Skip to content
 

С Днём Военно-морского флота! 2010 г.

Что ж, поздравляю всех, кто это читает, с Днём Военно-морского флота.

Честно говоря, настроение в связи с этой датой нерадостное. Сколько раз Россия бралась создавать флот, сколько раз создавала и теряла… Я уже начинал об этом говорить, ровно год назад. Да коротко не смог, дело вылилось в серию, конца которой не видно. И вот – опять эта дата и опять эта тема. По двум причинам.

Во-первых, потому, что с флотом у нас опять весьма скудно, после того, как было весьма неплохо. Во-вторых, потому что раз за разом задумываешься: а какой флот нужен сегодняшней России, с учётом её сегодняшних потребностей и возможностей?

Противолодочный крейсер-вертолётоносец «Ленинград»

Сразу говорю: картинок не будет. Это текст. Все картинки – потом, по ходу создания труда моей жизни – исторической морской серии «Как мы два раза…»

Зачем Алексей Михайлович построил «Орёл» – первый русский корабль европейского типа? Наверное, затем, что он вообще понимал необходимость модернизации страны и занимался всякими там «полками иноземного строя». Корабль тот ни для чего не пригодился.

Сын его Пётр имел практические задачи и под них строил флоты на Юге и на Балтике. Балтийский флот себя оправдал полностью и, так сказать, окончательно. На Юге – пощипали султана, но «окончательно» не удалось. Окончательно смогла Екатерина II, для чего ей пришлось флот возрождать из почти нулевого состояния.

Павел, насколько я помню, флотом не очень интересовался, в наполеоновских войнах наш флот тоже заметной роли не сыграл. На Юге в это время было всё более или менее, русско-турецкие войны 1806–12 и 1828–29 годов закончились в нашу пользу. А в конфликтах с Турцией никогда нельзя было обойтись без действий на море. А со Швецией конфликтов не было, она стала нейтральной. Германии как таковой не было вообще, Пруссия флота почти не имела, короче, там было спокойно.

В середине XIX века Россия флот практически потеряла, и не столько из-за поражения в Крымской войне, сколько из-за технической революции, во всём мире обесценившей деревянные парусные флоты с гладкоствольными пушками. У нас индустриализация давалась нелегко, о прямом соревновании с тогдашними морскими гигантами – Англией, Францией, Италией – не могло быть и речи. Из этого и исходили, приняв концепцию крейсерской войны. Врагом полагалась Англия, вредить ей намеревались, нападая на её торговое судоходство повсеместно и неуловимо. Для чего настроили небольших парусно-паровых кораблей. Кстати говоря, есть несколько случаев, показывающих, что эта концепция себя оправдала – без войны, именно сыграв роль в предотвращении войны.

Ну, а для защиты Петербурга довольно быстро создали специфический броненосный флот – прибрежного действия, очень слабо мореходный, зато достаточно многочисленный, чтобы, во взаимодействии с береговыми крепостями, не пустить супостата к столице империи.

Потом, по мере развития промышленно базы, стали строить и мореходные броненосцы, как на Балтике, так и на Чёрном море. Я об этом писал в серии, простите, что повторяюсь.

Тем временем «обострились» российские интересы на Дальнем Востоке и, соответственно, появился новый противник в лице Японии. Ближе к концу XIX века поняли, что с нею одними крейсерами не справишься. И стали строить уже по-настоящему мощный флот из первоклассных эскадренных броненосцев. И вышли, по некоторым оценкам, на второе место в мире по совокупной мощи военно-морских сил – если сложить всё, что имели на всех морях.

Я – навскидку – думаю, что, наверное, второе место было, но только если считать именно по броненосцам. Потому что – знали бы вы, сколько в это время настроили крейсеров Англия, Франция, Италия, Соединённые Штаты, да та же Япония… Постараюсь разобраться с этим вопросом в ходе написания этой моей пресловутой морской серии.

Обращаю ваше внимание: всё было более или менее в соответствии со стоящими задачами и имеющимися возможностями. Во второй половине XIX века двусторонние войны между европейскими державами были ещё вполне возможны – помните, скажем, Франко-прусскую, 1870 года? Так что думать о противостоянии Англии на морях надо было, и крейсерские отряды были неплохим выходом.

