Skip to content
 

Существует ли вневременной эталон морали?

Те, кто часто ходит на этот сайт, могли заметить (а кто-то и прямо написал в комментарии), что зачастую, с чего бы мы ни начинали, довольно быстро приходим к обсуждению совсем небольшого числа тем. Ясно, это потому, что они нас волнуют. И, наверное, целесообразно запустить разговор по этим темам впрямую.

Не так давно в комментариях к одной из статей я был обвинён в моральном релятивизме (комментарий 5). Неоднократно возвращался к этому – слова-то какие страшные, да ещё в том контексте. Однажды подумал: а страшные они для меня потому, что я воспринял их – скорее всего, именно под влиянием контекста, – как синоним аморальности. Не аморальности даже в первозданном смысле, как отсутствия морали, а скорее антиморальности.
Наверное, писавший, pippin, такого в виду не имел. Но обратите внимание, какая страстная была полемика!

Так что сейчас предлагаю «выделить под мораль» отдельную тему.

Предварительное уведомление. Я собираюсь рассматривать мораль как феномен человеческого бытия. Конкретно это означает, что в этой статье не будет рассуждений, исходящих из постулата богоданности морали. Я думал на эту тему и пришёл к тем же выводам, что и без «гипотезы Бога». Ни в коем случае не желаю настаивать на «единственной верности» атеизма; просто для того, что я хочу сказать сейчас, вопрос о земном или божественном происхождении морали не имеет важного значения. Может быть, как-нибудь в другой раз.

Хотя некоторые замечания «в сторону религии» мне здесь понадобились.

Конец уведомления.

В наших спорах отчётливо ощущались две точки зрения:

1. Существует абстрактный, абсолютный, вечный, независимый ни от чего эталон морали, и моральный прогресс – это движение к этому эталону, а уровень морального совершенства личности – степень близости к эталону.

2. Эталона морали нет. Мораль, как один из атрибутов социальной жизни, развивается вместе с ней. Уровень морального совершенства личности – степень близости её моральных норм к идеалу, существующему в данном обществе.

Давайте поясню своё словоупотребление.

Эталон – что-то внешнее, кем-то сделанное, где-то лежащее и снимаемое с полки для двух целей: показать, как надо, и проверить, так ли вышло.

Идеал – образ, создаваемый людьми и от них не отчуждаемый, творимый постоянно и потому более или менее изменчивый. От мечты отличается тем, что не только что-то обещает, но и чего-то требует.

Я – сторонник второй точки зрения.

Существование абсолютного эталона морали (буду иногда сокращать: АЭМ) подразумевает, что он был ещё до того, как на Земле появился человек. Да, собственно, что он вообще был до Земли; и в человеке как таковом не нуждается. И един для всех форм разума, если существует кто-то разумный, кроме нас, земных. И равен по первичности если не материи как философской категории, так любому из фундаментальных законов природы, тех, которыми занимаются естественные науки. (В данном случае всё равно, существуют эти законы «сами по себе» или они есть выражение Воли Божией, структурированное нами в такой вот форме, пригодной для аналитического познания).

Но я как-то не решаюсь оторвать мораль от человека разумного.

Или мы будем говорить о морали животного мира? «Ворон ворону глаза не выклюет», волки, вместо того, чтоб грызться насмерть, выясняют первенство посредством особых ритуалов… А вот львы грызутся; и, загрызши старого «начальника», едят малых львят, потому как после этого львица становится опять готовой к спариванию (это из фильмов ВВС).

Будем говорить, что мораль волков совершеннее, чем мораль львов? По-моему, бессмыслица. Предлагаю не распространять понятие морали на фауну и флору.

Значит, всё-таки мораль – атрибут бытия человека. А тогда – почему отказывать ей в праве развиваться, как развивается всё, начиная от физического строения тела?

У тех же волков, львов их «обычаи» сформировались в качестве средства выживания вида. Именно сформировались, потому что – разные. Значит, волкам целесообразнее своих не убивать, а львам – убивать иногда.

Человек – порождение природы, хотя бы потому, что он вне её жить не может, даже при условии существования бессмертной, богоданной души. (Я надеюсь, что наш разговор остаётся в рамках земной жизни человека; даже в религии следование моральным нормам по отношению к жизни вечной, загробной, есть средство её обеспечения, то есть само по себе оно, следование нормам, относится к жизни земной).

Так вот, я считаю (и далеко не только я!), что человеческая мораль тоже есть средство выживания вида; а при религиозном подходе – не только выживания «здесь», но и попадания «туда». И, как всякое средство, она развивается.

