Skip to content
 

Что нам «Бисмарк»? Первый опус о делах морских.

Вчера в ларьке бросилась в глаза надпись «Бисмарк» – легендарный корабль». Это была, как я понял, такая книжка-выкройка, из которой можно сделать картонную модель. Типа, «точная копия легендарного корабля «Бисмарк», как-то так.

Я вроде бы не особый ханжа, но меня покоробило. Ну что ж это, прямо по-русски написано «легендарный корабль» про линкор, построенный нашими врагами во 2-й Мировой войне в обход ранее заключённых договорённостей, при попустительстве наших будущих врагов в войне холодной. Как-то это нездорово, по-моему.

А и то сказать, что в нём легендарного? Он что, совершил какой-то запредельный подвиг? Или, может быть, являет собой эпохальную конструкцию?

Да нет, не думаю. Единственный раз пошёл в море на боевую операцию, потопил, действительно, крупный английский корабль, но после этого был перехвачен и потоплен англичанами. И вся любовь.

По-моему, ничего из ряда вон. Вот погоня за «Бисмарком», она была действительно драматична. Кто любит громкие слова, может сказать – легендарна.

По-моему, по этой погоне можно снимать фильм. И не надо будет в этом фильме добавлять любовную линию, и не надо будет придумывать голливудские финты на истребителях, как в «Пёрл-Харборе». Авторам сюжета «Харбора» действительно надо было что-то такое придумывать. Потому что эта японская операция, при всём её значении, при всей масштабности, чёткости выполнения и удаче, была, на мой вкус, делом трудным, но не сложным.

Ясно, что это напряжённая, слаженная, мастерская, опасная работа огромной военной машины, каковой было соединение адмирала Нагумо. Но ничего замысловатого, сложного в ней не было, просто чёткое выполнение хорошего плана да плюс удача. Я для себя разделяю слова «трудный» и «сложный». Знаете, по аналогии с английскими, соответственно, «hard» и «complex». Так вот, по-моему, удар по Пёрл-Харбору был hard, но не complex.

А американцы – так тут надо скорее перечислять, что они НЕ СДЕЛАЛИ. Не заметили ухода столь огромной массы столь крупных кораблей из портов, отлёта сотен самолётов с аэродромов постоянного базирования. Не имели удачи обнаружить Нагумо на подходах при помощи самолётов-разведчиков. Не приняли во внимание предупреждение своих локаторщиков. Авианосцы Тихоокеанского флота в это время в базе отсутствовали, так что американцы не смогли дать авианосное сражение, а ведь именно в ходе таких сражений при Мидуэе, в Коралловом море и далее они отняли господство на море у флота микадо.

Это я перечисляю – неполно, просто что на ум пришло – только то, что могло бы быть иным при том положении вещей, которое существовало у США на Гавайях на момент нападения. О том, что было неправильно в этом положении, что надо бы было сделать не так в предвоенный период, – об этом и смысла нет говорить. Война всегда выявляет промахи, недопонимания, ошибки, которые были допущены при подготовке к ней в части техники, тактики, боевой подготовки и всяких прочих делах. Они обязательно найдутся, без этого не бывает, так было и так будет. Вот я об этом и не говорю.

Ну ладно, отвлёкся. А хотел я сказать, что погоня за «Бисмарком» – вот это действительно была операция! И уж тут точно можно говорить о том, что СДЕЛАЛИ. Англичане сделали; читаешь об этой погоне и понимаешь, как Британия смогла стать владычицей морей.

*

«Бисмарк»
Вид на «Бисмарка» с палубы «Принца Ойгена». Май 1940 года

Один из двух сильнейших кораблей Кригсмарине, линкор «Бисмарк», вышел вдвоём с тяжёлым крейсером «Принц Ойген» в поход на коммуникации в Атлантику. Их обнаружили скандинавы где-то в районе балтийских проливов и дали знать англичанам. (Сразу говорю, что не ставлю задачей поместить здесь подробный и точный рассказ, пишу по памяти, поверхностно, штрих-пунктиром, что-то наверняка забуду, а может, где-то и совру. Моя задача – показать, что, если и есть в этом эпизоде Второй мировой что-то легендарное, то это скорее весь этот английский вынужденный экспромт, в котором они смогли добиться успеха. Если кто заинтересуется, скажите, напишу подробнее и точнее, только это будет, конечно, небыстро).

«Принц Ойген»
«Принц Ойген», классический тяжёлый крейсер периода 1930-х годов

Англичане выслали на перехват два сильнейших корабля Флота метрополии, которые могли послать – линкор «Принс оф Уэллс» и линейный крейсер «Худ». В Скапа-Флоу находился ещё систершип «Принса», «Кинг Джордж V», и линейный крейсер «Рипалс», тоже, как и «Худ», ветеран, построенный во второй половине Первой мировой. Но они не могли достаточно быстро выйти в море.

