Skip to content
 

Как начинался воздушный эшелон ядерной триады. Окончание

Начало

Грозная сила...

Довольно-таки затянул я с окончанием этой статьи. Так ведь обстоятельства… Картинки вставлял – просили, да и самому захотелось. МАКС этот самый произошёл – надо ж было про него сразу начать, ложка-то к обеду дорога. Потом вот враги сайт сломали. Так оно и протянулось.

В первой части рассказал про нашу стратегическую авиацию, точнее – о её зарождении и развитии до середины 1970-х – до «разрядки». Теперь – тот же период, но про американцев.

И ещё должен сказать, что зря Админ научил меня картинки вставлять. Я ж останавливаться не умею…

Поршневые гиганты Америки

Первым по времени появления элементом стратегической триады, как известно, стала бомбардировочная авиация. У американцев был богатейший опыт её строительства и применения, полученный в ходе Второй мировой войны. Их ВВС создавались во многом для действий над обширнейшими районами Тихого океана, поэтому именно в США были сделаны и выпускались в огромных количествах отличные тяжёлые бомбардировщики – с большой дальностью полёта, бомбовой нагрузкой, хорошо защищённые оборонительным стрелковым вооружением и имевшие совершенное по тем временам навигационное и прицельное оборудование. У всех на слуху названия В-17 «Флаинг Фортресс» («Летающая крепость») фирмы «Боинг» и В-24 «Либерейтор» («Освободитель») фирмы «Консолидэйтид» – это будущий «Конвэр», ставший таковым после объединения с «Валти» (Vultee).

Но самым лучшим дальним бомбардировщиком Второй мировой стал В-29 «Супер Фортресс» («Сверхкрепость»), созданный «Боингом» в 1942 году. На рубеже 1930-х–1940-х годов четырёхмоторные машины, сравнимые с В-17 и В-24, хотя всё же несколько уступавшие им по некоторым характеристикам, были созданы в нескольких странах. У англичан это были «Ланкастер», «Галифакс» и «Стирлинг», у нас – ТБ-7 (Пе-8) конструкции Владимира Михайловича Петлякова, у немцев – FW-200 «Кондор» главного конструктора фирмы «Фокке-Вульф» Курта Танка. Последний, впрочем, использовался преимущественно как дальний морской разведчик-бомбардировщик; но по своим данным это, пожалуй, единственный серийный немецкий самолёт, который можно сравнивать с остальными «стратегами» того времени.

Жалко уменьшать эти картинки. Посмотрите на них, на этих ветеранов Второй мировой

B-17

«Летающая крепость» – классика жанра, можно сказать, символ тяжёлой бомбардировочной авиации

B-24

Консолидейтид В-24. Между прочим, их было выпущено даже больше, чем «Крепостей»: 17 104 машин всех модификаций против 12 726

«Ланкастер»

«Ланкастер» — лучший и наиболее известный английский тяжёлый бомбардировщик Второй мировой. И самый массовый – до окончания производства в 1946 году выпущено 7377 машин. Цифра даже несколько неожиданная для небольшого в общем-то островного Королевства

«Галифакс»

Хэндли Пейдж «Галифакс». Несколько слабее «Ланкастера», но серия тоже ничего себе: 6176 самолётов во всех модификациях, производство прекращено в том же 1946-м

«Стирлинг»

Шорт «Стирлинг». Изготовлено 1759 штук, но в 1944 их применять перестали: «Ланкастеры» и «Галифаксы» оказались лучше

Пе-8

Пе-8, он же ТБ-7, он же АНТ-42. Хороший самолёт, на нём раньше, чем в Англии и США, были подняты 5-тонные бомбы. Но сделали их меньше сотни – не до того было…

«Кондор»

Фоке-Вульф Fw.200 «Кондор». Начинался как трансатлантический пассажирский лайнер, стал боевым самолётом… этакая конверсия наоборот. Военных «Кондоров» выпустили тоже немного – чуть больше 250

Вернёмся к В-29. Это был, можно смело сказать, самолёт нового поколения – достаточно посмотреть его технические данные. Нормальный взлётный вес около 48 т – против 27–32 т у его предшественников во всех странах. В-29 развивал на наивыгоднейшей высоте скорость до 598 км/ч – против порядка 450 км/ч у машин предыдущего поколения. Подчеркнём, что это различие принципиально – в 1943 году мало какой истребитель мог догнать В-29, а тот же В-17 был достижим по скорости для почти любого истребителя-моноплана. Самолёт мог нести, в зависимости от расстояния, от 5,5 до 9 т бомб – вдвое больше прежних машин; а наибольшая дальность полёта достигала 6760 км – тоже почти вдвое больше. Его потолок был за 10 км. Кроме того, он оснащался обзорными и прицельными радиолокаторами.

B-29
В-29. Первый стратегический носитель эпохи ядерного оружия

Вот такую машину смогли сделать американские конструкторы, и с тех пор они стараются не упускать лидерства в этой области авиационной техники.

С бомбардировщика В-29 с собственным именем «Энола Гэй» была сброшена бомба на Хиросиму, и этот самолёт, вполне естественно, стал первым в мире стратегическим носителем ядерного оружия. В 1947 году части Стратегического авиационного командования (САК) располагали 148 машинами этого типа, оборудованными для применения атомных бомб, и число их увеличивалось. Потом на вооружение стали поступать бомбардировщики В-50 – значительно усовершенствованная модификация В-29.

Однако В-29 всё же не имел межконтинентального радиуса действия – во времена его создания это просто не представлялась возможным для серийного самолёта. У США после Второй мировой было огромное количество авиабаз по всему Северному полушарию, так что применить В-29 против СССР они, конечно, могли. На этом базировались их первые планы атомных бомбардировок нашей страны; однако командованию ВВС нужен был бомбардировщик, способный действовать с территории США. И он был создан фирмой «Конвэр» – это В-36 «Конкэрор» («Завоеватель», или «Победитель». Встречается и другое его название – «Писмейкер» – «Миротворец»).

Самолёт совершил первый полёт в 1946 году, и это был воистину монстр. Он имел длину порядка 50 м и размах крыла свыше 70 м, его бомбовая нагрузка доходила до 39,5 т. Его поднимали в воздух 10 двигателей: шесть поршневых небывалой доселе мощности, расположенных на задней кромке крыла и имеющих толкающие винты, и четыре турбореактивных на пилонах под крылом – для взлёта и ухода от атак истребителей. В 1948 году В-36 был принят на вооружение.

