Skip to content
 

Как мы два раза становились вторыми (ВМФ-12)

Начало

Предыдущая

«Боевые силы Черноморского флота можно признать достаточными»…

Знаете, какой виделась русскому командованию главная, «звёздная» операция Черноморского флота в середине 1890-х годов? Операция, для которой он строился таким, каким строился?

Тяжёлое орудие на укреплениях Босфора
Босфор был очень неплохо укреплён…

Это была десантная операция по захвату Проливов. 25-тысячный десант садился в Одессе на суда Добровольного флота, числом 13, они поимённо перечислены в плане. Под охраной канонерских лодок и минных крейсеров десант подойдёт к Константинополю, куда к этому времени прибудут броненосцы, вышедшие из Севастополя. Около Константинополя высаживается десант, а флот идёт в Босфор. В его составе – не только броненосцы, но и корабли, которые должны заминировать Босфор со стороны Мраморного моря – чтобы предохраниться от противодействия англо-турецкого флота. В 1895 году это были крейсер «Память Меркурия», минные заградители «Буг» и «Дунай» и ещё два парохода.

Если высадка десанта, вход в Босфор и его минирование будут произведены быстро и синхронно, то успех операции обеспечен…

Такое могло гарантированно получиться только при хорошей погоде, при отсутствии тумана и волнения у берега. Если эти условия не будут соблюдены, то придётся разрушать огнём с броненосцев береговые укрепления и ставить ещё много мин, а также сетей, со стороны Мраморного моря. Была проработана также тактика для срыва возможной попытки английского флота прорваться в Босфор уже после его успешного захвата. Она подразумевала и перегораживание пролива транспортами без команд, и стрельбу установленной на берегу русской артиллерии, и атаку силами малых миноносцев, и, конечно, действия эскадренных броненосцев.

Каких же броненосцев?

***

Первых трёх мы уже знаем, это герои нашей предыдущей серии. Теперь – о четвёртом.

После спуска на воду «Синопа» в МТК почему-то пошли споры: какие дальше строить броненосцы для Чёрного моря? Например, предлагалось 305-мм пушек оставить всего три, а зато добавить четыре 229-миллиметровых, как на балтийских «малых» броненосцах. Не стали. В конце 1888 года приняли решение строить броненосцы не барбетные, а башенные – видимо, сочли удовлетворительным опыт постройки «Николая I» и «Гангута».

Дали задание на новый проект, объявили конкурс. Разработали варианты, но ни один из них не приняли, и в конце концов стали строить четвёртый корабль в основном по чертежам «Синопа», лишь с некоторыми изменениями в части высоты каждого из «ярусов» вертикальной броневой защиты. Понятно, что грушевидный каземат сохранился, хотя в конкурсном задании его не было и в помине. Броневые прикрытия орудий были опять новой формы, так что мне даже где-то встречалось утверждение, что четвёртый систершип «Екатерины II», названный «Георгий Победоносец», имел артиллерию башенного типа.

Впрочем, посмотрите – в такое заблуждение впасть действительно легко.

«Георгий Победоносец»

В проект корабля было сразу разрешено заложить несколько большее водоизмещение, чем в проектах предыдущих, но фактически (11 032 т) он стал приблизительно равен по этому показателю «Екатерине» и оказался заметно легче «Чесмы» и «Синопа». Причина не сильно праздничная: просто неизбежная тогда в русском кораблестроении строительная перегрузка оказалась у «Георгия» значительно меньше, чем у этих двух детищ РОПиТа. Впрочем, «Георгия» строил тоже РОПиТ…

Машины были произведены в Англии, корабль развивал до 16,5 узла, то есть был лучшим ходоком среди всей четвёрки. А ещё у него было лучше качество брони. На предыдущих кораблях устанавливались сталежелезные плиты: снаружи твёрдая сталь, не дающая снаряду «проткнуть» себя, а внутри – мягкое, пластичное железо, не позволяющее верхнему, твёрдому, но хрупкому слою растрескаться. «Победоносец» получил броню, изготовленную по крупповскому методу, в котором использовалась не только термообработка, но и некоторые легирующие присадки.

Вот он. Здесь опять хорошо видно, насколько «колпаки» (толщиной всего-то до 63 мм) похожи на «настоящие» башни.

«Георгий Победоносец»

Не перепутайте, это вид с кормы!

12-дюймовки были 35-калиберные, и наиболее сильным было бронирование боевой рубки – 9 дюймов (229 мм). Такая же рубка была на «Синопе», а на предыдущих – послабее: на «Чесме» 8 дюймов (203 мм), а на «Екатерине» и вообще 6 дюймов (152 мм).

