Skip to content
 

Существует ли вневременной эталон морали? – 3

Иные комментарии по своей проработанности и смысловой насыщенности просто грешно оставлять за рамками «лицевой» страницы блога. Потому что обмен такими комментариями составляет серьёзную, содержательную дискуссию по поводу опубликованного текста. И эта дискуссия не то чтобы зачастую, а просто-таки обычно ценнее, чем сам текст.

А я знаю, что далеко не всегда люди читают комментарии даже к интересным статьям – сам такой. Поэтому, с разрешения моего уважаемого оппонента Merry, я выношу его комментарий на статью «Существует ли вневременной эталон морали? – 2» и свой ответ на этот комментарий в отдельную статью. Все мои изменения в чужом тексте – разбивка на абзацы, чтоб красивее было.

Рассчитываю, что читателю так будет удобнее – чем читать длиннющую цепь объёмных, неповерхностных комментариев.

Итак, обмен мнениями по статье «Существует ли вневременной эталон морали? – 2»: критика и защита.

Критика. Merry:

Вы очень точно формулируете Вашу позицию, говоря: «Я буду оценивать явления, людей, поступки свои и чужие – исходя из своего Идеала. Каковой сформулирован моим социумом и усвоен мною с учётом моего личного опыта в самом широком смысле этого слова. И буду считать своё «плохо, потому что мне это не нравится», достаточно обоснованным».

Но ведь очевидно, что Ваш личный опыт позволяет Вам высказывать оценки, которые будут верны только для Вас. У других людей (даже в одном с Вами социуме) другой опыт, который часто приводит их к совершенно другим оценкам. Но при этом Ваш опыт и их опыт совершенно равноправны. Что Вы, что какой-нибудь бандит, что распоследний бездуховный нувориш – каждый одинаково имеет свой опыт и свой идеал. На каком основании Вы водружаете свой идеал над чьим бы то ни было ещё идеалом? Кто Вас поставил судьёй? Вы много и с удовольствием критикуете других людей, но на каком основании? Вам не хочется заниматься стяжательством, а кому-то хочется – почему Ваше желание «правильнее»? Остановитесь, задумайтесь над этим – почему? Что Вы возразите человеку, который спокойно и убеждённо скажет Вам, что воровать – это хорошо и почётно? Который будет Вас открыто жалеть за то, что Вы зарабатываете деньги работой.

Конечно, Вы можете просто дать ему в морду, но сможете ли Вы с ним поспорить? У него один идеал, у Вас другой – о чём тут спорить? Разумеется, Вы имеете полное право следовать своему идеалу, но точно такое же право имеет и любой другой человек. В этой ситуации сами понятия «критика» и «спор» теряют всякий смысл. Вам нравится шоколадное мороженое, а Вашему соседу спагетти с сыром – о чём тут спорить?

Иными словами, внутренняя противоречивость Вашей позиции по-прежнему никуда не делась. Вы по-прежнему пытаетесь выдавать свои оценочные суждения за объективные, отрицая при этом наличие объективного эталона. Это логически НЕВОЗМОЖНО. Логически же возможных варианта два, причем в норме оба должны работать одновременно:

1. Вы можете считать, что эталон находится внутри Вас, но при этом и область действия Ваших оценок тоже не будет выходить за пределы Вас. Это так называемая субъективная сфера, или, иначе говоря, вкусы – какая еда Вам нравится, какую погоду Вы предпочитаете, блондинки или брюнетки Вас больше волнуют и т.д. Об этих вещах нормальные люди испокон веков не спорят.

2. Если же Вы хотите, чтобы Ваши оценки имели смысл за пределами Вас, они должны исходить из стандарта, находящегося за пределами Вас. Это так называемая объективная сфера – факты, принципы, общие для всех реалии. В этой сфере всегда находилось и находится всякое познание мира – философия, религия, мораль, наука, техника, экономика. Обо всех этих вещах можно и нужно спорить, так как целью спора является выяснение объективной истины – то бишь истины, существующей вне и независимо от тех, кто о ней спорит.