В-36 в полёте. И он же — точнее, прототип ХВ-36 — рядом с В-29, тоже, как мы знаем, машиной немаленькой. Качество нижней картинки, конечно… извините, но уж очень она выразительная, я рад, что её нашёл

B-36

Американцы любят такие снимки. Я тоже

Может быть, кто-то из читателей сочтёт избыточным количество приводимых технических подробностей и сведений из истории становления классов вооружений. Но мне представляется интересным рассмотреть не только череду политических событий, связанных с конфронтацией двух мировых держав во второй половине прошедшего века, и не только напомнить цифры, фигурирующие в договорах и соглашениях. Видится достаточно значимой техническая подоплёка этих событий и цифр – это тоже важно. Ведь трудности «приведения к общему знаменателю» тактико-технического облика нашего и американского оружия во многом обусловили многочисленные преткновения и очень длительные сроки переговорных процессов; например, в том числе и по этой причине прошло так много времени от заключения Временного соглашения 1972 года до Договора ОСВ-2 1979-го.

А кроме того, мне, как инженеру аэрокосмической отрасли, хочется показать, как всё это было непросто для нашей науки и промышленности, с какой мощной и компетентной силой состязались наши оборонщики в годы «холодной войны», где мы догоняли и где были первыми… Может быть, это приведёт кого-то к признанию оправданности наших действительно огромных военных расходов; может быть, кто-то по-другому взглянет на причины нашего отставания от «свободного мира» по колбасе и видеомагнитофонам на душу населения, и вообще на то, что была вынуждена и смогла сделать наша страна во времена, называемые теперь периодами волюнтаризма и застоя.

Боинг: реактивные, ракетоносные

В конце 1940-х годов чётко обозначился закат поршневой авиации. В 1947 году взлетел опытный образец боинговского шестидвигательного реактивного стратегического бомбардировщика В-47 «Стратоджет». Это самолёт, весивший до 93 т, с бомбовой нагрузкой до 9 т, дальностью полёта 6440 км и максимальной скоростью 976 км/час. Его приняли на вооружение в 1951 году, и он стал занимать место «старика» В-29/В-50 в качестве среднего стратегического бомбардировщика.

В-47 на земле и в воздухе
B-47
В-47

Машина стала массовой, всего было выпущено свыше 2 тысяч В-47. Бомбардировщики этого типа размещались не только на базах, расположенных на территории США, но и в Северной Африке, в Европе и даже в Гренландии. Условия для снятия В-47 с вооружения создались после организации крупносерийного производства межконтинентального В-52, а время вывода его из боевого состава САК настало после начала развёртывания группировки американских МБР и ввода в строй ПЛАРБ. 11 февраля 1966 года последние машины этого типа были сданы на хранение.

К середине 50-х годов на вооружении США находились свыше 1200 бомбардировщиков, которые могли доставить на территорию Советского Союза около 2000 ядерных боезарядов. К этому времени американцы, чтобы увеличить зону досягаемости своих стратегических сил, стали широко применять практику дозаправки бомбардировщиков в воздухе от специальных самолетов-заправщиков, соединения которых были сформированы в составе САК. Так что общее количество самолетов в командовании в 1956 году составляло порядка 3000 машин.

Следующий шаг был сделан в 1955 году, когда в воздух впервые поднялся будущий наследник «Конкэрора» – знаменитый Боинг В-52 «Стратофортресс», поздние модификации которого находятся на вооружении и в наши дни и останутся в составе САК, по разным оценкам, до 2020 или даже до 2040 года. Машины первых серий весили 180–200 т, несли до 32,5 т бомб, имели скорость до 960 км/час и максимальную дальность 12070 км. Более поздние модификации весили уже более 220 т, имели скорость 1040 км/ч и могли пролететь – правда, без бомб и ракет – до 20 тыс. км. То есть это был настоящий межконтинентальный бомбардировщик реактивной эры.

В-52. «Стратосферная крепость». На земле, в воздухе, а также рядом с великим предком – «Летающей крепостью» В-17. И, для полноты картины, – схема

B-52

В-52

Две «Крепости»: «летающая» и «стратосферная»

B-52 - схема

Кстати, те В-52, которые по сей день несут боевое дежурство, относятся к последним модификациям этой машины, обозначенным индексами G и H; они были выпущены в первой половине 1960-х годов в количестве соответственно 193 и 102 единиц. А всего было выпущено 744 «Стратофортресса».
Однако жизнь двигалась дальше, и, построив В-52, руководство ВВС США тут же стало думать, каким должен быть его преемник.

Самолёт выдающийся, но не нужный

Для 1960-х годов это было вполне футуристично...

Техническое задание на тяжёлый бомбардировщик, составленное в середине 1950-х годов, подчинялось традиционной логике: чтобы выполнить задание и вернуться на базу, надо летать быстрее и выше истребителей противника. Оно подразумевало создание межконтинентального бомбардировщика со скоростью М=2 в крейсерском полёте, М=3 в «броске» через зону ПВО, и дальностью 9600 км. В работах по этому заданию своих конкурентов опередила фирма «Норт Америкен» – в сентябре 1964 года, почти через 10 лет после начала разработки, в небо поднялся первый опытный образец бомбардировщика ХВ-70 «Валькирия» (см.). 19 мая 1966 года на нём была достигнута скорость М=3 на высоте более 21 км. И этой скорости достиг не маленький истребитель, а огромная машина, весившая 244 т, в которую одного только топлива можно было залить 178 тыс. литров!

B-70

Однако к этому времени стало ясно, что ни скорость, ни высота не могут быть надёжной защитой от советской ПВО. Поэтому программа ХВ-70, после пятилетних испытаний и доводок двух опытных образцов, была закрыта в пользу нового проекта – В-1, разрабатывавшегося уже по техническому заданию 1960-х годов. Эта машина вошла в строй значительно позже дня подписания Временного соглашения, поэтому о её качествах мы поговорим в какой-нибудь из следующих статей. Здесь же добавим только – для получения некоторого представления о сложности создания подобных образцов инженерного искусства – что в программе «Валькирии» было занято более 20000 предприятий и организаций (из них только крылом занимались около 8000!), на неё было затрачено 13,5 млн человеко-часов и 1,3 млрд. долларов в додевальвационных ценах 1960-х годов.

B-70

Так что к 1972 году основу бомбардировочной авиации САК США составляли самолёты В-52 различных модификаций.

