Skip to content
 

Анекдот из жизни

Одна наша читательница прислала вот такую штуку.

Мою маму зовут Елизавета Владимировна.

Недавно в Доме ученых в студии рисования она познакомилась с одной женщиной.

– Меня зовут Мона, – представилась женщина.

– А меня – Лиза, – ответила мама.

10 комментариев

  1. ave verum:

    Ах вот куда ты меня отослал… :)
    У меня есть своя история про Мону Лизу. :)
    Была у нас на курсе в институте такая студентка — Наталья Базилевич, хрупкая и болезненная, жива ли здорова она теперь — не знаю, поскольку ещё в 90-е она тяжело болела и перестала с кем-либо общаться. В пору нашего студенчества ей было уже за 30, что её занесло на радиофизический факультет — сказать трудно, к нам же она относилась несколько снисходительно и почти ничего о себе не рассказывала, кроме того, что училась в юности в Ленинградском университете, но так и не окончила его.
    Жила она одиноко на Васильевском острове в примечательном доме на углу Большого проспекта и одной из линий В.О., в большой коммунальной квартире на несколько хозяев. Из родных и близких душ у Натальи была только сестра, живущая в другом городе, и… кошка, которую звали Мона Лиза. Ну, подумаешь, — Мона Лиза, у кого не бывает странностей? Секрет этой Моны Лизы я узнала только тогда, когда однажды побывала у Натальи в гостях (кажется, что-то мы с ней шили тогда).
    В доме на Большом проспекте она занимала какую-то несуразную комнату — в ширину не было и двух метров, а в длину — метров 7, не меньше. Всю мебель пришлось расставить вдоль одной стены, а у окна оказался большой письменный стол. На углу стола, ближайшем к окну, и любила сидеть Мона Лиза в позе сфинкса, сложив лапки так, как руки у Джоконды. Шерсть у Моны Лизы была какого-то неопределенного, серо-коричневого цвета, что тоже отсылало к известной картине Леонардо. Когда в окно заглядывал луч солнца и падал на кошачью мордочку, осветляя её до светло-золотого, казалось, что Мона Лиза улыбается той же загадочной улыбкой, которую не один век пытаются разглядеть на известном портрете.
    Пока мы копались со своими выкройками и тряпками, кошка продолжала спокойно сидеть и «улыбаться». Наверное, ей было приятно наблюдать за своей кормилицей, которая целыми днями по обыкновению отсутствовала, и кошка становилась полноправной хозяйкой комнаты-коридора: сделав 7-метровые забеги, пристраивалась в кресле или на диване. И без всяких пакостей. А вечером встречала её, мурлыкая и отираясь о ноги.
    «Воспитываю свою Мону Лизу в духе марксизма», — любила повторять Наталья. А уж кто кого воспитывал там…

  2. ave verum:

    Эти зверюги иногда бывают такими упорными и так стремятся к цели, что и человек позавидует. Знала я такого котяру по имени Пуша, жившего на Пушкинской улице в Питере (первая улица налево по Невскому от Московского вокзала к Адмиралтейству). Мы с подругой (кстати, с той, что искупалась в Неве при разводке мостов) снимали там комнату в квартире на первом этаже, пока шел ремонт в общаге и всех «уплотняли». А мы решили пожить около Невского в дореволюционном доме. Дом тот буквально врос в асфальт: был ниже его уровня сантиметров на 80. Квартира считалась двухкомнатной: потолки 5 метров в высоту, комнаты небольшие, в отличие от кухни с окном, выходящим во двор (оттуда, наевшись отварного минтая, через форточку выскакивал погулять Пуша), зато длинный коридор со всякими закутками и ещё одна темная комната – гардеробная. Напротив двери в гардеробную в закутке стояло большое раскладное кресло, на котором, намаявшись, любил поваляться котяра, взгромоздив все свои 8 кило тела, покрытого длинным густым мехом.
    А тут мы вдруг заявились и посягнули на его любимое кресло: нужно было ещё одно спальное место. Стерпеть потери Пуша не мог. Почти каждую ночь он просачивался к нам в комнату каким-то невероятным образом – даже тогда, когда мы подпирали стулом дверь (видимо, навалившись всем телом на неё). Хозяйка пыталась забрать его к себе в комнату, но – бесполезно: любые баррикады ночью разрушались, и кот, взобравшись на сервант в нашей комнате, сидел и смотрел горящим взором на спящего на его законном кресле. Чаще всего спала на его месте я, и мне приходилось просыпаться ночью (не исключено, что под действием его светящихся глаз :) ) и прогонять кота.
    И вот как-то в выходной мы никуда не спешили и решили поспать подольше. Проснулась я от страшной жары и тесноты: котяра залез ко мне под одеяло, нагло улёгся рядом со мной, да ещё и стал толкаться. :) Я его попыталась выгнать – он и не шелохнулся, даже не отбивался лапами, не кусался и не царапался. Просто лежал и чего-то ждал – вот зараза.
    Было часов 6 утра, ещё можно спать и спать. Сдвинула я кошака в ноги, накрылась одеялом и продолжила почивать. Пуша не обиделся, да и мне было тепло (на дворе стоял конец ноября). В общем, договорись мы. :)
    Года три назад уезжала я из Питера в Москву, на вокзал приехала рано, а поезд около часу ночи. Дай, думаю, зайду на Пушкинскую – совсем ведь рядом. Оказалось, весь первый этаж в доме выкуплен под кафе. Час поздний, кафе было закрыто.
    Ещё раз пробегала мимо – уже в следующий приезд, зашла в кафе посмотреть, как там переделали всё: пол подняли до уровня асфальта, из окна в нашей комнате сделали вход… Зашла во двор: кухонное окно – на месте и форточка открыта. Вспомнила Пушу, а потом, вернувшись в Москву, нашла его фото, что мы когда-то сделали на память.

