Skip to content
 

Ночь музеев, Крымский вал, группа «ПВХ»

Надо же! Чуть не забыл! Мероприятие, оставившее изгладимое, но значительное впечатление.

Тем более потому, что для меня этот вид мероприятий нетипичен. А конкретный подвид – вообще исключительный случай.

Сходил туда в мае, и вот только теперь вспомнил.

Мы были приглашены на инсталляцию. Я имею в виду род искусства. Там выставлялась одна наша знакомая.

Там – это в Государственной Третьяковской галерее, здание на Крымском валу. Было это в Ночь музеев. Выставка называлась вычурно: «Санаторий искусств. Отделение артопедии и эстетической травматологии». И наша знакомая представляла там своё произведение.

Я не силён в искусстве вообще, а уж как я не силён в инсталляции! Тут недавно подумал: инсталляция – такой вид искусства, в котором о смысле произведения, о том, нравится оно тебе или нет, можно начинать думать только после того, как узнаешь его название.

Своеобразное свойство… но не уникальное. То же можно сказать и про по-честному абстрактную живопись, скульптуру. А если в произведении искусства инсталляции можно сразу уловить что-то понятное, говорящее, – значит, это уже и не инсталляция. Это или живопись, или скульптура, или фотография, или синтез упомянутого и, может быть, чего-то ещё.

Но, повторяю, я натура совершенно не артистическая. Впрочем, иногда некоторые вещи, не отражающие формы из реальной жизни, производят впечатление сразу на эмоциональную сферу. Но нечасто.

Кстати, как раз произведение нашей знакомой оказалось довольно логично построенным – конечно, после того, как она сказала его название. Но, заметьте, больше ничего не потребовалось, у меня сложилось понимание значения частей и из этого – отношение к целому. Должен признаться, что её объяснения были обширнее моих и не совсем тождественными, но в общем я понял её правильно.

В целом же – да простит меня моя знакомая! – все увиденные инсталляции на меня очень уж благоприятного впечатления не произвели. А некоторые произвели неблагоприятное. Нет во мне гибкости, адаптивности чувств, лёгкости, полёта… рациональный, как таблицы Брадиса.

И тем не менее.

***

Как-то неожиданно, в той части зала, которая, как я думал, и не задействована, там были какие-то загородки, на беглый взгляд – составленный в беспорядке реквизит… Скользнул я взглядом по бледной загородке и увидел… типа того, что стоит в начале статьи.

Оказалось, что в этом «санатории» приняла участие группа «ПВХ» – «Просто великие художники». Я, ясно, о них ничего не знал, я некультурный в том смысле, который придают этому слову утончённые поэтические натуры. Но, господа, мне понравилось!

Этот их проект называется «Комната страха». В «манифесте» написано, что здесь представлены фобии художников. Далее каждый из художников, а всего их четверо, коротко отвечает на вопрос «чего боится художник». А потом менее или более туманно объясняет, что он хотел сказать этой короткой фразой.

Но вот смысла своих картин не объясняет, и это хорошо, потому что это не инсталляция, а живопись.

Похоже, что в этот проект ребята подобрали свои картины именно с тем, чтобы выставиться в «санатории искусств» – даты-то на картинах порой нескольколетней давности. Ну и правильно, выставляться надо.

…Мои спутницы, они давно-давно не виделись, они занялись разговорами, а я ходил и впечатлялся. Не знаю, может быть, я просто одичал. А может, эти ребята рисуют как раз то, что меня «достигает». «То» не в смысле объекта изображения, а в смысле законченного произведения, предъявленного зрителю.

В общем, они мне очень понравились, хотя и не всё подряд. То, что понравилось, я сфотографировал, думая о вас, дорогие мои читатели.

Итак.

Экспозиция действительно, как показалось сначала, организована как лабиринт из бледных загородок с картинами на них. Вот первая картина, которую видишь, заходя туда:

Порфирий Федорин

Автор: Порфирий Федорин. Название мне непонятно: «MMXL-Москва». MMXL – это 2040. Наверное, год. Всё равно смысл не понимаю. Реминисценция понятна, но вот кто герои… Не может же это быть, прости Господи, Батурина? А кто тогда змей, навевающий воспоминание об утконосе? Нет, не пойму. Не думаю, чтобы аллегория автора была так проста.

Но картина очевидно понравилась, и я пошёл дальше:

Виктор Пузо

Сфотографировано не во фронт специально, чтоб не отсвечивало. Есть у меня фронтальный ракурс, но там как раз отсвечивает.

