Skip to content
 

И кризис здесь ни при чём

Первый номер «Техники – молодёжи» за этот год вышел со значком «2020». Редакция решила, как это время от времени делалось в течение всех 75 лет существования журнала, попробовать поспрашивать деятелей в разных областях науки:

– Каким Вам видится 2020 год в Вашей области деятельности? Ну, если не точно 2020, то прогноз лет на 15 вперёд. Дотуда, куда Вы, уважаемый, считаете возможным заглянуть. Чтоб это не был рабочий план Вашего отдела (института), но не было и легкомысленное фантазирование.

Я сам писал такие письма. Материалы не поместились в один номер, потому что есть ведь и постоянные рубрики, распределились на два. Вообще в журнале есть вполне интересные статьи, но одна мне особо понравилась, и я, с разрешения главреда, её здесь вывешиваю. Точнее, не её, а её вторую половину.

Статья написана Германом Владимировичем Смирновым, одним из старых ТМовских зубров. В первой половине он пишет про футурологию вообще, про футурологов-оптимистов, приводит кое-что из их светлых предвидений. А во второй половине – сейчас увидите – даёт пессимистический взгляд. Не знаю, насколько серьёзно он сам его принимает; я читаю это не то чтобы с удовольствием, а со злорадством по отношении к бездумному, безответственному человечеству. Каждый человек по отдельности более или менее разумен. А все вместе ведут себя как колония бактерий, пожирающая питательный бульон в чашке Петри и неспособная думать о том, что бульон закончится, и тогда все они, все до одной, умрут без всякого следа и возрождения. Безмозглые бактерии, потребляющие слепо и неостановимо… Модель человечества…

Не буду больше ничего говорить. Читайте, потом обсудим.

Если футурологи-оптимисты, образно говоря, на прихотливую потребительскую ножку норовят натягивать неограниченную энергетическую одёжку, то футурологи-пессимисты, наоборот, предлагают по ограниченной наличной энергетической одёжке протягивать не избалованную излишествами ножку. Не уповая на неограниченные энергетические ресурсы, якобы имеющие быть открытыми в ближайшем будущем, они советуют честно и мужественно взглянуть в глаза правде. А правда эта такова: невозобновляемые энергетические ресурсы будут исчерпаны в течение ближайших 30-50 лет, и если не произойдёт энергетического чуда, человечество станет перед необходимостью радикального изменения своей жизни уже в недалёком будущем. Впечатляющую картину грядущих перемен нарисовал блестящий аналитик Валентин Пономаренко в обстоятельном обзоре «Проблема 2033». В 2033 году, по его мнению, начнётся ужасающий распад глобального сообщества.

Глобальный энергетический кризис вызовет цепную реакцию разрушения. В первую очередь погибнет то, что возникло последним: космическая промышленность, информационные технологии. Многократное подорожание топлива остановит сначала частный, а затем и муниципальный транспорт. Миллионы автомобилей превратятся в бесполезный хлам. Резко сократится, а затем и прекратится движение международного транспорта всех видов: морского, железнодорожного, автомобильного, речного, воздушного. Последние резервы будут выделены, как и во время Второй мировой войны, в распоряжение армии и полиции.

В прошлое начнёт уходить международная торговля, деловые и туристические поездки, перевозка колоссального количества грузов. Остановятся горнодобывающая и металлургические отрасли; прекратится выплавка и обработка металлов; закроются машиностроительные заводы и множество смежных с ними производств; возникнет невиданная до того безработица, которая, в отличие от прежних времён, охватит также все уровни государственной иерархии.

Начнётся массовая гибель больших городов: люди будут вынуждены уходить на землю, возвращаться к непривычному и тяжёлому труду на земле. Миграция, как внутренняя, так и внешняя, охватит весь мир: национальные государственные границы потеряют смысл — их и невозможно будет охранять и защищать. Это будет поистине великое, последнее в истории переселение народов из бедных стран в более богатые.

Нарушатся системы связи, как международные, так и национальные. Потеря информации о происходящем ещё больше усилит хаос, беспорядки и неизбежные при этом волны насилия.

Компьютерные информационные, управляющие и технологические, а также военные, системы заблокируют функционирование всего, что связано с использованием вычислительной техники. В наибольшей степени это отразится на странах, передовых в техническом и технологическом отношении. Возникнут аварийные ситуации на химических заводах, электростанциях, плотинах, исследовательских центрах в области микробиологии, химии, военного производства. Будет потерян контроль над могильниками для захоронения ядерных отходов и над складами, как обычного оружия, так и оружия массового уничтожения всех видов.

