Skip to content
 

День космонавтики. Что будет с нею завтра? (ч. 2)

Начало статьи

При всём том, что я сказал в первой части, я считаю, это правильно – что новым пилотируемым кораблём дали заниматься «Энергии». Потому что придумать, разработать, изобрести что-то ах какое прогрессивное могут многие. Специалисты «Энергии» тоже это могут, что подтверждено проектом «Клипера». Но у них, в отличие от всей прочей родной страны, есть многодесятилетний опыт разработки, испытаний, доводки, серийного строительства, эксплуатации, модернизации пилотируемых космических кораблей.

ПТК НП

Как вы заметили, я люблю саркастически подхихикивать над гордыми проектами типа того же «Клипера» или «Венчурстара», явно не имеющими реальной перспективы воплощения в металле. Но, если серьёзно, я прекрасно понимаю, насколько чудовищна время- и ресурсоёмкость этого дела – создать новую космическую систему. В наши дни я не вижу возможности сделать что-то принципиально, эпохально нового – сегодня и людям, и правительствам нужно другое, попроще, чем экспансия в ближнем и дальнем космосе.

Но насовсем эта деятельность не закрывается, а старые корабли и ракеты морально стареют уже возле крайнего предела, и надо что-то делать. Вот и делают, что можно.

А можно, напрягшись, сделать очередную модернизацию – но не конструкции старых добрых «Союзов», а их концепции. Оставаясь в рамках их, так сказать, парадигмы. Никаких крыльев, горизонтальных разгонов, самолётных посадок… Наверх – на ракете-носителе, вниз – торможение с малым аэродинамическим качеством. Проект, победивший на конкурсе, – конечно, не МАКС и не «Венчурстар», но всё же это более серьёзная степень обновления, чем переход от «Востока» к «Восходу» или от «Меркьюри» к «Джемини».

***

Космический корабль имени РКК «Энергия». 2009 год

«Союз», околоземная и окололунная модификации ПТК НП
Сверху вниз: «Союз»; ПТК для околоземной орбиты; ПТК для полётов к Луне. Обратите внимание на величину отсека экипажа: у «Союза» это шарик, а у ПТК – почти вся расширяющаяся часть конуса

Различные чины в газетах широкого профиля сообщают, что рабочее наименование нового корабля – «Русь». И что оно, скорее всего, будет ещё меняться. Мне больше нравится аббревиатура, встречающаяся в достаточно серьёзных источниках, – ПТК НП, Пилотируемый транспортный корабль нового поколения. Её и будем использовать, да ещё и в сокращённом варианте: ПТК.

Главными задачами для нового корабля Роскосмос ставит полёты на околоземную и окололунную орбиту. На первую он должен доставлять шестерых космонавтов плюс 500 кг полезного груза при автономности 5 суток. Для долетания до Луны и маневрирования около неё нужно дополнительное топливо и ещё кое-что, с доведением автономности до 15 суток, поэтому экипаж всего 4 человека, а груз – 100 кг. «Многоразовость» – 10 пусков при надёжности не ниже 0,995.

Что не то чтобы удивляет, но как-то иррационально расстраивает – это большое сходство ПТК с НАСАвским «Орионом».

Вот посмотрите, слева – наш, справа – ихний.

ПТК НП »Орион»

Конечно, не совсем похоже. Солнечные батареи разные, угол конуса у нас более острый, основные двигатели – у них одно большое сопло, у нас, насколько можно разобраться, несколько меньших. Ну, про батареи я смеюсь, это совершенные пустяки. А вот конус – это другая аэродинамика, количество двигателей – тоже вполне серьёзно. То есть на самом деле отличия есть, и нешуточные, так что о «слизывании» говорить не приходится. Разумеется, если конечный продукт будет похож на то, что нам сейчас рисуют в интернете.

Тем не менее, приходится отметить, что ПТК похож на «Орион» больше, чем, скажем, «Союз» – на «Джемини». Ну, в общем, и ладно, близкие задачи – близкая форма…

Только вот задачи – это одна из двух позиций, о которых я хочу здесь поговорить особо. Потому как они вызывают у меня недоумение.

НАСА делал свой «Орион» и всю систему под задачи (а) работы на околоземной орбите, (б) для ВЫСАДКИ НА ЛУНУ и (в) глядишь, и для марсианской экспедиции сгодится. А Роскосмосу нужны: задача (а) – аналогично «Ориону», а в плане задачи (б) – не высадка, а ПОЛЁТЫ НА ОКОЛОЛУННУЮ ОРБИТУ.

Зачем?!

Этому я удивлялся ещё тогда, когда в 2008-м писал про тот, первый, конкурс 2006 года – тогда «лунооблётным» планировалось сделать глубоко модернизированный «Союз». Зачем летать к Луне и не садиться на неё? То есть понятно, что для начала можно, действительно, просто облететь, но – на корабле, который способен сесть; просто проверить технику перед заключительным шагом.

А о том, почему такой корабль не может решить задачу посадки, что ещё нужно для этого, писал здесь.  Чтобы вам не искать, ставлю нужный абзац прямо сюда.

Корабль «Аполлон», доставивший на Луну Армстронга и Олдрина, а также и всех других, состоял из двух частей: основного блока и лунного экспедиционного отсека. Основной блок, в свою очередь, делился на модуль двигательной установки и командный отсек, а экспедиционный отсек состоял из посадочной и взлетной ступени. Всё это сооружение весило около 44 тонн, из них 30 тонн приходилось на ракетное топливо.