Ракеты для «стратегов»

Самолеты САК в 1950-х годах вооружались бомбами свободного падения. Потенциал одного бомбардировщика был колоссален: когда в 1966 году над испанской деревней Паломарес столкнулись В-52 и заправщик КС-135, то бомбардировщик потерял свои четыре водородные бомбы; как помнится из сообщений той поры, эти бомбы имели тротиловый эквивалент по 25 Мт. 100 мегатонн на одном самолёте! Пять тысяч Хиросим! (Правда, встречаются данные, что это были бомбы «всего» по 1, 45 Мт; тоже не так уж мало, не правда ли?).

А в начале 1960-х в САК США поступило новое оружие – стратегическая крылатая ракета AGM-28В «Хаунд Дог» («Гончая»).

Ударная ракета «Хаунд Дог» (вверху) и ракета-ловушка «Куэйл» (внизу)
Ударная ракета «Хаунд Дог»
ракета-ловушка «Куэйл»

Ракета имела турбореактивный двигатель, что давало ей при пуске с высоты 11000 м дальность полёта 1100 км. Оснащённая РЛС для огибания рельефа местности, она могла быть запущена и лететь и на малой высоте, но в этом случае её дальность уменьшалась примерно вдвое. Ракета умела производить программный противозенитный манёвр по курсу и высоте. Так как её габариты были слишком велики для бомбоотсека, В-52 нёс две такие ракеты под крыльями. Для повышения вероятности преодоления ПВО противника совместно с «Хаунд Дог» могли применяться ракеты-ловушки «Куэйл» («Перепел»), имитирующие самолёт-носитель, с дальностью 370–450 км.

В-52 - ракетоносец
В-52 с двумя «Хаунд Догами» на внешней подвеске
(под крылом, между внутреннними парами двигателей и фюзеляжем)

В этой части статьи я описываю то состояние стратегических сил, которое учитывалось сторонами при подписании Временного соглашения об ограничении вооружений, т.е. их состояние на 1972 год. Поэтому здесь следует упомянуть и об авиационной ракете следующего поколения – СРЭМ (AGM-69 SRAM – Short Range Attack Missile – ударная ракета малой дальности).

Из программы её создания не делалось секрета; к этому времени заканчивались испытания, поступление в войска ожидалось как раз в 1972 году. На протяжении 1970-х годов эта аэробаллистическая ракета была основным оружием самолётов В-52 и FB-111 (в течение ряда лет этот самолёт, уходящий корнями в тактический истребитель F-111, состоял в САК в качестве «среднего стратегического бомбардировщика»). К 1975 году в САК было поставлено 1,5 тысячи СРЭМов.

СРЭМы на револьверной установке
СРЭМы на восьмипозиционной вращающейся – «револьверной» – пусковой установке внутри бомбоотсека. Судя по длине, это бомбоотсек именно В-пятьдесят второго

Потом «старушку» потеснили знаменитые крылатые ракеты воздушного базирования AGM-86 – потеснили, но не «выжили» насовсем, а составили с ней взаимно дополняющую пару. В 1987-м её получило как минимум одно крыло (по-нашему – авиадивизия) новых по тому времени тяжёлых сверхзвуковых В-1В. С вооружения СРЭМ сняли к концу 1993 года – истекли сроки хранения твёрдого топлива.

Впрочем, сейчас идут разговоры о вооружении новейших «стелсов» В-2 ракетами нового поколения с примерно такими же характеристиками, как у СРЭМ; иногда эти ракеты называют СРЭМ II… Но это уже слишком далеко выходит за рамки рассматриваемого периода.

Английская попытка длиною в тридцать лет

Чтобы ничего не забыть, надо упомянуть о стратегической авиации Великобритании. Как известно, первыми начали осуществлять налёты на территорию Третьего рейха англичане, и уж они-то, сами страдая от налётов Люфтвффе, очень хорошо понимали роль тяжёлых бомбардировщиков в структуре вооружённых сил государства, стремящегося проводить активную самостоятельную политику. Поэтому после войны они, не отставая от США и СССР, занялись постройкой реактивных тяжёлых бомбардировщиков.

В начале 50-х годов на смену четырёхмоторным поршневым «Ланкастрианам» и «Шеклтонам» пришли сразу три тоже четырёхмоторных, но уже реактивных, бомбардировщика: «Вэлиант» фирмы «Виккерс», «Виктор» фирмы «Хендли Пейдж» и «Вулкан» фирмы «Авро».

«Вэлиант»
«Вэлиант»

Все три машины были примерно одинаковыми и по лётным характеристикам соотносились с нашим Ту-16, разве что были несколько тяжелее его. Самолёт «Вэлиант» не получил широкого распространения. Самым быстрым был «Виктор», имевший максимальную скорость до 1200 км/ч; впрочем, крейсерская скорость, на которой любой летательный аппарат летит к сколько-нибудь удалённой цели, была у него всё равно в районе 1000 км/ч, то есть «как у всех».

«Вулкан»
«Вулкан»

А долгожителем в боевом составе английских ВВС стал бесхвостый, с толстым треугольным крылом «Вулкан» – этим самолётам пришлось ещё летать на бомбежку Фолклендских островов.

«Блю стил»
«Блю стил»

Это был вполне достойный представитель тяжёлых бомбардировщиков первого поколения. При весе в 90 т он мог набрать на максимальном режиме 1180 км/ч, имел неплохой потолок и перегоночную дальность около 10 тыс. км. Самолёт имел нормальную полезную нагрузку при выполнении боевой задачи 9,5 т, вооружался обычными или ядерными бомбами. Для него конструкторы разработали крылатую ракету «Блю Стил» с жидкостным ракетным двигателем, дальностью пуска 320 км и термоядерной боевой частью – тоже типичный образец первого поколения такого оружия.

«Викторы» некоторое время были основными стратегическими бомбардировщиками королевских ВВС. А после того, как был было решено оставить «Вулкан» в качестве единственного типа, они «переквалифицмровались» в заправщики и в этом качестве сопровождали своих ударных собратьев до самого конца их карьеры.

«Виктор»
«Виктор»

В 1970-х годах Англия имела 50 бомбардировщиков «Вулкан» В.2 и 24 заправщика «Виктор» К.2. В 1980-х машины были сняты с вооружения, и в качестве авиационных носителей ядерного оружия остались только тактические истребители британских ВВС. С тех пор стратегическая ядерная мощь Соединённого королевства сосредоточена в атомных подводных лодках с баллистическими ракетами американского производства – но с головными частями собственной английской разработки.

