Skip to content
 

Извещение к «Дню ВМФ, Продолжение 6»

Начало

Предыдущая статья и Дополнение к ней

Снаряд с выступами-«штырьками»
Вот так выглядел снаряд системы Армстронга. Данный образец, по-видимому, имел не слишком большой калибр

Теперь картинки вставлены в последний из написанных постов на нашу историко-морскую тему – в Продолжение 6. Я тему закрывать не собираюсь, но картинки теперь, ясное дело, буду вставлять сразу. Так что с Извещениями про картинки заканчиваем.

Я напишу здесь ещё немного про пушки, в основном про нарезные дульнозарядные.

Первые нарезные пушки для английского флота предложил Армстронг, они были казнозарядными, весьма невысокого качества – об этом уже говорилось в этой серии. Тогда он предложил гладкоствольное нарезное орудие, с нарезкой, получившей название «шунтовой». Снаряд имел медные выступы-штырьки, причём при заряжании штырьки шли по одним нарезам, а при выстреле – по другим.

Надо сказать, что штырьки в нарезах – это был не единственный способ придания снаряду вращательного движения. Комитет по морской артиллерии рассматривал овальный ствол Ланкастера, полигональный – Уитворта, а также систему Скотта с железными ребордами. Выбрали так называемую «французскую нарезку», которая представляла собой упрощённый и удешевлённый вариант «штырьковой» системы Армстронга. Её ещё слегка усовершенствовали и приняли под названием «вулвичской нарезки».

Нельзя сказать, что она была очень уж хороша.

Штырьки часто отклонялись, прогрессивная крутизна нарезов приводила к заклиниваниям и повреждениям орудия, снаряд шатался и стучал в стволе, а вылетев – «пыхтел», что говорило о неправильности его движения. Как бы то ни было, эта система позволила англичанам ещё 15 лет ставить на корабли орудия хотя и нарезные, но дульнозарядные.

Но ведь она плоха не только тем, что в принципе не позволяет добиться чётко предсказуемой траектории снаряда, раз он трясётся в стволе и болтается в полёте. Уже упоминалось о том, что дульное заряжание продолговатого снаряда, де ещё с выступами, ограничивает возможную длину ствола, читай – начальную скорость снаряда, читай – дальность и бронепробиваемость. Вот, посмотрите: на верхней картинке – полностью высунутые из башни стволы 18-тонных 10-дюймовых дульнозарядных пушек на английском броненосце «Цербер»; а на нижней – 8-дюймовые казнозарядные, установленные при перевооружении на однотипной «Магдале». Хоть ракурс и не очень удачный, но очевидно, что вторые значительно длиннее первых. Результаты сего геометрического превосходства мы только что обсудили.

10-дюймовки «Цербера»
8-дюймовки перевооружённой «Магдалы»

Мало того, был же ещё вопрос с заряжанием.

Пока пушки были короткими, их для заряжания можно было откатить так, что дульный срез оказывался внутри каземата или башни, и в него можно было хотя бы заложить заряд и снаряд. Вот, видите, разрез башни того же «Цербера»: слева – орудие в положении наката, то есть готово к выстрелу; а справа – в положении максимального отката, то есть готово к загрузке заряда и снаряда. (Обратите внимание на толщину брони. Сколько там? 40 см? Полметра?. А что поделаешь, это начало 1870-х годов, броня из простого железа, Крупп с Гарвеем ещё свои способы упрочнения не изобрели…)

к стрельбе к заряжанию

На картинке снаряд вроде бы держат два матроса. Но это вряд ли. Известно, что снаряд 10-дюймовой пушки «Цербера» весил 410 фунтов, или 186 кг. Так что там, должно быть, была лебёдка, просто она не изображена.

Ладно, такую лебёдку можно разместить внутри башни, она место занимает в основном в высоту. Если труба подачи находится под лебёдкой, то самое главное обеспечивается: наиболее «взрывоопасные» операции производятся за броневой защитой, и уже какой-нибудь нелепый осколочек, ружейная пуля не могут вызвать возгорание нескольких десятков килограммов пороха или детонацию нешутейного снаряда. Другое дело, что прочие операции заряжания орудия – банение ствола после предыдущего выстрела, досылка, трамбовка заряда, («забил заряд я в пушку туго»… не знаю, делалось ли это в морских орудиях того периода), досылка снаряда – нельзя было производить иначе, как извне башни. Ну, что ж поделаешь, приходилось рисковать. Моряки, они же герои…