Всю надпись я там прочитать не смог, и здесь не получается. А название мне нравится: «Послание тов. Пузо человечеству». Ещё больше нравится в сокращённом варианте, как на картине. А тов. Пузо – это художник. Виктор Пузо. То, что могу прочесть из надписи, несколько прямолинейно, на мой вкус; но всё в целом хорошо. Может, и не надо было надписи, рожа и так вполне выражает…

Далее.

Алексей Сергеев

Алексей Сергеев. Название – на картине. Что означает – умом не понимаю, но по чувству – гармонично. Загадочно и значительно. Хорошо.

А вот этот портрет меня где-то даже потряс:

Порфирий Федорин

Это опять Порфирий Федорин. Название, опять же, на картине. Изображение, на мой взгляд, вполне убедительно. Но степень, в которой оно на меня подействовало, определялась не самим изображением.

Однажды, ещё в школьные годы, мой друг нарисовал карандашом мой портрет. Рисовать он не умел. Но получилось похоже, в шаржевом виде, но – похоже.

Тогда я, вникнув в использованные им технические приёмы, в пропорции моего лица, им столь точно вскрытые, я решил сам нарисовать свой портрет, но уже в цвете – акварелью. Я умел рисовать не более, чем он, но, поскольку пользовался столь точно подмеченными им пропорциями, то у меня тоже получилось похоже.

И вот эта картина незнакомого со мной господина Порфирия Федорина, она являет тот же лик, что моя акварель далёких школьных лет! Она, конечно, богаче, значительнее, но сходство, сходство…

Более того! Я в настоящее время не пью!

Поразительное творческое прозрение! А вы говорите…

И вот ещё Порфирий Федорин:

Порфирий Федорин

Думаю, тут парень воспользовался случайно прочитанным сведением, чтобы нарисовать ещё одну странноватую картинку. Ну и правильно. И вот ещё Федорин.

Порфирий Федорин

Называется – «Наблюдатель в каске». Не очень такой весёлый наблюдатель; за кем бы он ни наблюдал, у него жизнь – не сахар. Жалко, сфотографировал я его плоховато.

А вот, посмотрите, какой подход. Это Борис Акимов (Тревожный). Опять – название написано на картине, по нижней кромке.

Борис Акимов

На предыдущих картинках были люди, портреты, можно сказать, каждый со своим выражением лица, настроением. Их можно было смотреть и без подписи. Впечатление и так есть, а подпись только объясняет, о чём думал автор. Во-первых, вы не обязаны это знать. Во-вторых, он мог думать о чём угодно, а подпись просто потом присочинить.

А эта картина уже где-то на пути к инсталляции. Точнее, к её главному свойству: непонятно, пока нет названия.

То есть я сразу понял, что это люди. Коленопреклонённая толпа. Хотя, может быть, вы тут увидели что-то другое? Но у меня сомнений не было – люди.

Но и только.

А вот когда прочёл название, то понял автора. Не думайте, я не стал искать святого. Потому что это не загадка. Это, я бы сказал, горькое наблюдение.

Выраженное, на мой взгляд, очень удачно.

Это тоже Борис Акимов:

Борис Акимов

Это мне очень понравилось. Название: «Маловерие, которое оборачивается в моей жизни невероятной мнительностью и неврастенией». Во как.

Напомню: сфотографировано не в фас для того, чтобы избежать блика.

Тут я не сдержусь, приведу оба фрагмента крупным планом:

Борис Акимов
Борис Акимов

Ещё одна работа Акимова понравилась мне ещё больше.

Борис Акимов

Называется «Тщеславие», а почему – сейчас поймёте:

Борис Акимов

Вот это, братцы, уже нешутейное художественное впечатление, без оттенка прикола. Вроде бы картина поддерживает единственную фразу… Но она больше, чем эта фраза. Собственно, так и должно быть. И этот персонаж, непонятно кто, одновременно симпатичный и жутковатый… И эти тихонькие намёки на стиль иконы, тут же опровергаемые… Великолепно!

В предыдущей картине было немножко мистики, которая достигалась пополам – изобразительными средствами и самим сюжетом. Здесь сюжетной поддержки нет, а мистика чувствуется сильнее.

Молодец, Борис Акимов!

И последнее. Эпическое полотно «Битва скинхедов с дворниками-таджиками»:

Виктор Пузо

Это – Виктор Пузо.