***

Давайте немножко сравним наших черноморцев с их зарубежными современниками. Чаще всего их сравнивают с английский «Коллингвудом» и французским «Формидаблем». Фото «Коллингвуда» было у нас в прошлом выпуске, а «Формидабль» мне удалось найти только в таком виде:

«Формидабль», Франция

И тот, и другой имели главную артиллерию в барбетах; для «Коллингвуда» это можно считать несколько неожиданным, так как и до него, и после англичане любили башни – вплоть до начала 1890-х годов, когда появился «Ройял Соверен».

По скорости с английскими кораблями мог состязаться только «Георгий Победоносец», а с французскими – все, кроме несчастной «Чесмы». В дальности наши уступали обоим типам, но это не должно рассматриваться как большой грех: те строились для соперничества на всём просторе Мирового океана, а нашим нужно было максимум Средиземное море.

Бронирование. При сравнении бронирования всегда возникают трудности, всегда надо учитывать комплекс обстоятельств. Так, у французов, как и у нас, пояс шёл по всей длине корабля, а его максимальная толщина составляла 550 мм – казалось бы, куда больше наших 406-ти… Казалось бы; но броня французов была железной, а наших – сталежелезной. Их 550 мм соответствовали нашим 420 мм – то есть они нас превосходили, но совсем ненамного. А тут ещё крупповская броня «Георгия»…

С англичанами – другая петрушка. Броня «Коллигвуда» была качественно как минимум не хуже нашей и при этом, как уже писалось в предыдущем посте, пояс имел максимальную толщину 457 мм. А зато этот пояс покрывал менее половины длины ватерлинии! А нос и корма были «голыми»!

Вот и думай, что лучше… Если же брать такой показатель, как общая площадь забронированного борта, то «Екатерины» оставляли и англичан, и французов далеко позади.

Артиллерия. У англичанина было четыре пушки того же калибра, что на наших «Екатеринах», причём эти пушки были 25-калиберными (наши, напомню, 30- и 35-калиберными). Правда, другие корабли серии (довольно сильно отличавшиеся друг от друга) несли 343-мм пушки, но тоже, похоже, сравнительно (в калибрах) короче наших. На один взгромоздили даже 413-мм колумбиады, но только две.

Француз нёс лишь три орудия главного калибра – но каких! 14,6 дюйма, или 371 мм! Правда, длина и у них была только 28 калибров. Ещё у него было два вспомогательных калибра общим числом 12 стволов. Вспомогательный калибр «Коллингвуда» составляли шесть 6-дюймовок, причём с длиной ствола опять 25 калибров. Наши пушки того же калибра, числом на одну штуку больше, имели длину 35 калибров. Французский 163-мм вспомогательный калибр имел длину ствола 30 калибров, а 140-мм – не знаю.

Короче, всяко получается, что артиллерия черноморской четвёрки была качественно лучшей, чем у «Коллингвуда» и даже «Формидабля» и, в целом, вряд ли хуже, чем у более толстопушечных систершипов «Коллингвуда».

А количественно дело выглядело так (у англичан берём конкретно «Коллингвуд»).

Понятно, что при двух «спарках» главного калибра, работающих на носовых углах, возможности броненосцев типа «Екатерина II» в носовом секторе даже и сравнивать не надо с «Коллингвудом» (две пушки) и «Формидаблем» (большая, но вообще одна); а количественно: вес носового залпа «Екатерины II» составлял 230% «коллигвудовского» и 213% «формидаблевского». Бортовой залп нашего корабля примерно равнялся залпу «Коллингвуда», но составлял только 78% от такового у «Формидабля» – потому что у сего парохода все его три главных пушки располагались в один ряд и могли вместе стрелять на борт. На корму наше преимущество составляло 23% над англичанином и 15% над французом.

Так что получается, что на Чёрном море Россия построила корабли вполне мирового уровня.

***

Испытания «Георгия Победоносца» начались в 1893 году. То есть с постройкой РОПиТ довольно-таки затянул. Настолько, что следующий, пятый броненосец программы, «Двенадцать Апостолов», опередил «Георгия» со вступлением в строй. Когда же «Георгий» наконец в него вступил – в 1894 году, – то к флоту прибыл для прохождения испытаний шестой броненосец, «Три Святителя».

О «Двенадцати Апостолах», «Трёх святителях» и прочих будем говорить в другие разы, а сейчас – вот ещё один вид «Георгия Победоносца», на этот раз с носа. Это снимок более поздний, чем предыдущий, о чём можно судить по более прагматичной окраске корабля.

