Skip to content
 

ПРО «Сейфгард». Часть 2: первые реальные системы

«Найк-Геркулес» и «Найк-Аякс»
Родоначальники семейства «Найк»: «Найк-Аякс» (на заднем плане)
и «Найк-Геркулес»

Примечание. Я говорил в первой части, что эта статья, или очередная серия – «про «Сейфгард» – сделана на основе двух статей в газете «Спецназ России». Так вот, если первая часть по сравнению с исходной «спецназовской» версией доработана сравнительно несильно, то эта – капитально. Имеет смысл прочитать даже тем, кто читал когда-то «Спецназ».

В первой части статьи показана главная причина сложности решения задачи перехвата баллистических ракет: беспрецедентно высокие высотно-скоростные параметры целей и жесточайшие временнЫе рамки решения задачи. Добавим ещё чрезвычайно малую эффективную поверхность рассеяния (ЭПР) головной части – это тоже было новостью для зенитчиков, привыкших к ЭПРам бомбардировщиков, измерявшимся величинами десятков – до сотни – квадратных метров. Потом проявилось ещё много типов трудностей… но пока с нас хватит и этих.

В этой статье я буду говорить об американской ПРО. Рассказ о создании и модернизации нашей, помещённый, естественно, в тот же «Спецназ России», занял у меня гораздо больше места. Наверное, когда-то дойдём и до него. А сейчас – Соединённые Штаты, середина прошлого века…

Исследования по первой американской системе ПРО началась в 1955 году, в следующем году были развернуты практические опытно-конструкторские работы. Комплекс строился на основе ракеты DM-15C «Найк-Зевс», которая являлась развитием противосамолётных ракет ряда «Найк».

Первой в этом ряду стала ЗУР MIM-3 «Найк-Аякс» – разработка начата в 1945 году, первый испытательный пуск прошёл в 1951-м. Дальность перехвата от 16 до 48 км, высота до 18 км. В 1953 году ракету приняли на вооружение и к концу того же года разместили на позициях вокруг Вашингтона. Это была первая в мире массовая, широко используемая зенитная ракета – наш комплекс С-25 на позициях вокруг Москвы принят на вооружение только в мае 1955-го.

Ракета была двухступенчатая, не слишком большая – общая длина 10,36 м, диаметр корпуса 2-й, жидкостной, ступени 0,305 м, 1-й, твёрдотопливной, – несколько больше, размах треугольного крестообразного крыла 1,22 м, стартовый вес 1116 кг.

«Найк-Аякс»
«Найк-Аякс»

На «Аяксах» применялась только неядерная боевая часть. Система наведения включала РЛС целеуказания, РЛС сопровождения цели и РЛС сопровождения ракеты. То есть радаров в ней было даже больше, чем в схеме перехвата по проекту «Тампер» (см. часть 1). Комплекс, судя по обычно приводимым данным, обеспечивал 80-процентную вероятность перехвата цели, летящей на высоте 12 км со скоростью 420 м/с и при этом совершающей манёвр с перегрузкой n=3. Собственная максимальная скорость ракеты составляла М = 2,25.

«Найк-Аякс» оказался вполне удачным и состоял на вооружении, кроме США, ещё в ФРГ, Италии, Турции, Нидерландах и Греции.

Наследником «Аякса» стал MIM-14 «Найк-Геркулес» – начало работ в 1951 году, испытан в 1957-м, на вооружении с 1958-го. Эта ракета защищала воздушное пространство США, стран НАТО, а в Японии строилась по лицензии.

На этот раз и навсегда впредь в этом семействе обе ступени были твердотопливными. «Геркулес» был куда как крупнее предшественника: диаметр 2-й ступени 0,53 м, 1-й – 0,8 м, общая длина 12,53 м, из них 8,18 м – вторая ступень. Стартовая масса более чем вторе превышала таковую у «Аякса» – 4850 кг. 2-я – маршевая – ступень получила крыло большего размаха – 1,88 м – и значительно большей площади.