Попытки же брать субъективный критерий и делать на его основании объективные выводы всегда обречены на провал. Представьте, далеко ли улетел бы самолёт, если бы его конструктор исходил из того, что ему «нравится», – а не из того, что на самом деле работает. Вам как инженеру не нужно объяснять, что такое объективная природа вещей. Вся проблема в том, что в двадцатом веке почему-то стало принято ограничивать объективную сферу только лишь материальными явлениями. Эта странная идея въелась настолько, что сейчас людям сплошь и рядом кажется абсурдным и немыслимым то, что было простым фактом для всех почти две тысячи лет до того – а именно то, что в области человеческой природы и морали объективное познание не только вполне возможно, но и необходимо.

Как это «человек не может дать объективную оценку»?! Услышать такое из уст инженера! Вся Ваша собственная карьера как инженера является ежедневным доказательством того, что человек может давать и с большим успехом даёт объективную оценку объективным явлениям. Только объективные, а не вымышленные (типа алхимии) знания о материи могли привести к техническому прогрессу. Никакое шарлатанство, каким бы напористым и убеждённым оно не было, такого результата никогда бы не дало. Только объективные знания о природе человека и реальных моральных законах могут дать основание для решения моральных проблем, встающих перед людьми. Возможно, добыть такие знания непросто в любом случае – но мы гарантированно закроем себе дорогу к ним, если будем заранее отрицать сам факт их существования.

(Там есть ещё комментарий Анонима и ответ Merry на него. В целом он не добавляет ничего существенного к аргументации по основной теме, поэтому не буду его здесь приводить).

Защита. Master:

Попытаюсь ответить на узловые, с моей точки зрения, моменты критики.

«На каком основании Вы водружаете свой идеал над чьим бы то ни было еще идеалом? Кто Вас поставил судьёй?».

Нет, я не «водружаю над». Просто принимаю и действую в соответствии с ним. В том числе – оцениваю свои и чужие установки и поступки. Мне не надо для этого обязательно поместить мой идеал выше другого. И тем более мне не надо, чтобы кто-то ставил меня судьёй. Я отдаю себе отчёт в том, что я не суд творю, а делаю выводы для себя. Мои выводы – они мои, не претендую на абсолютную правоту. Но они мне необходимы, чтобы ориентироваться в этой жизни. И более того – достаточны.

А моральный эталон, как я понимаю, как раз хорошее средство для того, чтоб с его высоты вершить суд праведный, истинный, неоспоримый, безупречный. Так что у меня получается, что тот, кто полагает источником своих оценок вечный эталон, скорее ощутит себя судьёй, чем скромник, сознающий относительность своего идеала.

Критиковать стяжателя, спорить с апологетом воровства я буду со своей субъективной точки зрения; а уверенность мне придаст то, что со мной солидарна значимая для меня часть моего социума. И, если у цыган воровство считается доблестью, буду их за это критиковать. А убеждать их, что это нехорошо, ссылаясь на вечный эталон – бесперспективно. И пусть цыган выставляет мне свой – идеал ли, эталон ли, всё равно, – он меня тоже не убедит.

Кстати говоря, вот представил себе цыгана и подумал. Если взять его, посидеть с ним вечерок за чаем, рассказать, как страдают обворованные, – может, он что-то и поймёт. Но потрясать перед ним эталоном – бесполезно.

«Только объективные знания о природе человека и реальных моральных законах могут дать основание для решения моральных проблем, встающих перед людьми».