«Георгий Победоносец»

Итак, флот усиливался новыми мощными единицами практически ежегодно. Летом 1897 года в кампании участвовали уже шесть броненосцев, и ещё один достраивался на плаву в Николаеве. Вот поэтому в решении Особого совещания, состоявшегося в конце 1895 года, и была записана фраза, с которой начинается эта статья. Ведь в 95-м этот седьмой, именем «Ростислав», был уже в постройке.

«Боевые силы можно признать достаточными». Достаточными для чего? Это тоже описано в начале статьи. Конечно, были расчёты и по второй основной задаче флота – защита от нового нападения в стиле Крымской войны, – но для этого должно было хватить тех сил, которые признавались достаточными для атаки на Босфор.

А конкретно.

На наших шести броненосцах стояло 32 – 305-мм и 46 – 152-мм орудий, итого 78. Береговые батареи турок, которые встретили бы их в этой операции, насчитывали: 2 – 355-мм, 2 – 280 мм, 12 – 240-мм, 8 – 210 мм и 24 – 150 мм орудий, итого 48 штук. Думаю, перевес был достаточный, чтобы попытаться компенсировать преимущества хорошо укреплённых позиций турецких пушек перед качающимися и в принципе способными утонуть броненосцами. И надо же учитывать действия многотысячного десанта с сухопутных направлений против морской крепости. Для нас в Порт-Артуре это кончилось зело печально…

Но Россия так и не собралась начать войну. С теперешних позиций это выглядит естественно – не начать агрессивную войну. А с тогдашних – не знаю. Тогда можно было. Тогда все воевали и не называли за это друг друга изгоями. А потом внимание переключилось на Дальний Восток, а потом… ну, вы сами знаете, что было потом.

***

Дальний Восток прозвучал, но бесплодно. Корабли с Чёрного моря туда не попали и не могли попасть. Они прожили свою жизнь в пределах этого моря, некоторые участвовали в боевых действиях Первой мировой.

Корабли старели, причём старели быстро – в те годы вся «движущаяся» техника развивалась чрезвычайно быстро, в том числе и военно-морская. Старели их машины, котлы, броня, артиллерия… Машины модернизировали, котлы меняли, броню и артиллерию собирались менять. Например, в 1897 году предлагалось на первых трёх кораблях поставить 40-калиберные 12-дюймовки в электрифицированных (вместо гидравлики) башнях и девять (вместо семи) 45-калиберных 6-дюймовок. Новый главный калибр пробивал бы на расстоянии в милю плиту крупповской брони толщиной 12 дюймов. А фугасное действие снарядов новых 6-дюймовок (а главное назначение вспомогательного калибра в эскадренном бою – разрушать фугасными снарядами небронированные оконечности вражьего броненосца), так вот, фугасное действие новых снарядов превышало таковое у старых в 6,5 раз.

Сталежелезную броню верхнего и нижнего казематов предлагалось заменить на крупповскую.

Петербургские заводы смогли бы изготовить требуемую артиллерию только через четыре года…

В 1899 году проследовало ещё более радикальное предложение, по которому верхний каземат снимался, а на его место помещались 10 скорострельных 6-дюймовок Канэ. Главный калибр должен был стать «классическим»: по одной двухорудийной 12-дюймовой башне в носу и корме, причём башни предполагались те же, что и у строившихся тогда новейших броненосцев типа «Бородино». Броня – крупповская.

Нужно было 8 миллионов рублей, и их, конечно, не нашлось. Не надо забывать, что в это время шло форсированное строительство кораблей всех классов для Тихого океана. Приходилось выбирать…

Так или иначе, модернизации как процесса, позволяющего довести боевую мощь устаревающего корабля до уровня требований нового времени, такой модернизации первой четвёрке черноморских броненосцев не досталось.

«Екатерине II» и «Чесме» не досталось вообще никакой модернизации в части вооружения и бронирования. В 1906 году их вывели из состава флота и сдали на хранение в порт. В 1907-м – сняли артиллерию. С 1908-го корабли стали потихоньку разбирать.

Конец жизненного пути «Екатерины» сокрыт мраком; скорее всего, его опустошённый корпус ещё до 1914 года продали на металл и увели из Севастополя. А «Чесме» ещё удалось послужить флоту: её использовали как опытовый корабль для отработки системы броневой защиты дредноутов типа «Севастополь». Врезали отсек, копирующий часть корпуса линкора, установили такую же боевую рубку, фрагмент каземата противоминной артиллерии – в общем, создали копию «куска» нового линкора.

И стали обстреливать 12-дюймовыми снарядами из новых пушек… а потом ещё торпедами с эсминцев. В середине 1920-х годов то, что осталось от броненосца после этих обстрелов и долгих лет ржавления на мели, разобрали на металл. Но, надо сказать, информация в этих опытах была получена чрезвычайно ценная, расходы окупились, когда её использовали при проектировании защиты черноморских дредноутов.