«Найк-Геркулес»
«Найк-Геркулес»

Естественно, возросли и лётные характеристики – ради них всё и делалось. Теперь скорость составила М = 3,35, дальность – 140 км (минимальная 13 км), высотность – 45,7 км. Перехватываемая цель могла иметь скорость уже до 800 м/с.

Для «Геркулеса» предусмотрели не только обычную БЧ, но и атомную, мощностью 20 кт. Пока это делалось лишь в рассуждении поражения групповых целей типа «самолёт»…

Но вот подошла очередь ПРО, и основой первого проекта, как сказано выше, стал третий представитель «олимпийского семейства» – DM-15C «Найк-Зевс».

Основными разработчиками проекта «Найк-Зевс» стали компании Вестерн Электрик, Дуглас и Белл Телефон Лабораториз, двигатели (РДТТ – реактивный двигатель на твёрдом топливе) изготовлены фирмой Тиокол.

Ракета получилась ещё крупнее и тяжелее «Геркулеса» (мы сейчас говорим о модификации «Зевс»-А): длина 13,5 м; диаметр 0,91 м; стартовый вес 4980 кг. Но зато дальность увеличилась до 320 км, досягаемость по высоте – до 150 км (в этой цифре я не уверен, так как нашёл её в единственном источнике, а в других в графе этого параметра стоит «?»). Скорость превысила М = 4. Ракета была двухступенчатая, твердотопливная, имела отделяемую управляемую головную часть, за что её иногда называют трёхступенчатой.

Боевая часть для этой ракеты предусматривалась уже только «противоракетная» – даже не атомная, а термоядерная. Тип – W-31, мощность взрыва переключаемая, 2 либо 40 кт.

«Найк-Зевс»-А
«Найк-Зевс»-А

Лётные испытания «Найк-Зевс»-А проводились во второй половине 1959 года на полигоне Уайт Сэндз. Но ещё до их начала представления о параметрах перехвата изменились; вероятно, испытания не были завершены, потому и нету твёрдо определённого значения досягаемости по высоте. Решили, что нужно взрывать более мощную БЧ, значит, на большей дальности и, главное, большей высоте. Ракета была капитально переработана, и выведенный на испытания в 1960 году усовершенствованный образец, хоть и назывался «Найк-Зевс»-В, фактически оказался новой ракетой.

Он был крупнее и вдвое тяжелее «А»: длина 14,7 м; диаметр 0,91 м, стартовый вес 10 300 кг. Такой «привес» оправдывался результатом: дальность по сравнению с «А» увеличилась лишь на 25%, до 400 км; а вот досягаемость по высоте выросла почти вдвое: 280 км. Боевая часть – W-50, термоядерная с переключаемой мощностью уже 60-200-400 кт.

Вся система работала следующим образом.

«Зевсы» стартовали из шахт диаметром 4,6 м, ускорение в момент вылета из шахты равнялось 20 g, а по окончании работы ускорителя (т.е. 1-й ступени) оно было уже 35 g. В точке встречи с целью скорость, поддерживаемая маршевым двигателем, превышала 1600 м/с.

В состав комплекса входила РЛС целеуказания ZAR (Zeus Acquisition Radar), передающая данные на РЛС распознавания DR (очевидно, Discerning Radar). Выполнив свою работу, эта последняя выдаёт параметры уже намеченной к поражению цели на вычислительное устройство целеуказания, которое, в свою очередь, готовит информацию для РЛС слежения за целью TTR (думаю, здесь Target Tracking Radar). TTR непрерывно сопровождает цель и непрерывно же выдаёт координаты в вычислительное устройство перехвата.

Это устройство выдаёт команду на пуск ракеты, как только цель входит в расчётную зону поражения. Стартовавшая ракета захватывается станцией слежения за ракетой MTR (Missile Tracking Radar). Вычислитель перехвата продолжает работать, формируя команды наведения, передаваемые на ракету той же MTR. И он же, решив, что ракета пришла в точку встречи с перехватываемой головной частью, выдаёт команду на подрыв БЧ противоракеты.