Мы тоже хотели три маха…

Хочется всё же хоть коротко рассказать про дальнейшие разработки наших конструкторов в рассматриваемой области в 1950-х годах – ведь мы же описали здесь американскую «Валькирию». А такие разработки велись несколькими конструкторскими бюро и группами до самого момента принятия эпохального решения, «перекрывшего кислород» качественному и количественному развитию советской стратегической авиации. Естественно, требования к новым проектам ставились в рамках господствовавшей тогда парадигмы: дальше, выше, быстрее.

Дальше всех продвинулось КБ, возглавлявшееся В. Мясищевым, которое, как мы помним, уже поставило на вооружение Дальней авиации реактивные бомбардировщики 3М. В других КБ, работы по сверхзвуковому межконтинентальному тяжёлому самолёту не продвинулись дальше стадии эскизного проектирования.

Фирма Мясищева вела свои поиски с 1954 года, сначала в инициативном порядке. Статус правительственного задания работы приобрели после выхода 30 июля 1954 года постановления о разработке сверхзвуковой межконтинентальной авиационной стратегической системы, способной поражать цели на территории США. После уточнения требований в 1955 году машина, названная М-50, приобрела более или менее окончательный облик.

Как и в случае с «Валькирией», эта новаторская программ потребовала широкой кооперации и большого напряжения сил – почти всё делалось вновь, от двигателей до покрышек колёс. В кооперации по М-50 участвовали почти 20 ОКБ и НИИ, а также более 10 крупнейших заводов. Если бы работы не были прекращены по не зависящим от конструкторов причинам, вполне вероятно, что советский сверхзвуковой дальний бомбардировщик был бы сделан раньше «Валькирии».

М-50 в Монино. И его классический снимок с тушинского парада 1961 года
M-50

В-47

М-50 имел длину 57,5 м, размах треугольного крыла составлял 25,1 м. Вооружать его собирались сверхзвуковой крылатой ракетой М-61 с дальностью до 1000 км, которую тоже разрабатывали у Мясищева. Скорость должна была достигнуть 1,5–2 Маха.

Первый полёт опытного образца М-50 состоялся 27октября 1959 – почти на 5 лет раньше ХВ-70. Самолет активно испытывался, а 9 июля 1961 года был показан на воздушном параде в Тушино. Конечно, он производил колоссальное впечатление. Мне тогда было 8 лет, но я отчётливо помню, как он пролетел на небольшой высоте в сопровождении двух истребителей – кстати, тоже опытных. В НАТО его назвали «Bounder», что в классическом словаре переводится как «Невоспитанный человек». Видно, здорово досадил Мясищев своим западным коллегам и соперникам.

Вот только проектной скорости на этой машине достичь не удалось. В КБ Прокофия Зубца к нужному времени не были доведены запланированные для самолёта двигатели, поэтому пока пришлось поставить другие, более слабые, и с ними машина смогла развить только М = 0,99 – вплотную к скорости звука, но всё же не сверхзвук. Были проблемы и с дальностью. Назначенный заданием нижний предел радиуса действия – то есть удаленности цели, при которой самолёт может вернуться на аэродром взлёта, – был не очень-то и велик: 4000 км. Но и этой цифры, по расчётам для машины со штатными двигателями, удавалось достигнуть только с использованием дозаправки в воздухе и лишь с одной подвешенной ракетой вместо двух по заданию.

Программу М-50, наверное, можно было продолжить и в конце концов добиться успеха. До осени 1960 года в коллективе Мясищева продолжалось совершенствование конструкции, поиски преодоления выявленных трудностей, проработка более совершенных вариантов на базе М-50.

Получив сведения о «Валькирии», в 1957 году начали строить на неё «симметричный ответ» – стратегическую авиационную систему М-56. Этот 220-тонный самолёт, по прикидкам, должен был летать на 10070 км (правда, без подвесок) с крейсерской скоростью в пределах 2500–2700 км/ч при максимальной – 3200 км/ч. 1 марта 1960 года Мясищев подписал эскизный проект…

M-56
М-56

Должен сказать, если кто не знает, что эскизный проект летательного аппарата – это не десяток рисунков в обрамлении текста – что-то типа статьи в техническом журнале. Это многие десятки томов расчётов, диаграмм и алгоритмов, многие сотни листов чертежей; задача эскизного проекта – доказать, что предлагаемая разработка решает поставленную задачу, показать, как это достигается и что для этого нужно, какова последовательность и содержание этапов создания новой системы. Придирчиво и всесторонне рассмотренный и после этого утверждённый, он в большой степени гарантирует, что при должном обеспечении работа будет сделана, и тактико-технические требования выполнены.

Но упомянутой выше осенью, постановлением от 3 октября 1960 года, Владимир Михайлович Мясищев был назначен начальником ЦАГИ, а его КБ переподчинено Владимиру Челомею, который, как известно, занимался ракетной тематикой.

Тем же постановлением работа по дальнему сверхзвуковому самолёту-носителю передавалась Туполеву – вместе с материалами, наработанными по системам М-50/М-52/М-56.

Туполевский проект Ту-135 должен был обеспечить дальность 8000 км при полёте на сверхзвуковой крейсерской скорости 2650 км/ч, а с одной дозаправкой – максимальную дальность 12000 км. Но уже наступали «баллистические» времена, и на Научно-техническом совете в июле 1962 года проект был подвергнут жёсткой критике, после чего Андрей Николаевич понял, что такой самолёт ему сделать не дадут. Несмотря на это, работы – с несколько изменёнными акцентами в части назначения системы – продолжались до середины 1960-х, когда возобладала идея многорежимного самолёта, от которого требовалось уметь летать на большой высоте на приличном сверхзвуке и на очень малой высоте – на околозвуковой скорости. Позже мы узнали о нём – сначала, «через Запад», как о «Блэк Джеке», потом – как о Ту-160…

Ту-135
Ту-135

Короче, повторить «Валькирию» мы не смогли. Как вскоре оказалось, это и не было особенно нужно. По двум основным причинам.

С одной стороны, как мы только что сказали, взгляды авиационных тактиков склонились к сценарию прорыва зоны ПВО не за счёт очень большой скорости, а за счёт очень малой высоты. Это стало главным основанием для закрытия американской программы В-70, но для нашей страны явилось лишь имеющим определённое значение сопутствующим обстоятельством.