Например, мотоцикл. Если сегодняшняя «Ямаха» или «Харли-Девидсон» лучше мотоциклетки 1916 года, то это не значит, что где-то «вне» существует эталон совершенства мотоцикла. Нет, мотоциклостроители буду совершенствовать свои машины, пока они будут существовать. Это нормальный процесс эволюции – усложнение, адаптация к новым условиям, отсеивание слишком уж запредельных концептов…

Эволюцию человека мы не отрицаем? Ладно, не буду нажимать, просто скажу, что я в неё верю. Не в самую примитивную схему: изменчивость + естественный отбор; не могу для себя объяснить, как таким тупым путём могло возникнуть всё многообразие живых организмов и та невероятная сложность, которой отличается их «устройство». В этой схеме что-то не так, но не о том сейчас разговор. Верю я в то, что кроманьонец и питекантроп – разные существа. В то, что человек – сколько там: миллион лет? три миллиона? – изменялся. В части антропометрии, разумности, укрупнения и усложнения социальной организации.

Разве нет?

А что есть мораль? Не в мистическом смысле, а в том «амплуа», в котором она «работает» между нами, грешными? По-моему, это свод правил поведения внутри социума. (Я прошу сейчас оставить в стороне религиозную составляющую морали, которая есть свод правил взаимодействия с Богом или богами). Во всяком случае, какую из норм ни возьми, она всегда включает позиции «я» и «они». Я имею в виду: «Не укради» – я не возьму того, что принадлежит «им».

Не буду множить примеры ради примеров. А вот по сути… «Не возжелай жены ближнего». А как это работало, когда жён ещё не было? Когда был вожак рода, имеющий преимущественное право на всё? Неужели мы будем всерьёз считать его аморальным? Ну, не знаю, у меня не получается: ведь самого понятия «семейная пара» тогда не было. А с другой стороны – а как же любовь? Разве она аморальна? Нет, любовь – это право и счастье личности. Однако ж частенько приводит к распаду семей. Или допустимо любить только незамужних и разведённых? Это, вроде бы, теперь считается ханжеством, нет? Или совершенный человек автоматически не может полюбить чужую жену? А это, пожалуй, фантастика.

Что видим? Не было жён – не было соответствующего морального принципа. Появилась семья, приобрела важнейшее значение в социальных взаимодействиях – появился моральный принцип. Снизилась социальная роль семьи, возросла ценность индивидуальности – моральный принцип, может, и не ушёл совсем, но заметно ослабел, стал не абсолютным, а обусловленным: вообще-то нельзя, но если «большая и чистая», то можно.

Вот я и говорю: мораль развивается (хотите – скажите «меняется») вместе с изменением человека самого по себе и изменением общественных связей как результата и способа сосуществования человеков.

Ещё довод. Если существует абсолютный эталон морали, равный по фундаментальности законам природы, то почему он не работает автоматически, как работают эти законы? Гравитация действует на всех и всегда; если человек имеет массу тела 60 кг, то на поверхности Земли он будет иметь вес 60 кГ (помните разницу в обозначении массы и силы, в школе объясняли?). А на Луне – 10 кГ при той же массе, в соответствии с законом и массой Луны. Даже если мы изобретём антигравитацию, то это будет следствием более глубокого познания природы гравитации, её механизма – и никак иначе.

Но вот такой всеобщности действия АЭМ не наблюдается. Я так думаю, уровень морального совершенства нашего соотечественника в XIX веке был выше, чем в XII, а в XX стал ниже, чем был в XIX. Причём, заметьте, с позиции современных представлений о морали. Что ж случилось, где ж закон? Почему мы не соответствуем АЭМу, почему не стремимся к нему бессознательно, автоматически, почему даже уходим от него?

Особо подчёркиваю, что я говорю не об отдельных мерзавцах, а о том, что принимается большинством социума. В XIX веке в боях «стенка на стенку» лежачих бить не разрешалось, а сегодня, скажем, в Микст Файт, категория М1 – за милую душу. Или взять тщеславие: раньше – грех, а сегодня – «Фабрика звёзд», «Минута славы», всякие «Топ-100» и прочая, и прочая… Можете мне сказать, что в Эталоне сказано насчёт тщеславия? Чревоугодия? Гордыни?

Да что там – разве современный гуманистический принцип «Разрешено всё, что не запрещено законом», – разве сам этот принцип не является антиморальным в принципе, отрицающим не обязательность даже, а само существование моральных запретов?

Или я просто не понимаю, а на самом деле это и есть содержание вечного, неизменного, объективного эталона морали? Или, во всяком случае, опорные точки на пути к нему?

Или это всё-таки уклонения, отступления, регресс? А почему?

Те, кто считает, что битьё лежачего и завоевание популярности любой ценой – действия, поощряемые эталоном морали, могут дальше не читать. Только, прошу, напишите об этом в комментарии, чтоб я наверняка знал, что есть сторонники такого понимания совершенной морали.

