Skip to content
 

Прошло 30 лет, и нам опять хочется на Луну…

«Мы построим новые корабли, чтобы унести человека в глубь Вселенной, чтобы вновь вступить на Луну и приготовиться к путешествиям за пределы нашего мира. Мы пригласим другие народы разделить с нами опасности и возможности новой эры открытий…».

Такими, или почти такими, словами Джордж Буш-младший позвал своих сограждан к новым свершениям в одной из самых ярких областей деятельности современного человечества – в практическом освоении просторов Космоса. Его речь в штаб-квартире НАСА стала предметом широкого обсуждения, в ходе которого предложенную президентом программу практически сразу стали называть марсианской. Однако сам Буш о пилотируемой экспедиции к Марсу сказал менее определённо, чем о «возвращении на Луну». В его речи Марс скорее упомянут в ряду «других миров», а главенствующее значение придаётся «опыту и знаниям, полученным на Луне».

Для высадки на Луну Буш дал вполне определенные сроки – начать полёты к ней в 2015 году, а создать там базу – в 2020-м. Под такую задачу президент пообещал ежегодно в течение пяти лет увеличивать бюджет НАСА на 5%, в дополнение предложив руководству Агентства выделить на новую программу 11 млрд. долларов за счёт других программ, ставших менее приоритетными.

Но зачем же всё-таки сегодня тратить очень большие деньги и ресурсы для устройства базы на ближайшей небесной соседке Земли?

Многие говорят, что незачем. Против выступает заслуженный ветеран НАСА Джон Гленн, который в 1962 году стал первым американцем, совершившим орбитальный полёт вокруг Земли – то есть первым «полноценным» астронавтом Америки. Сейчас ему 83 года, и он убеждён, что работы на МКС и планомерные исследования космических объектов автоматическими аппаратами сегодня нужнее для науки, чем уникальные и дорогостоящие пилотируемые полёты на небесные тела. Некоторые специалисты считают, что Луна неинтересна, а вот Марс – достойная цель, так как он может дать такие знания о происхождении и ранней истории Земли, какие не могут быть получены в других условиях. А иные комментаторы незатейливо недоумевают: зачем Америке стремиться на Луну, если она уже там побывала?

Последний аргумент «контра» относится не к науке, а скорее к спорту; а вот среди аргументов «про» есть много более или менее серьёзных соображений.

Луна – самое близкое к нам небесное тело, начать с неё естественно. Лунный грунт – хороший строительный материал (это проверено в земных лабораториях), что облегчит создание постоянной базы. По последним данным, там, вероятнее всего, есть вода – а это кислород для дыхания и горючее для двигателей.

Приведённые выше тезисы – о том, почему стоить лететь. Следующие объясняют, зачем это делать. Луна – прекрасная площадка для астрономических наблюдений; с её обратной стороны даже не очень мощный оптический телескоп позволит увидеть планеты около других звёзд. Луна, с её ресурсами и малой силой тяжести, должна стать удобным опорным пунктом для более дальних перелётов по Солнечной системе. Здесь можно построить базы для контроля за развитием кризисных ситуаций на Земле и для мониторинга астероидной опасности. По Луне можно изучать первые 600 – 700 миллионов лет жизни нашей планеты – на самой Земле следы тех давних времен стёрты. Дань времени: для туристов можно устроить совершенно немыслимые аттракционы – например, полеты по-птичьи: надел пластиковые крылья, взмахнул руками – и полетел! Наконец, широкое освоение лунной поверхности позволит ответить на вопрос – нет ли там следов инопланетных цивилизаций?

Среди всех этих прекрасных побудительных причин существует ещё одна, о которой, кстати, президент в своей речи не упомянул. Имя ей гелий-3. По мнению многих ученых, например, академика, члена бюро Совета по космосу РАН Эрика Галимова, этот изотоп является идеальным топливом для термоядерных электростанций будущего. Он высокостабилен, то есть безопасен в обращении, и так же безопасны продукты его реакции, что обещает абсолютную экологическую чистоту. А энергетический потенциал его таков, что один космический транспорт с загрузкой в 30 т способен обеспечить годовую потребность Соединённых Штатов в энергии.

Запасы гелия-3 на Луне, куда он заносился солнечным ветром в течение миллиардов лет, оцениваются величиной порядка 1 миллион тонн; на Земле же его всего несколько сот килограммов. Подсчитано, что 1 тонна в современном нефтяном эквиваленте имеет стоимость 4 млрд. долларов.

