Skip to content
 

Заграница-2010. Отчёт №5

Отчёты № 1, 2, 3, 4

В тех из прошлых отчётов, когда я говорил про собственно город Хайфу (2, 3), я, так сказать, глядел вниз, в сторону моря, обозревал в основном побережье и прилегающие к нему зоны города. Всем стало до раздражения ясно то, что хорошо известно и без моих географических открытий: Хайфа – город морской. Но она ещё и горный город, и сейчас я возьмусь вам это доказывать. Да, и ещё – южный; и это тоже мы подтвердим фотодокументально.

Я, фактически, первый раз был в настоящем горном городе. Потому что Махачкала, где я квартировал во время службы, расположена на полосе равнины между морем и длинной горой, почти параллельной береговой линии. Сухум – там на площади напротив вокзала стоят две пятиэтажки (или стояли, я там давно был последний раз), а прямо за ними начинаются усадьбы; это ещё город, но уже не городская застройка. А потом эта улица, которая ведёт вверх от вокзальной площади, вообще переходит в деревню Верхний Личкоп, плавно и незаметно для неместного путешественника. Алупка… ну, это вообще деревня – опять же, была таковой, когда я там бывал.

А тут…

Основная часть городского жилфонда Хайфы расположена на горе, или, скорее, на горах. Вроде бы называется всё это гора Кармель, но, если так, то Кармель – это, на мой взгляд, скорее небольшая горная система, чем одна гора. Или это гора, прорезанная ущельями. Или, наконец, город стоит на нескольких горах, главная из которых носит красивое имя Кармель. Я так и не удосужился выяснить.

Вот, смотрите, это я снял, стоя спиной к подъезду своего дома. Ну, в смысле, дома, в котором я там жил.

Хорошо видно, что всё это стоит на склоне, снимок сделан по склону вверх. И те дома, которые там, наверху, в первой линии, они находятся на той же улице, что и мой дом, который в пяти метрах у меня за спиной.

Я уже говорил, что жил на улице Яд Лебаним, и что это странная, по нашим понятиям, улица: поворачивает на 180°, не меняя названия и, как ни в чём не бывало, продолжая нумерацию домов. Поворот этот – в пределах ста метров от точки съёмки предыдущего кадра, вот он, справа.

Видите, дальше налево тоже идёт улица, или даже две. Но как она (они) называются, я не знаю. Зато твёрдо знаю, что, если, придя справа снизу, обогнуть вот этот правый полукруглый красно-белый бордюрчик и пойти опять же направо, но уже наверх, это будет всё она же – Яд Лебаним Драйв. (Лебаним – ударение на последнем слоге. А драйв – он и в Израиле драйв…).

Но это ещё не необычное впечатление. А вот что действительно необычно – это то, что, войдя с улицы в подъезд, оказываешься не на первом этаже, а на третьем. И я к себе на первый ходил вниз. Сразу за краем тротуара – почти вертикальный укреплённый склон, а там более или менее горизонтальная площадка, и на ней стоит дом. В подъезд попадаешь по мостику над неглубокой, но, по сути своей, пропастью. Вот я сфотографировал свой мостик над своей пропастюшкой:

Я в целом, кроме отдельных тем и специальных ситуаций, человек ненаблюдательный, где-то даже туповатый. Только, наверное, на третье утро, чистя зубы и глядя при этом в окошко на улицу, я понял, что упираюсь взглядом в тот самый укреплённый склон. Склон был метрах в четырёх от моей рожи, и верха видно не было. Только поступала из окошка утренняя свежесть и доходили вполне милые птичьи звуки. Очень приятно; а если бы я жил на третьем этаже и выше, слышал бы город, а не птичек, почти так же, как в Москве.

Да. Выходя из квартиры и направляясь на улицу, идти вверх, а не вниз, я так и не привык. Автомат точно не выработался. Лестница-то там в обе стороны – вот и поворачиваешь, не думая, вниз. Мы же все спускаемся в подъезд, а не поднимаемся. И при возвращении домой тоже порой тянуло пойти наверх.

Забавно…

Вот у меня ещё есть фото этой градостроительной особенности. Это не мой дом, но зато видно хорошо:

Видите, тут места между склоном побольше, нашли возможность стояночку устроить. Вообще, с автостоянками в Хайфе… беда – не беда, но напряжённо. Но эту тему – автоХайфа – мы оставим на другой раз.

Я жил посередине. Посередине – в двух взаимосвязанных смыслах. В первую очередь по высоте над уровнем моря. А ещё – дело в том, что мне говорили: евреи живут вверху, арабы – внизу. И, чем выше район, тем он фешенебельнее. Так вот, я жил посередине. Насчёт того, евреи в этом месте преобладали или арабы, сказать не могу. А вот что могу сказать.

Вышел я погулять, вверх по моей Яд Либаним, во второй половине пятницы. А это – шабат; евреи не работают, не ездят на машине или на чём там ещё, вообще, сидят в основном дома или, может быть, в гостях, не знаю.

Вот она, слева, эта улица. Я при планировании этого очерка отнёс её к подтеме «горные улицы», ну ничего, покажу сейчас. Это – участок сразу за поворотом, который я показал выше. Видите, «горность» налицо.

