Skip to content
 

Спецвыпуск – Проливы (ВМФ-13)

Мраморное море и Проливы
Вот оно всё вместе

Начало

Предыдущая

В своей морской серии я многократно поминал Проливы, а в последних выпусках говорил о них много. Говорил я, говорил, и наконец задумался: а что, собственно, стала бы делать Россия с Проливами? Ну, вот захватила, и что дальше?

И вообще, что оно значит в данном случае – Проливы? Оба? Вместе с морем посередине?!

Оказалось, что мне ничего здесь не понятно и что я почти ничего не знаю.

Что я знаю? Что у Турции было право контролировать судоходство в Дарданеллах, Мраморном море и в Босфоре. Что Турция могла по своему изволению пропускать либо не пропускать военные корабли других держав по оному пути. Что обычно она русские корабли не пропускала, хотя случаи пропуска были.

Что я думаю про российский интерес? Что главное для России – иметь свободное хождение туда-сюда торговых судов и боевых кораблей.

Вот, собственно, и всё.

Дальше – просто. Раз такая злая Турция ставит нам, великой морской державе, палки в колёса, значит, надо у неё эти проливы отнять. И Константинополь отнять, это автоматически получается, без него нет Босфора. И вот в предыдущей серии мы видим план десантной операции по захвату Босфора. Объяснено, как будут захватывать и как будут борониться от возможной английской контратаки.

А дальше?

Это я вам рассказываю свои раздумья, не поддержанные ничем, кроме туманных воспоминаний о том, что знал по истории. Как там говорил Д’Артаньян? «Я давно забыл ту малость латыни, которой, впрочем, никогда и не знал».

Значит, захватила Россия Константинополь (вообще-то он Стамбул, это у нас его тогда так называли) и прилегающую к нему территорию, отбилась (возможно) от импровизированной атаки англичан, закрепилась, чтоб турки на первое время не смогли отнять силами сухопутной армии. А дальше?

Первейший вопрос: а Дарданеллы? Неужели тот же десант пойдёт туда? Ну, ладно, подвезут за парк недель ещё столько же народу, будет тысяч семьдесят. И что, пойдут через Турцию до Дарданелл? Мраморное море, оно имеет длину 260 км, а по берегу все 300 будет или больше. А как пойдут? По одному берегу или по обоим?

Тут дихотомия простая. Или пойдут, или не пойдут. Если пойдут, то непонятно, на что расчёт: всё-таки у турок армия есть, и немаленькая. Ага, понял! Поход будет осуществляться силами не столько десанта, сколько значительно более крупными массами войск, которые подойдут из России по сухопутью, через территории Румынии и Болгарии. Только вот о подготовке такого сикурса, а она не может не быть долгой и затратной, в планах по захвату Константинополя ничего нету.

Может быть, имелось в виду продержаться этак с полгодика, пока группировка будет создана и подойдёт, куда надо? Если так, то больше странностей нет, поскольку мы имеем большую войну, в которой могут (точнее, в то время могли) ставиться почти любые цели. Надо ещё помнить, что это было время нараставшего ослабления Оттоманской империи при внутренней нестабильности в ней, и эта ситуация волновала тогда всю Европу. Можно сказать, стоял вопрос о турецком наследии. Так почему бы России, единственному, кроме самой Турции, черноморскому государству, не озаботиться решением этого вопроса к своему полному удовольствию?

Странностей, в смысле, как захватывать Дарданеллы, нет. А вот что со всем этим делать потом?

Оставить всё себе? Две полосы вдоль Мраморного моря от одного пролива до другого, уж не знаю, какой ширины? Или вообще всю Турцию присоединить? В последнее поверить никак не могу. Нет, Турецкой губернии создавать не будем, не верится.

Тогда – наверняка можно сказать, что Турции остаётся территория к югу от «южной полосы», нами занятой. А к северу от северной? Или мы отдаём северную полосу дружественным грекам и братьям-славянам? А Стамбул – он становится российским городом? Переименовывается в Царьград? Или переименовываем в Константинополь и возвращаем Греции?

