Skip to content
 

Тысяча смертей за пять тысячелетий

Всегда интересно посмотреть на ситуацию чужими глазами. А смотреть чужими глазами на ситуацию в чужом для смотрящего месте ещё интереснее. Набрёл недавно на статью американца, живущего в Китае. Капиталистического такого американца, в коммунистическом таком Китае. И показалось мне это интересным достаточно, чтобы перевести её для блога. Перевод редактированный, с купюрами, несколькими переставленными фразами и добавленным со стороны фактом. Редактированный, потому что автор – любитель, и мысль у него иногда скачет, несильно, но достаточно, чтобы в переводе смотрелось некрасиво. Ещё я удалил подзаголовки, т.к. это штука сильно менталитетно-зависимая, можно сказать, сакральная. Смысл заголовка всегда больше сказанных в нём слов, и приходится их менять с вербально-подобных на содержательно-аналогичные. Так же, как поступают с пословицами и поговорками. А это не всегда возможно, к тому же автор отличался каким-то особым видением мира, и я замучился подбирать перевод, чтобы одновременно было близко к тексту и понятно по-русски. Поэтому я их просто убил – там где в тексте три звезды, был подзаголовок. Название тоже моё.

Если читатель интересуется мнением профессионала о регионе, то можно порекомендовать блог Андрея Ланькова, крупного российского учёного-востоковеда. Он всё больше о Корее, но и о Китае тоже есть. А нам интересен взгляд простого человека.

Тысяча смертей за пять тысячелетий.

1969 год. Председатель Мао начинает строительство подземного туннеля для бегства из Пекина и ожидает начала бомбардировок и советского вторжения со дня на день. КНР только что испытала водородную бомбу на полигоне Лоп Нур; сельские районы охвачены сжигающей книги культурной революцией. Для многих иностранных наблюдателей конец Китая неизбежен.

1979 год. Мягкий министр Дэн спешно набрасывает планы аграрной реформы, чтобы предотвратить распространяющийся голод и блокировать гражданские волнения. Приграничные стычки между ОАК и Вьетнамом перерастают в настоящую войну с участием нескольких десятков пехотных дивизий. Иностранные инвестиции составляют всего 800 000 долларов. Для многих иностранных наблюдателей конец Китая неизбежен.

1989 год. Заинтересованный в перестройке Горбачёв посещает Пекин с целью восстановления дипломатического диалога. Выпуски международных СМИ освещают двустороннюю встречу, когда тысячи студентов одновременно занимают площадь Тянь Ань Мэнь. К концу лета по городу ездят танки, и международный бизнес покидает страну опять. Для многих иностранных наблюдателей конец Китая неизбежен.

1999 год. Председатель Цзян продолжает реформы и приватизирует тысячи государственных предприятий, оставляя более 4 млн. китайцев безработными. Обвал национальных валют идёт по Восточной Азии, душа Южную Корею и Таиланд. Лидеры промышленности, такие как Дэу, становятся банкротами. В течение этого периода из-за снижения экспорта китайский ВВП падает более чем на 2,5%. Для многих иностранных наблюдателей конец Китая неизбежен.

2009 год. Рост китайского ВВП замедлился до невероятных 5%. Экспорт в развитые страны практически прекратился, т.к. спрос упал до однозначного числа. Половина игрушечных фабрик закрыта, в результате чего десятки тысяч людей отправляются домой, на семейные фермы. Многие иностранные собственники просто тихо бросают фабрики, оставляя за собой долги по зарплатам. Фондовый рынок продолжает падение, т.к. фирмы латают дыры, проделанные в их бюджетах оттоком иностранных инвестиций. Для многих иностранных наблюдателей конец Китая неизбежен.

* * *

Ещё одно десятилетие, ещё один предположительный кризис в Срединном Царстве. Это же упражнение можно выполнить и в обратном направлении, начиная с кризиса 1960-го в Тайваньском проливе, гражданской войны 1948-1949 года или даже японской оккупации в тридцатых. И каждый раз Китай как-то ухитряется выживать.