С другой стороны, советское руководство сделало ставку на межконтинентальные ракеты, достоинства которых выглядели несомненными: неотразимость, быстрота доставки заряда к цели, возможность почти беспредельного массирования удара… Преимущества же пилотируемого бомбардировщика, первейшим из которых является возможность перенацеливания уже взлетевшего носителя, или даже вовсе отмены удара, в условиях подготовки к бескомпромиссной термоядерной атаке хорошо известных площадных целей выглядели как-то малоубедительно.

И Советский Союз, создав Ракетные войска стратегического назначения, стал опережающими темпами наращивать их количественный и качественный потенциал. Но об этом уже писано

***

Ещё по авиационной тематике:

Отдельный завод специально под самолёт для миллионеров?

«Эклипс» 500: и не достаточно, и не необходимо

С “Суперджетом” всё более или менее в порядке

Передовица к Дню Победы

Кто на свете всех быстрее

Хантайка-2: штрих к работе местных авиалиний

Деньги на ветер?

Беспилотник по журналистской схеме «утка»

Неубиенная мечта человечества

И по стратегической:

Стратегические ударные силы конца ХХ века. Прогноз генерала Стюарта

Подводные ракетоносцы

Флот адмирала Риковера

Достаточно ли страшен новый чёрт?

Как хоронили ПРО-72

26 комментариев

  1. admin:

    Всё-таки не удержался от колбасы и видеомагнитофонов… А я не удержусь от вопроса: военные расходы, как мы видим, были огромны у всех участников противостояния. Почему проблемы с колбасой и видеомагнитофонами были только у нас?

  2. master:

    Ну да, не удержался. Я вообще смотрю на прошлое своей страны не только со стороны ВЧК и прочей колючей проволоки; кстати, такие приколы случались и в капитализме. Если непременно надо сказать вслух – извольте: мне красный террор, гулаг и т.д. не нравится, так же, как и большинству людей.
    Давайте не будем сейчас углубляться в эту тематику. Есть же и другие «линии визирования», разве нет? Эта статья написана с «линии визирования», исходящей из факта реального бытия противостояния. Я не адепт эффективности плановой социалистической экономики – подробнее об этом аспекте ниже. Сперва же хочу придраться к утверждению, что расходы были огромны у всех участников.
    По отношению к ВВП они были огромны только у США и довольно велики у Великобритании. Остальные сочли удобным полагаться на военную мощь Штатов. Вы не помните этих вещей? Американские ракеты в Европе в 1960-х и 1980-х, авиабазы для «стратегов» в Англии, для «тактики» – по всей Европе. Склады с тяжёлым вооружением для скольких-то там дивизий. 6-й флот в Средиземном море, который один был в разы сильнее, чем флоты всех средиземноморских членов. Три дивизии морской пехоты, общая численность корпуса – под 200 тыс. чел., флотские десантные соединения, способные одним рейсом перебросить чуть не дивизию (тысяч, наверное, 50), сопроводив её полудюжиной авианосных ударных групп…
    Дошло до того, что в Штатах пошли разговоры: мы тратим столько денег, обеспечивая этим старосветцам ядерный зонтик. Почему сыновья американских фермеров должны ещё и торчать в Европе в составе обычных сил? Почему бы этим не заняться самим европейцам? А в 1970-х в НАТО было принято решение, что расходы стран-участников не должны быть меньше 3% от ВВП. То есть до этого были меньше, по крайней мере, у некоторых.
    Это что, непосильно много – 3% от ВВП? Думаете, у нас такая же доля «на войну» уходила? Значит, область обсуждения сужается, остаются для сравнения практически одни Штаты. Есть тривиальные, надоевшие объяснения: Штаты раньше нас стали индустриальными; война их не разрушила, а усилила; и так далее. Да, объяснения тривиальные, надоевшие – но ведь не ложные! Ужель кто-то будет спорить, что нам приходилось больше напрягаться, чем им?
    Хотя, конечно, есть и другая сторона, о которой, собственно, и говорит Админ. Многие напрягались. Вон, немцы в 1900-х–1910-х годах, когда Англию по дредноутам догоняли. При этом, уверен, и колбаса у них была, и то, что тогда было эквивалентно видеомагнитофонам. Если б у нас был частный сектор, то колбаса, наверное, всё же была бы. Видеомагнитофоны – не знаю. Чтобы выдержать эту гонку при бюджете, набирающемся из налогов, нужно и объём экономики иметь огроменный, как в Штатах того времени. Его у нас не было, значит, можно было только за счёт чего-то. Организовать это «за счёт чего-то» могла именно плановая экономика. За счёт колбасы и видеомагнитофонов.
    Можно возразить: а не надо было плановой вообще, надо было Учредительное собрание провести. Вон какой у нас был 1913 год!
    Может, и так; только это уж точно другая тема.
    Вообще, реплика Админа – это другая тема. Я помянул колбасу не ради утверждения идей социализма. Я статью писал не ради этого. Я просто ограничился данной ситуацией, конкретной ситуацией на конкретный момент. В этой ситуации потребительский дефицит был неизбежен. Только это я и хотел сказать колбасой и видеомагнитофонами.
    Если же отвечать строго на реплику, то я скажу так. Если бы в России был строй «развитого капитализма»; если бы традиционная, косная и корыстная российская бюрократия неким чудом переродилась в эффективных, бескорыстных и знающих своё место государственных менеджеров; если бы к 1950 году объём этой капиталистической экономики ещё одним чудом был сравним с американской – тогда были бы и стратегическая триада, и колбаса, и видеомагнитофоны. При этом необходимо принять за «дано», что война всё-таки была в том же виде, что в действительности, потому что иначе не было бы обсуждаемой в статье ситуации послевоенного противостояния. И ещё следует исключить невозможное, на мой взгляд, чудо, что к началу войны капиталистическая Россия была бы готова к ней лучше, чем социалистическая, из которой Сталин буквально выжал буквально все соки ради подготовки к войне – этой ли, другой ли – опять другая тема.
    Если же все эти условия не были бы соблюдены, то мы не потянули бы противостояние. Надо ли было его тянуть? Не думаю, что в конкретной ситуации конца 1940-х у нас был заслуживающий обсуждения выбор.
    Всё, закольцевались.