По моему разумению, тут можно думать что хочешь, всё равно российская земля вокруг всего Мраморного моря – нереально. Ведь есть другие державы, которым тоже не всё равно. «Съесть-то он съесть, да кто ж ему дасть»…

Тогда, может быть, более мягкий вариант? Полос никаких нет. К югу от Мраморного моря – Турция, к северу – Греция и Болгария, а у нас – крепости на обоих берегах Босфора и Дарданелл. С прилегающими территориями. Как Гибралтар у Британии.

Тоже не очень. Босфорскую крепость нам будет относительно нетрудно поддержать с «материковой» России. А дарданелльская крепость будет изолирована, и её возьмут. Те же англичане, или целая коалиция государств. И тогда, получив доступ в Мраморное море, станут создавать для нас уже в Босфоре такую угрозу, что мало не покажется.

То есть этот вариант, захват обоих проливов с последующим удержанием за Россией, я в своих инсинуациях счёл маловероятным.

Вот один Босфор – куда ни шло. У турок отнимается не так уж много, они стерпят – стерпели же всякие Измаилы и Очаковы. А для других – раздражитель гораздо менее сильный.

Но ведь и в этом случае босфорская крепость остаётся анклавом! Правда, такой анклав «мировые державы», может быть, и стерпят; во всяком случае, до поры, до времени.

Промежуточный вариант: наши захватывают оба пролива. А потом отдают Дарданеллы назад Турции или европейским державам, поставив при этом свои условия по части режима судоходства через это пролив. А также по Мраморному морю и через Бофор тоже. Или ещё круче: полномасштабная война, полный разгром Турции и её раздел между теми государствами, которые достаточно влиятельны, чтобы на это претендовать. Такое бывало в европейской истории множество раз. И в ХХ веке бывало…

Тем более, что раздел может быть не в смысле буквального перехода территорий под власть той или иной страны, а в смысле раздела на сферы жёсткого влияния. Типа доминионов. Ну, и небольших аннексий, если кому надо. Первая из них – зона Босфора становится российской. Как Гибралтар. Плюс, опять же, благоприятный для нас режим Дарданелл и Мраморного моря.

Такое, я думаю, могло и состояться. Не стоит обсуждать, насколько такая конфигурация была бы стабильной. Что толку рассуждать о стабильности, когда ещё и Первая мировая не состоялась! Тогда и слова-то такого не знали…

Но и это я счёл слишком смелым. И остановился на том, что наши возьмут Стамбул, овладеют Босфором и с этой позиции добьются у мировых держав нужного нам режима Проливов. А Стамбул отдадут назад, и Босфор вместе с ним. А себе оставит географически небольшую, но сильную крепость в черноморском устье Босфора. И на этом фоне произойдёт резкое снижение турецкой самостоятельности с заменой её на юридически оформленную зависимость от сильных держав.

Вот так я думал. А потом решил хоть немного почитать.

***

К сожалению, почитав, желаемой ясности я так и не получил. Напомню, меня интересовало: 1) что именно собиралась делать Россия сразу после десантной операции в Босфоре; и 2) как её руководителям представлялось счастливое будущее после успешного завершения всей кампании. То есть, по п. 1: куда пойдут войска и корабли, на каких географических рубежах они остановятся, удовлетворённые результатом. И по п.2: какие, бывшие турецкие, земли и воды, отвоёванные Россией, она оставит себе, какие отдаст, и кому, и на каких условиях, и в каких отношениях окажется она после всего этого с тогдашними гигантами мировой политики.