По-иному сложилась судьба «Синопа» и «Георгия Победоносца».

В 1908-м специально под них сформировали Отряд резерва, куда вошли ещё шесть мореходных канонерских лодок и малые миноносцы. Их использовали как учебные суда, они ходили в море – жили. Для них в том же году опять предлагался проект модернизации с заменой брони на более современную, с установкой четырёх уже 52-калиберных орудий в новых башнях, а в казематах – новый скорострельных 120-мм противоминных пушек. Вместе с переоборудованием «Двенадцати Апостолов» и «Трёх Святителей» на это требовалось 30 миллионов и 5 лет.

Надо ли говорить, что модернизация не состоялась?

Но состоялось хотя бы некоторое перевооружение. Уже давно было ясно, что эти корабли не могут ходить в одном строю с более быстроходными новыми броненосцами. В эскадре им не место, но они могут выполнять задачи береговой обороны и обучения личного состава. И то, и другое было довольно-таки бессмысленным при оставлении на них старых пушек и вообще устаревших систем. Поэтому:

«Синоп», назначенный в учебно-артиллерийские корабли, утратил всю старую артиллерию. Взамен он получил четыре 8-дюймовых (203-мм) орудий Виккерса и 12 – 6-дюймовых орудий Канэ. Пушки калибров 75, 152 и 203 мм системы Канэ и калибров 120 и 203 мм системы Виккерса в это время производились русскими заводами. Причём 3- и 6-дюймовки Канэ и 8-дюймовки Виккерса составляли решительное большинство артсистем этих калибров на сколько-нибудь современных кораблях флота. Так что пушки, установленные на «Синопе», были самыми «ходовыми». Кроме того, смонтировали электрические элеваторы и пост центрального управления стрельбой. Действительно, на таком корабле имело смысл учить артиллеристов по всем специальностям, и не только нижние чины.

Вот он, перевооружённый «Синоп».

«Синоп» после перевооружения

То, что бросается в глаза, – это 50-калиберные 8-дюймовки системы Виккерса в броневых щитах. Видны также 6-дюймовки по борту, в батарее. А если кликните, то увидите и 6-дюймовки, открыто установленные на верхней палубе, как перед надстройкой, так и за ней. Эти орудия – системы Канэ.

Перевооружение «Георгия Победоносца» свелось к замене всей старой артиллерии 14-ю 6-дюймовыми пушками Канэ.

Конечно, ранг бывших главных кораблей Чёрного моря понизился. Но они могли ещё приносить пользу и приносили её. В то время как без перевооружения и понижения ранга – не смогли бы. Так что «не надо, ребята, о песне тужить»… Это я себе, наверное.

Они стали брандвахтенными кораблями, то есть кораблями охраны гавани и регулирования околопортового движения. И они ещё плавали с эскадрой, обучая курсантов и выполняя иногда роль судов противника во время тактических учений. В войну оба корабля продолжали «брандвахтить»; «Георгию» пришлось уже в конце октября 1914-го участвовать в отражении налёта «Гебена» на Севастополь. В 1916-м на нём находился штаб флота, частенько наведывался Александр Васильевич Колчак…

Потом была революция, потом украинизация флота, потом его германизация. «Георгия Победоносца» увели в Бизерту, он был разобран лишь в 1930-х годах. «Синоп» в момент ухода Врангеля стоял с неисправными механизмами, его увести не смогли, и его жизнь оказалась короче: его разобрали в 1922-м.

Всё. Теперь хронология зовёт нас обратно на Балтику. И не только хронология, но ещё и некая логика развития типа русского эскадренного броненосца.

* * *

Следующая

Ещё морская история:

про «Бисмарка», «Белфаста»: 1, 2, первые русские подводные лодки, «Дредноут» и Цусиму. А также кратчайшая история отечественного флота и Что такое «альбакоровский»

И прочая морская тематика, с самого начала:

Скептикам в посрамление

1000 боеголовок у США и России. Война продолжается

Подводные ракетоносцы Союза

Флот адмирала Риковера

К Дню ВМФ, или Как мы два раза становились вторыми (серия)

И нет ничего нового под луною

На защите морских рубежей Отчизны…

Обложение с моря. (Разоружение — 9.2)

Проклятые вопросы нашего времени. «Мистраль»

Ещё чуть-чуть про «Мистраль»

Легки на помине! (это тоже «Мистраль»)

«Дружный» на Речном

Тянет ли «Мистраль» на «корабль будущего»?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*