«Принс» был представителем последней, самой современной на тот момент пятёрки британских линкоров. А «Худ» был самым современным английским кораблём Первой мировой войны. Он даже не успел в ней поучаствовать, даже не был достроен на момент её окончания. Его достроили, и он в течение почти десятка лет являлся наиболее современным английским кораблём «абсолютной весовой категории», до тех пор, пока не построили очень интересные корабли «Нельсон» и «Родней»; последний также участвовал в этой истории.

«Принс оф Уэллс»
Корабль Его Величества «Принс оф Уэллс»

Англичанам удалось перехватить немецкую парочку, уже когда она обогнула с востока и севера Исландию и повернула на юго-юго-запад, на просторы Атлантического океана. Но радости они с этого не получили. В артиллерийском бою «Бисмарк» потопил «Худа» и повредил, не катастрофично, «Принса».

Тут надо вспомнить, что «Худ» от рождения был не линкором, а линейным крейсером. Этот класс кораблей возник под влиянием тактической идеи – охвата головы вражеской эскадры в линейном морском сражении. Для сего требовались корабли более быстроходные, чем основные линкоры (по-английски battleship). Ради скорости надо было чем-то жертвовать. Мощью оружия жертвовать нельзя, так как бессмысленно стрелять из пушек, которые не могут пробить броню врага на немалой дистанции линейного боя. Значит, пожертвовали бронёй. Это и стали называть линейным крейсером – battle cruiser.

Кроме того, в то время, когда проектировался «Худ», палубной броне придавали куда меньшее значение, чем два десятилетия спустя. И, хотя линейный крейсер в межвоенный период модернизировался, он всё же не мог иметь такую палубную броню, какая с самого начала закладывалась на линкорах разработки 30-х годов. А ведь тот снаряд, что потопил «Худа», прошёл как раз через палубы.

«Худ»
Линейный крейсер «Худ», столь любимый британцами и столь неудачливый…

То есть, будь «Худ» подлинным линкором, да ещё лет на двадцать помоложе, имей он нормальную для 1930-х линкоровскую броню, – может, и не пробили бы её 380-мм снаряды «Бисмарка», и не взорвался бы погреб боезапаса, что и привело к почти мгновенной гибели гигантского корабля.

Это я к тому, что «Бисмарк» стрелял, конечно, хорошо, да только противник, которого ему удалось уничтожить, не был ему ровней.

Между тем «Принс оф Уэллс» тоже попал в «Бисмарка». Серьёзного урона боеспособности немца не причинил, только ход уменьшился на три узла. Но, кроме того, пробил бортовую топливную цистерну. Нефть стала вытекать, поэтому а) «Бисмарк» не мог теперь идти в Атлантику, с неполным-то и уменьшающимся запасом топлива; и б) за ним потянулся нефтяной след. Немецкий флагман Лютьенс (кажется, вице-адмирал) принял решение идти в Сент-Назер в оккупированной Франции, причём идти коротким путём – настолько значительной была утечка топлива.

И пошла за ними погоня. Не буду сейчас проверять, буду писать, как помню. Практически с самого места боя за «Бисмарка» зацепились крейсера англичан. Сделать он ему не могли ровнёшенько ничего, но с хвоста не слезали. Это было трудно, так как погода была весьма свежая; «Бисмарку» с его 50 тысячами тонн водоизмещения довольно просто держать большую скорость на волне, а вот 9000-тонному крейсеру – очень нелегко. Однако они держались. По его наводке из базы Скапа-Флоу вышел флагманский линкор Флота метрополии «Кинг Джордж V» и с ним авианосец «Викториес». Они шли наперерез немцам с востока.

«Викториес»
Авианосец «Викториес». Фото «Кинга Джорджа» ставить незачем, он однотипен с «Принсом»

Но если бы это было всё!

В это время в составе охранения конвоя, направлявшегося из Англии в Штаты, шёл линейный корабль «Родней». Это был пароход уже «в летах», построенный во второй половине 20-х годов. Со своими 23 узлами он был тихоходнее и «Бисмарка», и «Принса» с «Кингом», которые делали – один чуть меньше, а два других – чуть больше 30 узлов. Зато у него была толстая броня и 406-мм пушки – у обоих «англичан» были 356-мм, а у немца, как мы уже говорили, 380-мм. И было их у него 9 против 8 на «Бисмарке». И вот «Родней» в сопровождении трёх эсминцев повернул на запад, на пересечку курса Лютьенса. Погода, помним, была бурной, маленькие эсминцы не справлялись с океанской волной, теряли скорость. Вот оно, отличие реальной жизни от испытаний на мерной миле! Что проку в эсминцевых 33 узлах, если в деле они отстают от 23-узлового линкора?

