Skip to content
 

Гора Скопус. Панорама Иерусалима (Заграница, отчёт №9)

Отчёты № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Всё-таки скудное, неправильное у меня представление о размерах городов. То есть цифры-то я понимаю, а вот представить себе…

Вот я всё твердил в прошлых сериях: Хайфа – какой большой город! В смысле, население 400 тыс., я как осмотришь сверху – город во весь горизонт. Да, ходя по улицам, размеры города себе не представишь. Даже если пройдёшь его в один день насквозь, как я в юности пару раз поступал с Москвой. Надо смотреть на город с горы.

Каковую возможность вам и предоставляют в самом начале экскурсии со знаменитым названием «Иерусалим – город трёх религий».

Для того, чтобы попасть в город трёх религий, мы из Хайфы проехали километров, вероятно, 150. Выехали затемно, и я насмотрелся на пейзажи, освещённые только-только восходящим солнцем. Для меня, «совы», это крайне редкое зрелище, но о пейзажах страны – как-нибудь потом. Сейчас – вид на Иерусалим с горы Скопус.

Туда, как я понимаю, привозят все экскурсии, потому что там прекрасно виден Иерусалим, во всяком случае, бОльшая его часть и, главное, историческая часть, и там сделан целый ряд смотровых площадок. А вообще-то на той горе находится Еврейский университет. Интересно, что Еврейский университет был создан и начал функционировать хотя и в ХХ веке, но гораздо раньше, чем было создано и начало функционировать государство Израиль. Первый камень заложили в 1918 году, в основном построили в 1925-м, запустили студентов в 1928-м.

Наверное, не стоит удивляться этому, казалось бы, парадоксу – что еврейский университет раньше еврейского государства. Командовали там тогда англичане, в их воле было решать такие вопросы. А арабы… они ещё не были тем, что мы сегодня называем «арабским миром». Нефть ещё не имела такого фундаментального значения; их ещё не вооружали сверхдержавы, на свою голову…

Но всё-таки, на всякий случай, основали университет не в городе и даже не впритык. Ведь наверняка Иерусалим в 1918 был меньше, чем сегодня.

Хочу сказать пару слов об экскурсоводе. Вот он, с указкой:

Интересно получилось: как будто он нам диораму показывает. Если кликните, это впечатление пропадёт, или, во всяком случае, ослабится.

Так вот, экскурсовод был – как будто только что из московской квартиры. В действительности он уехал давно; но дело не в этом. Он мне понравился, абсолютно адекватный мужик, юмор хороший, манера приятная. А главное, мощно эрудирован, рассуждает, не просто докладывает. Я несколько раз вступал с ним в беседу, в основном по части раннего христианства. Зауважал. Он не только выдавал информацию, но и отвечал на такие вопросы, когда мне казалось, что я вижу противоречие смыслов. Тут он не излагал догму, он рассуждал, выдавал свои трактовки, и было видно, что он глубоко в теме, по-научному. Да он и говорил, что у него есть печатные работы по этим вопросам.

Он здорово украсил мне экскурсию. Но хватит про экскурсовода.

В Хайфе я двигался по горизонту справа налево, здесь – наоборот. Но не пужайтесь, здесь будет гораздо меньше, в разы.

И вот первый кадр.

И сразу – памятное русское место. Видите башенку в правой части фото, на фоне неба? Это так называемая «Русская свеча», по назначению – колокольня. Она принадлежит к Елеонскому Спасо-Вознесенскому монастырю. Это православный русский женский монастырь на вершине Елеонской горы, более известной нам, турыстам, как Масличная. Участок был приобретён архимандритом Антонием в 1870 году, в 1905-м основана женская обитель. Колокольня – самое высокое церковное здание в Иерусалиме, 64 метра. Её самый большой колокол весит 308 пудов, диаметром 2,13 метра, высотой около 3 метров. Отлит в России на средства соликамского купца Александра Рязанцева, привезён морем в порт Яффо. Пишут, что арабские рабочие доставлять его отказались, и монахини сами катили его вручную до монастыря – 60 километров! Докатили за семь дней…

Там ещё, у подножия этой горы, есть русская православная церковь Святой Равноапостольной Марии Магдалины, но её с этой точки снять нельзя. Я вот лучше попробую увеличить колокольню:

Действительно, на самой вершине. Качество, конечно, извините… ну ведь аппарат-то простенький.