Право сильного, которое трансформировалось в свод законов, соблюдавших обычно право богатого, снова проявится в своём ничем не прикрытом виде. Вновь придётся опасаться неконтролируемых запусков ракет со средствами массового поражения.

Разрушится не только привычная и материальная, но и социальная среда: система образования, медицинское и пенсионное обеспечение, культура и многое другое. Исчезнет привычная финансовая система. Деньги потеряют смысл. Начнётся эпоха «великих географических и научных закрытий», а также утрата огромной суммы знаний, накопленных, главным образом, за предыдущие 200 лет. На некоторое время останется слишком много оружия и боеприпасов. Земля снова станет большой и неуютной.

Глобальная система, ориентированная на создание «монокультур» не только в промышленности и сельском хозяйстве, но и области высоких технологий, в военной и космической промышленности, будет охвачена глобальным же параличом. Последние судорожные движения будут предприниматься в попытках силой захватить нефть для выполнения тех работ, которые следовало бы начинать уже сегодня: обустроить сотни миллионов людей на новых местах, создать самодостаточные малые поселения, изготовить давным-давно забытый сельскохозяйственный инвентарь для обработки земли, выращивания скота и т.д.

Правительства всех стран чрезмерно озабочены внешними проблемами и не уделяют внимания тому, что действительно важно для их ближайшего будущего: подготовке к жизни в новых условиях по очень скромным запросам, а не по потребностям. Обещания лучшего будущего — это ложь по неведению, в которую охотно верят многократно обманутые люди.

Вероятнее всего, однако, что короткий переходный период длительностью всего в несколько лет, окажется для нас полной неожиданностью. То, чего не успеют сделать люди, выполнит за них равнодушная ко всему природа: голод, эпидемии и войны восстановят нарушенное равновесие между человеком и новой средой обитания, которая будет существенно хуже природных условий, предшествующих промышленной революции XVIII века.

И после этого человечеству придётся жить в совершенно новых условиях, при которых слово выживание будет уместнее, чем когда бы то ни было. Мир обывателей сузится до пределов небольших селений, в которых люди будут проводить большую часть своей жизни. Крупными будут считаться города с населением 30–50 тысяч человек. В то же время внешний мир как бы расширится: всё, что находится в 15–20 километрах от дома, занимая более суток на дорогу в оба конца, будет «дальним». Именно таким было в XVIII веке максимальное расстояние от города до деревень, откуда привозили продовольствие.

После нарушения равновесия природные условия вернутся не в исходное состояние, а на более низкий уровень, так как перегрузка окружающей среды приводит к её вырождению. Парадокс переходного периода в том, что быстрое уменьшение численности людей даст оставшимся больше шансов на выживание. Если переходный процесс затянется, природные ресурсы будут исчерпаны настолько, что человечество может попросту вымереть.

Полезные ископаемые (нефть, уголь, газ, руды, металлы, минералы), некогда компактно сосредоточенные в месторождениях, будучи добыты и переработаны в изделия и потреблены, рассеются по поверхности Земли или на огромных свалках мусора, как обычного, так и радиоактивного. Некоторые вещества (золото и алмазы, например) исчезнут из обращения вследствие естественной убыли, а дальнейшая добыча их станет невозможной. Возобновится натуральное хозяйство, а через некоторое время и натуральный обмен. Не будет повторного изобретения книгопечатания (и печатания денег тоже!): уничтожатся предпосылки какого бы то ни было варианта возрождения технической цивилизации. Многие знания, доступные нам сегодня, уже не удастся получить ещё раз. Это сведения об истории, географии, геологии, ботанике, зоологии, агрономии, астрономии, медицине, математике, физике и многом другом. Издание книг заменится переписыванием самого существенного на пергаменте, папирусе, дощечках: «не вечным пером гусиные мысли, но вечные мысли – гусиным пером!»

Исчезнут такие обыденные вещи, как спички, шариковые ручки, бумага, посуда и предметы домашнего обихода, сделанные из металла, а также тысячи других, почти не замечаемых сегодня. Хранители огня станут уважаемыми людьми, исчезнет возможность профессионально заниматься наукой, литературой музыкой, да и музыкальные инструменты вернутся из очень далёкого прошлого: рожки, свирели, барабаны, простейшие смычковые со струнами из жил. Возникнут сказки о людях, которые бывали в космосе, видели и слышали на огромных расстояниях, летали, как боги.