  3. admin:

    Дак я подначил именно потому, что с «линии визирования, исходящей из факта реального бытия» ты соскользнул в оправдательно — идеологическое болото. Необходимость защищать страну не нуждается в оправданиях. А то пошлО — и ГУЛАГ, и негров у них линчуют. Встал на линию противостояния технических средств — ну и стой на ней! А то возникает сразу же куча вопросов: вооружённые силы нужны не для того, чтобы сиянием своей славы освещать тундру в полярные ночи, а чтобы злые дяди не отобрали нашу колбасу и видеомагнитофоны. Если строительство ВС кушает колбасу почище злых дядь, то что-то тут не так, а?
    Можно, можно сказать, что речь не о колбасе, а о самой жизни — так опять вопрос — почему это именно нам пришлось именно так напрягаться? И не являются ли проблемы экономического и политического строя (коих проблем яркий симптом — отсутствие колбасы) тут решающими? И т.д. Не, совершенно лишние тут и колбаса, и видеомагнитофоны.

  4. master:

    Да ладно, лишние-нелишние… это вкусовщина. Схотелось мне — сказал про колбасу. Насчёт оправдательности согласен, насчёт идеологического значения — нет. Потому что, скажем, и англичане, когда прижало, на колбасу карточки ввели. Если конкретно на колбасу карточек не было, то прошу толковать в фигуральном смысле.
    Другое дело, что расходы на вооружения объясняют, почему тотально-плановой экономике могло не хватать на колбасу. Но это не гарантирует, что в этой экономике стало бы достаточно колбасы, если б не было гонки вооружений. Может, стало бы когда-нибудь, а может, и нет. Насчёт видеомагнитофонов сомнение ещё значительно сильнее.

  5. Третий лишний:

    Есть особая причина, по которой энтузиасты-специалисты в самых разных областях (но особенно ресурсоемких, типа авиации или космонавтики) склонны поддерживать или по крайней мере оправдывать социалистические и прочие тоталитарные режимы. Специалист подобен ребенку, который хочет, чтобы все играли в его любимую игру. Все знают, как ребенок расстраивается и даже злится, когда выясняет, что другие дети хотят играть во что-то другое. Поэтому в свободном обществе большинство специалистов обречены на вечное недовольство — им всегда кажется, что их тематике уделяется недостаточно внимания. Людей много, у каждого свои интересы, и нет никакого способа заставить всех остальных считать твою тему самой важной. Попробуйте-ка создать космическую программу на добровольные пожертвования. Другое дело — тоталитарный режим, который, если повезет, может безоговорочно поставить на службу твоему хобби ресурсы целой страны. Неудивительно, что деятели типа Королева или Туполева продолжали увлеченно работать даже в тюрьме — видимо, данная властью возможность играть в любимые игрушки была настолько ценна в их глазах, что перевешивала все унижения, которым они сами (и их сограждане) при этом подвергались со стороны этой же власти.

  6. master:

    На (5). Согласен совершенно.
    Добавлю лишь, что это свойственно не только специалистам, а людям вообще. И есть кто-то, кому важнее всего на свете, чтобы Пастернака печатали, или чтоб за границу можно было свободно ездить, или чтоб однополые браки узаконили… А остальное неважно. Или даже вредно.
    Я не в осуждение, просто констатирую. Даже больше — развёрнуто соглашаюсь с (5).

  7. admin:

    Подмена-с тут у вас, уважаемый мастер. Для того чтобы за границу можно было свободно ездить, никого ни к чему принуждать не надо. В отличии от.

  8. master:

    Да нет, не совсем так-с. Впрямую, может быть, и да. А если шире посмотреть, то в реальности получается, что возможность ездить границу оплачена, например, тем, что некоторым пришлось, скажем, работу менять. Без всякого на то желания. Например, из прилично оплачиваемого программиста-алгоритмиста становиться бухгалтером или рекламным агентом. Имею конкретные примеры. Это не прямое административное принуждение, но от этого не легче. Оно не прямое, но закономерное.
    Потому что не получается в реальности, чтоб и волки, и овцы. Не думаю, что это свойственно только российской действительности. То, что все желания всех без исключения не могут исполниться, что противоречия неизбежны — это, по-моему, понятно с самых общих позиций.
    О чём, собственно, и речь в (5), с чем я и согласился. Просто обратил внимание на то, что не одни только специалисты (читай, оборонщики) такие мерзопакостные эгоисты. И вообще это не мерзопакостность.

  9. Третий лишний:

    Уважаемый мастер или действительно не понимает, или специально старается напустить туману. Свободное общество — это не означает такое общество, где нет трудностей, неудач или суровых обстоятельств. Это означает общество, в котором люди в норме не пытаются силой навязать другим людям свою волю. Именно это имеют в виду, когда говорят о свободе в обществе. Свободное общество не освободит вас от необходимости зарабатывать на жизнь, становиться, если надо, из программиста бухгалтером, есть, спать, бриться, ремонтировать протекающий унитаз и т.д. Но оно очень даже освободит вас от тех, кто хочет присвоить себе заработанные вами деньги, не пустить вас за границу, решить за вас, чему должны учиться ваши дети, решить за вас, нужна вам колбаса или нет, и т.п. Не говоря уже о тех, кто хочет вас просто убить или сделать рабом.

    Путать свободу от прямого принуждения другими людьми (которая ограниченно достижима) со свободой от любых принуждающих обстоятельств (которая невозможна) — значит, как я уже сказал выше, либо иметь в голове большую путаницу, либо иметь лукавый умысел.

  10. master:

    на (9). Мы оба понимаем разницу между прямым принуждением и непрямым. И это прямо сказал, разве нет? «Оно не прямое, но закономерное». По-моему, никакой путаницы нет.
    Другое дело, что для Вас это различие принципиально, самозначимо, а я смотрю на результат и говорю: тем, кого коснулось, всё равно тяжело (заметьте, не говорю «всё равно», а «всё равно тяжело»). Для Вас механизм принципиально важен, для меня в данном случае — не механизм, а результат. Разница личных подходов, и всё.
    И ещё я говорю, что смена формаций, или как там её называть, происходит потому, что это кому-нибудь нужно. Иногда — большинству, хотя совершенно необязательно. Как бы то ни было, получается, что интересы одних приносятся в жертву интересам других. То есть — опосредованное принуждение.
    Можно было бы обсудить, например, является ли принятие закона против наркоманов среди школьных учителей (намеренно огрубляю), является ли оно «принуждением другими людьми». На мой взгляд, таковое принуждение всегда в той или иной мере будет, когда в свободное общество входит два и более человеков. Впрочем, Вы сказали «ограниченно достижима»; если Вы имели в виду что-то типа этого моего примера, то спорить нам не придётся.
    И, знаете, может, не будем всё-таки доводить до «нужна вам колбаса или нет»? Такое бывало разных тяжёлых ситуациях, и бывало у всех. Не хотело руководство СССР в 1986 году пустых полок, ему самому было б спокойнее, если б колбаса была. То есть, я хочу сказать, что для нормальной ситуации это всё-таки утрирование.
    И сосем мимоходом отмечу, что «присваивание заработанных вами денег» происходит повсеместно, и в реально существующих свободных обществах оно происходит по правилам, порой куда более жёстким, чем в нашем бывшем развитом социализме.