Могучий старикан «Родней» не стал их ждать и пошёл самым полным – один посреди района, где не то что могли – просто должны были быть немецкие субмарины. Но он был ещё далеко…

«Родней»
«Родней». Не правда ли, весьма своеобразная компоновка главного калибра? И весь облик какой-то совсем не английский… Снят с самолёта, может быть, как раз в составе какого-нибудь конвоя

Кстати говоря, в дни моей юности поляки выпускали такое периодическое издание, называлось «Малый моделяж». Это как раз и были такие картонные выкройки. Там были самолёты, корабли, ещё что-то. И был среди них «Родней», мой школьный друг его купил, собрал – почти метр в длину, очень убедительно. А название было скромное, просто «Линкор «Родней», ничего легендарного.

…Ещё раньше адмиралтейство вызвало на помощь соединение «H» – группу кораблей, базирующихся на Гибралтар. Ядро составляли авианосец «Арк Ройял» и линейный крейсер «Ринаун», однотипный с «Рипалсом», несущий, как и тот, 6 орудий калибром 381 мм.

«Рипалс»
Один из двух однотипных линейных крейсеров, вошедших в строй ещё во второй половине 1916 года. Только вот не знаю, «Рипалс» это или «Ринаун»

И вот какой-то немецкий подводник, возвращавшийся в Сент-Назер с охоты в Атлантике, услышал шум винтов, определил направление, погрузился. А когда всплыл, увидел, что находится посередине мощной вражеской корабельной группы! Между «Арк Ройалом» и «Ринауном»!! Необнаруженный!!! Но у него не было торпед – добросовестно расстрелял весь боезапас по атлантическим конвоям.

Представляете себе чувства этого подводника? Я человек впечатлительный, у меня, как подумаю, – мурашки по коже…

И ведь что интересно. Каждый из этих кораблей внёс свой вклад в успех охоты за немецким рейдером. Там был ещё линкор «Рэмилесс», тоже отозванный от конвоя и двигавшийся с юга; а «Ривендж» вышел на подмогу аж из Галифакса. Но эти к делу не успели.

Вскоре немецкие пароходы разошлись: «Ойген» пошёл на юг, чтобы добраться до Сент-Назера кружным путём. А «Бисмарк» рванул на юго-восток, прямым курсом к Франции, стремясь как можно скорее попасть если не в базу, то хотя бы под прикрытие своей авиации, действовавшей с французского берега. Этого бы вполне хватило: уж «Юнкерсы»-то прикончили бы любого, кто сунулся в пределы их радиуса действия. Там такие мастера были, натренировавшиеся на Средиземном море…

Вернёмся к «Бисмарку». Английские крейсера продолжают его вести по радиолокатору, а слева по курсу, то есть с востока, приближается авианосец «Викториес». Уже близится ночь, но командир авианосца поднимает свои «Суордфиши» – одномоторные бипланы-торпедоносцы. Такая приключилась нелепая история, что англичане не смогли за все 1930-е годы сделать более или менее современный палубный торпедоносец и вынуждены были вернуть на вооружение старый биплан, уже было «вышедший в отставку». Но это, конечно, уж совсем не по теме.

«Суордфиш»
«Суордфиш», палубный торпедоносец, трёхместный одномоторный биплан. Вряд ли это реплика, скорее, отреставрированный оригинальный самолёт. «Там» умеют любить свою технику…

В суете «Суордфиши» обмишулились и чуть не потопили американский сторожевик, который невесть откуда взялся в том месте, где должен был быть «Бисмарк». Зато немцы заметили самолёты вовремя, и англичан встретил плотный огонь, так что торпеды пришлось бросать на большом удалении от цели. Вроде бы одна из них попала, точно сказать было нельзя. Во всяком случае, «Бисмарк» не сбавил ход – а ведь это было главной задачей, затормозить его, чтобы дать время подойти тяжёлым кораблям флота Его величества.

А потом лётчики искали свой «Викториес» и садились в кромешной тьме. Пожалуй, это было опаснее, чем сама атака…

«Каталина»
«Каталина». Правда, американская и, правда, современная. Как бы то ни было: какая красивая машина!

Через некоторое время английские крейсера потеряли контакт с «Бисмарком» и не имели его больше суток. Наконец, немца обнаружил экипаж патрульной «Каталины» (превосходная американская двухмоторная летающая лодка, на них летали, по-моему, все союзники, были они и у нас на Северном флоте; такая была у Жака Ива Кусто и, я думаю, их ещё много летает и сегодня). Линкор пилил себе с хорошей скоростью на юго-запад, к берегам прекрасной Франции, на встречу с доблестными подразделениями Люфтваффе. До побережья ему оставалось 600 миль. Через полсуток он мог уже войти под зонтик имени рейхсмаршала Геринга.

Надо было его тормознуть.

И сделать это могли теперь только такие же «Суордфиши», но уже с «Арк Ройяла».

Они это сделали. Попали две торпеды, из них одна – в руль. Руль заклинило в положении на борт, и теперь кораблю, чтоб держаться на курсе, надо было компенсировать разворачивающий момент работой машин. Его скорость упала капитально. Это было началом конца.

Вы подумайте, что было бы, если бы у того подводника была хотя бы одна торпеда, и он выбрал бы в качестве цели «Арк Ройял»?

