Skip to content
 

С Днём Военно-морского флота! 2010 г. Окончание

С вашего позволения, продолжаю с полуслова. Первая половина – здесь.

Парад кораблей Черноморского флота

После войны у нас хотели строить линкоры, какие-то запредельно мощные крейсера – не потянули, отказались, и слава Богу. Зато настроили подводных лодок, ещё больше, чем перед войной, и на этот раз не «малюток», а полноценных кораблей, не менее крупных, чем немецкие субмарины, бродившие в войну по всем океанам планеты.

Настроили очень неплохих эсминцев и сторожевиков. Построили большую серию больших крейсеров… И всё равно, за исключением дизельного подводного флота, до главных конкурентов далеко не дотянулись. И тут пошла ракетная революция. И, что просто-таки замечательно, именно мы её быстрее всех осознали и, можно смело сказать, возглавили.

Я не имею в виду сухопутные ракеты, будь то баллистические или крылатые. Я говорю о ракетах для борьбы на море, в первую очередь – противокорабельных. И противолодочных, и зенитных тоже.

Американцы как раз в первую очередь обратили внимание на эти последние. Оно и понятно. Во-первых, они сильно потерпели от японских лётчиков, начиная с Пёрл Харбора. Во-вторых, они имели огромное количество авианосцев, линкоров, крейсеров, так что в борьбе с надводными целями у них проблем не было. У англичан всего было поменьше, но тоже с избытком, если учесть, что Германии, Италии, Японии как противников больше не было, остался один Советский Союз.

А у нас как раз с тяжёлыми артиллерийскими кораблями, по сравнению с саксами, было просто никак. Нам нужно было чем-то их доставать, причём со сравнительно лёгких кораблей. Поэтому мы налегли на противокорабельные ракеты (ПКР) и немало в том преуспели.

Значение зенитных ракет у нас понимали не хуже, чем в Штатах, и корабельные зенитные ракетные комплексы (ЗРК) были созданы у нас если и позднее, чем в США, то ненамного.

Наконец, нам надо было исхитриться и найти возможность уничтожать подводные лодки, которые к тому времени становились атомными и вооружались первым поколением морских баллистических ракет. Они становились стратегически опасными, их надо было ловить, – а у нас не было и не предвиделось авианосцев, которые показали себя самой эффективной силой в противолодочной борьбе.

А американские авианосцы надо было уничтожать, не имея ни крупных артиллерийских кораблей, ни надежды создать превосходство в воздухе.

А задача обороны побережья, прибрежных коммуникаций, оставалась, как всегда, актуальной.

Так в СССР в 1950-е годы сложился собственные, оригинальные представления об облике ВМФ, о его технической базе и классификации.

Для прибрежных действий – называется «в ближней морской зоне» – было построено великое множество небольших кораблей, одно подмножество – для борьбы с ПЛ, другое – с надводными кораблями. Корабли, которые должны были уничтожать ПЛ, назвали малыми противолодочными кораблями. Против надводных сил – торпедные катера очень быстро сменились ракетными катерами и малыми ракетными кораблями.

Видите, всё вполне естественно. Классификационное наименование корабля простым образом соответствует его назначению. Надо учесть, что ударные (не зенитные) ракеты довольно долгое время были только противокорабельными, а для борьбы с ПЛ применялись торпеды и реактивные бомбомёты. Так что слово «ракетный» в названии класса корабля в 1950-е, 1960-е годы в СССР однозначно соответствовало смыслу «противокорабельный». Серийные противолодочные ракеты появились у нас попозже, только в середине 1960-х годов. Мы их будем называть ПЛРК – противолодочный ракетный комплекс.

В 1956-м дело дошло до кораблей дальней зоны – начали разрабатывать ракетный эсминец, позднее переклассифицированный в крейсера. Задача – борьба с крупными надводными кораблями в дальней зоне. Прежде всего – с авианосцами, ну и с десантными соединениями, и с их охранением.

Первый такой корабль вступил в строй в 1962 году. И он стал первым в мире кораблём, специально спроектированным как носитель противокорабельных и зенитных ракет. Американцы, как я сказал выше, опережали нас в части зенитных ракет, но довольно долго не понимали достоинств ПКРов, а либо полагали, что со своими линкорами и прочими монстрами обойдутся и без них. И строили крейсера и эсминцы только с ЗРК.

Потом наши решили, что по авианосцам будут «работать» подводные лодки с крылатыми ракетами, а лучшее применение для надводных кораблей – поиск и уничтожение подводных лодок. Соответственно, появился класс: большой противолодочный корабль (БПК).