  11. admin:

    В последней, совсем беглой фразе, уж не имеешь ли ты в виду что-нибудь типа потери всей собственности на фондовом рынке, по типу «Время-не-ждёт» или «Финансиста»?

  12. master:

    Ребята, это вы из меня идиота делаете, или сами… не хотите понять? Я имею в виду, что капиталист (это не ругательство!) устанавливает ту норму эксплуатации, которую может в данных условиях. Твой труд в этой сковородке может стоить, как доля продажной цены, 2 доллара, а ты в зарплате получишь за неё 2 цента. Конечно, то же самое можно сделать в плановом хозяйстве. Но капиталист в свободном обществе даже формально не связан обязательствами, даже словестными, типа социальной направленности экономики. Он действительно вправе присвоить любуя часть заработанных тобой — в составе продажной цены — денег.
    В свою очередь, государство устанавливает налоги, и они тоже, как известно, иогут быть шокирующими даже для нас. Кто там говорил про 220 евро, которые француз должен заработать, чтобы получить 100?
    Причём здесь Харниш? Всё законно и прозрачно.

  13. admin:

    «Твой труд в этой сковородке может стоить, как доля продажной цены, 2 доллара, а ты в зарплате получишь за неё 2 цента.»
    Вот именно так — не бывает. Это в тебе пещерный марксизм говорит. Всё-таки идеологическая обработка сказывается, ты уж прости. Присвоение прибавочной стоимости — это такой бред, который даже нельзя непротиворечиво продумать до его собственного логического конца.

  14. master:

    Я тебя прощаю. Только ты не забывай: то, что сказывается на тебе, – это тоже идеологическая обработка.
    Вообще-то это не обязательно клеймить «обработкой». Можно же просто какие-то идеи разделять, какие-то брать во внимание, с какими-то спорить. Конечно, если марксизм пещерный, то, значит, и говорить не о чем. Можно просто сказать, что это такой бред, что даже… и достаточно.
    Но есть ведь и непещерный. И, по слухам, некоторые «необработанные» специалисты продолжают его считать небесполезным, не «в корне ошибочным». И он сосуществует с другими теориями, которых тоже, наверное, не одна. И потому он с ними формально равноправен.
    А «нельзя непротиворечиво продумать…» – это эмоция, разве нет? Кто-то может, кто-то не может… Но в устах авторитетного человека, конечно, «я не усматриваю…» звучит приговором. Почти как «однозначно».

  15. admin:

    Нет, это не эмоция. Это как раз предложение полностью от эмоции уйти. Ведь недостаточно изречь великую истину, например — Все люди ходят на руках — и считаться великим мыслителем (это я тему пещерного марксизма развиваю). Потому что у подобной теории немедленно появляются логические следствия, которые мы не только имеем право, но и обязаны продумать. При этом мы можем полностью ограничить себя рамками выдвинутого оппонетом предположения. Мы можем полностью отказаться от собственного мнения по этому вопросу. Это я к тому, что моё мнение — это якобы результат идеологической обработки. Нет моего мнения, я принимаю предположение, как несомненную истину. И начинаю её логически развивать. Например, среди прочего, на одежде у рукоходящих людей карманы должны быть пришиты определённым образом, чтобы предметы не выпадали. Если я не вижу в мире ни одного кармана, сшитого вышеупомянутым образом, не нахожу упоминаний о таких карманах в исторических данных, а из сшитого специально, ради экспериманта, кармана предметы выпадают — значит, что-то не так с первоначальным предположением. У меня нет конкурирующей теории о том, как ходят люди, я просто заявляю, что люди ходят как угодно, но только не на руках. Когда я говорю, что догмы марксизма невозможно продумать до их логического конца, я утверждаю только это — их логическое развитие приходит к неразрешимым протоиворечиям с данными окружающего мира. И только статус религиозной доктрины уже полтора века не позволяет людям поместить его в тот раздел, в котором немедленно оказалась бы теория о рукоходах — в раздел бреда.

  16. master:

    Нет твоего мнения? Ладно, пусть так, хотя вряд ли это возможно в чистом виде. Но есть твои рассуждения, которые тебя приводят к выводу насчёт бреда. Но ведь известно, что на разном фактическом материале, пользуясь одинаковыми исходными данными, разные люди приходят к разным выводам. Ты, с твоей методикой, с твоими представлениями о значимом и незначимом и всё такое прочее, ты придёшь к одному выводу. Я, имея другую априорную, методическую, да даже ценностную базу, приду к другим. У тебя получится — бред, у меня — теория, довольно прилично описывающая предмет описания.
    А дальше вступает всё-таки эмоция. Ну, не совсем эмоция в бытовом понимании, а — красноречие, хлёсткость, жёсткость… то, о чём говорят «прекрасный полемист». Хотя — разве марксизм имел статус религиозной доктрины не только в соцлагере? Это байки, что в классическом Западе есть люди, принимающие его всерьёз именно как описание реальности?
    И — думаешь, не найдётся полемиста, который вот так же легко, два удара — восемь дырок, разгромит теорию, приемлемую для тебя? Да больше того, разве не каждая теория в пределе, в каких-то своих следствиях приводит к противоречиям? А уж разрешимы они или нет — это очень часто вопрос субъективный. Или временнОй.

  17. admin:

    Ну да, и если у одного люди ходят на руках, а у другого — на боках, то я, со своей теорией, что люди ходят на ногах — всего лишь один из равных.

    Ведь известно, что на разном фактическом материале, пользуясь одинаковыми исходными данными, разные люди приходят к разным выводам.

    Задаваться вопросом, есть ли способ отличить методологию, дающую результаты в поиске ответов на определённые вопросы, от бесплодной, мы не должны из гуманистических соображений — сколько «прекрасных демаг полемистов» с голоду подохнут.

  18. Третий лишний:

    Надо отдать вам должное, уважаемый мастер, ваш собственный стиль полемики отличается простотой и эффективностью. На мои разговоры о свободе вы ответили (в № 10), что личной свободы как отдельного и принципиального понятия для вас не существует. А админу на его разговоры о фактах и логических взаимосвязях между ними вы заявили (в №№ 14 и 16), что логика и факты вас ни к чему не обязывают. На это, действительно, сказать особо нечего.