Кстати, торпедоносцы добились успеха только во втором вылете. А в первом они атаковали… свой же крейсер «Шеффилд». Командир спас корабль виртуозным маневрированием; а пилоты в момент атаки сильно дивились: чего это «Бисмарк» по ним не стреляет?

«Шеффилд»
Лёгкий крейсер «Шеффилд». Вот уж про этого не скажешь, что он не похож на «британца». Просто классика…

Они, эти пилоты, тоже садились на палубу «Арк Ройяла» в полной темноте.

К этому времени «Родней» присоединился к флагману – «Кингу Джорджу». Теперь у англичан был перевес в артиллерии. Иначе шансы «Кинга» были бы довольно сомнительными – калибр его пушек был меньше, чем у Бисмарка, и броневая защита немца была в целом более мощной. Да и по водоизмещению «Бисмарк» заметно превосходил «Кинга» – примерно на величину водоизмещения целого крейсера, такого, как тот же «Шеффилд». А как умели стрелять его артиллеристы, мы уже знаем.

Два главных действующих лица финальной сцены этой драмы встретились вечером. Бой с «Бисмарком» планировалось начать поутру, а пока – готовились.

«Бисмарк»
Это опять «Бисмарк»

А пока они готовились, в дело вступила ещё одна боевая группа – пятёрка эсминцев, тоже вызванная на травлю «Бисмарка» из состава одного из конвоев, на этот раз – идущего на Ближний Восток. Командовал ими лихой моряк коммандер Вайен. Эти эсминцы в течение ночи провели несколько торпедных атак, они даже вступали в перестрелку с «Бисмарком» – со своими-то 120-мм пушками! А почему не пострелять, если всё равно подошёл близко? А не подойти нельзя, торпедой с 10 миль не попадёшь.

И опять я говорю: представляете? У «Бисмарка» на борт могут стрелять восемь 380-мм орудий главного калибра, а ещё – шесть 152-мм и восемь 105-мм. Вес его бортового залпа – семь-восемь тонн. А эсминец – в ширину нет и 15 метров, жестянка с обшивкой толщиной в несколько миллиметров.

«Коссак»
Эсминец «Косак» – флагман Вайена. Это у них так звучит наше «Казак»

Однажды в Первую мировую на Балтике в наш эсминец «Гром» (1200 т водоизмещения) попал 305-мм снаряд с германского дредноута. Так он пробил борт, перебил паро- и водопроводы этого борта, сокрушил что-то там ещё, потом надругался над трубопроводами противоположного борта, пробил этот противоположный и лишь потом, в воде, взорвался. Видно, был он бронебойный, взрыватель установлен с большим замедлением, и взрывчатки относительно мало. А был бы фугасный…

Я думаю, на «Бисмарке» фугасные снаряды были. Они вообще-то стандартно входят в корабельный боекомплект. А «жестянки» подходили к нему до 3,6 км (4000 ярдов). На этом расстоянии немец мог их достать даже из зенитных 37-мм автоматов.

Но на эсминцах воюют герои. Они засадили в «Бисмарк» ещё две торпеды. Теперь линкор мог плестись лишь на 7 узлах.

«Родней»
Вряд ли на этом снимке «Родней» стреляет именно по «Бисмарку»…

В общем, как принято говорить в русских былинах, тут ему и славу поют. С утречка подошли к «Бисмарку» «Кинг» с «Роднеем». Лютьенс принял бой. Бился до израсходования боезапаса и проиграл. «Бисмарк» затонул. Затонул в 400 милях от берегов Франции. В считанных часах от спасения.

Возвращаясь к началу: так что здесь, в действиях «Бисмарка», легендарного? Что и говорить, молодцы немцы, и воевать умеют, и духом крепки, и корабль у них был великолепный. Но во всех событиях после взрыва «Худа» они уже играли роль жертвы, а это как-то не тянет на легендарность. Точнее, на мемориальном кладбище, наверное, тянет, но на картонной модели в киоске, в России 2009 года – нет. Здесь, думается, более уместны герои-победители, а не герои-жертвы. Лётчики, ребята с эсминцев. Среди последних, кстати, был польский «Перун», с польским экипажем. Он первым из флотилии Вайена вступил в бой с «Бисмарком» и стрелял в него из своих стодвадцаток.

«Перун»
«Перун» (Piorun) – эскадренный миноносец «Нерисса» типа N, переданный англичанам воюющим польским морякам

Бывают же действительно легендарные корабли, проведшие легендарные бои. Вон наш парусный 74-пушечный линейный корабль «Азов». В 1827 году во время сражения с турецко-египетским флотом ему пришлось биться с пятью кораблями. Он уничтожил 80-пушечный линейный корабль, три фрегата, в том числе флагман тунисского адмирала, и ещё один корвет, и ещё, в паре с флагманом союзных англичан – флагманский линейный корабль египетского комфлотом.