Самый замысловатый класс. Его очень трудно отождествить с чем-то в рамках западной классификации, где присутствуют крейсер, фрегат, эсминец… Первые наши БПК пр. 61 большинство специалистов относило к эсминцам, следующие корабли, проектов 1134А и 1134Б, – к крейсерам, БПК пр. 1135 позднее были переклассифицированы в сторожевые корабли (по-ихнему – фрегаты), а БПК пр. 1155 во всём подобны эсминцам пр. 956, но вместо ПКРов несут ракетные комплексы ПЛО.

А потом всё довольно-таки смешалось, БПК стали нести ПКРы, пусть и понемногу; на ракетные крейсера стали ставить ракето-торпеды ПЛО. На смену торпедно-артиллерийской «классике» пришли ракетные эсминцы и сторожевые корабли, которые обязательно имели ЗРК, а с ПКР и ПЛРК бывало по-разному… Потом добавились авианесущие крейсера… Детально разбирать всю эту логику мы не будем, хотя это и интересно. Когда узнаёшь генезис, скажем, авианесущего крейсера «Киев», то понимаешь, почему он именно крейсер, а не авианосец, как, например, английский «Инвинсибл», который и меньше «Киева», и самолёты несёт только с укороченным взлётом – как и «Киев». Но, повторяю, не будем…

В результате в 1970-х годах мы стали второй морской державой мира, причём та же Англия и думать не могла о том, чтобы сравняться с нами в числе кораблей основных классов. Я имею в виду, крупных кораблей; о кораблях прибрежной зоны вообще говорить не приходится.

Итак, в эпоху развитого социализма у нас был многочисленный и довольно-таки качественный флот, кое в чём мы были впереди планеты всей. Наши корабли отрабатывали задачи слежения за вражьими ПЛ в Средиземном море и в океанах, наши ПЛы следили за авианосными соединениями, наверное, по всему миру; 150 «Бэкфайров», которыми располагала авиация ВМФ, способны были, с учётом радиуса действия несомых ими ракет, доставать десанты и конвои НАТО без малого в середине Северной Атлантики. А ещё были машины семейства Ту-95 в специальных морских модификациях – с межконтинентальными дальностями…

Опять отмечу: всё это было мотивировано задачами, стоящими перед флотом, он строился под эти задачи и, в целом, был способен их решать. Причём я думаю, что для эпохи холодной войны задачи для флота были поставлены в целом правильно. Так сказать, пропорционально политической роли страны.

***

Ну, о том, что произошло с флотом после конца 1980-х, моим читателям рассказывать не надо. И вот теперь, лет несколько назад, вроде бы спохватились: ой, а что ж наши кораблики?

После долгих лет «среднего ремонта» и модернизации акваторию ремзавода покинул атомный крейсер «Пётр Великий» и принялся бороздить океан. Какая помпа! У нас – самой большой в мире неавианосный корабль! А знаете, сколько таких кораблей было построено и бороздило? Четыре! И где теперь три? Все были поставлены в 1990-х на средний ремонт… Будут их доремонтировать? И все ли они ещё в наличии?

Плавает наш единственный авианосец «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (впрочем, не авианосец, а ТАВКР – тяжёлый авианесущий крейсер). А остальные пораспроданы, а атомный так и не достроен. Наши знаменитые «Тайфуны» – огромные атомные ракетные ПЛ – выведены из состава флота, и теперь морскую часть ядерной триады составляют корабли поскромнее размерами и вооружением. И ходят разные разговоры…

То говорят: Россия будет строить авианосцы, первый из коих будет спущен на воду в 2020 году. То говорят – нет, не до крупных кораблей, нам сейчас нужен флот ближней зоны. Ну, и полдюжины ПЛАРБ для поддержания ядерного равновесия.

Ладно, нужен прибрежный флот; в этом есть логика, учитывая, как мы бедны и как «неэффективно используются» те немногие средства, которые можем собрать. Но тогда – откуда вдруг желание иметь четыре «Мистраля»?! Он, между прочим, немногим меньше «Петра», а при максимальном водоизмещении – так и больше. Но главное – он десантный. А операции по высадке десанта очень трудно вписываются в доктрину «флота береговой обороны». В рамках этой доктрины надо от десанта обороняться, а не высаживать его – где? Чёрт его знает…

У нас осталось несколько крупных кораблей – зачем они нам? Ловить сомалийских пиратов? Это, простите, смешновато. Зачем авианосный «Кузнецова» – хотя бы имеется членораздельное объяснение: надо его оставить в строю, чтобы иметь хоть горстку подготовленных лётчиков палубной авиации – на разживку, до лучших времён.

