Skip to content
 

С Днём Армии!

Поздравляю наших читателей с Днём Армии. Особенно поздравляю тех, кто служит или отслужил. Не менее особенно – тех, кто должен и будет служить. И остальных тоже поздравляю, потому что это государственный праздник. Значит, наш общий.

Может быть, это пижонство, или что-то ещё, но мне не очень нравится День защитника Отечества. Ясно, я привык к Дню Советской Армии, бОльшую часть жизни я праздновал его под этим именем. И то, что сейчас армия не советская, а российская, ничего не меняет, эта тот же самый институт, только страна малость уменьшилась и по-другому называется. Поскольку по-другому, то прилагательное я опускаю, и получается – с Днём Армии.

А День защитника Отечества звучит для меня как-то неопределённо. Между прочим, в мирное время защитниками Отечества в весьма большой степени являются дипломаты. Особенно когда у нас остаётся всё меньше оружия, которое к тому же стареет. Люди, которые делают оружие, – тоже защитники Отечества, а кто же ещё? Но у большинства категорий есть специальные профессиональные праздники. У тех же дипломатов – как раз недавно он был, 10 февраля. Или взять, скажем, таможенников. У них есть 25 октября – День таможенника РФ. Кстати, они, хотя бы по задачам своим, тоже в определённом роде защитники Отечества.

У всех есть отдельный профессиональный праздник – так почему бы ему не быть у тех, кто служит сегодня, тех, кто отслужил и тех, кому предстоит? Защитник Отечества… давайте не будем сыпать всё в одну кастрюлю. Я поздравляю вас с Днём Вооружённых сил (коротко – Днём Армии).

***

Сейчас идут разговоры – какой она должна быть, эта армия? Это очень тяжёлый вопрос. Даже если отвлечься от «стратегической войны» с массированным применением крылатых ракет в неядерном снаряжении и уж тем более – от ядерной войны. То есть рассматривать только операции наземных сил при авиационной и морской поддержке «традиционного типа».

Я уже высказывал свои сомнения в целесообразности всеобщего перевода наших Сухопутных войск на трехзвенную структуру. Да, тут видна ориентация на войну с НАТО: небольшие, очень мобильные части и подразделения, с огромной огневой мощью, прекрасно обеспеченные информационными средствами, безупречно, гибко и непрерывно управляемые, непогрешимо взаимодействующие между собой, с другими родами войск… ну, и всё такое прочее. НАТО сейчас собирается вести наземные операции именно так. В такой обстановке слово «переиграть» становится вполне актуальным. Без линии фронта, постоянно перемещаясь, ударяя с разных сторон и уходя от ответных ударов… Действительно, если гениально управлять, то в такой войне можно победить и силами, меньшими в разы. Наверное, можно. Хотя опыт показывает, что управление всегда было нашим слабым местом, по крайней мере, на протяжении ХХ века.

Но что делать с не столь современной, но зато несопоставимо огромной армией Китая? Мне не верится, что, скажем, триста тысяч человек, сколь бы великолепно они ни были подготовлены, остановят пять миллионов с десятками тысяч танков. Может быть, тут нужна беспрецедентная же позиционная оборона – а это, поверьте, совсем другой тип организации, чем, условно говоря, аэромобильная бригада. Западу это не нужно, это у нас более 4,3 тыс. км общей границы с Китаем, у них её вовсе нет.

Так почему бы нам не поделить силы? Выделить часть для организации этих самых, «западного типа», командований-бригад, а другую оставить для позиционной обороны по восточной границе, мощно подготовленной в инженерном и минном отношении и в достатке оснащённой «площадными» огневыми средствами типа «Смерчей» и «Ураганов»? Здесь, насколько я могу себе представить, нужно более «вертикализированное» управление, меньшая замысловатость, но бОльшая жёсткость в вопросах маневрирования и удержания участков местности… Другая тактика, другая разведка, другая организация снабжения, другая идеология состава, дислокации и применения резервов. И оружие другое, и другое взаимодействие между родами войск…

Примечание. Когда я говорю «позиционная оборона», не надо представлять себе линию Мажино и сидящие в ней крепостные батальоны. Позиционная оборона – это не только форты и укрепрайоны. Это и манёвр, и контрудары, и поражение глубоких тылов наступающего противника. Может быть, лучше было бы сказать что-то типа «фронтальная оборона», «территориально-ориентированная»… не знаю. Оставим как есть, не будем заниматься придумыванием слов.

