Skip to content
 

День сегодняшний: стратегическое оружие локальных войн (Разоружение – 9)

Предыдущая по теме «Разоружение»: (8)

Первая по теме «Разоружение»: (1)

Долго собирался написать «про крылатые ракеты» – так в голове звучала тема. Не более конкретно. Звучала объёмно, грозно. Думал, что там много чего-то, на первый взгляд невидимого, что надо найти и вынести на свет Божий.

Например, хотел напугать вас многообразием типов и общим количеством самолётов, на которые Штаты и НАТО могут подвешивать «Томагавки». Смутно вспоминалось, что встречал когда-то сведения о перевооружении «Томагавками» бывших ПЛАРБ типа «Лафайет» – а ведь их построили аж 31 штуку!

Не нашёл ни того, ни другого. Может, и планировали заменить баллистические шахты на «Лафайетах» крылатыми ракетами, может, и пробовали даже, да после 1997 года лодок этого типа в строю не осталось. Ни в одном из десятков прочтённых сообщений, ни по двум Иракам, ни по Югославии, не нашёл упоминаний о пуске «Томагавка» с самолёта. Эти ракеты, в противокорабельном варианте, мог нести американский тяжёлый палубный штурмовик «Интрудер», но он тоже давно сошёл со  сцены.

Однако тема всё равно звучит грозно и обещает ещё прибавить. Этакое крещендо…

Помню, впервые я как следует осознал, что такое крылатые ракеты (в том понимании, о котором сейчас речь – с дальностью в тысячи километров, чрезвычайно малой высотой полёта и чрезвычайной точностью наведения, причём не дистанционного, а автономного), впервые я осознал это, прочитав большую статью в английской редакции швейцарского журнала «Интеравиа». Речь шла об авиационной ракете AGM-86. Вообще-то и об AGM-86, и об AGM-109 (последняя впоследствии стала BGMом-109, или, по-простому, «Томагавком»), об их системе наведения по рельефу местности (TERCOM) я к тому времени прочитал уже в «Зарубежном военном обозрении» 1978 года. Но тогда впечатление было обычным, «локальным». А вот статья в «Интеравиа» произвела «глобальное» впечатление.

Суть его сводилась к мысли: «вот как они нас сделали!». Или, говоря по-современному, – засада! Было у меня на то две причины.

Первая содержалась в тексте договора ОСВ-2. Он, правда, так и не вступил в силу, но в то время, о котором я рассказываю, был, по ощущениям, близок к началу исполнения. В договоре, там, где говорилось о тяжёлых бомбардировщиках, особых дефиниций были удостоены два вида вооружения таких самолётов: баллистические ракеты воздух-земля (БРВЗ) и крылатые ракеты. Оба типа, чтобы заслужить право быть предметом договора, должны были иметь дальность свыше 600 км.

Так вот, носителем, который засчитывался за единицу в общем договорном лимите, считался бомбардировщик, оснащённый КРами – всё равно как обычными, свободнопадающими бомбами. Но зато с БРВЗ было иначе: считался не самолёт, который их нёс, а каждая из этих ракет. То есть 20 штук AGMов, подвешенных на В-52, считались «единицей» в числе 2250 единиц лимита. А если бы сделали систему, в которой, скажем, наш бомбер нёс бы четыре БРВЗ с дальностью по три-пять тыс. км, то «единицей» стала бы каждая из ракет.

А у меня тогда была уверенность – не помню, откуда взялась, – что мы хорошо опережаем американцев именно по БРВЗ и имеем твёрдые планы принятия на вооружение такой системы. А по КРам как раз сильнейшим образом отстаём. Это отставание и было второй причиной моей «глобальной» паники: «засада!». Нам-то крылатую ракету ещё делать и делать, а они уже клепают такие большой серией.

Хотя впоследствии выяснилось, что разрыв в принятии на вооружение невелик – они в 1981-м, мы в 1983-м, – но на деле-то я всё же оказался прав. КРов в массовом, сопоставимом с Америкой, количестве у нас до сих пор нет, даже в «классическом» ядерном снаряжении.