Для меня сочетание «объективные знания» звучит как-то сомнительно. По-моему, человеческое знание всегда субъективно. Есть нечто, объективно существующее, и есть то знание о нём, которое мы смогли сформировать к данному моменту. Похоже, я действительно «гарантированно закрываю себе дорогу к объективным знаниям, заранее отрицая сам факт их существования». Однако я не вижу в этом оснований для пессимизма. Тот факт, что наше знание субъективно, не отменяет реальности существования законов, которые мы открываем в природе. Открываем, и используем, и идём открывать дальше. Принципиальная субъективность нашего знания является фундаментальным препятствием к познанию абсолютной истины. То есть, так сказать, положения дел на первичном уровне. Но не вижу основания не считать реальными те законы мира, которые мы познали. В смысле своей «неокончательности», «неабсолютности» они вторичны. Но это ничего, это не мешает человеку познавать и осваивать всё больше и больше.

Реальны ли законы химии? Конечно, да. Но, если химические взаимодействия объясняются физическими свойствами атомов, то законы физики первичны по отношению к законам химии. ТАК И МОРАЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ: ОНИ РЕАЛЬНЫ, – НО НЕ ПЕРВИЧНЫ, они вытекают из неких закономерностей более общего порядка. Исходя из этого, я не признаю существования первичного, вечного морального эталона.

Наконец я нащупал способ, как в терминах этого разговора выразить мою позицию, заявленную с самого начала в первой статье на эту тему. Вот как надо сказать:

Я признаю существование реальных моральных законов. Только я понимаю эти законы не как вечный эталон, кодекс, записанный на скрижалях мироздания. Я понимаю их как функции, определяющие облик конкретного комплекса моральных норм в зависимости от ряда переменных величин – аргументов. Что является первичным по отношению к ним, какие величины входят в число аргументов – это я пробовал, совсем поверхностно, предположить в первой статье.

«Вы по-прежнему пытаетесь выдавать свои оценочные суждения за объективные».

Да нет же, не пытаюсь! Я говорю, что мой комплекс моральных норм, коррелирующий с коллективным идеалом морали, более легитимен, чем индивидуальное представление каждого о вечном эталоне – ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, СУЩЕСТВУЕТ ТАКОВОЙ ЭТАЛОН В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ИЛИ НЕТ. Потому что более соответствует «общим для всех реалиям».

Последнее взял в кавычки не только потому, что далеко не все реалии являются общими именно для всех. Живут сегодня на Земле люди, которые готовы оспорить даже то, что она круглая и вертится. Или, может, Бог Живой и Дао – это одно и то же? Аскет и эпикуреец увидят разные реалии в одном и том же. Ну, и совсем уж тривиально: в одном и том же факте, принципе, законе физик и теолог увидят разные реалии.

Главная причина кавычек – само понятие «реалии».

Объективно существующее – это одно. Оно же, прошедшее через восприятия человеком – другое. То, что каждый данный человек называет реалиями, есть отражение объективной реальности в его восприятии, отражение раздробленное и хотя бы уже поэтому неистинное.

Ещё хочу добавить, что целью спора НЕ является выяснение объективной истины. Не выяснение, а приближение к ней. И «дельта» никогда не будет нулевой. И приходится для повседневного пользования, чтоб не оказаться просто в хаосе, использовать эти приближения к истине – фактически, то, что мы и называем «реалии». Споря, исследуя, мы приближаемся к объективной истине (хотя порой и удаляемся), но не достигаем её. Именно этим – приближением – занимаются философия, религия, мораль, наука, техника, экономика. Именно потому они не «занимались», а «занимаются», и всегда «будут заниматься» – потому, что достичь объективной, т.е. абсолютной, истины – невозможно.

Ньютон считал гравитацию абсолютной данностью. Сегодня физики ищут частицы, ответственные за гравитационное взаимодействие. Найдут, и бывшая абсолютная данность перестанет быть первичной. Вот это и есть – приближение к абсолютной истине.

Совершенствование наших представлений о морали тоже является процессом приближения к недостижимой абсолютной истине. Но в данном случае истина не есть вечный, неизменный эталона. Приближение к истине здесь – всё более точное познание законов, функциональных зависимостей, формирующих комплексы моральных норм. И всё более точное «измерение» величин, входящих в эти зависимости в качестве аргументов.