Следующий снимок – правый склон Масличной горы. Здесь центральный элемент ландшафта – Кедронская долина, которая отделяет Масличную гору со всеми её многочисленными ветхо- и новозаветными примечательностями от Старого города:

Справа, чуть выше середины – очень знаменитое место. Я имею в виду кубообразное серое здание с золотым куполом. Это Мечеть Омара. Под ней находится Камень мироздания – Всевышний кинул камень в море хаоса, и с него началось сотворение мира. Место падения – Храмовая гора, и начало Иерусалима совпадает с началом сотворения мира. Бог показал это место праотцу Аврааму. Оба Иерусалимских Храма были построены над Камнем.

Но причём здесь Мечеть Омара?

Омар ибн Хаттаб, или, правильнее, Умар ибн аль-Хаттаб, сменил Абу Бакра ас-Сиддика, который, в свою очередь, стал наследником самого пророка Мухаммеда в роли руководителя мусульманской общины. При этом Умар проявил себя очень умным и благородным человеком: после смерти Мухаммеда в принципе было четверо претендентов, которые могли бы сменить его. И вот Умар первым пожал руку Абу Бакру, таким образом инициировав признание его наследником. Смысл был в том, чтобы предотвратить возможные распри. Ну, а потом он наследовал Абу Бакру.

Умар страсть как много завоевал. И, в частности, лично ему, после военной победы мусульман, византийцы сдали Иерусалим. Он не стал рушить церкви и вообще религию и обычаи, он нигде не делал этого.

Безусловно, Камень мироздания (его ещё называют Краеугольным камнем) – одна из главных святынь иудаизма и христианства. Но ведь пророк Мухаммед вознёсся тоже с Храмовой горы, и мусульманские владыки Иерусалима, естественно, тоже хотели это место отметить и чтить. Напомню, ко времени подпадения Иерусалима под их власть Второй Храм был уже несколько веков как разрушен римлянами, и строительство нового было запрещено, за чем, как я понимаю, внимательно следили византийцы. Поэтому, получается, мусульманам не надо было рушить что-то еврейское, чтобы создать свою святыню в этом месте. Ну, Умар и предпринял первые шаги к этому. А в нынешней своей форме мечеть над верхней частью камня построена султаном аль-Афдалом бин Саладином в 1193 году.

Умар, судя по его жизнеописанию, был приличным человеком, особенно если мерить его дела меркой того жестокого времени. Наверное, он не предполагал, какой тяжкий узел противоречий сложится к сегодняшнему дню в этих святых местах … Сейчас никто, кроме мусульман, не может быть допущен к лицезрению видимой части Краеугольного камня.

Попробую дать мечеть покрупнее.

Длина каждой стороны восьмигранника, который представляет собой здание мечети – 22,3 метра, в нём четверо ворот, ориентированных по сторонам света. Высота мечети 56 метров, высота купола, возведенного над Камнем, – 30 метров, диаметр его – 20,5 метра.

Должен ещё сказать, что вот здесь написано, что правильное название здания над Камнем – Купол скалы, по-арабски Куббат ас-Сахра. Ну, что ж… Наверное, грамотные арабы называют её так. А весь остальной мир – Мечетью Омара.

…Уже пошёл дальше, но вижу – не хватает… Я написал выше, что, мол, вот Кедронская долина, отделяет Масличную гору от Старого города. А Старый город на той фотографии – где он? Одна мечеть видна, город-то и не разглядишь. Так что ставлю ещё одно фото. На нём, по крайней мере, стена Города видна отчётливо:

Так, теперь поехали по панораме вправо. Теперь у нас Куббат ас-Сахра находится в левой части кадра:

Очень мелко… Я же говорю вам, Хайфа – большой город, а Иерусалим – ещё больше. Даю фрагмент того же вида покрупнее:

В общем вид домов несколько приятнее, чем в Хайфе, — при всём уважении… Но всё равно, не лежит у меня сердце к этой пустынно-восточной архитектуре, к этим кварталам на склонах, засыпанных камнями, к этой цветовой гамме… Честное слово, отдаю должное людям, которые в таких условиях строят города, в которых можно жить с комфортом. Труда там вложено – могу себе представить. И зелень на улицах, она же не просто так даётся. Это не у нас – воткнул палку и, если не сломали, не затоптали, – вырос тополь. У них всё даётся трудом, заботой.

Вот – можно сказать, случайно заметил, уже сидя в автобусе в начале обратного пути:

Видите – разность высот между соседними улицами, склон – какая-то щебёнка, песок, пыль… Внизу – рукотворная стенка, камень к камню. И – поливалка, её и не увидишь, то задирая голову на стены Старого города, то устремляя взор вдаль, через Кедронскую долину. А когда увидишь, то уже замечаешь, что их там – мильён. И результат: полоса поливалок – полоса растительности, кустарничков с цветочками… Везде труд, везде забота.

И всё-таки, не моё это. Надо будет в следующий раз поехать куда-нибудь в Северную Европу. В крайнем случае, в Центральную.