«Найк-Зевс»-В
«Найк-Зевс»-В

…Работы по противоракете продвигались довольно успешно. В завершающей фазе на атолле Кваджалейн в Тихом океане были проведены обширные испытания всего комплекса ПРО, включая пуски с имитацией (без подрыва БЧ) перехвата. В качестве целей использовались баллистические ракеты «Атлас» и «Титан», запускавшиеся с базы Ванденберг на западном побережье США; всего в ходе испытаний было использовано 47 этих МБР. Официальных данных о результатах испытаний в печати не приводилось, но было зафиксировано как минимум одно знаменательное событие: 19 июня 1962 года был осуществлён успешный перехват МБР «Атлас», запущенной с удаления в 6900 км.

Здесь, чтобы не было недоразумений в дальнейшем, необходимо сделать одно замечание. В 1962 году речь шла об успешном перехвате, осуществлённом противоракетой, на которой планировалось установить ядерную боевую часть. Радиус поражения баллистической боеголовки ракетой с БЧ почти полумегатонной мощности можно оценить цифрой порядка 1 км. Вот эта цифра и характеризует точность выведения антиракеты в точку встречи с целью, достигнутую при испытаниях первого американского комплекса ПРО.

Не могу не напомнить, что более чем за год до этого, 4 марта 1961 года, в Советском Союзе был осуществлён перехват головной части баллистической ракеты противоракетой в НЕЯДЕРНОМ снаряжении, с обычной боевой частью, правда, совершенно особой конструкции. Тут уже точность выведения в точку встречи измеряется считанными десятками метров… Когда речь идёт о выдающихся достижениях СССР в самых сложных и высокотехнологичных областях техники, надо вспоминать не только первый спутник и первого космонавта, но и этот первый перехват. По сложности эта задача, пожалуй, не то что не уступает, а превосходит космический запуск. Американцы смогли повторить этот успех (правда, пожалуй, с превышением) только во второй половине 2000-х годов…

…Проект «Найк-Зевс» подвергался активной критике. К его недостаткам относили прежде всего небольшие возможности РЛС ZAR по количеству обнаруживаемых и перехватываемых целей, а также её недостаточную живучесть в условиях применения оружия массового поражения. В 1963 году работы по программе были прекращены, но она стала первой системой ПРО, технические средства которой были построены и достаточно серьёзно испытаны. С июня 1963-го до мая 1966-го некая конфигурация  комплекса ПРО с ракетами «Найк Зевс»-В даже состояла в опытной эксплуатации на полигоне Кваджалейн на Маршалловых островах.

Конечно, опыт работы над проектом «Найк-Зевс» активно использовался в дальнейших разработках. В эти годы процесс наращивания новейших вооружений протекал ещё линейно, не нарушаемый никакими соглашениями об ограничениях или сокращениях. Так что дальнейшие разработки не заставили себя ждать.

Исследования по следующей программе начались в 1961 году, а в конце 1962-го было принято решение о практической разработке системы «Найк-Х». В рамках этой программы разрабатывалась новая РЛС MAR (Multifunktion Array Radar) и две новые противоракеты – «Спартан» и «Спринт»; на первых этапах работ в составе системы использовались уже проверенные «Зевсы»-В.

О ракетах «Спартан» и «Спринт» необходимо рассказать особо, так как они стали непременным атрибутом всех американских противоракетных проектов 60-х годов и в конце концов встали на боевое дежурство в составе первой и до сих пор единственной принятой на вооружение американских вооружённых сил системы ПРО – системы «Сейфгард».

Что мы и сделаем в следующей части.

***

Имеет прямое отношение:

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

Близко к теме:

Наши ракеты против ихних противоракет

Ещё о третьем позиционном районе

Тема «Разоружение»: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*