И вот этот договор, в котором разрешает иметь огромное количество крылатых ракет. Для примера: 1000 штук КРов – это всего 50 «зачётных» единиц, каковыми будут бомберы с двадцатью КРами на каждом. Но они это оружие уже испытали с полным успехом и вовсю штампуют – по данным ЗВО за 1979 год, планировалось делать по 60 штук в месяц. А нам до него ещё… А то оружие, которое у нас, как я думал, «на мази», оно подвергается жесточайшему ограничению. Скажем, те же 50 бомберов смогут нести по четыре БРВЗ – больше четырёх баллистических на одном носителе я при самом большом тогдашнем оптимизме не мог себе представить; а сегодня понимаю, что и это слишком много. И это будет 200 единиц в составе лимита, а не 50!

И ещё мне сразу было понятно, насколько трудно создать более или менее надёжную оборону от крылатых ракет, летящих на высоте 50–150 м. Можно ещё себе представить организацию обороны отдельных объектов, не слишком многочисленных Но если строить то, что называется ПВО страны, – это будут какие-то немыслимые, невменяемые миллиарды в какой угодно валюте.

Тогда, в начале 1980-х, я думал только в этих рамках. Сейчас могу добавить третью причину «засады». Я о ней говорил уже несколько раз, подробно повторяться не буду. Я имею в виду несопоставимость самих возможностей, нашей и американской, донести оружие сравнительно малой дальности на авиационных носителях до целей на территории главного нашего «вероятного противника».

А чуть позже этого «Интеравиа» я нашёл в тассовских БИНТИ (бюллетенях иностранной научно-технической информации, их тоже «широкие массы» не видели) сообщение о том, что «они» проектируют вариант КРВБ с обычной кассетной боевой частью, предназначенной для уничтожения аэродромов. Мол, пока делается вариант на девять суббоеприпасов, а в штатном варианте их будет больше двадцати. А точность ТЕРКОМа позволяет очень надёжно выходить на взлётную полосу, так что капец аэродрому, с одной ракеты капец.

Это меня тоже очень сильно взволновало. Какое мощное оружие для «обычной» войны! О состоянии дел с нашим высокоточным оружием, даже более простым, у меня было очень скептическое мнение, в целом справедливое…

Этот вариант называют AGM-109Н, его планировали применять как ракету воздушного базирования, точно с В-52 и F-16, возможно и с других типов самолётов; но на вооружение он принят не был. Зато принята модификация BGM-109D, уже не воздушного, а морского базирования. Принцип тот же, что у –Н, но цель другая: поражение открытой живой силы и легкобронированной техники, для чего БЧ содержит 166 (!) суббоеприпасов.

Ну, хватит о прошлом. Я всё это вспомнил потому, что примерно такое же чувство типа «всё пропало» посещает меня и сейчас, когда я думаю о ситуации с крылатыми ракетами, о возможности ядерной и неядерной войны, о состоянии наших ВС и оборонно-промышленного комплекса.. И прочая, и прочая…

Об эффективности высокоточного оружия вообще и КРов в частности я писал в прошлом «Разоружении» Кстати, два слова о других типах ВТО, помимо КРов. Есть ведь ещё тактические ракеты, типа «Мейвериков», которые, кроме «работы» по движущимся целям, в некоторых модификациях предназначены для поражения инфраструктурных объектов. А главное, есть множество типов управляемых бомб, несущих, в отличие от того же «Мейверика», весьма нешутейную боевую часть и уже строго ориентированы на поражение всяческих сооружений, узлов и всего такого прочего. Некоторые из них, как я уже писал, имеют дальность сброса более 80 км…

Но всё же это бомбы, и их носитель должен подлететь довольно-таки близко к объекту удара. То есть ПВО объекта может сбить носитель. За это их и относят к оружию тактическому, а не стратегическому. И опять но, противоположного знака: нужно ведь, чтобы у каждого объекта была хорошая ПВО. Когда-то у СССР, может, и была такая оборона, способная сильно снизить эффект от тактических авиаударов; а сейчас, как известно, её и в помине нет. Качество зенитно-ракетной техники, всяких там С-300, -400, «Торов» и т.д., может, и очень хорошее, а количество… сами знаете. Если сюда добавить количественную скудость истребительной авиации против массы авиации возможных противников – когда-то так не было!; если учесть появление «стелсов» и «полустелсов», современные возможности РЭБ, от постановки помех до поражения РЛС; «ихние» подходы и возможности по информационному обеспечению и управлению… В общем, вариант даже «тактической войны» выглядит малообнадёживающе.