«Аполлон» на траектории перелёта к Луне
Вот так выглядел «Аполлон» на траектории полёта к Луне. Точнее, на части траектории, там ещё перестыковка производилась, но сейчас это не имеет значения. Командный отсек и модуль двигательной установки – внутри цилиндро-конического корпуса; а вне его – посадочная и взлётная ступени лунного экспедиционного отсека. Всего 44 тонны …

Всё это сооружение разгонялось для полёта к Луне сверхтяжёлым носителем «Сатрун-5», который на низкую околоземную орбиту (НОО) мог выводить, по данным НАСА, 120-130 тонн! Такая ракетища позволяла решать задачу высадки на Луну за один пуск.

А что есть наш ПТК? А он, точнее, его «лунная» версия, она нижняя на первой картинке, есть лишь командный отсек, то есть одна из двух частей цилиндро-конической «бочки» «Аполлона». Но, господа, где же аналог лунного экспедиционного отсека с его посадочной – на Луну – и взлётной – с Луны – ступенями? Где движки и топливо для ухода от земного притяжения?

Знаете, какую схему НАСА собиралось реализовать в программе «Созвездие»? Я вам скажу.

«Орион» – это, по «аполлоновской» терминологии, только командный отсек, тоже, как и ПТК, без двигательной установки. Его следовало вывести на околоземную орбиту ракетой «Арес-1». Это, так сказать, малая ракета программы «Созвездие», но и она относится к тяжёлому классу – порядка 25 тонн на НОО. А была ещё «большая» ракета, «Арес-5» – более 140 тонн на НОО. Это уже сверхтяжёлый класс.

Но не будем сейчас о носителях. Этот самый сверхтяжёлый «Арес-5» должен был вывозить на НОО связку из «модуля доступа на лунную поверхность», названного «Альтаиром», и разгонной ступени EDS (Earth Departure Stage, буквально «ступень для покидания Земли»). EDS выполнял разгон связки и отстыковывался, и дальше летела парочка «Орион» + «Альтаир». Вот как она, парочка, должна была выглядеть:

«Орион» с «Альтаиром» на траектории перелёта к Луне

Как видите, «Альтаир» – аналог аполлоновского экспедиционного отсека. И тут всё ясно: хочешь сесть на Луну – имей, на чём сесть и на чём взлететь.

Я что хочу сказать? Что американцы с самого начала проектировали весь комплекс: корабль, разгонный блок для ухода с околоземной орбиты, экспедиционный модуль и две ракеты-носителя. Это мне понятно. А что у нас – непонятно.

Да, можно найти какие-то картинки, но, как я понимаю, опять на уровне artist impression. Вот один из рисунков Анатолия Зака с сайта, посвящённого новой российской космической транспортной системе. (Я вообще много картинок взял оттуда, спасибо; очень надеюсь, что не вызову у автора желания наказать меня рублём, ведь мой блог – ресурс некоммерческий. Пока, во всяком случае). Здесь мы видим некий разгонный блок, большой-большой, пристыкованный к хвостовой части ПТК. А с лунным посадочно-взлётным модулем и этого нету…

ПТК НП с разгонным блоком
ПТК НП с более чем гипотетическим разгонным блоком

Да ладно бы картинки. Но мы говорим про конкурс, я бы даже сказал, тендер, по результатам которого фирмы получают деньги. Очень небольшие по меркам космических программ, но по меркам российского бюджета – вполне приличные. И деньги обещаны – на проектирование корабля (т.е. только командного отсека) и ракеты-носителя (только под этот 16,5-тонный корабль).

Но ведь на разгонник и «прилунитель» тоже нужны средства! А где эти средства в программе ПТК? О них шёл какой-нибудь разговор в ходе конкурса? Обещанная сумма чётко предназначена для разработки эскизного проекта именно этого ПТК, для облёта Луны. Или Роскосмос не захотел слишком уж сильно пугать Минфин и не стал объяснять, какая разница между облётом и высадкой? В годах и миллиардах? Или он действительно в своей лунной программе не собирается высаживаться на Луну, а только вокруг полетать?

Вот я и спрашиваю – а зачем? С грузом в 100 кг туда даже бомбу толковую не возьмёшь, чтобы стращать американцев, рассекающих по поверхности естественного спутника на своём шестиногом двенадцатиколёсном драндулете (это я шучу, а то вдруг подумаете…). Или – освоят 800 миллионов, а потом скажут: а садиться-то собираетесь? тогда давайте ещё 1800 млн на эскизный проект посадочно-взлётной системы. И миллионов 500 на эскизный проект разгонника, эта задачка попроще. И хорошо, если окажется, что на ПТК заранее сообразили предусмотреть узлы стыковки с этими агрегатами…

Короче, несолидно как-то. Так программы не запускаются. Как-то оно понарошку выглядит.

Так, первую позицию недоумения я вам показал – на этом аппарате на Луну не сядешь. В следующей серии – вторая позиция. И тут уже не недоумение, а скорее опасение, сочетанное с изумлением.

***

Тема космоса:

Каким быть космическому кораблю XXI века?

Прошло 30 лет, и нам опять хочется на Луну

Трудности и надежды «космического каботажа»

И снова здравствуйте

Мои поздравления Европейскому космическому агентству!

Просто помечтать, или кто кого обманет?

Кто кого обманет, вторая серия

В 90-е годы мы тоже создавали новую космическую технику

Ракета на заднем дворе

И не важно, есть ли у ракеты задний мост

Полетел шестой турист, и вообще всё в порядке

Три романтики Байконура

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*