Skip to content
 

Извещение к «Дню ВМФ, Продолжение 5»

Начало

Предыдущая статья и Дополнение к ней

Извещение, как вы догадались, состоит в том, что я вставил картинки в День ВМФ, Продолжение 5.

«Тандерер»

*

Между прочим, это весьма времяёмкое занятие. Эти картинки ищешь, выбираешь, форматируешь, засылаешь на сервер, потом вставляешь, тщательно, ошибка в одной букве – и разбирайся, почему вместо картинки видна одна подпись… При таких недлинных и простых статейках, как в серии «Дня ВМФ», процесс иллюстрирования занимает даже больше времени, чем написание текста. Поэтому и постов меньше – а когда писать?

Да, так раз уж пишу извещение, как уже принято, напишу ещё пару слов о чём-нибудь. Неважно, что нет прямого отношения к Продолжению 5, ведь так? Пишу о том, что сейчас зацепило, или просто вспомнилось.

Знаете ли вы, что у англичан ещё в 1880-х годах на основных кораблях, что называется, на кораблях первой линии, стояли дульнозарядные орудия? Не у турок, не у китайцев, а у англичан!

Нет, конечно, они догадывались о преимуществах заряжания с казны. Дело ведь не только в удобстве самого заряжания. Крупнокалиберное дульнозарядное орудие, даже гладкоствольное, очень уж длинным не сделаешь – чем длиннее, тем проблематичнее загнать как надо снаряд, он ведь у крупных калибров очень тяжёлый. Так что Адмиралтейство ещё в 1858 году приняло на вооружение казнозарядные пушки Армстронга…

казнозарядные ставили ещё в 1860 году...
110-фунтовая пушка, как видите, казнозарядная, в батарее первого английского броненосца «Уорриор» (мы о нём писали). А оный броненосец, между прочим, был построен в 1861 году… Фото цветное потому, что любящие свой флот британцы восстановили «Уорриор» и в 1987 году поставили его памятником в Портсмуте, который в славные годы королевы Виктории был главной базой Флота Её Величества. А пушка – может быть, это реплика, но скорее, я думаю, отреставрированное подлинное изделие.

Но дело это было новое, как всегда в таких случаях, шло не шибко хорошо. Снаряды взрывались в казённой части, убивая прислугу, или где-то посередине между казной и дульным срезом, уродуя ствол. Моряки прозвали их «пушками с двумя дулами». А адмиралы где-то в 1865 году сняли их с вооружения, вернув на корабли старую дульнозарядную систему.

А теперь самое интересное. Дульная-то она дульная, но без нарезов уже было нельзя. Броню круглым ядром не пробьёшь, даже не шибко толстую, это все понимали. Значит – дульнозарядные, но нарезные.

Какие дядьки, какие снаряды!
Видите пояски в нижней части?

А как? Когда заряжаешь с казны, всё ясно. Камора, в переднюю часть которой закладывается снаряд, имеет гладкие стенки. Она переходит в ствол, в котором потихоньку начинаются нарезы, приобретающие на определённом отрезке длины ствола глубину от нулевой до штатной. Дальше – доработка снаряда. Их делали тогда преимущественно из чугуна, частью из стали. Чугун твёрдый, он и нарезы срежет, и сам разрушится; сталь ненамного лучше в этом смысле. Стали делать проточки на корпусе снаряда и вставлять в них медные пояски – их называют ведущими. Медь пластична; когда порох заряда сгорает, газы с нечеловеческой силой давят на снаряд, мягкий поясок врезается в нарезы – дело в шляпе.

Наверное, турки
Внушительно?

А если с дула? С дула-то снаряд заталкивается прибойником, которым орудуют люди, сила у них всего лишь человеческая. Ну, сделали позже гидравлические прибойники. Никакой прибойник не разовьёт такую силу,  чтобы врезать поясок, скажем, 305-мм снаряда в нарезы глубиной 5 мм, а то и больше. И нельзя слишком сильно давить на голову снаряда твёрдой дрыной, опасно это. И совсем уж нельзя забивать снаряд ударами.

Выход? Замысловатый, надо сказать, выход. Снаряды стали делать с готовыми выступами, которые должны входить в нарезы.

Представляете, как усложнилась технология? Обычно – отлил заготовку, и на токарный станок – обтачивать до нужного калибра. И всё. А если надо оставить выступы, да не просто так, а точно рассчитанной формы и расположения? Короче, не знаю я, как они это делали, а только ясно, что значительно сложнее, то есть дольше, дороже и с бОльшими потерями металла.

Но и с этими выступами не всё гладко. Всё равно не сделаешь ствол слишком уж длинным – где-нибудь что-нибудь пойдёт не так, зацепится, заклинится… лучше не рисковать.

В положении боевом и для заряжания
Какая красота, а? Тут вам и дрына, и выступы на снаряде… И толщина в человеческий рост.

Длина ствола – это начальная скорость, читай – дальность и бронепро- биваемость. В длинном стволе пороховые газы дольше воздействуют на снаряд. Возьми сравнительно медленно горящий порох, и он будет себе чадить, выделяя газы, а снаряд будет в это время разгоняться, а газы будут добавляться и добавляться… Хоть 20 метров длину ствола делай, а хоть и 30.