  19. master:

    На (17). Так, ребята, похоже, нам очередное «единственно верное» предлагают. Скорее даже не единственно верное учение, а единственного мыслителя, умеющего верно думать. У остальных мыслителей люди на боках ходят…
    Что-то мне это похоже на экстремизм. Сколько их было, заявлений о бесплодности «не своих» методологий. И Маркс, кстати, этим баловался…

  20. admin:

    Так, похоже, ты или действительно ваньку валяешь, или. Да, чёрт возьми, у Маркса люди ходят на боках. И не только у него одного. А я, … , экстремист, смеющий это отрицать. Не нравится как я мыслю — больше не буду.

  21. master:

    Теперь на (18). Пожалуй, в известном смысле для меня действительно не существует понятия личной свободы. В смысле – как понятия, однозначно определяющего, простите за тавтологию, предмет, который оно определяет. Ну, как, например, атом:
    АТОМ (от греч. atomos — неделимый), наименьшая возможная частица любого из простейших химических веществ, называемых элементами.
    Совершенно достаточно для универсального употребления. Скажи мне: атом, – и я точно пойму, что ты имеешь в виду.
    С личной свободой не так. Тут всегда надо что-то доопределять, пояснять, о чём именно дальше пойдёт разговор. А такой абсолютной сущности – личная свобода – думаю, не существует. Соответственно, не существует и абсолютного её определения.
    Или Вы не это называете отдельным и, особенно, принципиальным?
    А с (14) и (16) я совсем не понимаю. В (14) я вообще темы «логика и факты» не касался. Сказал только, что, если кто-то говорит «нельзя непротиворечиво подумать», то это ещё не приговор, это только личный опыт говорящего.
    И в (16) я не отрицал логику. Я говорил, что логические рассуждения, справедливые в рамках одной парадигмы, могут дать результаты, отличные от столь же логических, но под другой парадигмой. Неужели Вы не найдёте примеров этому? По-моему, вся жизнь состоит из таких примеров.
    Насчёт фактов дело вообще непростое. Факт – это не фрагмент объективной реальности, а феномен из области нашего восприятия этой реальности. Факт всегда ложится на основу некоей заранее существующей концепции, способа вИдения реальности. То есть факт – феномен не материи, а сознания. Это непросто, я не берусь прямо сейчас объяснить. Читал хорошие книжки по этой теме, и они меня вразумили, но сходу пересказать не могу.
    Ну и скажу всё же напоследок: «логика и факты вас ни к чему не обязывают» – это тоже достаточно просто. Думаете, это корректнее, чем мой стиль? Или, может быть, сложнее?

  22. Третий лишний:

    По-моему, на вашем блоге где-то раньше уже были пространные разговоры об объективной реальности, не будем их повторять. Все равно все сводится к одному и тому же — если у нас с вами нет одной, одинаковой для нас обоих объективной реальности, то дискутировать нам не о чем. Это можно понимать или не понимать, но больше всего меня удивляет, что вы умудряетесь это прекрасно понимать и применять в одной области (наука и техника) и отрицать во всех остальных. Очевидно же, что попробуй вы в авиастроение напустить этого релятивистского тумана со всеми «фактами как феноменами сознания», «парадигмами» и «способами видения реальности», ни один самолет бы никогда не взлетел. Вся наука и техника основана не на фактах чьего-то сознания, а на фактах объективной реальности и является триумфальным доказательством нашей способности их открывать и познавать. Почему при этом, едва делается шаг за пределы науки и техники, вы изо всех сил зажмуриваете глаза и не желаете больше нигде видеть никаких объективных реалий, ей-Богу, не понимаю.

  23. master:

    Ну, не понимаете, что ж тут поделаешь. Я честно старался объяснить, и сейчас, и тогда, раньше. У меня впечатление другое: это Вам неохота усложнять своё миропонимание, разбираться в «феноменах сознания» и прочих «парадигмах». Вам проще завернуть про релятивистский туман, и вопрос исчерпан. Тоже, кстати, знакомая метода. Типа «всё это выдумки церковников»; здесь же и «буржуазная лженаука».
    А почему летают самолёты — это я знаю довольно хорошо, и это знание прекрасно укладывается в мою систему взглядов. Я, кстати, объяснял, каким именно образом. И Merry меня, помнится, понимал лучше, хоть и не соглашался. А у Вас… Вы не думаете, что у Вас слишком многое «очевидно»?
    Всё. Я старался, на это заход хватит. По третьему кругу не пойду.

  24. admin:

    Блин, а я, как дурак, сел писать серию эссе о правильной методологии поиска ответов в областях, далёких от естественно-технических. Эдакий взгляд инженера-практика на гуманитарную сферу. Если даже очень умные люди почему-то отказываются не то что обсуждать, а даже предположить, что обсуждение этих тем возможно, то эти эссе не нужны никому, абсолютно.

  25. Третий лишний:

    Пишите, уважаемый админ, пишите. Лично мне точно было бы интересно ваше эссе прочитать. Правда, публиковать его, возможно, имело бы смысл не в комментариях к этому блогу, которые и так перегружены разной посторонней тематикой, а где-то еще. И вообще, если идеи есть, их надо высказывать — кому-нибудь обязательно пригодится. Мы с вами, кажется, сходимся в том, что реальность для всех все-таки одна, несмотря на все возможные разности в восприятии — а раз так, каждый может внести полезный вклад в ее познание.

  26. master:

    Вот и я говорю: пиши. С (25) я совершенно согласен. Добавлю, что наша беда, м.б., именно в том, что схватились в комментариях. Спорим с тем, что, как нам кажется, вычитали в немногих строчках у оппонента. На слишком скудном материале спорим. И потому и толку немного, и, действительно, уже кругами пошли. Я отказываюсь именно от этого — кругами ходить.
    А напишешь — будет точный предмет для обсуждения. Посмотрим «теоретически», попробуем приложить к чему-то практическому. Глядишь, и удастся мне показать, как на одной и той же логике можно получить разный результат, выбирая по-разному «эпсилон-окрестности» — ты ж помнишь такую штуку. В конце концов и волновую, и корпускулярную сочиняли очень умные люди. И компетентные. Всё дело в эпсилон…
    А может, признАю твою правоту, увижу, во что я упирался. Тоже полезно.

Написать отзыв

CAPTCHA изображение
*