За более чем 5000 лет он перенёс все возможные кризисы – сделанные как человеком, так и природой, – и, безусловно, перенесёт и эту последнюю, устроенную людьми катастрофу.

Тем не менее, опять для многих иностранных наблюдателей, таких, например, как газета «Тайм», конец Китая неизбежен. И популярные обозреватели предсказывают жёсткую посадку для самой большой нации планеты.

А только правда состоит в том, что не важно, насколько жёсткая или мягкая будет посадка в Китае. Потому что Запад, и в первую очередь США, пересчитает все камни на северо-западной стене Эвереста и дальше вниз по Тибетскому плато. И если только новая администрация не разыграет свои карты правильно, то США вполне может закончить на дне Марианской впадины (Тихий океан) вместо Турфанской (Синьцзян-Уйгурский автономный район).

* * *

Вероятно, худшее, что ожидает Китай в эти времена, это спад темпов роста, подобный японскому в девяностые. Никак не Зимбабве, не Аргентина, не Веймарская республика, не Исландия и не США. Некоторые комментаторы отмечают, кстати, что, несмотря на расточительное правительство и нулевую процентную ставку, Япония ухитрилась даже расти и (относительно) процветать – всё благодаря огромным сбережениям населения, активному сальдо и крепким производственным мощностям.

Точно так же средний китайский гражданин не только имеет мало долгов, но и сберегает в год более половины дохода. Кредиты на обучение, автокредиты, кредиты по картам распространены столь же, сколь розовые панды. Ипотечные кредиты? это что вообще такое?

Но, по мнению «Нью-Йорк Таймс», подобное ответственное отношение к финансам – это плохо и является корнем текущего кризиса. Азиаты накопили слишком много денег, кредитовали США и другие западные правительства под низкие проценты и этим «надули пузырь».

Эта линия рассуждений, всё более популярная, была в очередной раз применена в недавних теледебатах на CCTV (Китай). Два приглашённых американских профессора, Майкл Петтис и Джон Аттанэсио, отметили, что с 1998 года американцы начали тратить так, как никогда ранее. Петтис предположил, что они частично спонсировались азиатскими странами, которые, перенеся разрушительный кризис в 97-98-го, искали для своих сбережений надёжной гавани (казначейские обязательства США, например). В результате огромные суммы сбережений деформировали рынок и стали причиной будущего кризиса.

* * *

Множество источников, включая CNN и «Блумберг», выходили со статьями на первых полосах, освещающими состояние предположительно споткнувшихся азиатских экономик, особенно китайской. Несколько статей отметили, что в провинции Гуан-Донг – мировом центре производства – заводы закрываются, оставляя в результате без работы тысячи низкоквалифицированных рабочих. «Блумберг» недавно сообщил, что за последние 11 месяцев более 10 млн. человек потеряло работу. Китайские металлургические заводы, некогда коптящие круглосуточно, сокращают заказы на австралийскую железную руду, и даже копеечный металлолом из Японии не покупается перешедшими на жёсткую диету китайцами.

Комментаторы также быстро подметили, что уменьшение экспорта, измеренное по падению тоннажа коммерческих перевозок, иллюстрирует опасную тенденцию, которая будет только усугубляться по мере дальнейшего падения потребления на Западе.

Ещё хуже того, лопнул пузырь коммерческой недвижимости, с крутым падением продаж – до 40% в прибрежных городах типа Шанхая и Шиньзяна и до 55% в Пекине.

И, хуже уже некуда, два основных китайских биржевых индекса потеряли каждый по 2/3 своей величины, если считать от пиковых значений прошлого года.

* * *

Если рассматривать ситуацию с точки зрения кейнессианской теории, то китайцы должны немедленно прекратить сберегать, потратить всё на строительство мостов в гималайских ущельях, запустить программу поголовного льготного автокредитования, спустить на воду несколько сотен авианосцев, возвести колоссальные памятники и снизить ставку ЦБ до 0%. Всё это подстегнёт экономическую активность.