Может быть, нужно флаг демонстрировать, а всякой мелочью зазорно? Это вряд ли. Российский император не стеснялся демонстрировать флаг корветами да клиперами. Флаг, его чем могут, тем и демонстрируют. И ради одной только этой цели строить и содержать сверхдредноуты – в широком понимании этого слова – глупо. А если беда с деньгами, то абсурдно до клиники.

Короче, не понимаю я, зачем нам сегодня крупные корабли. Вы знаете, как нежно я люблю броненосцы и линкоры. И, тем не менее, не понимаю.

Ясно, что выкидывать то, что есть и плавает, не надо. А может, и надо, потому что эксплуатация таких сооружений стоит о-о-о-очень дорого. Я думаю, вместо года эксплуатации можно легко построить корвет тысячи на две тонн водоизмещением. Оценка среднепотолочная, конечно. Впрочем, в том, что можно построить корпус с силовой установкой, я уверен.

Ну, ладно, выкидывать не будем. Есть ведь разная польза от них, вполне нешутейная. Подготовка моряков. Сохранение навыков дальних плаваний. Поддержание, в процессе эксплуатации, ремонтных производств и военно-морской инфраструктуры. Может быть, отработка новых образцов вооружения в натурных условиях. Может быть, проверка на практике новых движений военно-морской стратегической и тактической мысли в процессе игр и учений. Ещё что-то, наверняка, есть.

Но это не объясняет надобности в «Мистралях»! Равно как и строительство авианосца к 2020 году и дальше его систершипов – разговоры об этом возобновились совсем недавно. Задачи их непонятны, в составе каких соединений они буду бороздить – совсем непонятно: про строительство океанских эскортных сил я давно не слышал. Что, будет авианосец бродить по Пасифику, как одинокая гармонь по околице?

2020 – это совсем близко. Прикиньте темпы, с которыми мы сегодня строим даже корветики. Увеличьте их вдвое, оптимизму ради. Сколько корветиков настроим за 10 лет? Десять? Двенадцать? Так авианосцу или «Мистралю» в сопровождение не корветики нужны и не фрегатики даже, а эсминчики и крейсерюшки. А крейсерюшка – это штук семь корветиков только по водоизмещению, а по цене, может, и больше.

Короче, при всей моей любви к «крупным формам», я считаю, что не надо сейчас затеваться со строительством больших кораблей. Всё равно в видимой перспективе не просматривается возможность роста нашего морского могущества до уровня, сравнимого с США и НАТО, а скоро – и с Китаем. Равно как не просматривается возможность устойчивой, многолетней коалиции с кем-то, у кого тоже есть средних размеров флот. А что вообще будет с флотами за пределами видимой перспективы – так этого никто не скажет. Если кто станет говорить – не верьте, хотя бы сомневайтесь.

А флот ближней зоны – понятно. Защита экономической зоны, пограничные функции, на случай небольшой войны – оборона каботажных коммуникаций, баз, портов, островных и полуостровных территорий, недопущение десантов. Хорошо ещё то, что понятно, какие нужно для этого строить корабли, – мы такие строим уже в течение десятилетий. Если строить что-то большое, то – учебные суда с океанским районом плавания, чтоб на них было каждой твари по паре – пара пушек, пара вертолётов, по паре типов ЗРК и ПКР, ПЛРК, РЛСы, ГАСы, что там ещё нужно, чтобы обучать по всем нужным специальностям. И флаг они смогут демонстрировать, и больших адмиралов с визитами катать. И даже миротворцев довезут, куда надо. Если кто нас попросит миротворствовать…

Вот я предложил свой вариант задач для флота и его качественного состава. Не сильно продуманный вариант, конечно; да не мне бы его и продумывать. Мне бы где-то почитать документ, выпущенный компетентной и ответственной инстанцией. И чтоб из него было понятно, что должен делать флот, какими средствами он должен это делать, почему это нужно, а другое – не нужно, как и когда будет достигнуто требуемое состояние ВМФ, сколько это будет стоить, с чего начинать и чем продолжать… И когда, примерно, можно будет ставить себе новые задачи.

Но вот в чём я уверен – флот у России должен быть. Как там говорил Пётр?

«Всякий потентат, который едино сухопутное войско имеет, едину руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет»…

Так что – с Днём Военно-морского флота РФ!

* * *

Морская тематика, с самого начала:

Что нам «Бисмрк»?