Кстати говоря, надо бы нам поаккуратнее обращаться со словами «абсолютный» и «объективный». Ибо это не одно и то же, я уже подчёркивал это в обсуждаемой статье.

Подчёркивал, и сам же оступился. Написал «объективную оценку» там, где точнее было сказать «абсолютную», «оценку, исходящую из абсолютного знания». Впрочем, я там же, уже в следующем абзаце прояснил, что имел в виду.

Ну и, конечно, не могу пройти мимо конструктора самолёта. Ясное дело, он исходит не из того, что ему нравится. Он исходит из объективных закономерностей. Да только познаны они ровно на такую глубину, которая требуется, чтоб сделать самолёт.

Конструктор знает, как образуется подъёмная сила, может её рассчитать для разного профиля крыла и параметров его движения в воздухе. Ему достаточно. Образованный конструктор знает, хотя это не обязательно для его расчётов, что в основе механизма образования подъёмной силы лежит гравитация. То есть природу подъёмной силы можно объяснить, опираясь на гравитацию как на данность. А вот природы гравитации конструктор не знает, да и никто ещё с уверенностью не знает. Но это, однако, не мешает делать самолёт.

13 комментариев

  1. Gagarin:

    Первый нах!
    Аффтар жжот — аццкей сотона! Жызненна пишед многа букафф. Тема марали жосско раскрыта. Зачотный расскас. Фкурилисо фсем офисом.
    В мемриз адназначна!

  2. admin:

    Гагарин, пишите уж по-шведски, что ли, если по-русски сложно. Уж как-нибудь разберём.

  3. Gagarin:

    Den första försök!
    Författaren är cool — stora Satan i helvete! Zhyznenna pished många bukaff. Angående maral zhossko ut. Zachotny rasskas. Fkuriliso FCEM kontor.
    I memriz adnaznachna!

  4. Gagarin:

    litterär översättning:
    Jag är den första!
    Författare uppmuntrad — Tartarean sotona.
    välskrivet en stor artikel. Frågan om moral är fullt ut. utmärkta uppsats. Läs hela kontoret. Var noga med att lägga till favoriter!
    Tills nästa vecka, vänner

  5. admin:

    Действительно, первый. Нах.

  6. michman:

    ТАЙНА ГИБЕЛИ ГАГАРИНА ДО СИХ ПОР НЕ РАСКРЫТА!

  7. Merry:

    Владимир, боюсь, Вы не столько защитили, сколько просто еще раз повторили Вашу позицию, никак ее дополнительно не обосновывая. Все логические противоречия, в ней содержащиеся, Вы по-прежнему оставляете без внимания.
    Вы по-прежнему планируете критиковать кого-то «со своей субъективной точки зрения», хотя это невозможно. («Критиковать с субъективной точки зрения» — это, например, сказать человеку, что он дурак. Или просто спустить его с лестницы. А чтобы критиковать по-настоящему — то есть объяснить ему, почему он неправ — потребуется точка зрения объективная.) Более того, Вы даже сами признаете бесплодность диалога с “субъективных точек зрения”, говоря, что ни Вы цыгана, ни цыган Вас все равно не убедит. Так в чем тогда Вы видите смысл такой “критики”, если заранее понятно, что никто никого не убедит?
    Вы по-прежнему говорите, что уверенность в Вашей правоте Вам придает то, что с Вами солидарен социум — в то время как Ваш блог полон резкой критики этого самого социума и его морального облика. Если Ваш «комплекс моральных норм» должен коррелировать с «коллективным идеалом морали», почему Вы не меняетесь вместе с этим коллективным идеалом (который сегодня один, а завтра другой), а критикуете его?
    Вы по-прежнему говорите, что наше сознание субъективно и что «то, что каждый данный человек называет реалиями, есть отражение объективной реальности в его восприятии, отражение раздробленное и хотя бы уже поэтому неистинное», но что одновременно с этим мы каким-то образом способны на «все более точное познание законов» бытия и «приближение к абсолютной истине».
    Ну а если “тот факт, что наше знание субъективно, не отменяет реальности существования законов, которые мы открываем в природе”, то тогда вообще ничто ничего не отменяет и попытки мыслить логически можно прекратить окончательно.