Наше положение на востоке похоже на то, что было у НАТО в 1970-х–80-х, когда в советских войсках одних танков было более 31 тыс. единиц, по ихним, натовским, оценкам; а в ВВС – более 10 тыс. самолётов. И были ещё страны Варшавского договора со своими танками и самолётами. И что мы видим? Тогда у тех же американцев был Корпус быстрого реагирования, больше 200 тыс. человек, насколько я помню. А параллельно существовали традиционные дивизии, тяжёлые и лёгкие, и в тяжёлых было по 18 тыс. личного состава. Очень вероятно, что для Штатов эти формы сейчас устарели, но надо ли особо говорить о том, насколько разные у нас геостратегические условия и, соответственно, задачи ВС?

Кстати, эти самые «аэромобильные» оказали бы большую помощь позиционной обороне. Ведь во времена, когда появился сам термин «аэромобильное подразделение», они и предназначались для повышения эффективности борьбы с противником, имеющим «традиционную» организацию ВС. Заметьте, не для замены своих «традиционных» соединений, а для взаимодействия с ними, причём именно в рамках операций по остановке агрессии. Как водится, с последующим переходом в наступление…

Контртеррористическая борьба – это третья задача ВС. Тут вряд ли я могу сказать что-то неожиданное. По-моему, всё правильно. С террористическими группами должен бороться спецназ, а ВС – оказывать поддержку, когда спецназу нужны средства, которых у него нет. Типа авиации или реактивной артиллерии.

***

А если «включить в рассмотрение» использование дальнего высокоточного оружия, которое я так долго мусолил в Разоружении-9… это вообще другой разговор. Когда начинаешь себе представлять тысячи одновременно летящих КРов, малозаметных, на предельно малой высоте… Непонятно, что можно им противопоставить.

Допустим, их сможет обнаружить спутниковая система, – хотя я не знаю, существует ли уже такой спутниковый локатор, который сможет одновременно увидеть тысячу небольших целей и хотя бы дать их координаты. Или такой ИК-датчик, который с расстояния в несколько тысяч километров заметит и идентифицирует факелы их слабеньких двигателей, к тому же двухконтурных, то есть с относительно холодной выхлопной струёй.

А если и обнаружит – что делать дальше? Всё равно их должен заметить обзорный локатор зенитного комплекса, что весьма проблематично. Во всяком случае, на солидном расстоянии. А потом – стрельбовой локатор. И, само собой, комплексов должно быть очень много, так много, как не бывает в реальной жизни.

Поражать носители? Это можно ещё себе представить для КРВБ (воздушного базирования), но совсем нельзя – для ракет морского базирования, так как достаточных морских сил у нас нет и, думаю, никогда не будет. Да и для борьбы с носителями КРВБ нужны базы для перехватчиков в самой Европе и ледовые аэродромы в Арктике; а их и Сталин с Хрущёвым не смогли создать.

Короче, получается, что выход один: старое доброе ядерное сдерживание. Боеспособные СЯС – стратегические ядерные силы. И отнюдь не такой структуры и технического оснащения, как сейчас. В докладе, который я упоминал в Разоружении-6, есть предложения по новому облику российских СЯС. Интересные предложения, хотя я не во всём с ними согласен (или не всё правильно понял). Это тоже тема для отдельного обсуждения: какими могли бы быть наши СЯС с учётом их задач, с одной стороны, и наших реальных возможностей – с другой.

***

Я не хочу, чтобы у меня получались страшилки, я об этом уже вчера написал в комментарии к Разоружению-9.4. Я не думаю, что война начнётся завтра или через два года, будь она с запада или с востока. Я вижу, что в сегодняшнем мире нет простых решений, если считать войну простым решением. Интересным образом Россия нужна всем значимым игрокам современной политики. Причём именно Россия как дееспособное государство, а не как территория с ресурсами. Ресурсы, конечно, всем желанны, но добывать их ценой уничтожения или даже значительного ослабления России сегодня никому не выгодно. Правда, если говорить о Китае, военное нападение для него не единственный способ «освоения» российских ресурсов и территорий. Но мы говорим о вооружённых силах, не будем переключаться.