Всё то, что на фото, – это картина. То есть она состоит из относительно небольшого изображения, помещённого на относительно большую чёрную подложку. Вот изображение крупно:

Виктор Пузо

Могучий импрессионизм! Не знаю, что мне больше понравилось, эта последняя мистическая картина Акимова или батальное полотно Пузо. Всё круто: тревожное небо, развивающиеся стяги, мечущиеся фигурки… Во всём – волна, бушеванье… И всё это – на большом чёрном фоне, о котором ясно понимаешь: это Вселенная… Если б ещё блики не мешали…

***

В общем, это было настоящее переживание, яркое, долго держащееся впечатление – а разве это не признак искусства?. В том, что здесь написано про экспозицию «ПВХ», нет иронии, я старался говорить по-честному. Правда, искусствовед я никакой, да и пониматель живописи тоже, мягко говоря… Однако ж я человек, и потому имею право.

Если кто хочет посмотреть более широкоохватный репортаж об этом мероприятии, кликайте сюда.

31 комментариев

  1. admin:

    В общем, это было настоящее переживание, яркое, долго держащееся впечатление – а разве это не признак искусства?

    Не признак. Переживать я и без картинки умею, ты картинку нарисуй.

  2. admin:

    Кстати, идея. Инсталляция «Переживания админа Бваны». МДХ, абсолютно пустой зал. А где переживания-то? А не беспокойтесь, есть оне. Бабки — переводом по известному тебе адресу.

  3. master:

    Неужели ты действительно хочешь, чтобы я нарисовал картинку?!
    Ну, тогда я тебе переживания гарантирую.

  4. ave verum:

    Хоть пост и давнишний, но мой P.S. относится к еще более дальнему времени.
    Запомнился мне один телерепортаж по тогда ленинградскому телевидению, который потом не раз приходилоь рассказывать как анекдот: открылась выставка работ примерно таких же «ПВХ» (извините, первая мысль по расшифровке аббревиатуры — поливинилхлорид, но это так, к слову). На открытие приглашен весь околохудожественный питерский бомонд. Репортеры шныряют с камерами, берут интервью у собравшихся — прямой эфир. Вдруг их внимание привлекает импозантный мужчина с большим любопытством рассматривающий представленное. Естественно, они — к нему: «Какой у вас интерес к этой выставке?» — «Исключительно профессиональный», — отвечает тот. «Что вы можете сказать о выставленных работах? Вы, наверное, искусствовед или художник? Представьтесь, пожалуйста…» Мужчина называет ФИО и добавляет: «Врач-психиатр, кандидат медицинских наук»:))

  5. ave verum:

    Да зря ты так на меня сразу набросился: отвергаю! Я же не про то вовсе: это реальный эпизод, увиденный мною по TV, ей богу. А всякие там ДЭГБАК, ДФПГ, ПВХ и прочее, и прочее — это же полимеры из моего научного прошлого: родные, можно сказать. И художники здесь ни при чём: может, я сама на такое буйство фантазии люблю посмотреть, а в своё время в факультетской газете «Резонанс» частенько в таком же стиле, не побоюсь этого слова — писали (хоть и не маслом) — до сих пор вспоминают сотрудники. Работали, между прочим, не одну неделю. А резонанс был очевидный: из ректората сбегались посмотреть. Станковую живопись негде было хранить, к сожалению, и пожарники приставали — мол, убирайте, поэтому оригиналы ныне утрачены.

    • master:

      Сочувствую, причём вполне серьёзно. По оригиналы — сочувствую. Я такие вещи тяжело переживаю. У меня всякая дрянь с 8-го класса хранится.

      Держу паузу.

      Ну, что, навозмущалась? Теперь заявляю: «всякая дрянь» — это я про себя; не сомневаюсь, что твои творения были реально хороши. Посмотрел бы с удовольствием. А вот то, что с 8-го класса — это правда. Но есть целые тетради утраченные, целые поэмы, так что про «тяжело переживаю» — тоже правда.