    Помимо всего прочего, Вы почему-то постоянно смешиваете концепцию объективного познания с концепцией всеведения. Всеведение вообще непонятно при чем в этом разговоре. Всеведение испокон веков приписывалось только Богу и никому больше; в обсуждении же дел человеческих его вообще нет никакой необходимости упоминать. Любое человеческое знание неполно, но это не мешает ему быть объективным и правдиво отражать какую-то часть реальности. Стакан воды, ведро воды, океан воды — это все та же одинаково объективная вода, просто в разных количествах. Мы же не говорим, что стакан воды — это “приближение к воде”, бочка воды — это еще большее “приближение к воде”, но что сама вода недостижима и никогда не будет найдена. Напротив, сама вода прекрасно достижима в каждом стакане — несмотря на то, что ее там немного. Человеческое знание нужно оценивать не с точки зрения его “приближения” к какому-то абстрактному и неизвестному “всеобщему и абсолютному знанию”, а с точки зрения его достаточности для достижения конкретных и важных в человеческой жизни целей. Не нужно стоять и говорить: “Я никогда не смогу собрать всю воду на свете.” Нужно сказать: “Хватит ли этого ведра воды, чтобы полить мои огурцы? А если не хватит, где мне взять еще воды?” Вы сами говорите ровно то же самое в предпоследнем абзаце Вашей статьи, когда пишете, что объективные закономерности “познаны ровно на такую глубину, которая требуется, чтоб сделать самолёт.” Золотые слова! Это же вся теория человеческого познания в одной строчке! Человек познает ВСЕ ровно на такую глубину, какая требуется, чтобы решить встающие перед ним практические задачи. Если задача успешно решена, вот Вам и свершившееся объективное познание. Задач же перед людьми встает много. Как построить самолет? Как вырастить урожай? Как спастись от холода? Есть ли у людей право на свободу? Как добиться максимального благосостояния в обществе? Можно или нельзя воровать? Имеет ли ценность любая человеческая жизнь? Как защититься от тирании? Что такое справедливость? Какими должны быть отношения между мужчинами и женщинами? И т.д. Практика человечества показывает, что все эти и многие другие задачи прекрасно поддаются решению. Решения этих задач и составляют коллективный опыт и знание человечества — в области морали, науки, экономики и т.д. Какие-то из этих областей знания явно еще будут пополняться, какие-то по своей природе конечны и в них уже открыто все, что могло быть открыто. В любом случае, именно объективному познанию конкретных объективных реалий (а не “субъективному приближению” к чему-то неизвестному и неуловимому) люди обязаны всем, чего они смогли достичь за все время своего существования.

  8. master:

    На (7) Я уже в какой-то из статей просил извинения за малую активность в последнее время. Теперь прошу лично у Merry. То, что я долго не отвечаю на комментарий, объясняется тремя причинами:
    1. На Ваши тексты, Merry, не получается отвечать быстро, надо думать. Это, безусловно, их достоинство.
    2. У меня действительно сейчас изрядно загруженная жизнь. Обещал, что поутихнет к середине декабря, но сейчас вижу, что вряд ли буду иметь нужное время раньше новогодних каникул.
    3. Как ни крути, а хоть что-то делать на сайте надо. Вот и остаются ответы на комментарии «во втором эшелоне».
    Сейчас только скажу: я согласен с тем, что смешал объективность с всеведением. С этим надо разобраться.
    Итак: спасибо за комментарий, в моём молчании нет ни неуважения, ни намерения отказаться от темы.