Снова появится кавалерия, орды, дружины и другие известные нам из истории воинства. Но без пулемётных тачанок, а со временем и без мечей. Только луки, стрелы, копья, дубины… Впрочем, кое-что может и повториться: города-государства; временные союзы городов для нападения на врага или для защиты от него; общественные игры во власть: наследственная, «народная», военная и гражданская диктатуры. Рабовладельчество, феодализм и их комбинации…

Если всё так безнадёжно, зачем вообще об этом говорить?

Убедительного ответа на этот вопрос нет. Далеко не все люди хотят знать правду. Многие предпочтут неудобной правде любую, самую бессмысленную выдумку, только бы остаться в блаженном неведении. Правда нужна людям сильным и честным. Много ли среди нас таких? Многие ли искренне хотят знать ответы на роковые вопросы?

Что же можно сделать, зная устрашающую правду о грядущем? Не так уж много, но всё-таки…

- Ценить современные возможности и комфорт, о котором не мечтали цари и короли даже недавнего прошлого.

- Передать людям, которые останутся после глобального краха, сведения, которые помогут им адаптироваться. Тем самым можно было бы хоть в малой степени искупить вину перед потомками, которых мы лишили нормальных условий жизни на Земле. Ведь это мы отравили остатки плодородных почв, уничтожили леса, загрязнили источники питьевой воды, нарушили состав атмосферы, разладили глобальные сезонные ритмы погоды, многие регионы сделали непригодными для обитания…

*

Через 5 тысяч лет на Земле наступит очередное оледенение. Москва и Нью-Йорк окажутся подо льдом, а пролив между Англией и Францией станет сушей. Длинные ледниковые языки неторопливо уберут многие следы технической деятельности цивилизованного человека. В экваториальные области переместятся остатки растительности, уцелевшие насекомые, птицы и животные. Живая природа постепенно будет приходить в себя после отравлений и ран, нанесённых ей людьми на протяжении XVII-XXI веков. Постепенно очистятся океаны, моря, озёра, реки. Вернутся леса.

ВОЗМОЖНО, СОХРАНЯТСЯ ЛЮДИ…

Ещё – по теме и ассоциативно

Тысяча смертей за пять тысячелетий
Политкорректность, кризис и свобода
Хорошо имеет ДОТик в деревне…
Что такое успех и чем это чревато
Нарочно не придумаешь
Финансовый кризис и лекция фон Мизеса
Читая Мизеса
Там, в неолите

7 комментариев

  1. ave verum:

    Удивительно, что пост остался без комментариев совсем. Что, все считают: после меня хоть потоп?
    Конечно, случится это не 2020, и не 2033-м. Но картина у Г. Смирнова нарисована примерно такая как в «Скотном дворе» Дж. Оруэлла. А почему ты злорадствуешь?

    • master:

      Я мизантроп, разве не знаешь? Тяжело и страстно мечтаю, чтобы деградирующее человечество получило по заслугам. Резвится, губя дом свой родной, единственный. Пророков слушает, но пропускает мимо ушей, предпочитая розовую иллюзию бесконечного «роста благосостояния». Осуждаю. Как Крылов осуждал Стрекозу.

      А если ещё учесть, что иллюзия эта индуцированная, наведённая производителями, которым нужно, чтобы сегодня покупали, а завтра — не колышет… Если учесть это, то здесь, именно, переход от скепсиса к мизантропии.

    • master:

      И то, что нет ни одного комментария, подтверждает сказанное: слышат, но пропускают мимо ушей. Ну так и пусть получают, что заслужили. Я уже старый, мне не страшно.

  2. ave verum:

    На оба:
    Дорогой товарищ мизантроп (коим ты себя считаешь)!
    Ты хочешь сказать, что сам приспособился к этому миру и всему сущему в нём и кое-как существуешь? Потому что старый? Что же делать, если вокруг одни пессимисты, циники и всякие другие… мерчендайзеры?
    Эх, пойти убиться тапком, что ли?
    Пожалуй, так и сделаю…

    • master:

      Вокруг всякие. Почему одни мерчендайзеры? А приспособился… не знаю, что сказать. Никакого особого пресса окружающей среды я не чувствую, необходимости в каком-то специальном, через силу, приспособлении не ощущаю. Скепсис — дело другое.

      А убиться всегда успеем :)

  3. ave verum:

    Я же не говорю, что только они одни…

    Потому и не ощущаешь, что приспособился:(((

    Правильно, тапок всегда под рукой:)))

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*