Да и пост пора кончать. Нам надо пользоваться сложившимся геополитическим раскладом, который для нас хоть и жёсток, но «по совокупности» благоприятен. Знаю, что это прописные истины, но скажу: время есть, надо модернизироваться. Хоть мне и мила идея возможно более полного самообеспечения, но – надо встраиваться в мировую систему взаимосвязей. Что, кстати, вовсе не есть обязательно отказ от экономической безопасности и погибель отечественного производителя. Если по-глупому, то да, можно впасть в безнадёжную, беспросветную зависимость. А если по-умному – то можно войти в зависимость продуктивную. Потому что умная зависимость – это когда не только ты зависишь, но и от тебя зависят. А в современном мире взаимозависимость, особенно если ты участвуешь в регулировке её баланса, — это бОльшая гарантия интегральной безопасности, чем автаркия плюс военная сила. Больше того, для нас сейчас, пока наши СЯС не совершенствуются, а деградируют, – вообще единственно реальная.

Надо на это рассчитывать, но нельзя рассчитывать только на это. Мы держим Вооружённые силы – значит, допускаем возможность военного конфликта и не собираемся сдаваться ещё до его начала. Пока это так, наши Вооружённые силы должны быть «на уровне», и это – одно из направлений столь необходимой нам модернизации. В день рождения нашей армии очень хочется надеяться, что её модернизация наконец начнётся по-настоящему. И будет иметь выверенные цели, а не «сделаем, как у них». Будет системной, а не набором спорадических мероприятий, о которых порой забывают, не доведя и до середины. И достаточно массированной, а не по три самолёта и полсторожевика в год.

С Днём Вооружённых сил!

5 комментариев

  1. admin:

    Вот нравится мне, как это у тебя выходит. Пока ядерная дубина не уполновесилась, тогда и сотрудничество и взаимозависимость. Как только «наши СЯС усовершенствуются» — тогда милая идея самодостаточности? Ты понимаешь, что доведённая до логического завершения, она означает сванскую боевую башню — с вонючими баранами на первом этаже и нужником с балкончика? Я поэтому и хихикаю над выживальщиками, хотя и идея автономности мне весьма близка — они, ожидая пакости от своих человечьих собратьев, полностью забывают, что сотрудничество с этими гадами защищает их от другого врага, куда более страшного и безжалостного. От безличных и неумолимых сил природы. С которыми, изолировавшись, придётся иметь дело один на один — с продолжительностью жизни в тридцать лет (как врача в башню пустишь, вдруг отравит?), и качеством жизни обезьяны.

  2. master:

    Друг мой, Илларион, архиепископ рязанской!
    Именно в этом месте и ждал.
    Я, знаешь, недоверчив. Я говорю о близком будущем, обратил внимание? И считаю, что сейчас ситуация такова, что безопасность на базе взаимозависимости весьма перспективна. Но я не знаю, что будет через 10 лет. Зато я уверен, что наши многочисленные друзья через 10 лет от вооружённых сил не откажутся. И что нам ни в близком, ни в среднесрочном будущем «паритета» с ними не достигнуть. Положение: 1) их обычные ВС в разы сильнее наших; 2) международная ситуация напряглась, как, например, при Рейгане; 3) ничего, кроме ядерного сдерживания, нам не остаётся.
    Или ты думаешь, что нынешняя приличная ситуация сложилась, потому что все стали бескорыстными гуманистами? Или ты не помнишь внешнюю политику 1990-х и её результаты?

  3. master:

    Не закончил.
    Приличные СЯС, и дальше — любое сотрудничество, любое развитие связей.
    Просто тогда мы будем в РАВНОМ ПОЛОЖЕНИИ, ты не находишь? С ними, я имею в виду, с партнёрами.
    Это же просто: пока у них есть оружие, нам надо иметь соответствующий противовес. Что я не так говорю?
    До тех пор, пока у нас не будет объединённых вооружённых сил. Для борьбы с тем же терроризмом, или что там к тому времени будет общей угрозой.

  4. admin:

    Не, всё нормально и с ядерными силами, и с обычными тоже, я обеими руками за. От себя в военную доктрину я бы ещё добавил военное обучение, нацеленное на создание широкой сети автономных групп, целью которых будет ведение партизанской войны на собственной территории. Ну, чтобы после обмена высокоточными ударами супостат не надеялся прийти на пепелище со своей нефтяной вышкой — всё равно подвзорвём. Даже с эшелонированной высокотехнологичной обороной из беспилотников и терминаторов. Нефть ему не золотая будет — бриллиантовая.
    Я про то, что дубина-то — про запас, на случай соседского козла в огороде, а не как способ никогда не покупать у этого соседа картошку.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*