А остальным так скажу. Если у вас есть идея, хоть немного связанная с тем, что происходит в реальной жизни, проверьте её на соответствие тому, что вы в этой жизни наблюдаете. Если для обороны идеи от реальности нужно искать ещё какие-то идеи, вспомните о «бритве Оккама» – мне этот принцип представляется одним из важнейших в методологии познания мира.

Это я к тому, что можно «ввести в систему» ещё один закон, объясняющий «обратное движение» – в сторону моральной деградации. Ещё один фундаментальный закон мироздания. В нашем случае это будет Абсолютный эталон аморальности точнее, антиморальности.

Можно.

Только зачем множить сущности? В таких случаях стоило бы поискать другое объяснение, лучше соответствующее наблюдаемым фактам.

Вот я и считаю таким объяснением исторический, этнический, экономико-формационный генезис морали. Равно как и культуры вообще – или мы не считаем мораль феноменом культуры? Я имею в виду культуру не в смысле «балет-литература-живопись», а в смысле «культура майя», «протестантская культура».

Вот именно, моя позиция состоит в том, что мораль – это часть культуры. И, как таковая, меняется вместе с ней. А то, что культура обусловлена философскими представлениями, техническим уровнем, социальной организацией, историческим опытом народа-носителя, – по-моему, особых споров вызывать не должно.

Тогда всё объясняется непротиворечиво и без наворачивания одного «вечного принципа» на другой. Более того, объясняется понятно, в отличие, скажем, от раскладов на основе борьбы Мирового Добра с Мировым Злом.

Ещё добавлю, что не стал бы отождествлять мораль с системой ценностей. Факторы, перечисленные двумя абзацами выше, в первую очередь формируют систему ценностей, которая лежит в основе не только морали. Она в той или иной степени определяет конкретную форму институтов управления, содержание законодательства, официальную идеологию, трактовку истории и много всего другого, вплоть до степени строгости цензуры и стремления молодёжи к тому или иному роду деятельности.

То есть я считаю, что в отношении морали система ценностей играет роль матрицы, как теперь говорят, темплаты, на которой она, мораль, растёт. Мораль есть следствие системы ценностей, и она более консервативна. Точнее говоря, консервативен идеал морали. Реально действующая в обществе мораль как система неюридических запретов и стимулов значительно более подвижна, она достаточно быстро отслеживает изменение системы ценностей.

Это хорошо видно на примере двух последних десятилетий.

Стали строить капитализм, водрузили соответствующие основные ценности, общий смысл которых – по возможности меньше ценностей, не связанных со стремлением к потреблению. И «рабочая мораль» изменилась очень быстро. И я говорю не про бывших комсомольских работников, ставших мегасобственниками и миллиардерами – у них-то нужная мораль была заготовлена заранее. Не в них дело, не по ним судить надо.

Дело в том, что «рабочая мораль» изменилась у «широких народных масс». Профессии, только что считавшиеся не сильно приличными для интеллигентного человека, были быстренько интеллигентными людьми освоены. В оценке человека, даже в самооценке, важнейшую (хотя и не исключительную) роль стал играть материальный статус – это встречалось и при позднем социализме, но повседневной нормой стало только сейчас. Миллионы девушек проявили готовность показывать грудь и задницу всей стране, а лучше всему миру. Очень быстро появилась полноценная жёлтая пресса, папарацци… Да вы сами всё знаете.

«Рабочая», актуальная мораль трансформировалась довольно быстро, в считанные годы. А вот идеал меняется медленнее, поэтому его и стоит выделять, как я выделил в начале статьи, соотнеся по уровню и противопоставив Абсолютному эталону морали. В нём, в идеале, коррупция является злом, хотя в реальности почти все берут и дают взятки. В нём присутствует коллективизм, хотя корпоративная культура, что бы про неё не рассказывали, строится на жёстком эгоизме и соперничестве. В нём наличествует уважение к труду, хотя фактически происхождение ваших денег никого не интересует, а человека, работающего за малую зарплату, считают чудаком, а чаще лузером. В нём проституция, публичное обнажение ещё считаются стыдными занятиями… Ну, и так далее.

Но и он меняется. Уже не надо считать общественное выше личного (я не тоскую, просто констатирую изменения). Гомосексуализм – уже не преступление и даже не отклонение, а равноценная альтернатива нормальной ориентации. Опять скажу: и так далее.
И ещё третий довод: Я думаю, что само разнообразие мнений, высказываемых вменяемыми людьми по поводу тех или иных моральных принципов, свидетельствует в пользу существование меняющегося Идеала, а не неизменного Эталона.

Оправдание убийцы, имеющего средства на классных адвокатов, – это преступление против морали или приемлемая плата за безусловную ценность – состязательность судебного разбирательства? Вторжение в личную жизнь любого человека – бессовестное дело или реализация двух других вечных ценностей – свободы слова в СМИ и права граждан на доступ к информации? На эти и другие подобные вопросы мы получим разные ответы от разных людей, в целом вполне приличных.

