, запущенных с российской территории. Оповещение о пусках ракет с подводных лодок возможно за 2,5–20 минут. Среднетраекторная система BMEWS дает интервал предупреждения 15–20 минут.

В 1970-х годах представители Пентагона официально заявляли, что с помощью этих систем нельзя точно определить характер удара, количество и тип боеголовок, их мощность, место падения и координаты старта…

Командный пункт НОРАД оборудован в скальных выработках горы Шайенн в штате Колорадо на глубине 400–500 метров и способен выдержать прямое попадание термоядерного боеприпаса мощностью в 1 мегатонну. Вот один из тех редких случаев, когда действительность совпадает с антуражем всемирно популярных американских боевиков…

Гора Шайенн
Вход в комплекс НОРАД в недрах горы Шайенн. Так и ждёшь Стивена Сигала…

КП состоит из 15 помещений, с полагающимся комплектом больших экранов обзора обстановки, табло, индивидуальных пультов операторов; разумеется есть и мощный вычислительный центр. Боевой расчёт КП в мирное время имеет численность 300 человек, в угрожаемый период она увеличивается до 800 человек.
Запасной КП, тоже подземный, находится в Канаде, в Норт-Бэй, провинция Онтарио.

Возглавляется НОРАД американским генералом, его первый заместитель – канадский генерал. Общая численность личного состава командования – 70 тыс. человек (из них 9 тыс. канадцев), расходы на его содержание в 1970-х годах ежегодно составляли 2,7 млрд. долларов (из них 140 млн. канадских).

Активные средства командования НОРАД должны уничтожать три типа целей:

– атмосферные самолёты и крылатые ракеты, летящие с до- и сверхзвуковыми скоростями в плотных слоях атмосферы;

– спутники Земли на их орбитах в космосе;

– головные части баллистических ракет, чьи траектории пролегают в обеих этих зонах.

Решение первой задачи в те времена, о которых мы говорим, возлагается на многочисленную истребительную авиацию и зенитные ракетные части. Для решения второй в 1964 году на острове Джонстон в Тихом океане был развёрнут комплекс, оснащённый противоспутниковыми ракетами «Тор-Бернер» с ядерными боевыми частями.

Наконец, третью задачу планировалось в определённом объёме решить, введя в строй систему противоракетной обороны «Сейфгард».

Окончание

***

Имеет прямое отношение:

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

Близко к теме:

Наши ракеты против ихних противоракет

Ещё о третьем позиционном районе

Тема «Разоружение»: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*