Босфор и Константинополь
Босфор. Конечно, Константинополь вековой давности был значительно меньше. Основная городская застройка концентрировалась с двух сторон пролива возле южного устья, там, где в западный берег врезается глубокая бухта

Могу сказать, что единственным отчётливым результатом чтения оказалось открытие того факта, что я неправильно понимал главную нашу тревогу относительно Босфора. Привыкли мы, заучив Пушкина, что для России главное – рубить окна в Европу. И то ведь верно: Пётр-то сначала на Чёрном море рубить прилаживался, да не получилось. А на Балтике получилось. Наследники Петра доблестно воевали земли на северных берегах Чёрного моря, хаживали в Средиземное – турок бить. Вроде, тенденция понятная: хотим ходить через турецкие проливы, как ходим через датские – беспрепятственно.

Ан вот нет! Главный наш интерес был – не разрешение прохода наших кораблей, а воспрещение прохода «ихних»! И ведь нетрудно было догадаться, помня про Крымскую войну!

А как иначе? В решении Лондонской конференции 1871 года говорилось, что «Султану представля¬ется право открывать проливы в мирное время для во¬енных судов дружественных и союзных держав, в слу¬чае если Высокая Порта будет считать это нужным, да¬бы обеспечить исполнение постановлений Парижского трактата 1856 г.». То есть – если Высокая Порта захочет, Севастопольскую блокаду можно будет повторить.

Более того, такая опасность была ясно видна нашим деятелям задолго до Крымской войны. Вот что написано об этом в статье «Проливы» на «Академике»:

Здесь России приходилось заботиться не только об открытии П. для русских военных кораблей, но и об обеспечении безопасности Чёрного моря от возможной агрессии со стороны нечерноморских держав, стало быть, о том, чтобы иностранные военные суда не проникали в Чёрное море.

Взгляд русской дипломатии на Чёрное море, как на закрытое для военных флотов нечерноморских держав, был чётко сформулирован А.Р. Воронцовым (Александр Романович Воронцов, граф, канцлер Российской империи с 1802 г. – В.М.) в самом начале его канцлерства, в 1802 году. Предлагая русскому послу в Константинополе А. Я. Италийскому настаивать на отклонении Портой требования Талейрана о допуске французских военных кораблей в Чёрное море «для защиты торговли от корсаров» (которых, кстати сказать, никогда в этом море и не было), Воронцов указывал: «Чёрное море иначе почитать не должно как озером или морем запертым, в которое и входу иного нет, как чрез канал (т. е. Проливы. — Ред.), и владение коего принадлежит только тем державам, кои берегами своими оное окружают».

Беспокойство было понятным. После потрясений XVIII века Порта потихоньку превращалась из мощного участника европейской политической игры в мощное же, но несамостоятельное орудие в этой игре – орудие, которым пользовался тот, кто имел в данный момент на неё наибольшее влияние. И в этих условиях так называемое «древнее правило Оттоманской империи» – запрет на проход каких бы то ни было иностранных военных кораблей через Проливы, ещё недавно бывшие как бы нормой международного права, это правило теряло своё значение.

***

И всё же – чего хотели наши конкретно в 1895 году, когда планировали десант против Стамбула и, кажется, были близки к осуществлению этого плана?

В постановлении Особого совещания, состоявшегося 6 июля 1895 года, сказано:

«Взяв Босфор, Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей нечего будет бояться со стороны Черного моря. Затем все свои военные силы она сможет тогда сосредоточить на западной границе и на Дальнем Востоке, чтобы утвердить свое господство над Тихим океаном». (Цит. из Широкорада).

Ну и что? «Историческая задача» – это, конечно, хорошо, красиво, но как-то туманно. Ещё лучше – «стать хозяином Балканского полуострова»; но что это значит в рассуждении Греции, Болгарии? Вот зачем безопасность на Чёрном море – объяснили однозначно: чтобы развивать экспансию на Дальнем востоке. Да только в целом конфигурация этой безопасности отнюдь не прояснена.