Если же посмотреть на ситуацию с точки зрения, которая предполагает, что истинным мотором создания благ является капитальные инвестиции, то Китай на полкорпуса впереди Запада.

Для начала. Китайцы обычно не ввязываются в экзотические финансовые игры и не покупают в кредит «Хаммеры». Китайские банки, сколь раздутыми и неэффективными не рисовал бы их Запад, требуют 20–30% предварительного взноса при покупке дома в кредит, при этом 2/3 объёма выданных кредитов обеспечены депозитами банка (в отличие от Запада-должника).

Далее:

  • Долги домохозяйств в Китае составляют приблизительно 13% ВВП (в Америке – близко к 100%)
  • Как показывает IPO Китайских железных дорог, правительство по-прежнему нацелено на приватизацию государственных компаний. В то время как на Западе национализируются целые индустрии.
  • Продолжаются земельные реформы. Они включают в себя предоставление крестьянину прав землепользования, включая сдачу в аренду или продажу другому собственнику. И это в стране, недавно напоминавшей сплошной колхоз.
  • Китай начал легализацию коротких продаж и маржинальных сделок. Для контраста: Запад ограничил их использование или выборочно запретил.
  • Китай открывает свои рынки при помощи специальных инвестиционных программ QFII и QDII, снижает налог на владение недвижимостью, отменяет полностью некоторые другие, типа гербового сбора и налога на покупку недвижимости. Вдобавок, финансовый контроль ослабляется, плюс делаются шаги в сторону конвертируемости юаня.
  • Китай полностью реорганизовал и приватизировал все крупные банки. Сельскохозяйственный банк Китая, третий по величине, недавно пустился в свободное плавание и должен или утонуть, или выгрести самостоятельно. Это прямо противоположно тому, что делается на Западе.
  • Ещё: когда лопнул пузырь недвижимости, китайское правительство не приняло (пока) никаких массовых мер для спасения сектора. В США Казначейство плюс ФРС сделали всё от них зависящее, чтобы предотвратить падение рынка, выкупая на сотни миллиардов ипотечных бумаг.

Чтобы быть объективным, должен отметить, что китайское правительство склоняется к помощи местным авиакомпаниям, снижению стандартов кредитования и пообещало увеличение монетарной базы на 17% в этом году против 14,6% в прошлом. Оно также стало манипулировать ценой на горючее при помощи налога. Была объявлена программа разворота рек в южные засушливые районы стоимостью около 3 млрд долларов. Это должно создать рабочие места, подстегнуть сельское хозяйство и снизить различие в уровне жизни сельского и городского населения. И всё же, несмотря на эти искусственные меры, фундаментальные показатели как китайских потребителей, так и корпораций (большие сбережения, малые долги), предотвратят для Китая встречу с теми последствиями, с которыми столкнётся Англия, Япония, Европа и США в этом году.

Определённо, китайцы что-то делают не так. Их близорукий либерализм обернётся для них полным крахом, правда?

* * *

Ослеплённые кейнессианскими идеями, вместо того, чтобы поблагодарить китайцев за строительство и финансирование американской мечты, некоторые умудряются винить их в том, что они накопили слишком много! Дескать, это их высокий уровень сбережений, требующих инвестирования, в первую очередь ответствен за кредитный пузырь.

Это полностью игнорирует роль, которую Центральный банк играет в установлении искусственных процентных ставок, и роль различных федеральных ипотечных агентств, в нарушении работы рынка.

Главные представители Конгресса США, а также глава ФРС Бен Бернанк, продвигают новый план по стимулированию экономики, а Белый дом ищет другие пути траты денег ради спасения страны от кризиса. Экономисты Нуриэль Рубини и Пол Кругман каждый предлагают план поддержки в 600–850 млрд. долларов, а избранный президентом Барак Обама заявляет, что при его администрации дефицит не будет иметь значения.

Вот только проблема в том, что, даже если они смогут организовать политическую поддержку и одобрение граждан, план работать не будет.