  6. ave verum:

    А чего это ты думаешь, что я именно в этом месте возмущаюсь?)))
    Тебе всё-таки больше повезло: ты жил всё это время в одном месте, а я, сам понимаешь, не раз и не два меняла пейзаж за окном. Раздаривать иногда приходилось (оказалось, не самый худший способ задержать что-то во времени). У меня вот со школьным вообще беда, учитывая мамину страсть всё выбрасывать, тем более, когда я уехала насовсем.
    Да я уж вижу, что ты поэт («зарытый неглубоко»:))) Не знаю точно — художник или нет, но искусствовед как минимум: до сих пор нахожусь под впечатлением картины из сухумского краеведческого музея, «живописанной» словами…

  7. ave verum:

    Да не лести ради пишу, стихи еще не читала внимательно, может, и не понравятся. А про поэта — так сам же написал, что зарыт неглубоко (это намёк на то, что отрыть можно, если что?)
    Скажу тебе как искусствовед искусствоведу: «атрибутирование примитивизмом» — это бестселлер, но то, что ты искусствовед в душе — это к бабке не ходи:)

  8. master:

    Искусствовед? Нет, вряд ли. Я стесняюсь так вот нагло лепить, что в голову пришло. Разве что в блоге, да изредка. Хотя нет, лепят критики. Искусствовед — это образование, кругозор. Тем более я не искусствовед.

  9. ave verum:

    Послушайте, master, вы мастер или где? У вас и образование, и кругозор есть? — Есть. Хотите сказать — непрофильное? — Что ж, вы в одну точку долбили, что ли? Техника — это тоже своего рода искусство. Опять же: на защиту художников бросились, не раздумывая… Почему такое отношение к искусствоведам?
    Была в этом году на защите дипломных работ в «Мухе», думала: зайду на часок-другой, чтобы уважить нашего мастера-оружейника, оказавшегося, к тому же, доцентом кафедры художественной обработки металлов, но мне так там понравилось, что я осталась до конца. Так вот он мне сказал, что хороший искусствовед, если он в адеквате, как раз не будет «так нагло лепить, что в голову пришло» — над чем и сам художник не задумывался ни секунды (поэтому в «мухинцы» своих обычно искусствоведов привлекают к оценке работ выпускников).

    • master:

      Я пошутил! Хотя и не совсем. По утрам слушаю радио — смотреть ТВ, пока собираюсь на работу, так и не приучился. И могу сказать, стараясь быть максимально корректным: некоторые из журналистов, выступая на поле искусствоведения, лепят, что хотят — с моей точки зрения, по крайней мере. Как, впрочем, и на любом другом поле.

      Сказанное, безусловно, в значительной степени дезактивирует мой выпад против искусствоведов как таковых. Ну и хорошо.

      А вот технику от искусства я отделяю однозначно, и никакие «в своём роде» тут не прокатят. Критерий простейший, мы его уже обсуждали в частных разговорах. В технике нельзя сделать что-то хуже некоторого определённого уровня — не будет работать, и вся недолга. Этот уровень почти абсолютно объективен. А в искусстве такого нет в принципе. То, что не нравится широкой массе, понравится «гурманам», и наоборот. То, над чем издеваются сегодня, завтра вдруг оказывается шедевром. И так далее. То есть — отчётливая субъективность.

      Во как.

    • master:

      Да, кстати. Я мастер в английском смысле: хозяин. Хозяин блога, ничего больше. Никакой мании величия, по крайней мере в данном случае.

  10. ave verum:

    Ну и правильно делаешь, что не смотришь зомби-ящик с утра (только настроение портить). Да и радио нынче тоже слушать не рекомендуется: явно не способствует пищеварению. Особенно их «бодрая реклама».
    Про журналистов — это, часом, не камни в мой огород? Шучу.
    Однобокие у тебя какие-то представления об искусстве и о технике в целом… И искусство, и техника абсолютно разные бывают. ты имеешь ввиду только живопись или какую-либо военную технику, например, слишком далёкие друг от друга? И в искусстве очень даже бывает: если Моцарта играть или петь мимо нот — это, извините, не Моцарт и не искусство, как бы ты не старался — хоть для широких масс, хоть для «гурманов». Признание — не в счёт. В технике — вспомни хотя бы автомобиль: что, его так сразу приняли?
    Не знаю — с кем ты обсуждал критерии в частных беседах, но не со мной — точно. Я когда-то на заре своей журналистской деятельности беседовала часа три с М.П. Симоновым на разные темы, он-то, как раз, придерживался иного мнения, считая Су-27 красивой и совершенной машиной с любой точки зрения.

    • master:

      Товарищ, а ты не путаешь разные категории? Красота — это совсем одно, а искусство — совсем другое. Из разных опер. Какая-нибудь Килиманджаро — не техника и не искусство, но может же кому-то казаться красивой? Так что не надо мне про Су-27.

      Техника — продукт рацио и предназначена для практических применений. Искусство — создаётся эмоцией и направлено на формирование эмоции. И всё. И не надо делать вывод о сходстве двух разных сущностей на основании наличия у них одинакового признака.

  11. ave verum:

    Хозяину блога: повышай самоощенку, товарищ! И никакой мании величия!