Там же, в постановлении Особого совещания, говорится, что одновременно с входом наших кораблей в Босфор «посол Нелидов должен был предъявить турецким властям ультиматум: немедленно передать России районы на обоих берегах Босфора под угрозой применения силы». Про поход к Дарданеллам – ни слова. Точнее, сказано, что право свободного прохода русского флота через Дарданеллы предполагалось получить потом дипломатическим путём. То есть, в отличие от десанта на Стамбул – никакой конкретики. Неясно самое главное: чем собиралась торговать Россия для «получения Дарданелл» дипломатическим путём». И что, кроме права прохода своих кораблей, собиралась получить? А как же с проходом «ихних» к нашим вновь обретённым позициям в Босфоре? Весьма непустяковый вопрос…

Правда, ещё в 1849 году Великий князь Константин Николаевич, пребывая тогда в звании контр-адмирала, представил в Главный морской штаб докладную записку по поводу операции в Проливах, в которой предлагал быстро, в тот же день (день захвата Босфора – В.М.), занять и Дарданеллы, потому что противодействие Англии и Франции «не замедлит себя ждать»:

«Не будь же Дарданеллы в наших руках, нас также скоро выгонят из Кон¬стантинополя, как мы в него и вошли»…

Это было ещё до Крымской войны, во времена господства парусных флотов, – а русский Черноморский флот тогда был очень силён. Как бы то ни было, в 1895 году таких прямых призывов уже не наблюдалось. Наверное, уже не рассчитывали на достаточное превосходство в силах над всеми, с кем могло бы предстоять сразиться.

…В общем, непонятно всё это. Явно не без авантюрности.

***

Но вот что интересно.

Один раз Россия подошла к порогу «выполнения исторической задачи», причём в самом полном её выражении, почти невероятном.

Это было во время Первой мировой войны, когда Турция воевала на стороне Германии и, таким образом, была общим противником для Англии, Франции и России. В 1915 году западным державам очень нужно было, чтобы Россия предприняла большое наступление против Германии. В марте начались переговоры, России обещали отдать Константинополь, западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, часть азиат¬ского побережья, острова в Мраморном море и острова Имброз (Имрос) и Тенедос (Бозджаада). Это было превыше всех мечтаний, и это было закреплено в ряде документов. Надо было только победить Германию… (подробно об этом можно почитать здесь).

Как известно, Германию победили без нас, и «историческая задача» осталась невыполненной. Я думаю, что при всех договорённостях 1915 года она всё равно осталась бы невыполненной. Даже Сталину не дали до них дотянуться…

Так что я не тужу о том, что противники захвата Босфора в 1895 году не смогли склонить царя к этой акции. Как ни хороши были черноморские броненосцы, нам бы не дали воспользоваться успехом операции, даже если бы таковой приключился. «Съесть-то он съесть»…

Но в необходимости иметь на Чёрном море сильный флот – не сомневаюсь. В Первую мировую немцы передали туркам всего один современный корабль дредноутского класса – линейный крейсер «Гебен», – и пришлось нашим броненосцам гоняться за ним всею бригадою. С успехом, между прочим: утопить не утопили, но прогнали, когда он полез обстреливать Севастополь. И довольно успешно блокировали, ему редко удавалось выйти из Босфора.

***

Но до этих событий нам ещё далеко. Следующим на очереди у нас стоит рассказ про первый русский «классический» броненосец. А это опять Балтика.

* * *

Продолжение

 

Ещё морская история:

про «Бисмарка», «Белфаста»: 1, 2, первые русские подводные лодки, «Дредноут» и Цусиму. А также кратчайшая история отечественного флота и Что такое «альбакоровский»

И прочая морская тематика, с самого начала:

Скептикам в посрамление

1000 боеголовок у США и России. Война продолжается

Подводные ракетоносцы Союза

Флот адмирала Риковера

К Дню ВМФ, или Как мы два раза становились вторыми (серия)

И нет ничего нового под луною

На защите морских рубежей Отчизны…

Обложение с моря. (Разоружение — 9.2)

Проклятые вопросы нашего времени. «Мистраль»

Ещё чуть-чуть про «Мистраль»

Легки на помине! (это тоже «Мистраль»)

«Дружный» на Речном

Тянет ли «Мистраль» на «корабль будущего»?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*