Столь же оптимистично относится к гелию-3 заместитель генерального конструктора РКК «Энергия» Вячеслав Филин. Он сообщает, что извлекать изотоп из лунного грунта легко, достаточно нагреть его до 200 градусов. При этом вместе с одной тонной гелия выделяются сотни тонн азота, углекислого газа (для атмосферы в жилых отсеках и оранжереях) и водорода (для ракетных двигателей).

Галимов считает, что межпланетная доставка, при всей её сложности, будет стоить в десятки раз меньше, чем стоит сегодня электроэнергия атомных станций. По его мнению, всё это может стать реальностью через 30 – 40 лет; но, чтобы так и получилось, надо начинать работать в этом направлении уже сейчас.

Что ж, сегодняшние мотивировки следует признать более прагматичными, чем те, которые стимулировали президента Кеннеди объявить лунную программу «Сатурн»-«Аполлон» в начале 1960-х годов. Тогда главной целью США было вернуть себе мировое техническое лидерство после запуска советских спутников и полёта Гагарина.

Эта программа, стоившая Америке 28,6 млрд. долларов, была успешно реализована. 21 июля, в 5 часов 56 минут по московскому времени, первый землянин – астронавт НАСА Нэйл Армстронг – ступил на поверхность первого небесного тела за пределами своей планеты.

Программа закончилась в декабре 1972 года, когда Харрисон Шмит, проведя на Луне 75 часов (что стало рекордом), привез оттуда 11 кг грунта (тоже рекорд).

Конечно, советским ученым, а в неменьшей степени и политическим руководителям, хотелось и здесь обогнать своего капиталистического соперника. Но… Кеннеди на реализацию лунного проекта запросил у Конгресса 25 миллиардов долларов и получил их; Хрущёв же мог «собрать» лишь 2,5 млрд. рублей. И, хотя он 3 августа 1964 года и подписал лично Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о работах по исследованию Луны и космического пространства, в конце концов от этого соревнования пришлось отказаться.

По планам, мы должны были высадиться на Луну в сентябре 1968 года. Тренировались экипажи, строились лунные корабли, испытывались ракеты-носители… Как раз с носителями происходили главные неудачи, делавшие всё более проблематичным успех общих работ. К тому же в 1965 году умер Сергей Королёв, главный «двигатель» лунного проекта. «У нас было всё, но у нас не было Королёва» – так спустя годы резюмировал ситуацию Алексей Леонов, бывший тогда ответственным за программу в Центре подготовки космонавтов.

Так что советская лунная программа 1960-х – 1970-х годов воплощалась с помощью автоматических станций, и в таком виде она была достаточно масштабной и вполне успешной. Советская автоматическая станция первой совершила мягкую посадку на Луну. Наш «Луноход-1», вышедший на поверхность спутника Земли 17 ноября 1970 года, проработал там свыше 300 суток, пройдя более 10 километров – этого тогда не умел делать никто, кроме нас.

В 1976 году запланированный объем исследований был выполнен, после чего основной упор был сделан на строительство и эксплуатацию долговременных орбитальных станций.

Теперь же президент Буш поставил перед своей нацией задачу нового уровня, так как речь идёт уже не просто о посещении нашей ближайшей космической соседки, а о реальном освоении её возможностей и ресурсов.

Какими же видятся первые шаги на этом новом пути?

Практически все специалисты – и американские, и российские, и европейские – сходятся на том, что «предпольем» для будущих лунных экспедиций должна стать долговременная обитаемая станция на орбите вокруг Луны, с которой её можно подробно исследовать. С такой станции на Луну будут высаживаться роботы, с неё будет контролироваться и управляться их деятельность – при очень важном условии: обеспечивать безопасное существование экипажа на таких объектах земляне уже умеют. Орбитальная станция, а скорее, несколько станций, и в дальнейшем будут использоваться в роли перевалочного пункта и, наверное, спасательного центра для многочисленных групп, работающих на лунной поверхности.

Следующий шаг – создание постоянной станции на поверхности Луны, сначала чисто автоматической. Президент Буш сказал, что Америка сможет основать первую роботизированную базу в 2015 году. Наконец, третий этап: по пути, проложенному автоматами, на Луну придут люди. Американская программа намечает ввод в строй первого поселения в 2020 году; Росавиакосмос в прошлом году заявил о своей готовности решить аналогичную задачу к 2025-му.