  3. ave verum:

    А ты что, не читал это? Мне тут, можно сказать, два раза пришлось писать этот рассказ: написала добрую половину, как вдруг какой-то сбой с интернетом случился — и у меня весь текст пропал при новой загрузке. Вот обидно было, пришлось снова писать. Я уже подумала, не стоит ли сначала такие длинные рассказы набирать отдельным файлом? Но я, порой, и не знаю, много получится или нет — как говорится, куда вывезет. :)

  4. ave verum:

    Напишу сюда ещё какой-нибудь анекдот из жизни. Может, прочитаешь и то, что выше…
    Вот, например.

    В 90-х братан мой Максим с товарищем занимались грузоперевозками по стране и за рубеж — фирма у них была под Нижним Новгородом и пара-тройка фур. Проблем с грузами не было — перевозили всё подряд, только успевали, даже приходилось водителей нанимать, поскольку и выспаться-то не всегда получалось.
    И вот как-то довелось им перевозить зверей — цирковых хищников. Груз — весьма деликатный, в кабину взяли дрессировщика. А путь лежал куда-то через Волгу, в сторону Ульяновска. Как назло в этот момент по дороге был в ремонте мост и, соответственно, ограничение по тоннажу: предлагалось ехать в объезд, наматывать многие километры и часы.
    А львы и тигры ждать не хотят: злятся, рычат — их быстро надо везти. Решили попробовать прорваться через этот мост напрямую: ведь груз хоть и дикий, но всё-таки не тяжёлый, небось, войдут в положение – не каждый день такое везут.
    Перед мостом задержала вооружённая охрана — менты с автоматами наперевес. Пошли разбираться вместе с дрессировщиком.
    — Чего везёте?
    — Львов и тигров.
    — Да ну? Покажите!
    Дверь открыли: решётка, а кто есть в глубине — не видно. Охранник подошел поближе и стал всматриваться. Лежащий тигр оживился и побрёл ко свету…
    Стали уговаривать мента пропустить, раз такое дело, а он — ни в какую:
    — Не положено.
    И всё.
    Тут подошедший зверюга, недолго думая, просунул лапу сквозь прутья и — хвать за автомат охранника. Тот от неожиданности и со страху сам снял автомат и отдал в лапы тигра.
    Разговор сразу принял совершенно другой оборот: тигр и не думал выпускать оружие из лап. Оставалось только уповать на милость дрессировщика. И пришлось охраннику уступать:
    — Езжайте с вашими тиграми, только автомат верните.
    Собственно, так и сделали.

  5. ave verum:

    Всё: напишу сюда ещё один «анекдот из жизни» — и отстану от этого поста. Воспользовавшись твоим советом, продолжу блог по порядку читать. :)

    Другой мой братан Евгений служил и служит таможенником на российско-украинской границе. На главной автотрассе Москва — Киев, проходящей через город, где он живёт. В ту пору, к которой относится время действия «анекдота», он был зам начальника этой таможни, и его подчинённые обязаны были письменно отчитываться в задержании грузов, досмотренных на трассе. Ладно там фуры с чем-то незадекларированным или без соответствующих накладных… Под задержание попадали обычные люди на автомобилях, отправившиеся просто навестить родителей или родственников на украинской территории и возвращающиеся с кучей домашней снеди и запасами картошки на зиму.
    Незадолго до этого как раз ввели ограничения на ввоз: например, картошки — не более 20 кг, а, может, и меньше — короче, и мешка не возьмёшь с собой. Женька, помнится, тогда сетовал на то, что приходится с людьми так не по-человечески обходиться — жалко невозможно. А что делать, если власти такие законы утвердили? А они на границе, получается, крайние: таможня берёт добро.
    И вот как-то приносит один таможенник ему отчёт примерно такого содержания:
    «В багажнике такого-то автомобиля обнаружены: 2 мешка из грубой серой ткани, наполненные грязными темными овальными предметами, напоминающими картошку, и 6 баллонов, ёмкостью, предположительно, 3 литра, наполненные мутной жидкостью с плавающими в ней либо круглыми красными, либо зелёными предметами цилиндрической формы…»
    Женька ему: «Ты чего, никогда не видел картошки и солёных огурцов с помидорами?» Просто цирк, да и только. Парень пытался возразить, что так по форме положено.
    Короче, братец этой работы долго не выдержал: такую ерунду постоянно читать, а если ещё кто-то где-то напортачит — обиженные строчат жалобы (не намного лучше) — разбирайся тут со всеми. Решил: хватит с него, лучше самому проверять-досматривать и писать адекватные отчёты.

  6. ave verum:

    А что здесь такого? Если практически за те же деньги, но по-другому графику: ездить, например, больше приходилось (пост километров за 25-30 от дома), в отличие от обычного таможенника, который на службе сутки через трое. В то время у Женьки жена там же работала по обычному графику, так вообще 2-3 дня в неделю только дома и встречались. Сослался он на пошатнувшееся здоровье, что, как оказалось, совсем недалеко от истины и было.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*