Можно и по-другому, если уж никак нельзя удлинить ствол. Можно взорвать чёртову кучу пороха, чтобы сразу такое давление образовалось… ужасное, словом, давление. То есть: в длинном стволе такая-то начальная скорость достигается за счёт ДОЛГОГО разгона, а в коротком – за счёт БЫСТРОГО разгона.

Ага, но тогда надо, чтобы ствол выдерживал это самое ужасное давление. Вот и видим мы на картинках устрашающего вида пушки, у которых казённая часть имеет диаметр чуть ли не в рост человека.

Ещё добавлю. Когда медный поясок врезается в нарезы, автоматически получается, что нарезы и вмятины на пояске идеально соответствуют друг другу. Ну, почти идеально. А эти заранее заготовленные выступы… Понятно же, что такого хорошего соответствия не получится, тем более, что речь идёт о технологии второй трети XIX века. Значит, газы будут прорываться, то есть имеем потери в дальности. И прорываться они будут неравномерно, по-разному от случая к случаю, от снаряда к снаряду. То есть имеем потери в точности.

Ну просто ужас!
Действительно, бутылка для содовой…

Вот и писал про эти пушки адмирал Фицджеральд, что они были

«…короткими, широкими, походившими на бутылки для содовой воды, заряжавшимися с дула, которые стреляли снарядами, нередко разрывавшимися в самом орудии или летевшими после выстрела в любом направлении, кроме должного, зато дыма при этом было очень много».

(Цитирую опять по «Броненосцам типа «Роял Соверен» А.Ю. Феттера). Я сначала задумался, почему дыма много. Так ведь ясно: во-первых, заряд больше того, которого бы хватило для равнозначной нарезной пушки; во-вторых, пушка ещё не выстрелила, снаряд ещё ползёт по стволу, а из дула уже летят прорвавшиеся газы – представляете картинку?

Но адмиралы… Это они в кино такие лощёные, благородные. Может быть, на суше, в салонах, на приёмах, они такими и были. А на корабле? Адмиралы 1860-х – это же мичмана 1840-х, или как там это в английском флоте называлось. Это офицеры, всю жизнь проплававшие на парусных кораблях, они матерились, пили ром, давали в зубы матросам… Они жили в сырых, холодных каютах, они иногда голодали, они командовали в шторм и в темноте у неизвестных берегов, они принимали в опасных ситуациях решения, от которых зависела жизнь корабля и сотен людей. Они не могли не верить в себя и себе. Ну, невзлюбили они казнозарядные пушки – их же ничем не свернёшь! И они продержали дульнозарядный анахронизм на вооружении флота до 1880 года.

А прогресс в это время шёл себе и шёл, казнозарядная артиллерия вылезла из пелёнок, становилась всё надёжнее. Все уже давно делали и ставили на корабли казнозарядные пушки – и французы, и русские, и немцы, и автрийцы… Преимущества были очевидны: высокая начальная скорость снаряда, простота и быстрота заряжания, безопасность.

Да-да, безопасность. Именно она в конце концов подтолкнула английское морское начальство к сдаче «дульнозарядных позиций».

38-тонное, 12,5-дюймовое
Вот оно, 38-тонное 12,5-дюймовое (317 мм) нарезное дульнозарядное орудие. Правда, не на «Тандерере», а в замке Хёрста, в Калифорнии. И снаряд с выступами тут же. Представляете, как такое рвануло?
А сам «Тандерер» в начале статьи, пушек почти и не видно из башни – короткие!

В 1879 году на броненосце «Тандерер» разорвалось 38-тонное орудие – из-за того, что по ошибке в него был дважды вложен заряд. Заряды, как мы уже отмечали, в этих пушках были – о-го-го! – а тут сразу два. Должен я объяснять, что с казнозарядным орудием такое невозможно в принципе? Второй заряд просто не поместится в камору, если кто-то сослепу не заметит, что один там уже есть. Вот это и есть безопасность. Так сказать, врождённая.

(На всякий случай. Снаряд и заряд – это две части выстрела. Снаряд – то, что летит в цель. Заряд – то, что, сгорая в стволе, выталкивает из него снаряд).

В общем, с 1880 года на новых линкорах и крейсерах стали, наконец, устанавливать нормальные, сиречь, казно- зарядные пушки. Да только это дело небыстрое, и ещё в 1888 году (!!) дульнозарядные орудия стояли на 16 линкорах, 9 броненосных и 7 безбронных крейсерах и 13 кораблях береговой обороны и спецназначения.

Именно об этом процессе, об этой ситуации говорил премьер-министр, слова которого я процитировал здесь.

Это уже 1890 год
А до чего ж удобно, когда с казны!

2 комментариев

  1. Denisator:

    Меня уже начинает совесть мучить за то что попросил ставить картинки :-)

  2. master:

    Да, это суровая работа. В ней много… как бы это… соблазнов. Начинаешь искать какой-нибудь «Девастейшн», и столько всего вылезает… не оторвёшься.
    Но я ж стою на передовых позициях. Я ж понимаю, что сайт в Интернете – это принципиально другое СМИ, чем газета и пр. ВИЗУАЛЬНОЕ! Так что, если по уму, без картинок – никак.
    Отбросьте Ваши терзания. Всё правильно, вот только времени бы побольше…

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*