Интересно, что в Старом и Новом Свете принцип построения такой станции видится по-разному. Российским и европейским учёным первое лунное поселение представляется в классическом виде: стационарный центральный объект, который снаряжает и отправляет в разные стороны экспедиции. И располагать этот «оплот» надо в Южном полярном районе Луны: в последнее время появились предположения, что температура там всегда близка к минус 25 градусам, что радикально упрощает задачу кондиционирования среды обитания для жителей «лунной деревни».

Большинство же американских специалистов предпочитает мобильный вариант базирования. Всё равно, говорят они, из соображений безопасности состав подвижной экспедиционной партии должен включать не менее трёх машин. Пусть уж вся лунная база будет передвижной. Исследовательские походы могут осуществляться всей базой в полном составе или отдельными группами.

Правда, если проекты стационарных комплексов начали прорабатываться – во всяком случае, в СССР, – еще в 1970-е годы, то по мобильному варианту пока существует множество сильно различающихся предложений, и все они находятся на очень «эскизных» стадиях разработки.

Итак, сегодня более или менее понятно, что нужно делать. Теперь посмотрим, что же делается в этом направлении практически.

А практически можно говорить только о двух развернутых проектах. Это российский «Клипер» и американский «Пилотируемый Исследовательский Корабль» – «Crew Exploration Vehicle», или коротко CEV.

О «Клипере» мы писали в одном из предыдущих номеров журнала: это аппарат, который может нести в космических просторах экипаж из шести человек. Для тех же целей предназначен корабль СEV. Он создаётся по типу посадочного модуля «Аполлона», имеет форму конуса со слегка выпуклым дном. Размеры выбраны умеренные, так как выводиться в космос корабль должен американскими ракетами-носителями «Дельта»4 или «Атлас»5, которые по грузоподъёмности сравнимы с российским «Протоном».

Корабль должен стартовать первый раз в автоматическом режиме в 2008 году, на 2014-й планируется пилотируемый полёт. Программа CEV, по скромным подсчетам, должна обойтись никак не меньше, чем в 24 млрд. долларов. Она соответствует рекомендациям «комиссии Гемана» и получила поддержку в Конгрессе Соединённых Штатов. Ее основные технические решения проверены временем, и очень похоже, что она может быть реализована в сроки, близкие к заявленным.

Но следует понимать, что как CEV, так и «Клипер» – это только часть космической системы, которая была бы способна высадить людей на лунную поверхность и обеспечить их возвращение на Землю.

Корабль «Аполлон», доставивший на Луну Армстронга и Олдрина, состоял из двух частей: основного блока и лунного экспедиционного отсека. Основной блок, в свою очередь, делился на модуль двигательной установки и командный отсек, а экспедиционный отсек состоял из посадочной и взлётной ступени. Всё это сооружение весило около 44 тонн, из них 30 тонн приходилось на ракетное топливо.

Так вот: и CEV, и «Клипер» соответствуют, по сути дела, только командному отсеку основного блока «Аполлона». Они сами никуда лететь не могут, так как у них нет ни маршевых двигателей, ни требуемых запасов горючего. И у них нет модулей для посадки на Луну и обратного старта с неё. Нет и не может быть: «Клипер» имеет массу 14 тонн, и примерно таков же CEV. Сравните с цифрами в предыдущем абзаце.

На эти аппараты ложится, наверное, самая большая ответственность – в них большую часть времени будут находиться люди. Но понятно, что для достижения Луны, кроме «Клипера» или корабля CEV, нужно ещё много чего разработать, построить и испытать.

Америка взялась за свой проект со всей решительностью. Перспективы же российской космической отрасли, при всём ее техническом потенциале, ограничиваются финансами: вся сумма, выделенная на космос в 2004 году, была меньше 4% бюджета НАСА, при этом более 40% из неё ушли на транспортное обслуживание МКС.

Пока мы лишь предлагаем американцам использовать для полётов на Луну и Марс наш универсальный стартовый комплекс «Стенд-Старт», построенный на Байконуре в 1980-х годах для обслуживания пусков сверхтяжёлой ракеты-носителя «Энергия». Пресс-секретарь Федерального космического агентства Вячеслав Давиденко объяснял на пресс-конференции, что его нужно лишь адаптировать для нового назначения, а это значительно дешевле, чем строить с нуля.

Речь президента Буша породила всплеск активности не только у представителей научной космонавтики. Получив новый предмет для импровизаций, оживились и энтузиасты космического досуга. Так, на конференции в Лас-Вегасе директор американской компании «Constellation Services International» Дэвид Эндерман представил доклад под названием «Лунный экспресс», в котором сделал неожиданное предложение по использованию уже построенных «Союзов» в интересах туристического бизнеса.