  12. ave verum:

    Неправда ваша. Сам путаешь сущности. И речь здесь не о «какой-нибудь Килиманджаре» с «еёными» красотами… Техника, может, тоже для эмоций создаётся изначально — не рассматриваешь вариант?
    А как быть с декоративно-прикладным искусством, например? Я так вот его очень даже уважаю — и предназначено для практических применений, в основном.

    • master:

      Да, апелляция к рассудительности здесь бесполезна… ))) Ты действительно не видищь разницы между НАЗНАЧЕНИЕМ вещи и её ОФОРМЛЕНИЕМ? А маслёнки под Гжель, покупаемые ради Гжели, — это уже не техника, а Гжель. Это как марки, монеты и прочее: создаются для практических нужд, а потом становятся предметом коллекционирования и восхищения. Но! Домкрат, насос делаются не ради эмоции! Ради поднятия и накачивания. А если на них потом какой-нибудь Пикассо жуткую харю изобразит, и хозяин повесит на почётном месте и будет выдрючиваться перед гостями — Пикассо! — так это уже к домкрату отношения не имеет. Даже если Пикассо нарисовал ту харю не потом, а сразу :)

  13. ave verum:

    Вот так и думала, что это напишешь:)))
    Говорю: небесполезна!
    Я-то как раз вижу разницу между назначением и оформлением, но подозреваю, что ты как-то не отличаешь ОФОРМЛЕНИЕ от ИСКУССТВА. Извини, но твои маслёнки «под Гжель» — это всё-таки не Гжель, даже если их покупают ради Гжели и, пуще того, коллекционируют. Да мало ли что сейчас коллекционируют и чем восхищаются — не всё оно искусство, и это — факт! Для дельцов, которые всё это «штампуют» (хоть, бывает, и вручную), «под Гжель» — чистая коммерция. Неужели ты с этим не согласен?
    Что-то ты всё как-то к коллекционерам апеллируешь… И потом: всё время А как ты относишься к такой метаморфозе: «Вышивал Бетховен»? Это искусство?
    Давай тогда разберёмся, что же такое искусство? Способ познания мира, творчество как таковое или что? Вот за каким, например, создавались первые самолёты или автомобили? А всякая техника для визуализаций и акустистики?
    Нет, конечно, я допускаю, что определённая техника создаётся исключительно для конкретных целей, и даже соглашусь, что какой-нибудь утюг или мясорубка не есть предмет искусства (хотя наверняка найдётся тот, кто и эти предметы коллекционирует))) То есть, не всякая техника, как и не всякое порождение эмоций ради эмоций, может вознестись до высокого…

    • master:

      Типично — женская логика. Выраженная в данном случае в стиле ведения дискуссии. То есть в его отслеживании её стержня, что ли. Говорим о сущностном различии целей техники и искусства. Но вот появляется точка, в которой возможен отход от стержня — и пожалуста, сразу отход: погнали обсуждать, что есть искусство, а что таковым не является. И далее уже о качестве исполнения, о вознесении до высокого.

      Первый водопровод создавался, чтобы вёдрами воду не таскать. Двигатель — чтобы не грести, надрывая пупок. Ружьё — чтобы пробить доспехи. Телеграф… Может быть, я не буду продолжать? Разве это не очевидно?

  14. ave verum:

    Вот опять ошибка в тексте — не дописала, и не исправишь… Продолжу фразу:
    «И потом: всё время говоришь только об изобразительном искусстве — посмотри шире!»

    • master:

      Если уж на то пошло, я вообще считаю, что знаменитая фраза, что искусство есть способ познания мира, заслуживает очень и очень тщательного обдумывания. Оисания — ещё куда ни шло. Но, если говорить о той же музыке, то и не описания даже. А просто стимулирования эмоций. Сродни вкусной еде… То есть совершенно разные цели, из разных областей: техника — чтобы уменьшить реальные практические трудности жизни, искусство — чтобы вызывать эмоциональные состояния. Причём, особо отмечу, — вне всякой зависимости от положения дел с этими самыми трудностями жизни. Неважно, чем ты копал всю смену, лопатой или экскаватором. Пришёл в консерваторию — и расслабляешься, и волнуешься, и плачешь под Бернстайна, Бетховена, Мендельсона.

  15. ave verum:

    Какой ты, однако, рационально эмоциональный)))

  16. master:

    Да, неважно, чем ты копал, — если копал! А если НЕ копал?! Жизнь — сложная штука, согласись.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*