Пушка внутри, народ снаружи
Это у них банник

Герои-то герои, но всё равно нехорошо. И потом, кроме лебёдки для понятия снаряда и заряда к дулу, есть ещё множество приспособлений, без которых не обойдёшься при заряжании большой пушки. Пушки-то вскоре появились и 12-, и 16-дюймовые… Тут уж одним банником и полудюжиной сейлоров не обойдёшься. Механизмы нужны, лотки всякие, шестерни, досылатели, прибойники, рычаги, гидравлика, в конце концов… Целая машинерия. Опять же, технология совершенствовалась, удавалось сделать даже нарезной ствол, даже под снаряды с выступами, настолько длинным, что полностью скрыть его в башне уже было немыслимо.

То есть и при короткой пушке было что из заряжательной механики располагать вне башни, а уж при длинной – вообще всё. И не просто вне башни, а под палубой, чтобы, опять же, защитить от осколков, коих множество свистит вокруг во время боя. Примерно вот так:

Система заряжания с дула
Механизированное дульное заряжание

Ладно, значит, вне башни, под палубой. Но все эти устройства не расположишь вокруг башни в количестве двух десятков комплектов. И не сделаешь такую вращающуюся синхронно с башней систему, она вылезет за габариты даже самого большого парохода, досылатели-то, прибойники – они длинные. Систему делали, конечно, одну на каждый ствол. Поэтому и получалось, что тяжёлое дульнозарядное орудие, или их пара в башне, должны были для заряжания занять одно-единственное, совершенно конкретное положение – повернуться в нужную точку по азимуту и принять фиксированный отрицательный угол возвышения. Вот как это выглядело на широко известном в узких кругах итальянском броненосце «Кайо Дуилио».

На «Кайо Дуилио»
Башня «Дуилио» в положении для заряжания

«Дуилио» – это воистину монстр издания 1880 года, порождение беспокойного итальянского гения и горячего итальянского же темперамента. Только вот вся начинка у него была иностранная, но это не самое главное. Он был неожиданным, поразительным по множеству показателей.

Его ватерлиния защищалась очень узким броневым поясом, и всего лишь на половине длины корпуса; но зато толщина этой брони была 550 мм! Ещё более короткий верхний пояс поднимался до верхней палубы и был тоже, мягко говоря, неслабым: 431 мм! Замыкаясь спереди и сзади поперечными траверзами 400-миллиметровой толщины, он образовывал цитадель, пробить которую не мог даже мечтать ни один из существовавших тогда баттлшипов.

Да и ладно бы только это! Итальянцы во что бы то ни стало хотели, чтобы все 4 орудия их двухбашенных кораблей (был ещё «Дандоло») могли стрелять и на борт, и в нос, и в корму. Поэтому они расположили башни в углах цитадели, каковая, собственно, и была сделана для защиты погребов боезапаса и перегрузочных отделений. Надстройки до и после цитадели были очень узкими, чтоб не мешали стрелять пушкам прямо по носу и корме. Так ещё никто не делал.

Башни «Дуилио»
«Кайо Дуилио», верхняя палуба в районе цитадели. Диагонально расположенные башни смотрят на один борт. Кстати, на схемке, где башня «Дуилио» находится в положении заряжания, обратите внимание: справа изображены погреба и механизмы для той башни, которая нарисована, а слева – для той, которая расположена сзади по диагонали и на рисунке не показана. В середине наверху – механизмы привода башни

А пушки… Пушки для этой парочки делал тот же Армстронг, тогда ещё «новенький», не очень авторитетный на родине промышленник. И калибр у них был просто беспрецедентный: 450 мм!! Авторитетный производитель – британский Вулвичский арсенал – не мог делать пушки калибром более 406 мм… Понятно, пушки были нарезными и дульнозарядными – вряд ли кто рискнул бы попробовать сделать такое чудовище заряжающимися с казны. Вот, кстати, его изображение, хотя и плохонькое.

Чудище от Армстронга
100-тонная 450-мм пушка Армстронга для «Дуилио» и «Дандоло»

В 100-тонных стволах этих колумбиад разгонялись снаряды весом 908 кг! Но – скорострельность их была столь же гротескно мала, сколь гротескно велик был калибр; она составляла порядка 4 выстрелов… в час!