По его схеме, турист прилетает на МКС вместе с очередным экипажем. Его подсаживают в «Союз», который должен увезти космонавтов, отработавших свою смену. Всё необходимое для 6-дневного путешествия – топливо, воду и продукты и прочее – содержит «модуль логистики», который к этому времени выведен на орбиту МКС отдельной ракетой-носителем. Они стыкуются с «Союзом», 3 дня летят к Луне, облетают ее, разглядывая в телескоп видимую и обратную сторону, и ещё через 3 дня возвращаются на Землю. И стоить всё удовольствие должно 100 млн. долларов. Но разве можно сравнить такое приключение с 7-суточным сидением в МКС!

В РКК «Энергия» говорят, что, при наличии финансирования, проект вполне реален: «модуль логистики» можно построить за 2 – 3 года, а к 2010 году наладить круизы на регулярной основе.

Есть и другие проекты, носящие характер скорее футуристический. Отечественный бизнесмен Сергей Полонский, который, кстати, проходил подготовку к турполету на МКС, но теперь не сможет её использовать по состоянию здоровья, собирается построить на Луне… мегаполис. Его фирма купила под застройку большой участок лунной поверхности, подготовлена необходимая документация, идут переговоры с НАСА и Европейским космическим агентством.

Вообще, приобретение участков на Луне сейчас в большой моде. Их купили Рейган и Шварценеггер, другие зарубежные звёзды политики, бизнеса и масс-культуры; из российских – Меладзе, Розенбаум, Шевчук… Покупают не только публичные люди: сегодня «земельной собственностью» на Луне, Марсе и Венере обзавелись такие гиганты гостиничного хозяйства, как «Хилтон» и «Мариотт», более 30 компаний из Силиконовой долины…

Не совсем, правда, понятно, как эта «приватизация» соотносится с Договором 1967 года о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, запрещающим присвоение этого пространства и небесных тел. Но будем надеяться, что когда – когда еще! – дойдёт до дела, юристы смогут разобраться с проблемой.

Можно относиться ко всему этому скептически. А можно найти и позитивное содержание в разворачивающихся процессах.

Космонавтика, начинавшаяся исключительно на средства государственных бюджетов, сейчас массированно вовлекает в процессы своего финансирования частный капитал. Спутники связи, ретрансляции, глобального позиционирования, зондирования Земли стали уже обычной инфраструктурой коммерческих систем. И если в космосе открываются новые сферы для негосударственного инвестирования, обещающие вложившему деньги прибыль, то это можно только приветствовать. В конечном итоге это пойдёт на пользу всем: и фирмам-производителям, и людям-потребителям, и высокой академической науке.

Добавить в MemoriЗабобрить эту страницу!Добавить в news2.ru

13 комментариев

  1. Гражданин мира:

    Отличная идея. Лучше бы, конечно, на Альфу Центавра, но на худой конец сойдет и Луна. Первыми переселить туда предлагаю самого Буша, остальное американское правительство, а также другие правительства и всех прочих врагов нормальной человеческой жизни. Пусть они там воюют с марсианскими террористами, облагают друг друга космических размеров налогами и играют в повелителей вселенной. Главное, чтобы подальше от нас.

  2. Орёл Манвэ:

    Пардон, «взмахнул пластиковыми крыльями и полетел» — обо что взмахнул-то, господин инженер?

  3. Отец-основатель:

    Точно! Я даже название для корабля придумал — «Мэйфлауэр», каково?

  4. master:

    Господин Орёл, взмахивать-то предполагается, небось, под куполом, а там воздух должон быть, причём привычной человеку плотности, достигаемой давлением, а не гравитацией. Это ж не для первопроходцев в казанцевских скафандрах, а для гламурненьких искателей экзотических развлечений. Впрочем, лично мне такого рода блажь несимпатична, как и вообще гипертрофированная роль удовольствий в современном мире и, главное, место, уделяемое всем этим глупостям в СМИ.