Если мы хотели накрепко усесться на Дальнем Востоке, организовать там своё безраздельное доминирование, то, действительно, надо было лишить Японию любой возможности «высовывать руки» из своих территориальных вод. То, что они хорошие моряки, японцы показали, разгромив на море Китай в 1894-95 годах. Так что надо было принимать меры кардинальные, и наши стали строить броненосцы и гнать их на дальний Восток.

Ну, что там произошло, знают все. Всё, что туда попало, было уничтожено. Точнее, почти всё, но это не имеет значения. Были в строю семь броненосцев на Чёрном море, но это тоже не имеет реального значения, так как они из этого Чёрного моря никуда выйти не могли. Стали бы наши гнать в Цусиму стариков типа «Николая I» и «Дмитрия Донского», если бы можно было «выкатить» тех же «Трёх святителей» с «Двенадцатью апостолами»! (Это черноморские броненосцы, почти самые новые на тот момент).

То есть черноморские корабли были изолированы, и, если говорить о силах, способных отстаивать интересы страны там, где это понадобится, то – мы опять остались без флота. А тут ещё очередная техническая революция, та это раз – чисто корабельная. На флот пришли: паровая турбина, а с ней рост скорости узлов на пять и более; высококлассные оптические системы управления огнём, а с ними – рост дальности морского боя до десяти, пятнадцати и более километров; концепция «all big guns» – «все пушки большие», а с ней рост мощи единичного корабля в два-три раза.

Впрочем, системы управления огнём появились раньше, как и тактика массирования огня и интенсивной стрельбы сразу же по достижении радиуса досягаемости. Не стану здесь выяснять, почему японцы выиграли войну, но морские бои они выигрывали именно потому, что у них всё это было, а у нас – нет.

Как бы то ни было, с появлением «Дредноута» строительство флотов надо было начинать так, как будто их и не было. Россия, как всегда малость подзадержавшись по сравнению с лидерами, с 1910-х годов взялась за это дело.

На Чёрном море Россия, с её построенными к 1906 году восемью эскадренными броненосцами, была гарантированно сильнее ослабевшей к тому времени Турции. Но – повторения Севастопольской катастрофы допустить было нельзя. Решили, что для этого театра хватит четырёх дредноутов. Успели построить три, один взорвался, но и оставшихся двух, вкупе с бригадой броненосцев, за глаза хватило для противодействия единственному дредноуту Турции – германскому линейному крейсеру «Гебен». Я имею в виду Первую мировую войну.

То есть тут была конкретная цель и адекватные ей средства.

А на Балтике в 1907-м решили строить «оперативно-способную эскадру», долженствовавшую состоять из восьми линкоров-дредноутов и четырёх линейных крейсеров.

Для чего нужна была эта «оперативно-способная»? Для борьбы с флотом кайзера? Но это можно было решить и другими средствами, это и было так решено в Первую мировую – ряд минно-артиллерийских позиций, обеспеченных лёгкими силами и той четвёркой эскадренных броненосцев, которой там располагали. Четыре построенных балтийских дредноута в боевых действиях участия почти не принимали…

Может быть, эта эскадра нужна была для действий за пределами приграничных морей? Но она явно не смогла бы тягаться ни с английским флотом, ни с немецким, ни с американским, ни с французским. Хотя – в начале ХХ века уже было ясно, что европейская война будет войной коалиционной. А в этом случае, действуя совместно с ВМС любой из названных стран, такая эскадра могла бы вполне достойно защитить интересы России. Так что, вероятно, стремление иметь на Балтике 12 дредноутов и сверхдредноутов было политически обоснованным.

А потом – потом известно. Революция, гражданская война, изоляция, разруха… Мы в очередной раз лишились флота. На начало эпохи пятилеток у нас было три морально устаревших линкора, два более или менее современных крейсера (плюс несколько совсем старых) и десятка два – два с половиной эсминцев, которые на момент постройки были, может быть, лучшими в мире, но к началу 1930-х уже тоже изрядно устарели.

В это период страна не могла рассчитывать на надёжную коалицию с кем бы то ни было. Надо было думать, как защищаться едва ли не от всех сразу, рассчитывая только на собственные силы.