Так вот, иду я потихоньку, справа – ряд домов, километрах в двух – море с высоты невысокого птичьего полёта, между – нижняя часть города, на склоне, по мере приближения к берегу – практически на равнине. А слева – вот эта стенка, что на фото, или просто дикий склон метров от 10 до 30 высотой, и над ним – опять дома. Это хорошо видно на самом первом снимке, где та же Яд Лебаним, только дальше, выше по горе.

Иду я. Тихо, народу почти никого. Почти. Всё-таки попадается народ. И что я быстро заметил: если больше одного, то разговаривают, причём исключительно по-русски. Тётеньки в возрасте, тётеньки в возрасте с такими же дяденьками… На самом верху улицы увидел бабушку с внучкой лет трёх. Ведёт бабушка внучку за ручку и громко что-то поучительное ей втолковывает. По-русски, разумеется. Тут я успокоился: такие бабушки ещё долго не дадут внукам забыть язык неисторической родины родителей.

С этой улицы я фотографировал и берег, и кварталы внизу. Как уже сказал, по преданию там живут преимущественно арабы. Или, может быть, арабы живут преимущественно там. Вот как это выглядит:

Архитектура тут, как видите, не то чтобы экзотическая, но не совсем привычная. Всё-таки «жаркие страны» – не надо делать большие окна, солнце жить не даст, тут прохлада ценится. А вот почему цвет такой… ну, не знаю, невесёлый, грязноватый, что ли… Не знаю, может быть, историческая традиция?

Вот план покрупнее:

Дом, который крупным планом, скорее всего, не арабский, потому что это Яд Лебаним, причём выше, чем жил я. А вот – то, что пониже, с зумом.

Ну и дам, наконец, то, что вровень со мной, то есть на середине высоты горы, может, чуть выше. Напротив Яд Лебаним, на одном из многочисленных склонов этой не то горы, не то горной системы:

На этом тему, так сказать, нижнего города заканчиваем.

Верхний же город, действительно, выглядит поимпозантнее. Меня возили по самым фешенебельным кварталам, с крутыми магазинами, центрами, правительственными и общественными зданиями. Но возили в основном вечером, в темноте, и я ничего не фотографировал. А фото у меня есть более «спокойных» мест, но тоже ничего себе:

Видите, слева – жилые дома. Почти коттеджи. Этажность поменьше, цвет поприличнее, архитектура уже не напоминает какие-то пуэбло или дома в наших бывших южных республиках. Даже когда это не коттеджи, а просто многоквартирные дома:

Это продолжение той же прогулки, но это не Яд Лебаним, это выше. Напомню, пятница, шабат, и вот здесь уже совсем никого народу. Действительно, похоже, здесь живут одни евреи. Здесь, наверху, южный город Хайфа уже как-то по-другому южный, чем в этом скопище кубических домиков «нижнего» города, натыканных беспорядочно, кажется, без заморочек с планировкой, и самих утыканных какими-то антеннами, кондиционерами и другими устройствами, назначение которых я разобрать не смог. Здесь – орднунг, спокойствие, я бы даже сказал, нега… Колорит южного города в смысле Гагра, а не в смысле рабочие кварталы Стамбула.

Вообще, южного города, естественно, хватает:

Пальмы, какие-то саксаулы или там акации, вечнозелёный склон горы, живописные стенки, живописные строения…

А вот здесь? Прямо Рио-де-Жанейро…

А вот ещё Рио-де-Жанейро:

Это в районе входа на пляж. На пляже-то как раз народу было прилично, в большом городе хватает тех, кто понимает шабат не так строго. Во всяком случае, евреев там было полно, потому что я кругом слышал родную речь. Не арабы же от нас в Израиль уезжали. Даже поговорил, задал вопрос; надо сказать, что тон ответа был скорее напряжённым, чем радостным.

Вот ещё снимок возле пляжа, в продолжение темы «Южный город».

Тема пляжа будет отдельно, как-никак я первый раз в несоветском море купался. А сейчас – заканчиваю. Вот, смотрите, какая роскошь:

Видите, в правой верхней четверти три шарика на канатах плывут? Это такой транспорт. Куда они плывут, видно – на станцию. А откуда – от берега моря, от какого-то не то музея, не то института – не помню. Ведёт этот транспорт, собственно, к знаменитейшему монастырю кармелиток, Нотр Дам де Кармель. Орден кармелитов был основан в XII веке именно здесь, и название он получил именно от досточтимой горы Кармель. А обоснованием стало то, что где-то здесь, на этом склоне, находится пещера, в которой жил Илья-пророк, и источник его имени. Я туда не ходил, времени не хватило. Конкретно в тот день не хватило потому, что направлялся я в Музей Военно-морского флота Израиля. Сами понимаете…

Вот я сфотографировал эту канатную дорогу, повернувшись спиной к морю. Через сто метров мы остановились, и я опять сфотографировал, на этот раз стоя лицом в сторону моря, наискосок к береговой линии. Вот что я сфотографировал:

Угадайте с трёх раз, куда я пошёл – к морю или в горы?

Слева – танкодесантный корабль. Справа – подводная лодка, аж торпеда из носу торчит. У самого правого обреза, чуть ниже половины высоты, такое маленькое, зелёное – называется Terrorist boat. И пошёл я туда… Но об этом потом, это, как вы понимаете, не может быть всего лишь частью одной заметки.

А на сегодня хватит.

А вот следующий.

2 комментариев

  1. Че:

    Оригинальное изложение путешествия с помощью фотографий. Мне нравиться! Жду продолжения

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*