  5. Вы специалист.У нас были корабли Т2К,на которых монтировали Л-3(лунный посадочный)но без посадочного модуля «Фары»,что означает-на 2-й космической сесть невозможно.Но космонавта можно доставить на Т2К или меньшем корабле на Луну.И сбросить его на А-8 в резиновом шаре,как Луну-9.Он встанет и побежит к взлётному кораблю на базе А-8(его сбрасывает другая ракета).И улетит на Землю.И это могли сделать в СССР в 1964 году.Но почему-то не сделали.А почему?А ноги отгорали от Гелий-3 и Солнечного Ветра.И в скафандре Кречет 100 кг свинца не спасали от смерти.И стали делать Н-1,чтобы выезжать на Луну в луноходе.Но оказалось мало на Земле нужного керосина.Стали делать на гидразине Протон.Он мог собрать любой корабль,хоть до Юпитера.Но колёса луноходов отгорали от Солнечного Ветра на Луне и Марсе…Решили-что-б не пропадало-Сделать из Союз-Протона станцию…В жж я Vlalev vlalev.blog.ru

    • master:

      Круто. Особенно круто — про нужный керосин. Впрочем, про гелий-3 тоже круто. То есть он так сам по себе и горит, да? Скажите, как именно горит: химически или термоядерно?

      А что такое у Вас солнечный ветер? Почему от него народец не горит, когда по нескольку часов ползает по поверхности МКС?

      Протон не «мог собрать любой корабль». Собственно, и сейчас не может. Протон выводит на низкую орбиту 20 тонн, а американам, чтобы сделать однопусковую экспедицию, пришлось делать Сатурн-5 — 100 тонн на низкой орбите. И Н-1 была примерно такой же.

  6. ave verum:

    Ну вот — и 2015-й на дворе… Слабо америкосам в этом году стартануть на Луну снова, факт. Не видать им Луны. Судя по всему, они больше озадачены санкциями против России.

    • master:

      А ведь опять начали эту историю, правда, на сей раз не так шумно. У них вроде как «Орион» полетел — тот, который сначала делали, потом перестали… Что-то такое мелькнуло по ТВ, и опять со словами про Луну.

      А озабочены — не озадачены! :) — они больше не санкциями, а своей историей со сланцевой нефтью. Я так думаю.

  7. ave verum:

    Но явно не к 2020 году что-то будет…

    Да, похоже.

  8. SONY:

    На счёт гелия-3…
    Безусловно, реакция D + He-3 прекрасна, из продуктов только обычный водород и обычный же гелий, много энергии.
    Но вот незадача: для того, чтобы она была энергетически выгодной, по сравнению с дейтерий-тритиевым топливом нужно на порядок повысить температуру и в несколько раз время удержания энергии в плазме. При этом гелий из-за вдвое большего заряда ядра, чем у водорода, резко увеличивает потери энергии плазмой.
    Как мы знаем, задача выгодного термоядерного синтеза на дейтерий-тритии до сих пор не решена. ОПТИМИСТИЧНЫЕ прогнозы говорят, что термоядерные электростанции на дейтерий-тритиевом топливе станут реальностью через 30-40 лет.
    Соответственно, говорить, что через 30-40 лет станет реальностью энергетика на гелии-3, с которым проблем на два порядка больше, не приходится и близко.

    Тем не менее гелий-3 нужен и сейчас. Он используется в датчиках нейтронов (лучших датчиках!), различных тонких экспериментах и т.д. Так что он действительно может стать первым полезным ископаемым, добываемым на Луне. Но привозить его будут не десятками тонн, о которых говорится в статье, а килограммами в лучшем случае. И, разумеется, речь не об окупаемости лунной программы, а лишь о приятном бонусе в чисто научной, а от того полностью убыточной, программе. Просто «поставить галочку» напротив графы «добываем полезные ископаемые на Луне для доставки на Землю».

    • master:

      Спасибо, интересно.

      Я эту статью писал давно-давно. Только начинал… Да ещё в такое издание… журнал «Эхо планеты», такой позитивный… Да и темперамент у меня тогда был не тот, помягче, менее полемический. Относительно написанного — и бушевской Луны вообще, и гелия-3 в частности, испытывал довольно отчётливый скепсис, но выражать его открыто, бойко — поосторожничал. Это я в «Спецназе» потихоньку развернулся с сатирами да обличениями, а в «Эхе» — там я был аккуратнее. Сейчас подумал: а может, и не надо было? Не знаю, как главред «Эха» к этому бы отнёсся. Но огорчать его — тогда не хотел и теперь не стал бы. Это ведь был первый журнал,который меня напечатал.

      • SONY:

        На самом деле и я так писать могу «для своих», но ежели на публику по-шире, то буду описывать важность полётов на Луну уж хотя бы ради гелия-3, без которого в будущем никак.
        Просто я не стал бы называть «лишние» числа…
        Ведь лететь на Луну надо в любом случае. Если не сейчас, так через 100 лет мы будем в ней реально нуждаться. Но ничего не выйдет, если начать решать такую масштабную проблему только тогда, когда необходимость станет абсолютно явной. Будет уже поздно.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*