И стали строить малый прибрежный флот. Настроили больше двух сотен подводных лодок. В подавляющем большинстве это были  «малютки», с подводным водоизмещением  200 – 250 тонн, и «щуки», относимые к классу средних, но тоже невеликие – подводным водоизмещением чуть больше 700 тонн. Это были корабли для действий в ближней морской зоне; этот подводный флот создавался не для уничтожения торгового тоннажа какой-нибудь великой державы. Лодки предназначались для защиты своих берегов от агрессивных действий морских сил противника. Хотя, как и всем лодкам мира во Второй мировой, исключая, может быть, американские на Тихом океане, топить им пришлось преимущественно не боевые корабли, а грузовые парходы с военными грузами, войсками и т.п. Впрочем, это тоже «агрессивные действия морских сил противника».

Настроили большое количество торпедных катеров. Как гордо говорили в конце XIX века представители сильных морских держав, торпедное оружие – оружие слабого… Что ж, мы и были слабы, и делали то, что надо было делать в такой ситуации.

Потом, ближе к середине 1930-х, продолжая спускать подлодки, стали строить корабли покрупнее: сначала лидеры эскадренных миноносцев для усиления флотилий тех, старых эсминцев, оставшихся «от царского режима». Потом новые эсминцы, лишь немногим менее сильные, чем эти лидеры. Крейсера… Начали строить и линкоры, но не потянули этого грандиозного дела.

Эсминцы очень хорошо пригодились на Севере, для проводки конвоев. А вот крейсера, да и эсминцы на других театрах, занимались в основном обстрелами побережья да транспортировкой войск и грузов. То есть можно задать вопрос: а надо ли было их строить? На него легко, задним числом, ответить «нет». Но вряд ли можно было предвидеть, что дело повернётся именно так. И, главное, строительство флота – дело длинное. Было бы время, может быть, понастроили бы достаточно для того, чтобы, наряду с прочими, поучаствовать в морских битвах в Атлантике, а то и в Тихом океане.

Здесь хочу обратить ваше внимание: всё опять было сделано правильно. Как и в последней трети XIX века, сначала построили то, что было абсолютно необходимо: силы прибрежной обороны. Потом стали делать более амбициозное и более долгое дело. Не успели; а могли бы успеть.

Ведь успели же после войны!

После войны у нас оказалась мощная военизированная экономика. Это раз. Оказалось, что самые мощные страны мира против нас, и уже точно никаких иллюзий насчёт союза с кем-то из них быть не может. Это два. Я не собираюсь исследовать вопрос, сами мы в этом виноваты или не сами. Это другая тема. Как вышло, так вышло, и в этих рамках будем говорить дальше.

Главные морские победители – США и Англия – имели такие флоты, что потом хватило лет на двадцать продавать всем желающим всевозможные пароходы, от морских охотников до авианосцев. Их численность, особенно американского, была головокружительной, какой-то даже нереальной. Им не надо было ничего строить, у них были многие сотни крупных кораблей, только что сошедших со стапелей.

А у нас – фиг с маслом. И надо было догонять. Опять же, задним числом можно сказать, что – не надо было. Теперь-то мы знаем, что назревала следующая революция, даже две: ракетная и электронная. А вот сталинские наркомы об этом знать не могли. И стали строить классический артиллерийский флот. Догонять бывших союзников по антигитлеровской коалиции.

***

В этот раз мне удалось сделать то, что не получилось год назад. Я таки написал кратчайшую историю разрастания и скукоживания российского флота. Поэтому говорю вам с полной ответственностью: окончание следует. В понедельник.

* * *

Морская тематика, с самого начала:

Что нам «Бисмрк»?

Скептикам в посрамление

1000 боеголовок у США и России. Война продолжается

Подводные ракетоносцы Союза

Флот адмирала Риковера

К Дню ВМФ, или Как мы два раза становились вторыми (серия)

«Белфаст», Англия

Немного о крейсерах вообще и о «Белфасте» в частности

И нет ничего нового под луною

На защите морских рубежей Отчизны…

Обложение с моря. (Разоружение — 9.2)

К 104-летию со дня рождения HMS Dreadnought

Проклятые вопросы нашего времени. «Мистраль»

Ещё чуть-чуть про «Мистраль»

Легки на помине! (это тоже «Мистраль»)

С Днём моряка-подводника!

«Дружный» на Речном

Это не было игрой в одни ворота. 105 лет Цусиме

Тянет ли «Мистраль» на «корабль будущего»?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*