Англичане сильно критиковали «Дуилио», и было за что. Но не захотели отставать и сделали корабль по такой же схеме, но с броней пояса аж до 610 мм, правда, с пушками «всего» 406 мм, но способными стрелять гораздо чаще. Это был «Инфлексибл» (его фото у нас уже было), вступивший в строй в следующем, 1881 году. Поскольку пушки были тоже дульнозарядные, то и система заряжания выглядела аналогично:

То же самое, но на английском «Инфлексибле»
Башня «Инфлексибла». Разворот по азимуту для заряжания произведён, осталось опустить стволы

Заканчиваю про гигантские нарезные дульнозарядные пушки. Они стреляли слишком редко. И вовсе не только потому, что были столь огромны, и их снаряды – столь тяжелы. Главное – фиксированное, единственно возможное положение при заряжании.

Представляете: вы выстрелили. Теперь надо зарядить. Ваши башни смотрят на цель, но вы должны о ней позабыть и повернуть их так, чтобы дула орудий приходились точно над линией заряжания, параллельно ей. Затем надо опустить стволы, выведя их на эту самую линию. Потом – собственно процесс заряжания. А потом надо опять разворачивать башни на борт, поднимать стволы для выстрела на нужную дальность, производить точное прицеливание…

И никакой перспективы, только так.

Казнозарядные же орудия перспективу имели. Поначалу они тоже заряжались в одном фиксированном положении. Но при заряжании с казны выход подачных труб боезапаса естественным образом находится внутри башни, и надо было лишь доработать схему подачи снарядов и зарядов из погребов, чтобы система заряжания могла работать при любом угловом положении башни. Вскоре это и было сделано. А потом, с развитием силовых приводов, заряжание стало возможным и при любом угле возвышения орудия.

И уже не надо было для каждого выстрела начинать прицеливание с самого начала, из некоего «нулевого» положения башен и стволов. Так что дульнозарядные пушки, пусть и нарезные, были тупиковым вариантом по многим причинам. И вновь всплывает вопрос: как могла «владычица морей» столь долго вооружать свои линкоры, в целом действительно вполне хорошие, таким архаическим, бесперспективным оружием?

«Ифлексибл»
«Инфлексибл». Отчётливо видна первая башня, расположенная в левом переднем углу цитадели. А также – узкие надстройки…

А цитадельные корабли с диагональным расположением башен и сами оказались тупиковым вариантом, эта схема развития не получила. Нам повезло, вот уж «не было бы счастья, да несчастье помогло». Пока наши адмиралы разворачивались, выбирали из иностранных пароходов что получше в качестве прототипа для своего «основного боевого корабля», «диагональный» тип появился, был раскритикован и перестал появляться на стапелях. Так что у нас не было построено ни одного корабля по этой неудачной схеме.

Хотя, конечно, и мы внесли свой вклад в великий и неотменимый процесс проб и ошибок, пока не пришли к классической схеме эскадренного броненосца, к каковой так или иначе пришёл почти весь кораблестроящий мир. Это я опять про «Императоров» – «Александра II» и «Николая I». Вот-вот я до них доберусь…

2 комментариев

  1. Аноним:

    А что это на розовой схемке под броневым поясом у «Дуилио» виднеется? Уж не мешки ли с песком?

  2. master:

    Не, это не мешки. Там слои, если снаружи: 1 — наружная обшивка, думаю, судостроительная сталь; 2 — броня: видите, толщина уменьшается книзу? так всегда делали; 3 — подкладка деревянная, принято было делать из тика, во всяком случае, в России из него делали.
    Подкладка делалась толстая. С одной стороны, амортизировала удары по броне, чтоб прямо на шпангоуты не приходилось. С другой стороны, чтоб грохота не было. «Монитор» помните? Так там Эрикссон — опыту-то не было! — положил броню прямо на каркас башни. После боя с «Вирджинией» артиллеристы были буквально полуживыми, их серьёзно контузило одним грохотом.
    Ну, и третья причина — чтоб осколки от брони, они ведь от внутренней поверхности иногда отлетают, даже если броня не пробита, чтоб они людей не калечили.
    Клали под броню брусы и 300, и более мм. По-моему, и 500 мм клали. Я вот в 10-м классе был в Военно-морском музее в Питере. Там стоял кусок борта «Петра Великого». Снаружи внутрь: миллиметров 400 брони (так запомнилось), полметра дерева и дюйм примерно внутренней обшивки.
    Подчёркиваю: и у «Петра», и у «Дуилио» конструкция железная, обшивка железная, а дерево — это именно подкладка под броню.
    Был я в том музее и позже, а вот брони уже не видел. Интересно, зачем бы её уносить? Очень колоритный был экспонат.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*