«Азов»
Эпизод боя «Азова» с турецким фрегатом под флагом Тахир-паши. Картина Айвазовского «Сражение при Наварине»

Или бриг «Меркурий». Со своими 18-ю маленькими пушками попал между двумя турецкими линейными кораблями – трёхдечным 110-пушечным и двухдечным 74-пушечным. И какие это были пушки, не сравнить!

«Меркурий»
Опять Айвазовский. «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями»

Вот смотрите, чтоб яснее было. Тогда уже сформировалось чёткое деление парусных боевых кораблей. Самыми мощными были линейные – до 5000 тонн водоизмещения, трёхмачтовые, с тремя или двумя пушечными палубами в корпусе и ещё с пушками на палубе. Потом шли фрегаты – до 2000–2500 тонн, тоже три мачты, одна палуба в корпусе и пушки на верхней. Далее – корветы, 800–1500 тонн, опять трёхмачтовые, но пушки уже только на верхней палубе, ну, и калибром пожиже. И лишь потом бриги – настолько маленькие, что мачт всего две, и, конечно, никакой речи о пушках внутри корпуса – только на палубе. Не помню точно, кажется мне, что на «Меркурии» даже 24-фунтовых не было, а только 18-фунтовые и меньше. А на линкорах турок – уж как минимум 36-фунтовые, а скорее и ещё более тяжёлые, поболее 40 фунтов.

Так ведь не сдались! Вступили в бой, маневрированием спасались от попаданий, гасили пожары… Разбили каюту турецкого адмирала, пообломали ему рангоут, и второму кораблю пообломали.

Турки отказались от преследования!!

В Севастополе командиру «Меркурия» поставили памятник. На нём написано:

КАЗАРСКОМУ. ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР

Лучше не скажешь. Вот это, действительно, легендарно.

Севастополь. Памятник подвигу брига «Меркурий»

Уверен, в других флотах тоже есть корабли, которые можно назвать легендарными за их боевые заслуги. У тех же немцев есть такие подводники, что вызывают настоящее восхищение, хоть и врагами были. Среди американских тихоокеанских авианосцев наверняка есть такие, которые участвовали во многих ожесточённейших сражениях, бывали жестоко избиты и побеждали; просто я не задавался целью проследить боевой путь наиболее известных американских авианосцев 2-й Мировой. У англичан один эсминец, старый, маленький, уничтожил за войну семь немецких подлодок. Наш «Гремящий» на Северном флоте одну потопил, так ему гвардейский флаг дали. А тут – семь.

*

До сих пор мы говорили о том, что я бы назвал легендарностью событийного, историко-культурного толка. В этой сфере у легендарности можно различить как минимум два уровня. Один, всеобщий, глобальный – это легендарность личностей, событий, свершений, значимых для всего человечества или, скорее, для больших культурных групп внутри человечества. В этом смысле можно говорить «легендарные пирамиды Гизы», или «легендарный Сократ», или «легендарная битва при Марафоне», или «легендарный «Фрам» легендарного Нансена». И в этом смысле, думаю, мы согласимся, что ни сам «Бисмарк», ни его история легендарными не являются. При всём драматизме – один из эпизодов военной истории, каких было много. Да и покруче были. То есть: с высоты мировой истории свершения «Бисмарка» далеко не дотягивают до гордого титула «легендарный».

Другой уровень – локальный: у каждого народа есть свои легендарности, которые для него важны куда больше, чем для остальных. Князь Владимир Красно Солнышко, Евпатий Коловрат, Сергий Радонежский, Минин и Пожарский, Александр Суворов, Валерий Чкалов, Лев Яшин, Сергей Королёв… это всё наши, русские легенды. Храм Василия Блаженного, яйца Фаберже, винтовка Мосина, танк Т-34, «Катюша», балет Большого театра… Взятие Царьграда, Куликовская битва, Измаил, Шипка, миноносец «Стерегущий», Брусиловский прорыв, Первая Конная, ДнепроГЭС, челюскинская эпопея, Сталинград… Не будем говорить о соответствии легенд реальным личностям, событиям, не о том разговор.

А о том, что эти люди, эти их творения и свершения имеют великое значение для нас, но не для иных народов. Что англичанам Чкалов? или Громов, или Водопьянов? у них есть свои лётчики-герои. Кто из нас знает про «средиземноморский Пёрл-Харбор» 1940 года, когда 19 тех же «Суордфишей», взлетевших, по-моему, с «Илластриеса», разгромили, простите за выражение, к свиньям собачьим итальянский флот в его главной базе Таранто: посадили на дно бухты три линкора и ещё несколько кораблей помельче. Хорошо, глубина была маленькая, и всё равно один из этих линкоров так и не был введён в строй до капитуляции Италии. 19 старых бипланов – и очень неслабый флот, стоящий в отлично защищённой базе! И потеряли только два самолёта. Не сомневаюсь, для британцев это вполне легендарно.