Напоследок сформулирую ещё раз моё мнение.

Неизменного, объективного, отдельного от земного бытия эталона морали не существует. То, что некоторые за него принимают, является идеалом морального совершенства, зависимым от этого самого земного бытия, изменяющимся вместе с ним, и, в результате, различным для разных исторических эпох, социальных формаций, этносов и/или социальных групп.

В этой связи можно говорить о более или менее развитой морали, можно считать чью-то мораль ущербной, или неприемлемой, или даже враждебной – так же, как и другие проявления социальной жизни. Можно заниматься моральным миссионерством, в крайнем случае можно отстаивать свою мораль теми средствами, которые в ней же считаются допустимыми.
И не надо привлекать для самооправдания идею Абсолютного эталона морали. Ведь она нужна именно для того, чтобы с этого фундамента уличать в аморальности кого-то, кто не согласен с вашими принципами. Не надо. Вы и так правы.

Считаю, что согласие с такой точкой зрения не тождественно аморальности. Аморальность – это существенное отступление от норм, установленных идеалом морали, существующим сейчас и здесь.

Оказалось, что будет продолжение

2 комментариев

  1. pippin:

    Я, конечно, извиняюсь, но есть одна проблема в ваших рассуждениях. Проблема эта не нова, и весьма свойственна людям с техническим и естественно-научным образованием, чисто в силу методологии, принятой в этих отраслях знания. Вы пытаетесь отрицать (или утверждать, но не в этом случае) наличие фундаментальной величины на основании периода наблюдений. Дескать, за доступный мне период наблюдений мораль изменялась весьма значительно, следовательно, фундаментальности в морали не существует. Это называется эпистемологический фильтр. Или человек ставит во главу угла наблюдаемые данные, или принципиальное существование фундаментальных величин и законов. В первом случае, который представляете вы, возможна следующая ситуация. Представьте себе инопланетянина, заподозрившего существование на Земле жизни. Он старался, строил орбитальный телескоп, запустил его, с высокой точностью навёл на нашу планету, и поставил максимальное разрешение, чтобы видеть отдельные объекты. И увидел, конкретно, следующее: штук двадцать явно живых существ висят, распластавшись, в воздухе, взявшись за передние конечности. И тут телескоп у него накрылся. Какой вывод можно сделать об этих существах? Самолёт, который выкинул этих парашютистов, в поле зрения не попал. Как над ними раскрылись купола (или не раскрылись, что в контексте обсуждаемой проблемы абсолютно одно и тоже) — инопланетянин не видел. И он решает на основании этих наблюдений подвергнуть сомнению фундаментальность гравитации. Вот вы и есть такой инопланетянин.

  2. Merry:

    Владимир, несмотря на длину и содержательность статьи, Вам все равно не удалось никуда уйти от основного противоречия морального релятивизма. Он состоит в том, что невозможно отрицать существование неизменного эталона и одновременно с этим высказывать какие-либо оценочные суждения. Если вечного эталона нет, а есть только социально формируемые идеалы, то как Вы определите, какой из них лучше? Чем плох идеал жадности? Чем плох идеал рабства? (Рабство, кстати, особенно хороший пример — оно и установленной нормой было в течение тысячелетий, и эволюцию общества без него представить невозможно.) Как Вы определите, не имея неизменного эталона, какие человеческие явления и тенденции называть «моральным прогрессом», а какие — «моральным регрессом»?

    О моральном релятивизме в двадцатом веке писали много, но логически обосновать его не удавалось еще никому — поскольку он представляет собой, собственно, уход от логики. В реальной жизни моральных релятивистов не существует — по крайней мере, на Западе. Может быть, где-то среди дзен-буддистов есть люди, которые привели себя в такое состояние, что для них все, что происходит на свете, абсолютно равнозначно — в таком случае они и есть настоящие моральные релятивисты. Вас, Владимир, в этом заподозрить трудно. Вы, как и большинство людей, верите во вполне конкретную, вовсе не релятивистскую, моральную систему. Просто Вы не идете до конца и не проводите полного философского анализа и обоснования своей моральной системы, не укореняете ее в объективной реальности (как это делается в науке, замечу — теория тем лучше, чем она ближе к реальности). А без этого получается, что если спросить, почему «битьё лежачего и завоевание популярности любой ценой» — это плохо, ничего, кроме «Потому что мне это не нравится», Вы сказать не сможете. А Вашему соседу, может быть, нравится. И Вы никак, абсолютно никак не сможете не только доказать, но даже и просто объяснить ему, почему так делать не надо. Зачем же такая позиция, которая связывает руки и не позволяет даже защитить то, во что Вы сами искренне (и абсолютно) верите?

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*