Для того чтобы профинансировать стимулирующий 168-миллиардный пакет в 2008 году, Конгрессу пришлось занимать деньги за границей. Деньги пришли не из подвалов Казначейства, а от иностранных вкладов Японии, Китая, России и Ближнего Востока. Политики взяли заём, который должен быть оплачен налогоплательщиками – с процентами.

Получив скидочный купон по почте, многие американцы прилежно тратили деньги, как и было сказано – покупая в местах типа «Уолмарт». «Уолмарт», в свою очередь, большую часть этих денег посылал обратно производителям – в Китай. А китайцы, в свою очередь, использовали эти деньги, чтобы купить ещё долговых обязательств Казначейства США.

Без Китая США не имели бы никаких возможностей временно стимулировать экономику. Без Китая США не имели бы никаких возможностей финансировать свой огромный дефицит. И без Китая у США не будет надежды на следующий тур липовой стимуляции.

В случае, если новый план по стимулированию экономики пройдёт через Конгресс, финансировать его опять будут иностранцы, если только он не будет включать в себя сокращение госрасходов или увеличение налогов (напрямую или через инфляцию). И так до тех пор, пока иностранцы не устанут от этих бесконечных циклов и не сфокусируют свои инвестиции где-нибудь за пределами США.

* * *

Как уже упоминалось выше, в последний год по меньшей мере 67 000 заводов закрылись по всему Китаю, обратно на семейные фермы отправились сотни тысяч трудовых мигрантов. Это может быть очень болезненно в ближайшей перспективе, но китайцы хотя бы допускают банкротство, чтобы очистить рынок от неэффективных бизнесов.

В США банкротство больше не работает. Вместо этого более 8,5 трлн долларов используются для поддержки недееспособных фирм, таких как «Сити», «Фэнни Мэй», «Фредди Мак», AIG.

Результатом будет являться то, что в долгосрочной перспективе Китай в целом будет способен адаптироваться к новым условиям рынка. Он будет преуспевать, потому что слабые компании будут вычищены с рынка, а капитал перераспределится между наиболее эффективными участниками. Правительство и сейчас продолжает приватизацию государственных предприятий и допускает их банкротство. На Западе же всё будет ровно наоборот.

Единственный неизвестный фактор – это сколько ещё вреда американской валюте принесёт ФРС, которая, возможно вообще распугает всех иностранных инвесторов.

Если можно верить истории, то, когда Китай опять встретится с неопределённостью в каком-нибудь 2019 году, у него за спиной будут почти 2 трлн резерва и твёрдая финансовая основа. Вот уж чего нельзя сказать о США. Может, иностранные наблюдатели заметят, наконец.


P.S. Как только я закончил перевод, как «Ведомости» опубликовали интервью с Вэнь Цзябао, премьером Госсовета КНР

Из интервью следует, что за два следующих года Китай собирается потратить 584 млрд долларов на стимулирование экономики, причём именно через потребительский спрос. Однако, следует понимать следующие вещи. Тратить они будут свой стабфонд, а не печатать деньги и не занимать за рубежом. Я прикинул количество денег, направленных на субсидирование непосредственно потребителя. Все эти пенсии, дотации и зарплаты госсектора, если смотреть по интервью, составляют всего около 4-5 млрд долларов из 584. Остальное, выходит, пойдёт (опять же, судя по интервью), на компенсацию снижения налогов, науку, медицину и модернизацию, причём последнне — очень важно. У Китая есть большая проблема устаревания фондов. Сейчас, воспользовавшись кризисным падением цен, они будут закупать новое оборудование, как бешенные. Причём — за границей. Пригласят несколько тысяч высококлассных западных учёных, перешедших на постное. Разорвьют транспортную сеть. То-есть, говоря по-русски, будут активно конвертировать груду зелёных бумажек в капитал (в его первичном смысле, т.е. в средства производства и ноу-хау). Капитал, который, если верить тенденции, станет частным при первой же возможности. Так что обрадовавшихся кейнессианцев можно охладить — эти меры, конечно, не laissez-fair, но и не махровая Рузвельтовская государственность, которая может померещиться.