Или «в обратном направлении», когда в следующем году горстка мастеров – подводных диверсантов из 10-й флотилии МАС князя Валерио Боргезе, пользуясь крошечными подводными аппаратиками, в один день пустила на дно в Александрии два английских линкора, «Куин Элизабет» и «Вэлиант». Правда, и там глубина была маленькая, но факт остаётся фактом: на некоторое время англичане потеряли чуть ли не все линейные силы Средиземноморского флота. Вот уж точно герои – для Италии.

Итальянские боевые пловцы
Ребята из 10-й флотилии МАС

И я думаю, что те англичане, которые более или менее в курсе истории своей страны, не будут очень уж рады, если увидят книжку с названием «Легендарные управляемые торпеды князя Боргезе». Не говорю, что не купят – купят, это ж интересно; но, уверен, заголовок их немного смутит. Как итальянцев смутит заголовок «Легендарный «Суордфиш», убийца итальянских линкоров».

Резюме. Когда используешь слово «легендарный», надо думать о тех, кто будет «потреблять» твоё произведение. Не надо по-гречески писать «легендарный Мухаммед II», это нетактично, потому что Мухаммед II прикончил Византию. Не надо писать по-японски «легендарный В-29 «Энола Гэй», потому это с него бросили бомбу на Хиросиму. Не надо нам писать по-русски «легендарный танкист генерал Манштейн», потому что – да, Манштейн прекрасно знал своё дело, но он давил гусеницами своих Т-III и Т-IV наших бойцов; Манштейн – явно не наша легенда. И англичанам про Роммеля не пишите, и американцам про Ямамото.

Пишите «Легендарный «Бисмарк» по-немецки – в его истории нет ничего от фашизма, а как боевая единица флота они показали себя прекрасно – и корабль, и его экипаж. Вполне годится на легенду для немцев. А нам на книжке с картонными выкройками напишите попроще, например, так: «Корабли Второй мировой войны. Линейный корабль «Бисмарк», Германия».

Ну вот, кажется, я смог сказать, что думаю про возведение «Бисмарка» в звание «легендарного» на основании его свершений. То есть с историко-культурной точки зрения.

*

Но есть ещё у людей обычай называть легендарными технические объекты на основании их грандиозности, или новизны, или тех перемен, которые последовали за их появлением. Так, может быть, «Бисмарк» легендарен с этой точки зрения? Не потому, что совершил исключительный подвиг, а потому, что, так сказать, конструктивно легендарен?

Да тоже вроде нет. Очень хороший корабль, немцы вообще корабли делали классно. У них и в Первую мировую были корабли, показавшие великолепную стрельбу, как, скажем, крейсера эскадры графа Шпее. Или исключительную живучесть, как например, линейный крейсер «Зейдлиц», который в Ютландском бою – самом большом эскадренном сражении всех времён и народов – получил 21 крупнокалиберный снаряд, принял 5300 тонн воды (!) и самостоятельно дошёл до базы. А раньше, в бою у Доггер-банки, английский снаряд поджёг заряды сразу в двух башнях главного калибра «Зейдлица». Ситуация типа той, в которой погиб «Худ».

«Зейдлиц»
Линейный крейсер «Зейдлиц»

А только «Зейдлиц» не взорвался, и не потому, что повезло, а потому, что у него заряды, хоть и картузные, хранились в латунных гильзах, и погреба были прекрасно сконструированы. «Зейдлиц» пришёл в базу. А «Лютцов» в Ютландском бою, уничтожив два английских крейсера, линейный и броненосный, сам получил 24 снаряда главного калибра, принял 7500 тонн воды (!!) и тоже сохранил ход и возможность дойти до базы. Но – не суждено, и не по его вине: он был затоплен по приказу командующего, адмирала Шеера, – тот опасался ночной атаки британских эсминцев и не хотел подвергать риску своих моряков на истерзанном корабле.

Простите, я увлёкся. Люблю я это, корабли, особенно период с 1850-х годов где-то по 1970-е.

*

Так вот, хороший корабль «Бисмарк» никак не может тянуть на звание легендарного по признаку эпохальной новизны конструкции.

Таковым я бы признал, например, французский «Ла Глуар», потому как это был первый в мире реально мореходный броненосец. Или русский миноносец «Взрыв» – этот был первым в мире реально мореходным миноносцем, до него строили маленькие миноноски для прибрежных действий и в качестве бортовых катеров броненосцев.

Легендарны американский «Монитор» и английский «Дредноут», настолько новаторские, что дали название новым классам кораблей, им подобных. Сюда же можно записать американскую атомную подлодку «Наутилус» – первую в мире атомную подлодку. Английский «Фьюриес» – первый в мире настоящий авианосец.

«Фьюриес»
Первый в мире авианосец со сплошной полётной палубой – HMS Furious

Ну, и так далее.

А «Бисмарк» – что «Бисмарк»? Американские «Айовы» были как минимум не хуже.

*

Вот видите, на что может толкнуть не в меру болтливого человека какая-то книжонка с не очень лепым названием, случайно увиденная в киоске на станции метро «Павелецкая»?