  9. master:

    Попробую, наконец, ответить на (7). Ещё раз извиняюсь, что так задержался.
    Наверное, я действительно скорее повторил, чем как-то дополнительно, под другим углом зрения, обосновал свою позицию. Но вот ведь в чём дело: я не согласен, что она построена на том, что в (7) названо логическими противоречиями.

    У меня получается последовательность ответов, обратная ходу мысли в комментарии 7. Начну с последней части. Я с ней практически полностью согласен, за исключением малозначащих деталей. Я действительно увлёкся. Увлёкся процессом обоснования одного из моих тезисов в этой дискуссии: о том, что, даже если объективный, независимый от человека идеал существует, то он всё равно не может быть познан до конца. А раз так, то в любой позиции, опирающейся на уверенность в существовании объективного идеала, всегда будет субъективная доля, обусловленная этой непознаваемостью.
    Ну вот, и зашёл далековато, выразив сомнение в существовании объективного знания. Не прав. Знание, конечно, может быть объективным, – оно не может быть окончательным, но это, согласен, совсем не одно и то же.

    Далее, о том, «что каждый человек называет реалиями». Да, эти реалии неистинны, потому что истина недостижима. Это всё та же моя «борьба за непознаваемость абсолютной истины». Но каким образом из этого следует, что «попытки мыслить логически можно прекратить окончательно»? На мой взгляд, здесь вывод оторван от посылки, никак ею не обусловлен.
    Я разделяю ту точку зрения, что: 1) абсолютная истина недостижима; и 2) познание есть процесс приближения к ней. Сейчас принято стесняться тех идей, о которых наше поколение узнало из текстов Маркса и Энгельса. Но, во-первых, может, и не стоит стесняться. А во-вторых – эта идея выдвинута задолго до классиков марксизма.
    А одним из инструментов познания, т.е. продвижения к «всё более абсолютному» знанию объективной реальности, является логическое мышление, и не надо его прекращать.
    Я вижу, что мир существует. Я вижу, что он построен не хаотически, а упорядоченно. Из этого я делаю вывод, что в его основе лежат некие закономерности, потому что, если б их не было, мир был бы хаотичен. Далее я решаю: может ли человек до конца, исчерпывающе понять, как устроен это мир? Нет, не может, таково моё мнение. Может ли он понять, описать, использовать наблюдаемые закономерности? Может, и, если хочет формализовать и эффективно использовать их, то должен применять логическое мышление.
    В чём же здесь противоречие?

    Теперь к морали. Насчёт личного комплекса моральных норм и его корреляции с коллективным идеалом морали. Тут в Вашей критике, Merry, есть некоторое искажение. Я не говорю, что со мной солидарен социум. Я говорю, что «уверенность мне придаст то, что со мной солидарна значимая для меня часть моего социума». Это большая разница! Значимая для меня часть может составлять меньшинство моего социума, поскольку мы понимаем под социумом какое-то географически, исторически, культурно определяемое множество людей, среди которых нам выпало жить. Во всяком случае, в социуме всегда есть люди, группы, с которыми я не согласен по тем или иным вопросам. Их и критикую в блоге, даже скорее не их, а те их позиции, действия, которые не совпадают с моими.
    И разве я где-то утверждал, что не меняюсь, в то время как коллективный идеал меняется? Меняюсь, конечно; но это не означает, что мои изменения жёстко следуют за изменениями идеала. Потому что коллективный идеал значимой для меня группы меняется вовсе не так резко – «сегодня один, завтра другой».
    И потом, то, что Вы называете изменениями идеала, в моей «мирообъяснительной системе» представляется скорее сменой доминирования: вчера со всех экранов пропагандировали «надо хорошо работать», а сегодня – «надо много зарабатывать». Вчера искусство должно было нести разумное, доброе, а сегодня оно должно хорошо продаваться. И так далее. Но это не означает, что изменился единый коллективный идеал единого однородного социума, скажем, населения РФ. Потому что нет такового. Это означает, что преимущество получили воззрения какой-то другой социальной группы (групп), не той, с которой я солидарен.
    Мне это не подходит, мне не нравится, что оно выходит (или проталкивается) на первый план, и я сопротивляюсь, критикую. И уверенность мне придаёт та самая, «значимая для меня»…
    Впрочем, может быть, только что отвергнутый мной коллективный идеал социума – типа российского народа – и имеет смысл как статистическое понятие. Но мне, для, так сказать, морального самоопределения, он нет нужен.