Но мы говорим о крылатых ракетах. Вот я тут подсобрал цифры.

Из статьи 2002 года.

В 1970–1990-е годы произведено до 3400 ракет типа BGM-109 и более 1700 AGM-86. В настоящее время КР BGM-109 ранних модификаций (как «стратегические», так и противокорабельные) в массовом порядке дорабатываются в тактический вариант AGM-109C Block 111С, оснащённый усовершенствованной системой наведения и имеющий повышенную с 1100 до 1800 км дальность боевого применения, а также уменьшенное КВО (8–10 м). При этом масса (1450 кг) ракеты и её скоростные характеристики (М=0,7) остались практически неизменными.

А вот – из книги адмирала И.М. Капитанца, вышла в 2003 году:

По официальным данным, Пентагон для нанесения ударов по 600 объектам экономики Югославии весной 1999 года использовал 1,2–1,5 тыс. высокоточных крылатых ракет «Томагавк» воздушного и морского базирования. (Тут адмирал «округляет», воздушного базирования – это не «Томагавк», а, как мы знаем, AGM-86 – В.М.). В результате ракетных ударов была полностью (100%) разрушена нефтяная промышленность, 50% производства боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% автобронетанковой промышленности, 100% мостов через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Полностью была выведена из строя система ПВО Югославии. Таким образом, подрыв экономики Югославии и обеспечил достижение целей войны. (И в целом адмирал тоже, думаю, округляет»: эти результаты достигнуты не одними лишь КРами, а всей воздушной войной, в которой применялось и другое ВТО, и обычные бомбы тоже. Но всё равно убедительно. – В.М.).

Правда, по другим данным на Балканах было использовано 870 крылатых ракет – 792 КРМБ и 78 КРВБ. Точность цифр вызывает желание больше верить этой информации, чем «круглым» и с большой «дельтой» цифрам адмирала. Тем более, что есть оценки, что всего, начиная с «Бури в пустыне», было запущено более 2000 КР морского (в основном) и воздушного базирования.

Как бы то ни было, везде, кроме Афганистана, использование крылатых ракет (конечно, наряду с другими средствами) приводило к достижению желаемого результата – вполне, между прочим, стратегического, если сопоставлять его с масштаб поставленных задач. Ну, а Афганистан… стрелять из пушки по воробьям, по хорошо спрятавшимся воробьям, не только неэкономично, но и бесполезно.

Ладно, это из прошлого. Эти ракеты уже выстрелены, их больше нет. А что есть сейчас?

Вот здесь написано, что в настоящее время на кораблях и ПЛ американского флота размещено от 2800 до 3600 стратегических «Томагавков» различных модификаций. Стратегических – потому, что есть ещё противокорабельные «Томагавки», без ТЕРКОМа (зачем он над морем?), а с самонаведением, с 1000-фунтовой боевой частью и дальностью 550 км (потому что БЧ тяжелее, чем в других вариантах). Различных модификаций – потому что есть моноблочная, а есть кассетная. Да, может, ещё сколько-то ядерных развёрнуто.

А вот что я могу с уверенностью сказать, так это что развёрнутое на кораблях количество – это далеко не максимум того, что можно развернуть. Вот мы подошли к тому, что мотивировало меня написать этот пост.

От 2800 до 3600 КР – это от трёх до пяти Югославий. Уже немало. Но можно больше, значительно больше.

Кто у нас сегодня носит «Томагавки»?