11 комментариев

  1. schipina:

    Захватывающая история. Даже представить себе трудно, что автор писал это по памяти (это я не сомневаюсь, а восхищаюсь).Читается просто на одном дыхании.

  2. master:

    Прочитав комментарий, я усовестился. Решил признаться.
    Не всё я помню наизусть!
    Я посмотрел карту погони – уточнить, кто с какой стороны шёл. «Ривенджа» и «Рэмиллеса» я не помнил: про первого не помнил название, а про второго – вообще о том, что его тоже вызвали. Пришлось посмотреть имя командира флотилии эсминцев: этот мужик меня восхищает, непременно хотел назвать его по имени. И ещё смотрел цифры: сколько получали снарядов и принимали воды немецкие линейные крейсера в Ютландском бою и у Доггер-банки. Мне быстро попались под руку эти цифры, иначе пришлось бы обойтись без этой интродукции.
    А вообще немецкие линейные крейсера – это отдельная песня. Всё ж молодцы немцы! Начали строить боевые корабли только после Седана (1870), даже позже, в конце 1870-х. Буквально начали – с нуля, раньше не пробовали иметь большой флот. Да и понятно: зачем он одной Пруссии, да и не потянула бы она. Вот объединили Германию после Седана и начали. И уже на рубеже XIX и XX веков строили на экспорт первоклассные миноносцы, крейсера, и не только для Китая, но, например, и для России, с её двухвековой к тому моменту историей флота. А уж какие пароходы для себя делали!
    И эти два боя, Ютландский и Доггер-банка – тоже отдельная песня…

  3. премьер-майор:

    История в целом знакомая, но перечитал в подробностях еще раз с удовольствием. И считаю нужным для соблюдения исторической объективности уточнить одну деталь.
    По контексту завершающего историю погони абзаца у читателя может сложиться мнение, что практически потерявшего ход и опустошившего погреба «Бисмарка» английские линкоры спокойно, как в тире, расстреляли и потопили.
    Нет, он здорово огрызался, не давал им возможности подойти на дистанцию эффективного огня, но англичанам помогла непогода и новая техника. Когда место сражения накрыл «заряд» дождя и видимость резко ухудшилась, «Кинг», оснашенный радиолокатором, подошел достаточно близко и, наводя «по локатору» дал несколько залпов главным калибром практически в упор, сам оставаясь вне визуальной видимости.
    Вот тогда, получив сразу несколько пробоин, «Бисмарк» и затонул.
    Англичане здесь чуть ли не впервые применили локатор не просто для контроля цели, но непосредственно для ее уничтожения.
    Что касаемо американских «Айов», то они были спущены на воду в 1943 году, строились с учетом уже накопленного боевого опыта (своего и чужого) и стали эталоном (но и последними) в своем классе. Так что «Бисмарк» с ними не сравнить ни по скорости, ни по огневой мощи.

  4. master:

    Что касаемо «Айов». «С высоты птичьего полёта», думаю, всё же можно сравнивать. Главное, что объединяет эти корабли: и те, и другие относятся к классу быстроходных линкоров.
    Как мы помним, в Первую Мировую были линкоры с толстой бронёй и скоростью до 24 узл. и линейные крейсера с тонкой бронёй и скоростью до 31 узл. Лондонские соглашения по морским вооружениям не позволяли строить линкоры со стандартным водоизмещением более 35 тыс. т. А в таком водоизмещении толстую броню, большие пушки и высокую скорость совместить не удавалось и после Первой мировой. Так, из-за вашингтонских (1923 г.) ограничений, появились: «Родней» в Англии: броня, пушки 406 мм, но 23 узла; «Дюнкерк» во Франции: 31 узел, но — броня не очень, пушки 330 мм; «Шарнхорст» в Германии: скорость порядка 30, броня, как всегда у немцев, весьма ничего себе, но пушки — 280 мм.
    А вот когда срок ограничений кончился, народ пустился строить ну о-о-о-о-чень большие корабли, чтоб всё было абгемахт. Оно и было. Это были практически последние, порой предпоследние серии линейных кораблей.
    Вот к этой лебединой песне относятся и «Бисмарк», и «Айова», и «Ямато», и недостроенные «Ришелье» с «Жаном Баром». Вот почему я считаю принципиально возможным ставить их рядом и слегка сравнивать.
    Убедил?

    • master:

      Отвечаю как бы сам себе, но с подачи Премьер-майора.
      Надо мне было употребить не «Айову», а «Саут Дакоту». Потому что «Айова» — это действительно последняя введённая в строй серия американских линкоров, она же — вторая после выхода из вашингтонских ограничений. И эти линкоры, построенные уже с учётом какого-никакого опыта войны, представляют собой действительно следующее поколение после «Бисмарка» и прочих. Не скажу, что они разительно отличались от предвоенного «бисмарковского» поколения, во всяком случае не столь сильно, как тот же «Бисмарк» от «Бадена» с «Байерном» (последние немецкие линкоры Первой мировой). Однако, если соблюсти строгость подхода, то Премьер-майор прав. А вот «Саут Дакота» — это как раз предвоенное поколение, о коем я написал в предыдущем комментарии.
      А про «Ямато» и «Ришелье» я правильно написал, эти пароходы были первыми в своих странах, которые проектировались без оглядки на вашингтонские ограничения.