    И, наконец, к началу (7).
    Относительно невозможности критики со своей субъективной точки зрения. Чего ж здесь невозможного?! Ведь именно так все критикуют друг друга! Когда спорят политики, экономисты, культурологи, историки, да хоть инженеры, да хоть врачи по поводу диагноза – они же отстаивают каждый свою, то есть субъективную, точку зрения. Каждый считает, что он прав, и приводит свой комплекс аргументов, которые он считает объективным знанием. Причём часто предполагается, что это объективное знание известно и остальным присутствующим. И никто не обзывает оппонента дураком и не спускает с лестницы. Я, конечно, не имею в виду споры в тех шоу, которые «заточены» именно на крик и скандал. Нормальные дискуссии строятся на обосновании своего мнения приемлемой аргументацией, а вовсе не по схеме «дурак! – сам дурак!». И, судя по тому, что во многих случаях по их результатам принимаются решения, одной стороне удаётся в чём-то убедить другую.
    Я отнюдь не считаю, что никто никого ни в чём не сможет убедить. Конечно, может: часто путём обоснования своего мнения, иногда при помощи своего либо чужого авторитета, иногда – показав противнику изъяны в его аргументации. А сказал я вот что, буквально: «убеждать…, ссылаясь на вечный эталон – бесперспективно». То есть «вечный эталон» – это не аргумент в разумном споре. Во всяком случае, не единственный возможный аргумент.

  10. Merry:

    Владимир, а какие именно идеи Вы имели в виду, говоря об идеях, о которых «наше поколение узнало из текстов Маркса и Энгельса»?

  11. master:

    Я имею в виду утверждение о недостижимости для человека абсолютной истины, о процессе познания как приближении к ней. Что ж делать, если первая философия, с которой я столкнулся на своём жизненном пути, была марксистская… Я знаю, что теорией познания занимались и до Маркса, и недостижимость абсолютной истины — позиция отнюдь не только классических марксистов.
    А оговорился я потому, что не хочу, чтоб кто-то подумал, что я связываю эту идею исключительно с Марксом, и, следовательно, «твердолобый материалист» и, следовательно, нечего со мной разговаривать.
    Это не про Вас, Merry.

  12. Merry:

    Хочется понять, какой именно смысл Вы вкладываете в слова «недостижимость абсолютной истины». Так как аргументы, которые мне кажутся убедительными, не действуют, возможно, дело в словоупотреблении. Например, в моей терминологии, правильно построенный самолет есть очевидное доказательство достижимости абсолютной истины. Построив самолет, мы доказали, что владеем абсолютной истиной о том, как построить самолет. Долетев на нем до Нью-Йорка, мы доказали, что владеем абсолютной истиной о том, где находится Нью-Йорк. И так далее. Что же тут недостижимого?

  13. master:

    Да, получается, что дело в словоупотреблении. Для меня правильно построенный самолёт — это правильно использованный набор правильно понятых относительных истин. То есть в моём понимании в самолёте абсолютной истины не может быть вообще. Так как он сотворён смертными, а абсолютная истина — это то, что либо недостижимо никаким субъектом, либо доступно только единственному субъекту — Богу, в зависимости от мировоззрения. Что, впрочем, с точки зрения земной практики одно и то же.
    Так что – да, словоупотребление. Я вообще зануда, и в этом случае свойство это проявляется в том, что я использую понятие «абсолютная истина» так, как его можно прочесть в философском словаре.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*