Начнём, конечно, с ужасных «Огайо», гигантских подлодок, венца американского подводного ракетоносного судостроения завершающего периода холодной войны. Эти корабли столь велики и значимы, что их называли именами штатов – как линкоры 1-й и 2-й мировых войн. Они несут самое большое в американском флоте количество шахт (24, на прежних сериях ПЛАРБ – по 16). В шахтах стоят самые большие и совершенные ракеты – «Трайдент-2», дальность с максимальной загрузкой – 8 термоядерных боевых блоков – 7600 км, с уменьшенным числом ББ – до 11 тыс. км.

Сечение ракетного отсека ПЛАРБ «Огайо»

Так вот, четыре из них переоборудованы в носители крылатых ракет. В каждой шахте разместились по семь КРов, использовано под это дело 22 шахты из 24-х – итого 154 ракеты. А если «загрузить оставшиеся две шахты, то 168 ракет. И, надо сказать, ещё много места останется – посмотрите, сколько его, незанятого, вокруг шахт. Оно, конечно, в порядке бреда, но если американцы решатся на капитальную перестройку, то в объёме ракетного отсека можно будет поместить чуть не вдвое больше КРов, чем в варианте «шахтного базирования».

А что, почему бы и нет? Почему обязательно нужно, чтобы ракеты стояли так, чтобы можно было сразу пускать? Уж подводная-то лодка может позволить себе потратить время на перезаряжание. Это ж не самооборона, когда надо мгновенно. А раз так, то – смотрите.

Диаметр трайдентовской шахты 2,4 м. КР поставляется и хранится в контейнере МК14 с размерами основания 0,635 × 0,635 м. Отсюда понятно, почему по семь «Томагавков» в шахте. В круг диаметром 2,4 м вписывается как раз 7 квадратов со стороной 0,64 м: два в ряд, потом три в ряд, потом ещё два. Открывай крышку шахты и пускай хоть все семь залпом (утрирую).

Смотрим дальше. Высота шахты 14,8 м, а контейнера – 6,53 м. То есть, если не брезговать перезарядкой, то в шахте можно ещё один «слой» контейнеров разместить. И тогда уже на 154–168, а 308–336. Правда, придётся шахту разобрать, чтоб можно было отстрелянные контейнеры как-то вбок вынимать. А по бокам – всякие механизмы, и можно ещё какие-нибудь стеллажи, опять же с ракетами. А что, можно же иметь шесть торпедных аппаратов и боезапас из 24 торпед, как раз на стеллажах. Кстати, торпедные аппараты на «Огайо» тоже имеются, а «Томагавками» можно стрелять и через них. Положить их на стеллажи, вместо торпед и противолодочных «Саброков», и противокорабельных «Гарпунов»…

Ладно, это в порядке бреда. Но по 154 КР на 4 лодках уже имеем, а всего лодок построено 18. Если перестроить их все, то получим 2772 ракеты на практически неуязвимых носителях.

Эти четыре «Огайо» – не единственные американские ПЛ, на которых уже штатным образом размещены КР «Томагавк».

***

Простите меня, ей-богу, стыдно. Опять получается длинно. Если писать до конца, получится очень длинный пост; вам читать надоест, да и я могу с устатку что-то пропустить, что может быть интересно. Давайте я сейчас прервусь, а в скором времени допишу до конца. У нас что на данный момент получилось? Некий экскурс в историю крылатых ракет, немного о боевом применении и самое начало о ситуации сегодняшнего дня. Вот я в завершении и закончу день сегодняшний и, может быть, малость пофантазирую на тему «а можно ещё и этак».

Да, кстати. Если кого-то интересуют технические подробности про AGMы и BGMы, например, что за система такая – ТЕРКОМ – напишите, можно и такую статью сделать. Или можно ссылки дать на приличные источники.

А сейчас я прервусь. Ночь на дворе. Февраль начался.

Окончание следует.

Оказалось, не окончание, а продолжение

Следующая: 10

Тема «Разоружение» — раньше: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Близко к теме:

Наши ракеты против ихних противоракет

Ещё о третьем позиционном районе

Из недавней истории вопроса:

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*