Ещё по теме:

Политкорректность, кризис и свобода

Финансовый кризис и лекция фон Мизеса

3 комментариев

  1. master:

    Есть люди, которые считают что этот кризис – не падение в большую экономическую яму с последующим более или менее медленным вылезанием из неё, а обрушение всей цивилизации. Сам видел в передаче Третьякова «Что делать» (канал «Культура») нескольких таких. Не сказал бы, чтоб дураки или отвязные эпатажники. Они говорят, что наиболее тупой вариант выхода – «сброс» 80% населения. Наиболее тупой – это когда люди 1) не захотят договариваться, или 2) не смогут договориться, или 3) договорятся, но ошибутся. Так что, получается, что наиболее тупой = наиболее вероятный.
    А в этом случае вообще останется только один Китай. Точнее: из стран, которые могут сохранить способность относительно быстро возродить цивилизацию современного типа, останется один Китай.
    Золотой миллиард погибнет, потому что всё его интенсивное хозяйство держится на энергии и IT, а без этого даже сортиры в квартирах работать не могут. И морковка не растёт в Голландии без удобрений, полива и пр., на что нужна энергия. Примерно то же ждёт страны уровня Индонезии и Эквадора. Там собственно «сброс населения» может быть и меньше, но результат тот же: исчезновение стран и наций как цельных субъектов существования.
    Африка вымрет от болезней, которым её научил белый человек, и от отсутствия лекарств, которые белый человек из-за кризиса не сможет ей давать. И ещё – от совершенно каннибальской страсти к уничтожению ближнего, от которой остальная планета более или менее избавилась. Тут уже дело будет не в «затухании» наций и государств, а в прямом физическом вымирании подавляющей части населения.
    А китайцы – у них и сейчас, я думаю, не везде ещё есть электричество. И сотни миллионов помнят, как обходиться без него. Надо будет, и без керосина обойдутся. А уголь вручную добудут. Они ещё в 1960-х во дворах металл выплавляли. Тоже, конечно, мор будет; но не столь поголовный, как в остальном мире. А главное, выжившие сотни миллионов не потеряют государственности, потому что они умеют жить на таком «дне ямы», на каком уже не выживут жители переурбанизированных «развитых стран». Умеют жить организованно, без ощущения конца света, пусть медленно, но сознательно продвигаясь к цели.
    Индейцы Амазонии тоже выживут, ещё и лучше, чем китайцы. Какие-нибудь афганские дехкане выживут, ещё кто-то такой же. Только им, если без внешнего стимулирования, до местной промышленной революции ещё развиваться тысячи лет. Да и мало их, когда ещё они соберутся в нации. А китайцев много сейчас и много останется, и опыт технической цивилизации у них есть, и они его сохранят, не потеряют. Почему – я уже сказал.
    И потому именно они, китайцы, окажутся после кризиса (я имею в виду «катастрофическую» его модель) единственной нацией, имеющей достаточный уровень потенциала для возрождения индустриальной цивилизации. Во всяком случае, уйдут в колоссальный отрыв от остатков изнеженных постиндустриалов и разрозненных, тёмных «феодалов». Опять будут самой крутой империей в ойкумене, как 2000 лет назад.
    Только ойкуменой этой будет уже не восточная и центральная Азия, а вся планета.

  2. admin:

    Да ты алармист почище ДОТиковских.

  3. master:

    Может, и алармист; однако в ДОТике — выживальщики, а не алармисты. Разные вещи. И потом, аларм — это тревога, набат, всем действовать по аварийному расписанию, выносите сейфы! женщины — в дрезину! и пр. А я себя ощущаю не алармистом, а скептиком. Верю в мрачную перспективу человечества. Даже не столько верю, сколько люблю обдумывать. А вообще — читайте пост от 10.02.09. Я потом ещё припишу.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*