Решил поместить ещё один кадр примерно с того же направления. Тут я нацелился совсем уж на горизонт, и с зумом. Тут видно, что Иерусалим не кончается на вершине возвышенности, которая на первом плане. А он спускается по её невидимому склону и потом поднимается на следующее взгорье.

Да, большой город. Погода в первой половине дня была переменчивая, но в этот момент светило солнце, дальняя часть застройки сияла под ним, выглядела очень красиво. Был бы я фотографом, был бы у меня крутой аппарат… а так – придётся вам в основном мне на слово верить. Хотя некоторое ощущение есть и здесь.

Если кликнуть, панорама будет пошире.

Дальше в пределах поворота линии визирования по азимуту градусов на 40 вид примерно такой же, поэтому даю сразу правый край:

Видите, какая погода? Однако дождя за весь день так и не было. Но выглядит солидно, да?

Ну и, наконец, самый правый край. Дальше вертеться было уже некуда, там уже университет, которого, впрочем, всё равно не видно за зеленью.

Хороши тучи… Экскурсовод объяснял нам, что Масличная гора каким-то образом является линией раздела в климатическом плане. Ну, не она сама, хотя традиция приписывает это чудесное свойство именно ей. Наверное, всё же не сама гора, а гряда, в которую она входит, – ведь входит же она, несмотря на всю её историческую и мистическую уникальность, в какую-то систему? Правда, она – самая высокая в этой местности, значит, имеет право неким образом олицетворять эту систему.

Да, очень она ждала, что я её наделю таким правом…

И вот, до горы, со стороны города, довольно-таки часто идут дожди, и местность пригодна для проживания, хотя и при вложении немалого труда. А за горой, в сторону Мёртвого моря, дождей резко, в разы меньше, и там начинается чуть не пустыня. Там жить совсем трудно, а в древности так и вообще.

Не знаю, не ездил к Мёртвому морю. Но экскурсовод говорит, что дело обстоит именно так.

Будем заканчивать. Следующие иерусалимские заметки намечаю посвятить Старому городу, поэтому сейчас дам пару фото просто Иерусалима, его улиц. Для полноты картины.

Всё, до новых встреч.

7 комментариев

  1. Коза:

    ЗдОрово! Только кто здесь экскурсовод, и как можно было это все упомнить. Была в Иерусалиме 3 раза. Все три — с восторгом. Но помню — «взгляд и нечто»: дух, эмоцию. А ещё — миг перехода из арабского рынка в еврейский. Но это оставлю до авторских рассказов о старом городе

  2. master:

    Экскурсовод — мужик с указкой на втором фото. А в остальном — Вы мне льстите. Конечно, я это всё не запоминал, да он и не говорил, — я имею в виду, про Омара и Абу-Бакра. Одна из польз путешествий — что тебе становится интересно ещё что-то узнать. Вот я узнал и рассказал.
    А насчёт запомнил… С этим как раз не очень. Экскурсовод рассказывал про русские дела на Елеонской горе, в том числе и что-то из времён Хрущёва, когда ему предлагали передать её русскую часть в ведение Советскому Союзу. Так вот это я забыл. Хрущёв отказался по причине, которая теперь нам кажется смешной. Что-то типа «не нужны нам ваши мандарины».
    Наверное, эту историю тоже можно найти в Сети.

  3. Shter:

    Не хотела бы я оказаться на месте того экскурсовода… Но почитать интересно))

  4. master:

    Это почему это не хотела бы?! Очень даже интеллигентно поговорили, ему, небось, в радость, когда его спрашивают о чём-то сравнительно умном. А так, небось, ведь одно и тоже… Главное, он имел, что ответить. Любит он это дело, этот вопрос.
    Или тут что-то другое? Типа, постоянная жара; или постоянная межэтническая напряжённость? Или жизнь постоянно на колёсах, постоянно с туповатыми, шумными турыстами?

  5. Shter:

    всего понемножку)) но интеллигентный разговор о ранних христианах меня бы точно подкосил))

  6. Наум:

    Вас интересно читать. Вот только насчет Мечети Омара вы не правы. Золотой купол — это не она, а Кубат ас-Сахра (Купол скалы). Я обычно с этой проблемы начинаю рассказ на смотровой площадке возле университета.

    • master:

      Да, Наум, согласен. Причём, если Вы обратили внимание, я её один раз правильно называю. Вот что значит опираться на непроверенные источники. Во время экскурсии я, конечно, не запомнил — столько было впечатлений за одну неделю…
      Может быть, напишете кратенько про настоящую Мечеть Омара? Здесь в комментарии можно и фото ставить…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*