  5. Гусев Алексей Михайлович:

    Спасибо автору за захватывающе интересное произведение. Пожелаю автору новых творческих успехов, счастья, здоровья и материального благополучия

  6. master:

    Что тут скажешь, кроме — спасибо на добром слове!

  7. Василий:

    Уважаемый автор!Прочитал несколько ваших статей — понравилось, море и корабли меня интересуют — в Российском ВМФ служили офицерами мои брат и шурин. А написать данную заметку меня подтолкнула одна неточность — в киоске Роспечати продавалась не картонная модель «Бисмарка», а масштабная, из хороших материалов (дерево, металл и др.), качественно выполненная (производитель, по-моему — «Де-Агостини»). Детали модели поступали в киоски в течение более года по 2 набора в месяц. Собранная модель более 1 м в длину, а ее стоимость превышает 20 тысяч рублей.
    В отношении конструкции кораблей (и самолетов) очень интересно, до сего дня я читал, что попадало в руки, что-то покупал, но в ваших статьях находил неизвестные мне факты.А на ваш сайт попал впервые. Спасибо!
    Василий

    • master:

      Спасибо. Теперь понятно, почему я этот набор долгое время видел, а потом он пропал с витрин бесследно.

      А хорошая, наверное, штука из неё получается… Спросили бы меня, какую номенклатуру планировать к выпуску, я б им посоветовал… «Бисмарк»-то довольно скучно выглядит, на мой вкус. То ли дело тот же «Родней», или что-то из модернизированных в 1930-х японских линейных крейсеров 1910-х!

  8. Дмитрий:

    Спасибо за интересную статью, но с выводами автора о легендарности не могу согласиться. Легенды — вообще сложная штука. Они разные бывают. Бывают героические победы, а бывают и героические поражения. Например, Варяг — безусловно легендарный корабль, несмотря на свое поражение. Потому что достойно принял бой против превосходящего противника. Но, позвольте, Бисмарк тоже принял неравный бой (хотя и при других обстоятельствах), да еще и сумел нанести противнику серьезный урон. Другой пример легендарных поражений — атака легкой кавалерии в ходе балаклавского сражения во время Крымской войны, воспетая британским поэтом Теннисоном. А разве японский линкор Ямато не является легендарным кораблем, хотя громких побед за ним не числится и большую часть войны он простоял в базе?

    Бывают и другие, страшные легенды — сильные и опасные враги, которых боятся, и победой над которым по праву гордятся, ибо начинается она с преодоления собственного страха. Такими легендами были немецкие танки «Тигр» и «Пантера» или истребители «Мессершмитт» — эти грозные имена знали, наверное, все мальчишки Советского Союза.

    И еще, на мой взгляд, не стоит делить легенды на «свои» и «чужие», поскольку мужество, честь и доблесть не имеют национальной принадлежности. И знаменитой песней о подвиге Варяга мы с вами обязаны австрийскому писателю Рудольфу Грейнцу. Для него подвиг русских моряков в далеком Чемульпо не был «чужой» легендой…

    Я вполне допускаю, что какие-то легенды могут быть непонятны или неприемлемы для других людей. В других случаях обращение к легенде может быть банальным коммерческим приемом (как, на мой взгляд, дело обстоит в случае с моделью Бисмарка от Де Агостини). Но непонимание, неприятие или неправильное использование не означает, что легенды не существует. Но не надо разрушать легенды, которые мы не понимаем или не можем принять. Легенды нужны человеку и Человечеству. Они заставляют его стремится к идеалам. А без легенд и идеалов жизнь может превратиться в унылую обыденнсть, а Человек — в серую посредственность. Поэтому не стоит без особой нужды раззрушать даже «чужие» легенды. Гораздо более продуктивным будет попытаться понять и принять эти легенды.

    • master:

      Что ж, спасибо за развёрнутое изложение Вашей позиции. Я согласен с Вами, что не надо разрушать чужие легенды — но я и не имею такого намерения. Я ничего не имею против легендарности Хартманна и Руделя, хотя они были нашими врагами. Пожалуй, и с мессершмиттом соглашусь.

      Видимо, мы с Вами расходимся в уровне того, что стали бы называть легендарностью. Я бы, например, точно не стал относить к легендарным «Ямато». Хотя бы так: а почему не «Мусаси»? Между прочим, на его потопление ушло больше бомб и торпед, чем на «Ямато», то есть он при прочих равных — круче.

      Но, повторяю — это дело личного подхода. Я свой изложил, ещё раз объяснять вряд ли нужно. Но настаивать на нём, как на единственно верном, уж точно не буду :)

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*