Скептикам в посрамление

1000 боеголовок у США и России. Война продолжается

Подводные ракетоносцы Союза

Флот адмирала Риковера

К Дню ВМФ, или Как мы два раза становились вторыми (серия)

«Белфаст», Англия

Немного о крейсерах вообще и о «Белфасте» в частности

И нет ничего нового под луною

На защите морских рубежей Отчизны…

Обложение с моря. (Разоружение — 9.2)

К 104-летию со дня рождения HMS Dreadnought

Проклятые вопросы нашего времени. «Мистраль»

Ещё чуть-чуть про «Мистраль»

Легки на помине! (это тоже «Мистраль»)

С Днём моряка-подводника!

«Дружный» на Речном

Это не было игрой в одни ворота. 105 лет Цусиме

Тянет ли «Мистраль» на «корабль будущего»?

4 комментариев

  1. Ворон:

    Вообще правильное видение флота в современных реалиях, хоть я и неспециалист.
    Но заглядывая в будущее, учитывая, что когда-нибудь мы дойдём до уровня выше плинтуса, то начинал бы всё же готовить флот к войне шестого поколения и расширил бы флот носителями крылатых ракет.
    Прежде всего заложил бы аналог «Страйкера» Рене Луара (посмотреть можно здесь: http://www.technicamolodezhi.ru/rubriki_tm/217/1941 ), прикрытие его обеспечили бы миноносцы, а целеуказание с самолётов, либо вертушек с таких вот корпусов взлетающих. Дело наверное даже не столько в размере, главное не пихать в него чрезмерности, а сделать дешёвые ударные силы. Снарядить такой корабль универсальными пусковыми установками и создать очень дешёвенькую ракету для него — массово, и дабы можно было использовать дорогущие КР когда вдруг у нас такая вот возможность возникнет.
    Эти кораблики будут дешевле ПЛ и при грамотной стратегии (вилить всё что движется) могут себя оправдать.
    И вот ежели бы супостат нам противоречить решил бы накрывать его массированными залпами таких вот \"морских катюш\". А можно их с мирной миссией их к берегам супостата дежурить направлять.
    Тут главное чем дешевле и больше — тем лучше.

  2. master:

    По-моему, если не вдаваться в подробности, вполне дельное предложение. Надо только, чтобы ракеты не только по ГЛОНАССу летали. Потому что борьба со спутниками будет одной из ключевых задач в войне 6-го поколения. Я имею в виду, между технически развитыми державами.
    А «арсеналы» Луара – нормальная штука. Тем более, что у нас полувековой опыт строительства и, главное, теории и практики использования именно специализированных кораблей. Это американов всё в универсальность тянет. А нам не западло и специальные – противолодочные, ракетные…

  3. Ворон:

    Ага, добавлю кстати, что одним из достоинств горе-мистраля (хорошее какое выражение ;) ) является как раз модульность сборки, но она ни в какое сравнение не идёт с настоящей модульностью Луара. Ведь можно собирать очень разные корабли или в будущем например их модернизировать путём добавления освоенного нашей промышленностью того или иного модуля или не добавлять ежели не освоен.
    Да и супостата как легко наколоть, он де (ежели контрразведка то сработает) будет бояться, а вдруг русские в один из модулей тактические ракеты с ядерной боеголовкой засунули, а другой у них зенитный чиста, а это например какой-нить танкер плывёт с одним только модулем зенитных ракет или с пушкой гаусса для пиратов. В общем полёт фантазии безграничный, но главное по средствам и эффективный.

  4. master:

    Я вот только не знаю, будет ли ракета с вероятностью поражения цели 0,5 впятеро дешевле той, у которой вероятность 0,85. То есть возможна ли совсем дешёвая крылатая ракета. Кстати, самая дешёвая – как раз со спутниковой навигацией, а это уязвимо. Если не сделать систему навигации на высокоорбитальных спутниках, с перигеем тысяч в 15 км, чтоб не так просто было сбить. А возможна ли высокоорбитальная – не знаю.
    И ещё: а нужен ли нам симметричный ответ. То есть – возможность громить Америку крылатыми ракетами морского базирования. Может быть, нам нужно не громить, а защитить себя от разгрома? То есть отловить ихних носителей до запуска? Тогда – много танкерообразных арсеналов с противокорабельными ракетами. Тут можно дальность ограничить, и система наведения попроще, потому что – самонаведение на контрастную цель.
    Правда, остаётся проблема подводных лодок с ККрами…
    А ракету, противокорабельную, сделать на базе «Смерча». Или «Урагана»? На какую-то из этих систем уже ставят головки самонаведения. Дальность – 70 км, думаю, удвоить очень уж большого труда не составит. А ракета, я думаю, относительно простая, в конце концов, это ж развитие «Катюши»…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*